3 книги в месяц за 299 

Школьная лихорадка и ошейник для тиграТекст

Автор:
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Ки Чанс, 2018

ISBN 978-5-4485-8328-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Есть много профессий, титулов и званий… Но только одна устремлена в вечность. Влияние учителя не заканчивается никогда…

Посвящаю эту книгу учителям и учащимся замечательной школы №38 города Владивостока. Города, где живут люди с душой тихоокеанского калибра и тихой мощи дальневосточной тайги. И, конечно, своей семье – за любовь и поддержку.

Мануковская Татьяна (Ендовицкая)
Член Российского союза писателей, номинант на национальную премию «Писатель года 2018»
(детская литература)

Глава 1. Директор объявляет «школьную лихорадку» и «День чудаков»

Седьмой класс гудел нетерпением. Впрочем, гудел он почти всегда. И гудел громко. Это и вдохновило администрацию школы на проведение «Дня чудаков».

Накануне директор школы – полный, лысый, с неизменной улыбочкой в прищуренных глазах Ефим Иванович Лешаков – доложил коллективу об эксперименте.

– Уважаемые коллеги! Мы так отстали от других школ в плане инноваций, обновлений, ап…

Директор замолчал и уставился в свои бумаги.

– Ап…

Ефим Иванович протёр очки и, стараясь звучать уверенно, прочитал по слогам:

– Ап-грей-дин-га. Да! Апгрейдинга. Выражаясь современными терминами… Компьютерными…

– Скажите ещё «ри-брен-дин-га», – мрачно перебил его вечно хмурый, печальный, похожий на Ньютона после удара яблоком по голове молодой физик.

– И скажу! Вот сейчас возьму и скажу! Даже крикну: «Рибрендинга»! Он нам тоже нужен!

– А «рибрендинг» это от слова «сбрендить»? То есть того…

Тихо и интеллигентно вступила в разговор молодая учительница литературы и повертела пальцем у виска.

– Если я права, то мы уже на правильном пути.

– Муза Мандельштамовна! Стыдно Вам, словеснице, учительнице русского языка, не владеть новыми терминами! Теперь я ещё больше убеждён в том, что «Дни чудаков» нам не просто нужны… Нет! Нам необходимо включить их в расписание! Нам не хватает хорошей школьной лихорадки! Чтобы встряхнуть всех новыми методами и заразить новыми идеями! Чтобы поднять температуру творческого поиска!

При слове «заразить» директор столовой подпрыгнула на стуле, а завуч мрачно заметила:

– Опять придётся семью попкорном кормить и переселиться с ноутбуком на кухню.

– Нужно будет – мы все на попкорн перейдём и на кухню переселимся! Но апгрейдимся, зарибрендимся и залогинимся в новую виртуальную, сетевую реальность! В ту, в которой нашим детям интересно, и в которой, возможно, им придётся жить в двадцать первом веке.

– Только не на школьную! – громко и невпопад взвизгнула директор столовой и тут же заметила встревоженные взгляды коллег в свою сторону.

– Я про кухню! Никаких переселений на школьную кухню! Вон к завучу залогинивайтесь на здоровье! Питайтесь из её микроволновки! А мне лишние кишечные палочки не нужны!

Однако ни тон, ни огнеметательный взгляд Лешакова возражений не допускал. Не приглашал он и к дискуссии.

– Итак! Объявляю завтрашний день началом экспериментальной программы обновления, то есть, апгрейдинга школы. И, разумеется, рибрендинга. Будем менять наш имидж. Создавать новое впечатление о себе. Уроки по расписанию сохраняются. Но первые два мы заменяем фестивалем « Айфоновы причуды», а третий и четвёртый – «Роботами из прошлого». Учителей физики, астрономии и литературы прошу вечером быть на связи.

– Звонить нам каждые пять минут, что ли, будете? Интересоваться, достаточно ли мы сбрендили для эксперимента? – не удержался от ядовитого комментария астроном.

– Я вас буду маршрутизировать. По Скайпу.

По учительской разлился холодок ужаса. Притихли все.

– Коллеги! Прошу понять меня правильно. Я запущу вас по правильному учебному маршруту. Дам все необходимые указания на предмет внешнего вида и поведения на уроках. Скажу сразу. Самовольные выходки, непрошеные выкрики, беготня по классу в припадке учительских чувств запрещаются.

После последнего разъяснения вопросов ни у кого не осталось.

На следующий день седьмой «Б» не просто гудел. Он гудел нетерпением с той самой минуты, как староста объявил всем об изменениях в расписании.

Была и ещё одна причина для шепотливого обмена мнениями. В класс пришла новая ученица. Пошёл слух, что звали её необычно. Но на вопрос об имени девочка упрямо не отвечала. И ребята спорили на пари – в качестве оного принимался перевод английского текста и решённая задача по математике, – каким таким неведомым именем обладала стройная, с тугими завитками чёрных волос, невысокая незнакомка.

– Привет всем!

Учитель астрономии, он же – физики, сокращённо «астрик», выглядел так непривычно и круто, что сродни космической тишина поглотила привычные школьные шумы. Сам педагог смотрел на класс в некой растерянности.

– Вы, что ли, в хипстеры подались? – спросила отличница Вера с первой парты.

– А почему бы и нет? У тебя есть возражения?

Вера тут же получила тычок в бок от соседа Гвоздева, попросту Гвоздя.

– Слушай, отличница, а кто такие «хипстеры»? Это которые хип-хоп танцуют что ли?

Ответ он получил отнюдь не от Веры.

– Гвоздев! Это ты на уроке английского у преподавателя спросишь. А у меня к вам другие вопросы.

Звучал физик непривычно задиристо, и этот факт погрузил и без того притихших ребят в колодец безмолвия. Они переводили взгляд с небритой физиономии учителя на его очки в кожаной оправе, задерживались на коротком, в клеточку пиджаке, пытались прочитать надпись на ярко-красной футболке, молчаливо оценивали кроссовки Конверсы и таращили глаза на что-то зеркальное в руках.

– И что мы так пристально разглядываем?

Физик бодро притопнул ногой с подвёрнутой по последней моде джинсовой штаниной и хмыкнул.

– Зеркальный фотоаппарат впервые увидели? Вот ты, Железняков, можешь объяснить разницу между «мыльницей», зеркальным Кэноном и селфи, сделанным смартфоном? То-то же! Молчишь, как выдохшаяся аудиокарта в допотопном компьютере. Ну и о чём с тобой продвинутой девушке разговаривать?

– Может, ты, Ватрушкин, расскажешь классу, сколько мегапикселей должно быть в приличной фотокамере? Запоминай, отрок – 3,9 МГ вполне хватит для того, чтобы дотянуться до тех объектов, до которых твои глаза и не мечтают достать.

– Ну а в каком разделе физики изучается принцип действия зеркальной камеры? Может быть, новенькая девочка нам ответит? Как тебя, кстати, звать?

– Можно я представлюсь на другом уроке? – Девочка с вызовом встряхнула головой, что заставило весёлые стружки завитков взметнуться вверх и окутать хозяйку облачком весёлой непокорности.

Астрик кивнул в знак согласия.

– Зеркала и их виды изучаются в разделе «Оптика».

– Умница! Спасибо!

– Так какой, Ватрушкин, видоискатель в моём аппарате? Ну же, Ватрушкин! Камера хипстерская, зеркальная, и… Ватрушкин, значит, видоискатель в ней…

– Зеркальный, – закончила предложение Вера отличница, и все опять смолкли.

– А кто определит размер матрицы?

Класс отрёкся от вопроса разом и очень дружно. То, что видел перед собой учитель, были всех форм, оттенков и размеров затылки и макушки. Поймав, наконец, первый, готовый к разговору взгляд, – это был староста класса, – физик весело спросил:

– Ну что? Готовы в следующем году Оптику изучать?

Вздох облегчения прозвучал как радостное «да».

– Итак, друзья, урок у нас сегодня необычный. Скучные формулы мы изучать не будем. Названия созвездий я с вами зубрить не собираюсь. Мы посмотрим любительский интерактивный фильм, снятый на конкурс учащимися выпускных классов при поддержке драматической студии «Вихрь в голове». Вы все можете принимать участие в диалогах героев и даже прерывать фильм, если почувствуете несогласие с контентом.

– А что это такое? Контент? Палатка походная? Мы на английском слово «tent» учили, – Гвоздь напыжился и быстро оглядел класс.

Ответить никто не успел.

В этот момент открылась дверь, и на пороге возникла дама. Класс замер.

– Мамочка родная! Глазам своим не верю… Да такого быть не может! Вы та самая английская фотомодель?!

Вопли исходили от самой красивой и активно нелюбимой девочками за жеманность и слишком сладкий голос Беллы Дольчиной:

– Вы же Кейт Мосс? Вы же на самом деле Кейт Мосс?!

В ту же секунду Беллины глаза выстрелили раздражённым нетерпением в сторону Астрика.

– Почему Вы её не снимаете?! У Вас же этот самый… Зеркальный фотоаппарат! Снимайте, пока она не убежала! А можно и мне с вами? – умоляюще пропела красавица и изогнулась в нижайшем, почти щенячьем поклоне.

– Конечно, можно, Дольчина! Надеюсь, ты сможешь подписать фотографию без ошибок. Прошлый раз ты даже в своём имени умудрилась сделать две разом. Написала Белла через «э» и с одним «л»! – чисто по-русски и без акцента ответила красавице Кейт Мосс голосом Музы Мандельштамовны.

Назвать состояние учащихся ступором было бы актом великодушия по отношению к ним. Класс выглядел не лучше, чем стая испуганных опоссумов, которые умеют притворяться мёртвыми в момент опасности. Завершал картину учитель физики. Он так сильно, так не по-хипстерски раскрыл рот, что скулы поползли вверх, потянув за собой слишком большой, как у Юлия Цезаря, нос.

– Но Муза! Муза Мандельштамовна! Вы, действительно, копия Кейт Мосс! Сегодня… И… И Вы такая необычная…

Второй тычок Гвоздя оторвал восхищённые глаза Веры от гостьи.

– Слушай, Пятакова! А чо Музу «мопсом» обзывают? На собаку она совсем не тянет… И вообще! Прикольно она выглядит в этом прикиде… И кепарь на голове что надо!

 

– Ну, ты, Гвоздь, даёшь! Причём здесь мопсы? Ну как ты можешь не знать Кейт Мосс? Её весь мир знает!

– Весь мир знает Акинфиева, Дасаева и Зинедина Зидана! А твои «моськи», «мопсы» и кейты… Это…

Гвоздь резко смолк на полуслове, потому что почувствовал, как затылок и правое ухо стали теплеть, горячеть, а вскоре зачесались. Он в панике оглянулся назад и встретился глазами с новой девочкой. Она смотрела на него и… улыбалась! Потом, поймав взгляд мальчика, легонько взмахнула ладошкой в знак приветствия. Гвоздь онемел и, как будто, обесточился. Вся его, незатихаемая даже на уроках математики энергия кончилась вдруг и разом. Внутри что-то оборвалось, и он стал утрачивать привычную связь с миром. Ему хотелось только одного: быть на связи с ореховыми глазами новенькой девочки… Но именно этого он, в то же самое время, больше всего боялся.

Между тем, отовсюду неслось:

– Вылитая фотомодель!

– Да Вы даже круче её! Но, правда, очень похожи!

Надо сказать, что учительница русского языка и литературы была веснушчатой, рыжеватой блондинкой с серьёзными, часто печальными серо-зелёными глазами. Мелкие, деликатные черты её лица прекрасно уживались с невысокой, щуплой фигурой. По мере работы в школе глаза Музы утрачивали весеннюю зелень и всё больше покрывались серой паутинкой грусти. Коллеги же с тревогой отмечали, что благородная щуплость литераторши так и норовила перетечь в жалостливую худосочность.

Но сегодня, одетая в вызывающе красную кепку, сверкая многоцветной каскадной юбкой, Муза Мандельштамовна меньше всего взывала к жалости. Она бросала вызов скучной правильности, занудной зубрёжке и классическому: «Повторение – мать учения»! Потому что была неповторима. Потому что кричаще синий цвет блузки никак не сочетался с оранжевыми и зелёными красками юбки и с коричневым, свисающим с левого плеча, шарфом. И всё это выглядело нескучно и задорно.

– Я здесь для того, чтобы после просмотра фильма вы могли задать мне вопросы…

– У меня вопрос до фильма! Можно?

Это была Дольчина.

– Как называется Ваш сегодняшний стиль?

– Бохо! Стиль Бохо! От слова «богемный».

– А что в нём главное?

– То, что в нём полностью отсутствует главное! Никаких правил. Никаких скучных модных правил.

– Но, Муза Мандельштамовна! – не могла не докопаться до сути отличница Пятакова. – Если это стиль, то в нём есть какая-то идея… Какой-то гвоздь…

Гвоздь, сидевший слева от Веры, в возмущении подскочил на парте. Но, к изумлению класса, ничего не сказал, тут же сел на место и стал нагреваться и краснеть, как старая спиральная плитка.

– Идея, гвоздь, загадка стиля «бохо», – называйте это как хотите, – в эксперименте. В смелости. В эффекте неожиданности…

– Вот на этом самом эффекте мы и задержимся, – тихо, но уверенно прервал «модный» разговор Астрик. – Пора начинать урок. Наденьте специальные призменные очки, – они лежат перед вами в футлярах, – и внимание на экран!

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»