Морские досуги №1Текст

Коллектив авторов
Читать 17 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Составитель Кланов Николай Александрович

Владимир Шигин
Толя по кличке «Полковник»

(Из книги « Либавские причалы»)

Так уж повелось, что чем больше проходит времени с юношеских лет, тем чаще и грустнее становятся воспоминания о них. Каждый раз, вспоминая былое, я неизменно горжусь, что моя лейтенантская юность прошла на либавских причалах. И теперь, закрывая порой глаза, я вижу нашу Зимнюю гавань, заставленную тесными рядами малых противолодочных кораблей и тральщиков. Как всегда стервенело бьет о волнолом, разлетаясь мириадами брызг, мутная балтийская волна и по-приятельски подмигивает входящим в базу наш верный друг маяк Лиепаяс-бака…


Увы, ныне на либавских причалах пусто: давно покинул Лиепаю (ранее Либава) Балтийский флот, давно не стало моей родной бригады, давно разбрелись по портам и весям корабли и люди. Бывшие капитан-лейтенанты стали почтенными пенсионерами, а лейтенанты – степенными капитанами первого ранга. И все бывшее с нами когда-то на либавских причалах представляется ныне чем-то далеким и почти уже нереальным, словно слепок с какой-то чужой и неведомой нам жизни. Все реже и реже мы встречаем теперь на перекрестках жизненных дорог друг друга, но каждая из этих нечастых встреч неизменно превращается в вечер воспоминаний, когда сдвигая в очередной раз стаканы, мы вновь и вновь говорим друг другу неизменное: "А помнишь?" И сразу отступает время, и забываются все нынешние напасти. И снова мы ощущаем себя не убеленными сединами и тертыми жизнью людьми, сидящими за столиком в каком-нибудь случайном кафе, а молодыми и дерзкими мальчишками в кителях нараспашку, что собрались посмеяться над превратностями службы в промежутке между штормовыми вахтами в нашей маленькой кают-компании. Снова впереди нас ждет штормовое море, а где-то далеко позади за кормой великая и еще единая держава, которую необходимо защитить и сберечь. Там за кормой был наш дом и наша маленькая родина – причалы Либавы, причалы нашей боевой флотской юности…

***

Командиром БЧ-2 (ракетно-артиллерийской боевой части) на малом противолодочном корабле МПК-2 был Толя Брикач, по прозвищу «полковник». Кличку свою Толя получил по причине того, что уже два срока пребывал в высоком звании старшего лейтенанта, т.е. с тремя звездами на погоне. Моряком и ракетчиком Толя был первостатейным, но дальнейшему продвижению в чинах ему упрямо мешала давняя любовь к зеленому змию. Причем виноват во всем был даже не сам змий, а последствия любви к оному. Так уж, наверное, на роду у Толи было написано, что, усугубивши, он обязательно попадал в самые невероятные переделки. Этих случаев было столь много, что одно их перечисление могло составить солидный том «Похождений бравого офицера Брикача».

Предание Калиниградского высшего военно-морского училища гласило, что, еще, будучи курсантом, Толя любил в увольнении гонять на отцовской «Яве». Однажды, будучи в изрядном подпитии, он мчался куда-то на мотоцикле по одному ему ведомым делам по ночным калининградским дорогам и на бешенной скорости врезался в переходившую дорогу корову. Страшный удар мотоцикла перерубил нечастное животное пополам. Что касается Толи, то он улетел в кювет и затем почти год провалялся на госпитальной койке. Врачи собрали Толю заново, однако с тех пор из-за повреждения челюсти, он стал говорить не слишком внятно, а от того, даже в трезвом состоянии у слушавших Толю возникало ощущение, что он едва ворочает языком. По этой причине начальство к Толе относилось с опаской, всегда норовя его, как бы невзначай, обнюхать. Гордого «полковника» это, разумеется, очень обижало, и он в отместку напивался, после чего у начальства уже не было никаких сомнений в том, что Брикач никогда не бывает трезвым.

Согласно корабельному расписанию, офицерскую каюту № 4 ракетчик Толя делил с корабельным минером Женей. Минер на «двойке» был тоже личностью весьма примечательной. Даже в училище он умудрился проучиться почти десять лет. Его то отчисляли оттуда за неуспеваемость и пьянство, то принимали вновь, вняв слезным письмам бывшего курсанта с Северного флота. В конце концов, училищные умы решили, что выпустить Женю в лейтенанты будет все же лучше, чем учить его бесконечно. Таким образом, лейтенантом Женя-минер стал уже к неполным тридцати годам. По характеру Женя был человеком незлобивым, но на редкость тугодумным. Прежде чем ответить на самый, казалось бы, простой вопрос, он долго шевелил губами, и только потом давал ответ, который весьма часто бывал более чем не адекватен заданному вопросу. Внешностью Женя напоминал чудом выжившего неандертальца. Ходил минер в затертом кителе с завернутыми кверху погонами и в мятых, засаленных брюках. А потому не удивительно, что среди офицеров дивизиона минер с «двойки» имел вполне заслуженную кличку «корявый Джон», на которую, впрочем, нисколько не обижался.

Верховодил в каюте № 4, разумеется, Толя Брикач. «Корявый Джон» почитал ракетчика за старшего брата и во всем слушался «полковника» неукоснительно.

Первым совместным боевым крещением «полковника» и «корявого Джона» стало боестолкновение с замом начальника гарнизонной комендатуры. Неизвестно как, но однажды, возвращаясь из знаменитого лиепайского ресторана «Юра», друзья столкнулись у КПП Зимней гавани нос к носу с находящимся при исполнении замкоменданта. Последний при этом имел неосторожность начать выяснение отношений и грозить гауптвахтой.

Справедливости надо признать, что «полковник» с «Джоном находясь в состоянии постресторанной благости, и обострять ситуацию особо не хотели, а, потому, послав камедантского в известное место, чинно направились в сторону родного корабля. Однако не унявшийся страж порядка, начал преследование пьяниц, чтобы вычислить их местообитание для дальнейшего доклада наверх. И хотя зам коменданта усиленно прятался за кустами, это не ускользнуло от внимания бдительного «полковника». Раздумывал Брикач не долго.

– Джон! Снаряд! – скомандовал он верному минеру.

Через секунду в руках «полковника» было уже грозное оружие пролетариата. Первый камень просвистел у зам коменданта над головой. Тот испуганно пригнулся, но допустил роковую оплошность. Не сменив позиции, он крикнул:

– Хулиганье! Вы за это ответите!

– Смотри Джон! – удивился Толя. – Эта сухопутная крыса еще и оскорбляет заслуженных карабелов! Снаряд!

Артиллеристом «полковник» был хорошим, а потому уже следующий камень взял недвижимого зам коменданта в вилку, после чего Толя перешел на поражение. Побиение каменьями было, хотя и недолгим, но жестоким. Приняв на свою непутевую голову несколько кирпичей, зам коменданта позорно ретировался.

– Орудие дробь! – удовлетворенно икнул «полковник». – Цель не наблюдаю!

Поле боя осталось за друзьями. Сражение было выиграно с блеском, а потому «полковник» с «корявым Джоном» вернулись на родной корабль в самом лучшем расположении духа, распевая «Врагу не сдается наш гордый «Варяг», Опасаясь насмешек, зам комендант докладывать о постигшем его позоре не стал, но урок усвоил и с тех пор всегда обходил мятежный корабль стороной.

…Когда в один из предвыходных дней Толя за ужином в кают-компании торжественно заявил, что их с женой пригласили попариться в сауне, замполит с помощником, не сговариваясь, в два голоса закричали:

– Толя, только не это!

– Это еще почему? – обиделся «полковник». – Я, что, не человек?

– Ты Толя человек! – пытался вразумить его зам. – Но ты человек особый, такой, который везде на свою жопу найдет приключения! Посиди лучше дома!

Разумеется, Толя товарищам не внял. Разумеется, ничего хорошего из культпохода в баню не вышло. В сауне, напарившись и изрядно употребив, Толя решил показать класс и прокатиться перед всей компанией по мокрому кафелю. Разогнавшись, он на полном ходу проехал по стоящей ребром разбитой кафельной плитке, и утро уже встречал на госпитальной койке с заштопанной хирургом ступней.

…В один из дней МПК-2 вышел в море на плановую стрельбу АС-35. Согласно «Наставления по артиллерийским стрельбам» АС-35 являлась стрельбой по парусиновому конусу, который тянул по небу невдалеке от корабля самолет. Выполняли ее шестиствольной артустановкой АК-630, прозванной за скорострельность «швейной машинкой». Вообще-то среди артиллеристов АС-35 всегда считалась стрельбой не слишком сложной.

Не слишком сложной считал стрельбу и «полковник». К моменту выхода в море он был уже изрядно навеселе, а к времени начала стрельбы, вообще, едва удерживал свое непослушное тело в кресле управляющего стрельбой.

Тем временем, на ГКП корабля кипела бурная деятельность.

– Пеленг… Дистанция… Наблюдаю воздушную цель! – докладывал радиометрист

– Есть! – коротко реагировал командир. – … к стрельбе готов?

– Готовы! – отозвался в «каштан» за Брикача верный командир отделения артиллеристов.

– Цель на дистанции поражения! – доложил радиометрист.

– Цель уничтожить! – рявкнул в микрофон командир.

В доли минуты башня АК-630 развернулась в сторону летящего самолета. Еще несколько секунд шесть ее стволов в визге сельсинов ощупывали горизонт. После чего раздался оглушительный треск – это «швейная машинка» начала изрыгать из себя снаряды со скоростью двух тысяч выстрелов в минуту. Вообще-то, согласно всем нормативам, полагалось при стрельбе дать всего лишь одну-две очереди в десяток-другой снарядов. Но не тут-то было! «Полковник» однозначно желал опустошить весь артиллерийский погреб.

– О, бля! – дернул рукой командир. – Видя, как на глазах раскаливаются докрасна орудийные стволы, а Брикач все продолжает и продолжает палить из всех шести стволов.

– О, Господи! – закричал командир, когда увидел, куда палит его артиллерист.



Все глянули в сторону, куда уходили росчерки артиллерийских трассеров и онемели. Брикач со снайперской точностью расстреливал не конус-мишень, а тянущий ее грузный и тихоходный Бе-12. Каким-то чудом первые снаряды прошли мимо, но было очевидно, что «полковник» свой жертвы не выпустит.

 

И тут произошло то, чего вообще никак никто не ожидал. Неповоротливый старик Бе-12 внезапно забросил свой утиный нос почти вертикально вверх и, по истребительному взмывши свечей вверх, скрылся в облаках. Отцепленный конус сиротски упал в море.

– Бегом к Брикачу! – очнувшись, крикнул стоявшему на мостике замполиту командир, и уже моляще вдогонку – Убей гада!

Молнией слетев с мостика, бегом через спардек, потом вниз по трапу замполит влетел в помещение ПУСа. Там его взору предстала следующая картина. «Полковник», икая, важно восседал в кресле управляющего стрельбой, и нетерпеливо ждал, когда жертва вынырнет из облаков.

– Не уйдет, сука! От меня еще никто не уходил!

Под ногой у «полковника» валялся деревянный клин, который он, судя по всему, ударом ноги вгонял в педаль, чтобы не утруждать себя ее нажатием. Именно поэтому очереди Брикача и были бесконечными.

Не раздумывая долго, замполит ударом кулака вышиб «полковника» с его трона и настрого приказал матросам к педали ведения огня его не подпускать.

По возвращении в базу, командир, замполит и помощник собрались в каюте командира на совет в Филях. Решался не простой вопрос: докладывать об инциденте или нет? Через две каюты от них смачно храпел главный герой дня.

После недолгих дебатов было решено следующее: если летчики доложат своему начальству о случившемся, то отвечать придется все равно, а если нет, то чего же искать на свою голову приключений, может и обойдется.

В томительном ожидании минул первый день. Все было тихо. Разве что ближе к обеду состоялась акция по воспитанию Брикача в командирской каюте. К чести «полковника», он с честью выдержал несколько командирских хуков и с достоинством покинул место экзекуции.

Минул еще день, за ним еще… Летчики, судя по всему, оказались порядочными ребятами и никому не заложили.



Так как конус упал в море, и отчет был во время представлен, за стрельбу корабль получил вполне заслуженный зачет. В суматохе овровских будней о происшествии с расстрелом самолета вскоре вообще забыли. Обошлось и ладно, мало ли других забот!

Минуло полгода. Весной начальство решило отработать поиск подводных лодок с привлечением авиации. В Зимнюю гавань Лиепаи, где размещалась бригада ОВР, прилетел вертолет, из которого гурьбой высыпали летчики, прибывшие для всяческих согласований. Летчики деловито вытащили велосипеды, прищепками пришпилили брюки и покатили осматривать город.

Затем все, и летчики, и местные начальники со своими штабами, и командиры кораблей с замполитами собрались в штабе бригады, где началось заслушивание замысла учения и всех его эпизодов. Дело это, как известно, не быстрое, а потому за последними столами вскоре между летчиками и моряками началось негромкое знакомство. Замполит МПК-2 тоже потихоньку познакомился с сидевшим рядом полноватым майором.

– Как вам наша Лиепая?

– Очень красивый и зеленый город!

– А раньше бывать не доводилось?

– Нет, только полгода назад в районе обеспечивали стрельбу в море!

– Ну и как смотрится наш город с высоты птичьего полета?

– Какая там к черту красота! Еле живы остались!

– Что так?

– Да козел, какой-то вместо конуса, начал по нам палить очередями. И сейчас вспоминаю – штаны мокрыми становятся!

После последней фразы замполит взял минутную паузу, раздумывая, как поступить дальше. Было очевидно, что несчастный майор – это та самая, улизнувшая жертва «полковника». Конечно, можно было бы отмолчаться, но замполит был молод и азартен, к тому же с помощью бедолаги майора можно было изящно отомстить поганцу Брикачу за все былые треволнения. А потому, придвинувшись к майору, замполит, заговорщицки зашептал:

– Хочешь, я тебя с твоим убивцем познакомлю! Я эту сволочь хорошо знаю!

– Хочу! – подскочил со стула майор.

Стул громыхнул, да так громко, что за столом президиума приподнял голову дремавший дотоле адмирал, и строгим оком окинул притихший зал.

– Но только без рукоприкладства! – добавил не без тревоги замполит, увидев, как глаза майора возгорелись нехорошим блеском.

– Даю слово офицера! – пообещал майор. – Мне бы только глянуть на этого гада!

После совещания, летчики снова пришпилили к брюкам прищепки, собираясь куда-то прокатиться. Но сосед зама, выходя из штаба, сунул свои прищепки в карман.

– Пошли! – сказал решительно.

По дороге замполит спросил то, что давно вертелось у него на языке:

– А почему вы нас не заложили?

– Какое там! – махнул рукой майор. – Счастливы были, что хоть живы остались! Три дня не просыхали!

От штаба бригады до причала, где стояла «двойка» было каких-то пять минут хода. Вскоре замполит с майором уже стояли у каюты Брикача. Зам открыл дверь. «Полковник» сидел за столом, и что-то сердито чиркал в своем ЖБП.

– Вот, это именно та сволочь, которая тебя убивала! – сказал майору замполит и тыкнул пальцев в сторону Брикача.

– А это, Толя, тот летчик, который от тебя улизнул! – добавил он уже Брикачу, подталкивая в каюту майора.

«Полковник» с майором смерили друг друга долгим изучающим взглядом. После чего майор решительно шагнул через комингс каюты.

– Ну, вы тут пообщайтесь, а я позже зайду! – сказал замполит и уже на прощанье майору – Помни о своем слове!

Тот вяло кивнул, неотрывно глядя на Брикача. Дверь каюты закрылась…

Занявшись своими делами, зам на какое-то время забыл об устроенной встрече и вспомнив о том, что оставил палача наедине с жертвой часа через два. Подойдя к каюте, он прислушался. Из-за двери доносились какие-то вскрики и глухие удары.

– Неужели, майор-зараза, нарушил слово и уже два часа лупит артиллериста! – решил замполит и рывком открыл дверь.

Картина, которая предстала его взору, была поистине незабываема. На столе поверх распахнутого настежь ЖБП красовалась почти опорожненная литровая бутылка «шила». Под столом, раскачиваясь из стороны в сторону, сидел на корточках босой «полковник», держа в каждой руке по ботинку.

В противоположном углу каюты стоял столь же качающийся майор. На вошедшего зама никто и внимания не обратил. «Полковник» с майором, явно, готовились к некому серьезному действу.

– Ты готов? – вопрошал «полковника» майор.

– Я всегда готов! – гордо отвечал Брикач.

– Тогда взлетаю! – важно констатировал майор и, растопырив крыльями руки, начинал описывать телом некие замысловатые движения.

– Цель уничтожить! – внезапно вскрикнул Брикач и, прицелившись, с силой запустил в майора своим ботинком.

Однако тот ловко увернулся. Ботинок ударился о переборку.

– Промах! Вот так я ухожу на вертикалях! Давай еще!

Следующий ботинок припечатал майора по заднице.

– Ну, что, бля, получил фашист гранату! – подал голос из-под стола Брикач.

– Это я не под тем тангажом уходил! – не остался в долгу майор. – Ты там наливай, а потом посмотрим, чья возьмет!

Замполит затворил дверь. Боевое братство было восстановлено.

Шигин Владимир Виленович

Родился 12 марта 1958 года в Севастополе в семье офицера ВМФ. После окончания средней школы работал слесарем механосборочных работ на машиностроительном заводе, служил матросом на Балтийском флоте. После окончания в 1981 г. Киевского высшего военно-морского политического училища продолжил службу на Балтийском флоте заместителем командира МПК и заместителем командира дивизиона тральщиков 118-й БК ОВР в Лиепае. Капитан 1 ранга (1998 г.)

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»