Тёмный отборТекст

12
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

За год до событий в Школе Ока

Замок герцога Грайсиера

– Магистр черной магии четвертой ступени, маркиз д’Авиль, двадцать четыре года.

– У него уже плешь, папа! Его наградил кто-то проклятием год назад. Что это за черный маг, который за год не может справиться с бытовым проклятием? Нет.

Отец перевернул страницу альбома с новейшими магическими портретами холостых аристократов королевства Риртон.

Тощенький альбомчик на самом деле, несмотря на объем. Это просто страницы в нем с палец толщиной – каждая представляет собой зеркало-артефакт. Посмотришься один раз, портрет запечатлится и потом будет воспроизводить все изменения твоей внешности.

Особенно весело смотреть их по утрам. Очень познавательно. Потому отец и не может никак подобрать мне жениха.

– Мастер черной магии, барон Гроваль, двадцать лет. Смотри какой красавец.

– Папа! Какой-то барон! К тому же он по девкам мастак, а в науках дурак. Ни одного заклинания без ошибки не скажет. Ему светит только первая ступень. Какой из него маг? Одно название, чтобы род не позорил. Подумай о наследниках! Хочешь, чтобы твои внуки родились бездарными?

– А если они в мать уродятся? – покосился на меня отец. В его взгляде в кои-то веки светилась гордость за родную дочь.

В целом он у меня неплохой. Иногда. В редкие дни, когда новая жена уезжает по ювелирным лавкам и мозг ему не выедает. Эх, был бы у нас в сокровищнице такой же женский альбом, отец никогда бы не совершил такой ошибки, как женитьба на леди Ганнет. Она же сущая ведьма, когда отец на нее не смотрит!

Но женский альбом знатнейших наследниц кем-то уничтожен. Поговаривают, королевой Риатой, когда она еще не была королевой, а только собиралась на отбор невест для короля Артана Шестого, царствие ему небесное.

А вот что точно известно – изобретатель запечатляющего зеркала казнен по приказу Риаты сразу после королевской свадьбы. Якобы за попытку навести порчу на короля. И запас пластин-артефактов, каждая стоимостью с дворец, зачем-то разбит вдребезги и стерт в порошок. И тайна их создания утеряна. Изверги.

С другой стороны, стоит только представить, что кто-то подглядывает за тобой каждое утро и видит, какая ты страшная, когда еще неумытая и непричесанная…

А где гарантия, что через такое живое зеркало порчу не наведут или, того хуже, проклятие не навесят? Легче легкого.

Впрочем, не пробовала.

Во всем королевстве осталось, по слухам, три мужских альбома. Один хранится в королевском сейфе, второй – в сейфе Совета Ока, а третий вроде как неизвестно где припрятан, и за ним развернулась настоящая охота.

Никто, кроме меня и разве что короля Артана Седьмого, не знает, что сокровищем владеет мой отец. Королевского портрета в альбомах, кстати, нет, хотя Артан еще не женат. Да хватит нам и того, что его профиль на всех золотых монетах красуется.

– Виконт Лебежель? – предложил отец.

– Ха-ха! Насмешил. Кошмарная фамилия. Представь, я буду виконтесса Лебежель. Бу-э!

– Асси, что за манеры! – притворно нахмурился герцог. – Хуже виконтессы Лебежель!

Я расхохоталась и обняла его крепко-крепко. Люблю, когда он меня любит. Вот как сейчас. Понимает и прощает все. Как бы славно мы жили, если бы не эта его мегера и ее дочь от первого брака!

– Ну-ну. Без телячьих нежностей, – с притворной суровостью проворчал герцог. – И эта девчонка грозная черная магиня третьей ступени?! Видели бы тебя однокурсники! Может, граф Эрвиар? Только посмотри, какой мужчина! Пятая ступень, тридцать лет.

– Папа, он же светлый! – скривилась я. – Ни за что! А если мои дети унаследуют светлую магию? Что мне с ними тогда делать?

– Любить, Асси, любить… Выбери уже кого-нибудь, и дело с концом. Черных магов тут два десятка, на любой вкус.

– У меня вкус не любой. У меня собственный. И среди этих достойных во всех отношениях мужчин я не вижу никого, чтобы дрогнуло сердце. Ты же понимаешь, небеса все равно не благословят брак без каких-то взаимных чувств. Симпатии, уважения… Дай мне еще год свободы. Я только отучилась, диплом магистра получила, а ты меня замуж выпихиваешь. Год, ладно? А через год я выберу, честное черномагическое!

И всё… Родные ореховые глаза потемнели до противных коричневых, в уголках твердых губ пролегли складки. Отец стал холодным и жестким герцогом Грайсиером, черным магом седьмой ступени. Сильнее его, вероятно, только легендарный Черный Ворон его величества, граф Орияр.

Вот его я год назад и хотела назвать отцу, хотя Орияра нет в нашем альбоме, поскольку он не человек. И именно по последней причине герцог Грайсиер ни за что не выдал бы родную дочь за нелюдя замуж. И ура, Асси свободна!

Надо же было этому Ворону своей женитьбой не на мне спутать такой хороший план!

– Леди Асгерд, – ледяным голосом произнес герцог. – Напомню, что год назад у нас был точно такой же разговор и ты обещала выбрать жениха сразу после окончания Школы Ока, в первый же день возвращения, почему мы и сидим сейчас в моем кабинете. Вы не держите слово, леди. Это отвратительно. Либо вы выбираете к утру жениха, либо беспрекословно принимаете мой выбор, либо собираете чемодан и завтра же покидаете мой дом.

Я поднялась под его чуть презрительным взглядом, в котором не теплилось уже ни искры любви. Присела в реверансе.

– Как прикажете, милорд.

Я не стала дожидаться утра. Чемодан, с которым я приехала из школы, еще стоял неразобранным. Представляю радость мачехи, когда она утром узнает, что ненавистная падчерица не будет отравлять ей счастливую семейную жизнь.

Внутренне я была готова к такому повороту, потому и чемодан приказала слугам не трогать.

И никакого значения для герцога Грайсиера не имел тот факт, что я – его единственная дочь и наследница. Аристократка, которую просто так невозможно выгнать из дома, могу ведь и королю пожаловаться. Но не буду, не дождетесь.

И мои слезы для него тоже ничего не значат. Не буду и тратить. Для отца имело вес только его собственное слово и в последнее время – мнение леди Ганнет.

Все потому, что два взрослых и сильных черных мага редко уживаются под одной крышей.

Он терпел меня, пока я была маленькой и слабенькой. Но, хотя у меня официально лишь третья ступень, на самом деле я сильнее. Мой наставник был весьма разочарован, когда я слилась на экзамене и не стала рвать жилы за четвертую ступень.

Так и сказала ему: «Зачем? Я маркиза, единственная наследница герцога. Как только я вернусь домой, меня начнут сватать. И чем выше моя ступень, тем желаннее я буду для старых аристократов-архимагов, похоронивших уже не одну жену, тихо высосав их резерв. А их молодые наследники, равные мне по силе, побоятся брать меня в жены, если поймут, что не выйдет паразитировать на мне и использовать в качестве живого резервуара. И не надо рассказывать мне сказки о взаимном слиянии и усилении магии для каждого из супругов. У меня высший балл по истории Риртона и магических родов королевства».

На что мой наставник вздохнул: «Леди Асгерд, я надеюсь, сама жизнь убедит вас, что бывают чудеса».

Ерунда. Чудес не бывает. Есть только три силы. Сила магии, сила духа и власть.

У отца две из них, где он сильнее. Но у меня осталась сила духа.

И накопленная за четырнадцать лет учебы стипендия. А это очень большие деньги, не пропаду.

Я была на удивление спокойна, даже черную молнию в ворота не запустила, терпеливо дождалась, когда слуги мне откроют.

И так называемую сестрицу, злорадно помахавшую мне черным платочком, проигнорировала. Ей тот платочек еще аукнется. Вот только со мной она уже не сможет связать тот момент, когда лоскут, сотканный из шерсти черной козы, вдруг заблеет и укусит ее за пальчик.

Я могла бы и лошадь не брать. На шее вместо кулона у меня висел портальный камушек, подаренный матерью на случай, если мне понадобится срочно скрыться куда-нибудь подальше, где меня давно ждут. Например, к ее родственнице, последней ведьме в мамином роду.

Могла бы, но… Все ждала, вдруг он окликнет. Остановит. Простит. И попросит прощения.

Быстрее дождусь, когда перевернутся небеса.

Герцог о моем запасном мостике отлично знал, потому его жестокое сердце даже не дрогнуло, и он даже к окну кабинета не подошел, когда я, привязав чемодан к седлу, села на свою любимую кобылку и под недоуменными и перепуганными взглядами слуг отправилась на ночь глядя в новую жизнь.

Подумаешь, ночь. Любимое время суток для черной магички.

Глава 1
Чернокнижница

Год спустя

Королевский лес в окрестностях Школы Ока

До столицы оставалось дня два пути, если удастся вырваться из ловушки. Но сил на прорыв не было. Вот совсем. Хотелось завалиться под ближайшую елку и зарыться в полуметровый слой рыжих иголок, осыпавшихся с засохших веток.

Внезапный сухостой работа зловредных айэ, иссушивших почву вокруг столицы на полсотни верст. От былой роскоши Королевского леса, знаменитого на весь Риртон ценными породами деревьев, за сутки остались голые скелеты. И не только древесные. Некоторые из скелетов очень живенько бегали, громыхая связанными магией костьми.

Причем бежали они по моим следам, гады неупокоенные. А у меня уже резерва не осталось ни на ритуал упокоения, ни тем более на неравный бой.

Одна радость: бегали мертвяки по пересеченной местности еще хуже, чем я. Магия айэ, разившая от каждой сухой иголки, их пугала сильнее моих заклинаний.

И то сказать, чем я их напугаю? Исцарапанной физиономией? Растрепанной косой? Учебником темной магии? Если только ударить им по пустому черепу. Тяжеленный фолиант, раритетный, доставшийся мне в наследство.

Даже огненные пульсары я не могла запустить – не дура, чтобы самосожжением заниматься. От малейшей искры высохший лес вспыхнет как солома. И прощай, короткая жизнь чернокнижницы Асгерд.

 

Вздохнув, я поправила на плече худенькую котомку и выползла из убежища, образованного двумя повалившимися стволами. Нет у меня времени отлеживаться. Тут нужен другой маневр.

Вперед, Асси, найди ублюдка-некроманта, поднявшего местное сельское кладбище. Иначе за пределы этого проклятого села не выбраться – никто лучше мертвых не хранит границы живых.

Найти некроманта можно было, лишь передвигаясь по кругу и прощупывая направление невидимых, но ощутимых темным магом нитей, тянувшихся от зомби к кукловоду. Но вот незадача, чтобы нащупать привязку, надо изловить мертвяка. С почти пустым резервом это невозможно. А они, как назло, тоже не прочь изловить жертву и извлечь из нее максимум пользы.

В некроманта, почти сроднившегося со стволом дерева, я влетела, как яйцо в гранит.

– Ой, а кто это у нас такой хорошенький? – радостно хохотнул мужчина, оказавшийся таким жестким и тощим, что скелет заплакал бы от жалости.

– Спасите-помогите, дяденька! – улыбнулась я во все зубы, полезла обниматься… схватила растерявшегося мага за руки и заехала коленом в пах.

Мужик взвыл, рухнул на землю, держась руками за самое драгоценное. Вот с магами всегда так. Они настолько привыкли полагаться на заклинания и амулеты, что совсем забывают о простых и надежных приемах женской самообороны.

Деморализованный противник не успел и слезящимся глазом моргнуть, чтобы помешать мне срезать с него ножом шнурки амулетов. Я набросила на них блокирующий щит, а заодно и самого некроманта укрыла силовым куполом, чтобы оборвать его связь с поднятыми. На это ушли остатки резерва.

Мужик протестующе захрипел:

– Что творишь, дура! Они же…

Я заткнула его пологом тишины. И без умных знаю: зомби, лишенные привязки к поднявшему их магу, пойдут вразнос.

Но вся прелесть в том, что пойдут они в одном направлении: по остаточному магическому следу к своему бывшему кукловоду.

Хорошо, что маг попался такой тощий и легкий. Повезло мне.

И в том, что некромант, похоже, тоже выложился до конца, на амулеты «присел», – тоже несказанно повезло. И жажда его вымотала, судя по обметанным сухой коркой губам и жадному взгляду на мой пояс с флягой.

Сняв намотанную на пояс веревку, я связала мага, перекинула длинный конец через высокий сук и подтянула жертву так высоко, чтобы зомби не добрались. Жертва протестующе извивалась и брыкалась так, что треснул ворот рубахи и показалось плечо с татуировкой – летящим вороном.

Зато теперь мертвецам не до меня и не до селян, все поднятые трупы соберутся под деревом, как прихожане на воскресную мессу, а набравшее силу солнце убьет мертвечину без лишних хлопот. И мой нулевой резерв не придется превращать в отрицательный.

Некроманта жалко, конечно, но волшебные путы растают, как только минует угроза для его жизни. Падать ему будет не больно: под деревом к тому моменту образуется холмик праха.

А мне надо убираться побыстрее, иначе зомби сначала мной закусят, а потом с новыми силами ринутся сосну штурмовать.

Но сначала надо вернуться в село, поговорить со старостой, чтобы за некромантом проследили. А то мне караулить его некогда. Меня уже неделю как ждут на новом месте работы. Уволят еще, так и не дождавшись. И куда я пойду? В отцовский дом путь уже год как заказан.

Я обеспокоенно сдвинула брови, остановилась и отцепила флягу от пояса. Жажда жуткая, как в раскаленной пустыне. Это все зловредные айэ! Верно их называют – дикие.

Как же не вовремя все эти препятствия случились! И бунт некромантов, и восстание айэ, и, бродили слухи, ссора между королем и королевой-матерью, и разлад между Советом Ока и королем.

Впрочем, последние два пункта неурядиц меньше всего меня волновали и жить мешали лишь постольку, поскольку высшая власть из-за своих высоких проблем не обращала внимания на такую мелочь, как безопасность дорог и граждан. Одним словом, плевать им было и на бунт и на восстание. Отгородили щитами столицу от остальной страны и успокоились.

А я тут страдай от невозможности вовремя попасть в Школу Ока, опаздывай к назначенному дню. На неделю! Точно уволят, даже не приняв на работу. И волчий билет выдадут, после которого путь темной магичке только в монашеский орден. Не в мужской, к сожалению.

Я отпила еще два глотка вкуснейшей заговоренной воды, настоянной на зверобое, тысячесильнике, веточке мяты и парочке особых заклинаний. А на третьем поперхнулась и закашлялась.

Шыртов некромант! Он же там сдохнет от жажды!

Веревочка-то растает и вернется в мой дорожный мешок, вот только выпустит она уже некромантский труп. И я стану невольной убийцей.

А чем это грозит, кроме мук совести и тюрьмы?

Да тем, что черный маг, если умрет в полном сознании, успеет сотворить заклинание мести и я обзаведусь персональным личем – огромной прижизненной и посмертной проблемой, вечным кошмаром, от которого нигде спасения не будет.

А между реденькими сосновыми стволами уже показался холм, увенчанный рядочком домишек… Какая досада!

Развернувшись, я побрела обратно.

Заблудиться в таком прозрачном, потерявшем листья и даже иголки лесу было невозможно. К тому же к приметной сосне все еще подтягивались разрозненные обитатели сельского кладбища. На меня они, к моему изумлению, внимания не обращали. Видимо, принимали за свою (и то сказать, за всю неделю поистрепалась я изрядно, а когда купалась в последний раз, уже и не помню). И это хорошо. Потому что я не представляла, что мне делать с парой десятков активных скелетов.

У меня оставался единственный и, по сути, неприкосновенный запас энергии – та самая книга, доставшаяся в наследство. Родовая реликвия. Но использовать ее магию для решения такой мелкой проблемы – кощунство и безумие, это все равно что обрушить гору с целью раздавить муравья.

Еще у меня был походный нож, небольшой топорик в чехле, рыболовные крюки и серебряный бабушкин амулет, давно пустой.

Но план, не успев оформиться, с треском лопнул.

Я подошла к сосне достаточно близко – так, что до меня долетал скверный запах гнилой плоти и могильной земли, – и поняла: ничего и не потребуется.

Некроманта на дереве не было.

Его одежда, примотанная веревкой к толстому суку, трепыхала пустыми рукавами, а самого мага и след простыл. А мертвецы стояли под деревом плотной толпой, задрав пустые головы и, как завороженные, покачивали черепушками.

Не поняла. Неужели до мага зомби все-таки добрались и сожрали его?

И как они умудрились оставить невредимым костюм?

– Любопытство кошку сгубило, – раздался над ухом хриплый шепот.

Я и взвизгнуть не успела, как меня скрутили и заткнули рот магическим кляпом.

Один – один.

Быстро обшарив меня, наглый маг сорвал с моего пояса серебряную флягу, открутил крышку и жадно присосался к горлышку. Как отощавший весенний клоп. И не отпал, пока не вылакал до дна. Еще и потряс, ловя раскрытым ртом последние капли. Хотела посоветовать ему выжать флягу досуха, как тряпку, но кляп не позволил.

– Откуда ты такая шустрая? – Мужик откинул с моего лица копну спутавшихся волос и присвистнул. – Ничего себе! Да ты совсем малявка, наверняка еще вторую инициацию не прошла. Эх… совсем я плох стал, если меня такой ребенок поймал.

Я тоже удивилась. Назвать меня малявкой и ребенком невозможно даже сослепу. А потом заметила странности.

Посвежевший после кражи моей особой водички некромант оказался довольно молодым мужчиной и не таким уж и тощим, как на первый взгляд. Да что там на взгляд! Я его на дерево поднять умудрилась! Пусть с помощью противовеса, но все же… А тут даже вполне себе бицепсы и трицепсы имеются… Спохватившись, я отвела взгляд: маг был одет лишь в исподнее.

Но это точно тот же самый маг, с той же татуировкой на плече в виде летящего ворона!

А лицо у него другое – оно стремительно разглаживалось и молодело на глазах. Зрелый мужчина превращался в молодого – кареглазого, черноволосого, почти симпатичного. Единственное, что его портило, – выдающийся горбатый нос и сердито нахмуренные, чересчур широкие брови.

Никогда не видела такое мгновенное омоложение! Надо рецепт водички запатентовать. Озолочусь. Вспомнить бы еще, какое заклинание я второпях бросила на котелок, когда надо было остудить побыстрее.

– Ладно, полежи пока, с тобой потом разберусь. – Маг выпрямился, оглянулся на свое мертвое войско, пытавшееся сожрать его одежду, удивительным образом не замечая, что начинка из пирога сбежала. – У меня еще тут дело незаконченное…

Подтащив меня к смолистому стволу, некромант прислонил меня к дереву, примотал веревкой, подергал, не развяжется ли узел. Не развязался, жаль.

Холодные глаза внимательно оглядели, словно маг решал, как сподручнее принести пойманную в жертву.

– Оставить бы тебя тут, – процедил он, – как ты меня оставила в качестве завтрака для зомби.

«И что мешает?» – не получилось спросить у меня. Но мой вызывающий взгляд он понял правильно.

– Но я не живодер, девочка.

Да ну? Я красноречиво покосилась на толпу медитирующих неподалеку зомби. Маг попался сообразительный.

– И мои подопечные ни одного человека еще не сожрали, – похвалился он. – Они натасканы на айэ. Если бы не мой отряд, который ты сдуру почти уничтожила… – Он бросил короткий и злой взгляд на восток, где золотым яблоком наливалось солнце. – Если бы не мы, от близлежащих деревень и щепки не осталось бы. Подступ к столице был бы для нелюдей открыт. Да толку объяснять малолетней недоучке!

«Как ты меня назвал?!» – возмутилась я. Молча. И никто меня не услышал. Некромант, так хорошо читающий по глазам, отчертил охранный круг вокруг моего дерева – надо же, не поскупился! – и отправился к своим зомби.

Я наблюдала, как он работает, скупо тратя остатки магической силы на четкие заклинания и выверенные движения, и поневоле залюбовалась.

Работать с мертвецами я не любила. Некромантия – самый неприятный для меня раздел темной магии, совсем черной. Грязной. Все-таки магия, какого бы цвета ни была, – живая, и использовать ее для создания псевдоживых инструментов кощунственно. А зомби не что иное, как инструмент.

Но незнакомец работал красиво, грамотно, ни единой ошибки.

Еще через минуту наблюдений, когда мертвецы под суровым взглядом некроманта закопались в хвою, словно в родные могилы, я осознала, что меня смущало в благостной картине: у мага была не наша школа.

Нет, и в нашей Школе Ока студентов обучали всему, что применял этот маг. Делов-то – упокоить мертвяков эстетично и надежно. Но школа – это особый стиль магии. Как нажим пера в каллиграфии, почерк, который ни с чем не спутать.

Некромант был чужаком, причем уровня магистра. А где еще обучают темных магов, если не в Риртоне? В северных полудиких княжествах и южных пустынных племенах шалиа из него сделали бы шамана. Там совсем другой стиль работы с тонкими энергиями. Восток тоже больше работает с духами, чем с мертвой плотью. Запад? Возможно. Если бы не ворон на плече.

Вспомнила я, в какой книге видела точно такого же. И почему сразу не сообразила? Теперь ясно, как он из одежды выбрался.

Когда некромант, временно захоронив дохлых солдат, направился ко мне, демонстративно потирая руки, я уже знала, что за мою жизнь, увы, никто и ломаного гроша теперь не даст. Пропала ты, Асси. И новую престижную работу на твоих глазах только что закопали глубоко и надежно. И тебя прикопают.

– Ну что, поговорим? – Некромант присел передо мной на корточки, щелчком пальцев разрушил магический кляп.

Я закашлялась. Какая гадость эти ваши парализаторы гортани! Чувствуешь себя как после продолжительной ангины. Прохрипела:

– О чем мне с тобой говорить, демон?

Некромант снова потянулся к моим волосам, но я отдернула голову. Понятливый попался демон: усмехнулся и руку отвел.

– Хотя бы о том, недотрога, откуда на твоей веревке такие интересные чары, откуда у тебя такая редкая фляжка с приметным гербом и как ты сумела меня связать с таким-то нулевым резервом? А потом поговорим о том, с какого перепугу ты, девочка, сунулась одна в лес, полный нежити и нечисти. Или решила покончить с жизнью таким оригинальным способом? Я мешать тебе не буду, но ты хоть имя назови, чтобы твоя могилка безымянной не осталась.

Наивный какой. Так я ему и сказала.

И приготовилась метнуть последнее заклинание. Свою жизнь я продам очень дорого. Баснословно. Ну, родовая книжечка, не подведи. Страшно подумать, сколько денег я могла бы за тебя выручить, а так бездарно расстанусь!

– А в мешке у тебя что? – полюбопытствовал некромант.

– Твоя смерть.

– Неужели?

– Хочешь проверить, демон?

– Успеется. Почему ты называешь меня демоном?

– Ну не человек же ты. Только нелюдь может измываться над маленькой беззащитной девушкой. Развяжи и поговорим.

 

– Нет. Не доверяю я темным магичкам, особенно недоучкам. От таких не знаешь, какую еще пакость ждать. Вот зачем ты вернулась? Добить?

Я промолчала. И правда, зачем вернулась? Не сдох бы он еще пару часов. И сухие губы у демона не от жажды были – от рассветного солнца, не любят они его. Хотя эта разновидность жителей Нижнего мира не должна так реагировать на свет. Судя по татуировке, он Ворон.

– Я развяжу тебя, если ты дашь магическое слово не драться, не нападать на меня и не бежать, – предложил некромант.

– Я что, пленница?

– А не похоже? – Маг одарил меня насмешливым прищуром.

– Послушай, демон…

– Я не демон, я – Ворон, – подтвердил он мои выводы.

– Какая разница? Такой же житель Нижнего мира.

– Я же не называю тебя айэ только из-за того, что вы делите с ними Верхний мир? Демоны – наши враги, и мне неприятно, что ты называешь меня именем наших врагов.

– Хорошо… Ворон. Я даю тебе слово не нападать первой. Но давай ты меня развяжешь и мы по-хорошему разойдемся. Я и так из-за твоих проклятых зомби задержалась дольше всех разумных сроков!

– Боишься, отбор без тебя закончится? – усмехнулся горбоносый.

– Какой отбор?

– В невесты короля Артана Седьмого, – на полном серьезе выдал он дичайшую чушь.

– За кого ты меня принимаешь? – прищурилась я. – Наш король – светлый маг, и невеста ему полагается светлая. А я – темная! Не заметно?

– Не очень, – откровенно насмехался некромант. – Меня ты вырубила совсем не магией и от моих зомби не отбивалась, а очень быстро бежала. Ты точно маг? В твоем дорожном мешке магии больше, чем в тебе.

И ты не представляешь, насколько больше. Но я, разумеется, промолчала.

– Зачем тогда ты идешь в Школу Ока, девочка? – продолжал допытываться Ворон.

– Почему ты решил, что я туда иду?

– Да потому, что через этот лес только один путь, и ведет он в школу. На поступающую ты не тянешь – слишком мало магии, конкурс не пройдешь, и умение драться тут не поможет. Значит, на отбор. Туда как раз берут даже слабеньких девочек, лишь бы обладали темной искрой и смазливыми личиками.

Как интересно. Теперь я начинаю понимать, почему именно сейчас получила приглашение. А туману-то нагнали! «Ваши навыки и умения придутся как нельзя кстати, подробности при собеседовании», – вспомнила я строки долгожданного письма. И да, что-то было там про отбор. Почему я решила, что это приглашение на собеседование, какие высылаются при приеме на работу?

– И вы тут не бунтовщик-одиночка? – начала я догадываться, хотя могла бы сразу понять: этого демона… то есть Ворона, тут давно бы изгнали или прикопали наши магистры. Кто бы позволил ему просто так в непосредственной близости от школы разгуливать?

– Нет, не бунтовщик и не одиночка. Я тут по просьбе Совета Ока представляю первый отборочный этап. Отсеиваю светлых магичек, рвущихся на отбор, и отлавливаю демониц, решивших воспользоваться случаем и через отбор подобраться поближе к королю. И заодно отбиваюсь от айэ.

Что-то плохо отбивается, судя по плачевному состоянию леса.

– Приятно познакомиться, господин Этап, – пробормотала я.

– Мастер Пути Эрвид Стейр, – представился Ворон.

– Асси, – назвалась я, почему-то решив умолчать полное имя. – Асси… э-э… Лиртан.

Ворон наконец развязал меня. И даже вызвался, точнее, навязался сопроводить до ворот школы. Или проконтролировать мой путь. Возражать не стала: мне же лучше. Своих зомби придержит и от айэ защитит, если, мало ли, обнаглеют.

Но мастер Стейр поступил проще – нажал на камень в некромантском браслете и открыл портал к воротам школы.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»