Добро пожаловать в Цирк Текст

5.00
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

ПРОЛОГ

Воздушному гимнасту в очередной раз не удалось сделать тройной переворот и уцепиться за тонкую, но прочную ткань полотна так, как ему того хотелось. Он злился, психовал, но упорно продолжал попытки, хоть на руках уже были ожоги от частого жгучего соприкосновения с прочным материалом.

Тимур, а для друзей и почтенной публики – Тимьян Завойский, был не из робкого десятка и привык, что все номера рано или поздно у него получаются. А когда зрительный зал взрывался в овациях после очередного тяжёлого трюка, то все раны, растяжения и часы изнурительных тренировок отходили для Тимьяна на задний план. Циркач буквально жил своей профессией.

– Чёрт тебя дери… – сквозь зубы прорычал он и принялся раскачиваться на страховочном канате, чтобы дотянуться до лестницы и вновь повторить попытку.

Да, Тимьян был упорным и хотел сделать этот номер сам, без помощи своей силы. Первые разы он всегда проделывал опасные элементы с лёгкой подачи способностей, которыми обладал. Но как только понимал, что конкретно нужно делать в воздухе и на каких деталях заострять внимание во время выполнения сложной фигуры, то закреплял страховку на пояснице и, проделывал всё то же, но уже сам. А после отработки трюка до автоматизма, циркач и вовсе избавлялся от страховки – она только мешает. Да и зритель любит, когда под куполом происходит настоящий полет, а не перелёты «гусениц» от трапеции к трапеции. Всем этим могут похвастать и обычные балаганные цирки, коих развелось в последнее время множество. Тимьян же любил первым придумывать и выполнять опасные, но зрелищные репризы. Вот как сейчас.

Именно поэтому он всегда тренировался один, если разучивал новые приёмы. Чтобы никто не знал, кто он такой на самом деле, а особенно, его близкие.

Парень вновь забрался под купол и ухватился за полотна. Едва заметно поморщившись от боли в руках, он заставил себя сосредоточиться на предстоящем и снова прыгнул. Но в последний момент его отвлекла фигура на соседней лестнице, которую заметил боковым зрением и, замешкавшись, не смог вовремя перевернуть корпус, поэтому завис над манежем, успев ухватиться за полотно лишь одной рукой.

Циркач чертыхнулся и, ожидая, пока перестанет раскачиваться так сильно, мысленно пожелал провалиться под землю тому, кто ему помешал.

Повернув голову, чтобы выразить своё негодование, он удивлённо осёкся:

– Ты? Что ты тут делаешь?

– Наблюдаю, – ответили ему насмешливым голосом.

– Ну и как? – фыркнул парень, нахмурившись из-за того, что кто-то видел его неудачные попытки.

– У тебя бы обязательно получилось.

– Получилось БЫ? – удивился Тимьян, явно не согласившись со своим визави. – Я покажу класс, не сомневайся. А ты что делаешь под куполом? Не замечал у тебя особой страсти к высоте.

– Ты прав, высоту я не люблю, – послышался задумчивый ответ. – Тут вот какое дело, Тимьян: твоё время пришло.

– Чего? – отозвался он со снисходительной улыбкой.

– Прости, Тим, – проговорил человек и его глаза остекленели, а зрачки заволокло белой дымкой.

Парень от неожиданности отпустил связку и повис на страховочном канате, схватившись за горло, чувствуя, как из него буквально высасывают силу.

– Так это ты… всё ты… – не поверил он в происходящее, когда боль буквально окутала его тело со всех сторон. – Стой, стой! Хватит! Прекрати! – прохрипел, в панике рассекая воздух руками, понимая, что жить ему осталось лишь считанные секунды.

– За что?.. – последнее, что выдавил из себя гимнаст, прежде чем обмякнуть и повиснуть на страховке, безвольной мёртвой куклой.

Убийца, тем временем, глубоко вздохнув, блаженно улыбнулся, чувствуя, как чужая сила и жизнь заиграли в крови.

– Прости меня, Тимьян. Мне твоя сила нужнее, поверь, – печально произнёс человек и щёлкнул пальцами, заставив отстегнуться карабин страховки. Циркач полетел вниз, и с глухим стуком ударился о манеж.

Убийца некоторое время наблюдал за мёртвым телом с высоты купола цирка, а потом невесело проговорил:

– А ведь у тебя бы действительно получился этот трюк. Как жаль, что ты не слушал советов и тренировался без страховки. Неудивительно, что ты сорвался.

ГЛАВА 1

Двумя месяцами ранее

Я вглядывалась в вечерние огни города, расслабленно растянувшись на ступеньках, ведущих к самой воде. Один из моих кед уже был влажным от подступающих волн, расходившихся по поверхности лёгкой рябью, но было так хорошо, что лень даже двигаться.

Мне нравился этот город. Необычный, колоритный, со своей долгой и запутанной историей. Как и я.

Я находилась в самом центре, на пристани, но на удивление, никого кроме меня тут не было. Странно.

Запахнув видавшую виды куртку и ещё раз оглянувшись, достала из пакета гамбургер, приобретённый в ближайшем «Макдаке» и, наблюдая за кораблями, проплывающими по каналу, с удовольствием откусила добрую половину булки и принялась методично её пережёвывать. Обожаю фаст-фуд. Хоть везде и трубят о вредности такой еды, предпочитаю не обращать на это внимание. Моим костям жир не грозит. Проще говоря, мне на это плевать. Если быть честной, то мне плевать на всё, кроме собственной персоны. Это и не удивительно, учитывая мой образ жизни, если это можно так назвать. Хотя как, образ? Так, выживание. Или, скорее, скитание. Не скажу, что я обиженна судьбой или несчастна. Нет. Меня всё устраивает, даже более того.

Просто, дело в том, что, где бы не появлялась, везде оказываюсь чужой, лишней. Может быть, это от того, что «своего места» мне найти так и не удалось. Я стараюсь об этом не думать, ведь подобные мне, в принципе не имеют «своих мест».

Я вновь вгляделась в тёмный прибой, наблюдая за игрой света, бликующего в неторопливых волнах. Вода. Как её люблю, и как она мне необходима. Мой дар и проклятье. Я еле заметно пошевелила пальцем руки, и один из бурунов, подхваченный мной, начал приподниматься, подобно прозрачной змее, вырисовывая причудливый танец. Наблюдая за красотой созданной своими руками, отвлеклась, услышав позади шаги. Вода резко плеснулась обратно, а я прислушалась. Чьи-то каблуки громко простучали о пристань, но вскоре звук затих. Я вновь расслабилась и откинулась на ступеньки.

Мне привычно прислушиваться к каждому шороху и постоянно оглядываться назад. Может быть, кого-то это бы и утомило, но мне как-то всё равно. Человек, в принципе, должен быть осторожен, а такой, как я, и подавно. Хотя человек ли я на самом деле? Поди, разбери.

Вообще, подобных мне называют «Эррами», что означает «Другие». Не слишком оригинально, зато отражает суть. Люди, «поцелованные небом» и имеющие безграничную силу – именно так мне это объясняли в детстве. А потому свободные, и вечно куда-то стремящиеся, как ветер. Конечно, не такую уж и безграничную силу: управлять водой – это не вершить судьбы мира, но всё же… Хотя, лично я ни разу не встречала кого-то, обладающего такими же способностями. Да и не уверена, есть ли они вообще. Единственное, что знаю точно: такой силой лучше не светить. По разным причинам.

Собственно, потому и скитаюсь. Уже девятый год. Нигде подолгу не задерживаясь и постоянно оглядываясь. Возможно, не все эрры бродяжничают, просто у каждого своя судьба. У меня вот такая. Лопать фаст-фуд и путешествовать из города в город, перебиваясь с копейки на копейку, ведь в этом мире нужно за всё платить. Это тяжело, но, по крайней мере, я, можно сказать, видела мир. Хотя за границей, к сожалению, бывать не приходилось. Это вот, как раз моя мечта. Должна же быть у человека мечта, в конце концов. Главное руки-ноги целы, паспорт есть, и рюкзак за спиной. Такого набора вполне достаточно для счастья.

Я бултыхнула ногой по воде и грустно усмехнулась. А вот с ободранными кедами нужно что-то делать.

Внезапно порыв ветра прилепил мне на щеку клочок бумаги. Я поморщилась и убрала её, при этом взгляд впился во фразу, написанную большими чёрными буквами: «Судьба рядом». Я приподняла одну бровь и, отбросив листок, поднялась на ноги. Нужно найти ночлег.

Оттряхнув джинсы, лениво поплелась по лестнице, попутно натягивая на плечи небольшой рюкзак, в котором находились все мои вещи. Не самый большой гардероб, присущий нормальной молодой особе, к коим я себя причисляла, но не Бог весть что, тем более, выбирать не приходилось.

Найти ночлег в чужом городе – задачка на везение. Главное появиться в нужном месте в нужное время. Но на крайняк и вокзал сойдёт, если не выгонят блюстители закона, что происходит довольно часто. А вообще, всё зависит от города и от погоды. Весной, как сейчас, ещё терпимо, а вот зимой и осенью на улице часто бывает холодно, поэтому нужно изощряться.

Например, этот город привлёк меня, в первую очередь, стариной, красотой и обилием пустующих домов, являющихся культурным достоянием, до которого редко доходят чиновнические руки. В таких развалинах, как правило, обитают бродяги, что нашли дыры в ограждениях и коротают ночи в довольно сносных условиях. Кстати, именно этот контингент людей вызывает во мне наибольшую симпатию. Именно человек, лишившийся всего, как никто другой, умеет ценить и делиться последней крошкой. Они могут быть пьяницами, буянами, оторвами, философами в конце концов, но все они несчастны в душе, а такие личности, как известно, притягиваются и помогают друг другу.

Кому, как не мне, известно, что именно бездомный бродяга, при всех своих пороках, может отдать последний кусок хлеба голодному псу, просто потому что пожалеет животину. Конечно не все такие, люди ведь разные бывают.

Я брела по узким ночным улочкам и вглядывалась в тёплый свет окон, которого никогда не было и, наверное, не будет у меня. Просто не могу и не умею находиться на одном и том же месте долгое время. Странно, но это не вызывало у меня депрессии или потока самобичевания. Зато я видела в своей относительно короткой жизни уже столько всего, сколько обычный обыватель и представить не может. Радоваться тому, что имеешь – этому тоже учат на улице.

 

Внезапно я поняла, что стою на широком проспекте, который рассекала проезжая часть. Множество людей сновало туда-сюда. Что за движуха?

А, ну да, пятница, вечер… народ отдыхает.

Запахнув куртку посильнее, неторопливо поплелась по тротуару, наблюдая за весёлыми, «датыми» пешеходами, смеющимися и громко разговаривающими, за спешащими прохожими… за жизнью…

– …вперёд! – донеслись до меня чей-то призыв и взрыв смеха.

Я по-доброму улыбнулась и последовала дальше, вдыхая чистый и влажный воздух.

Внезапно неподалёку взвизгнули покрышки, и серебристая блестящая машина класса «люкс» резко затормозила, чуть было не въехав в столб из-за разбуянившейся компании молодых людей, вывалившихся на проезжую часть.

– …давай уже! – выкрикнул водитель пешеходам и, обогнув их, сорвался с места и умчался вперёд по проспекту.

Я отвернулась и побрела дальше, рассматривая великолепную работу архитекторов, которые когда-то придумали такой прелестный внешний вид для города. Пока мне навстречу не направилась толпа из пяти-шести парней. Я нахмурилась и, опустив голову вниз, побрела, не сворачивая с тротуара. Тут такая штука: если не смотришь в глаза, то намного меньше шансов, что на тебя обратят внимание и докопаются. Проверено опытом. Но в этот раз, видимо, опыт подвёл, и я врезалась в одного из них. Чёрт…

Парень засмеялся, схватил меня за плечи и отодвинул в сторону.

– Прямо смотри, – улыбнулся он и поспешил к своим друзьям.

Я удивлённо глянула незнакомцу вслед, прислушиваясь к сальным шуточкам его товарищей и неспешно последовала дальше. Да, этот город мне, определённо, нравился.

– Близко совсем… – послышалось рядом, и я даже дёрнулась.

– Что? – вырвалось у меня, и получилось, что вопрос мой адресовался девушкам, остановившимся около дороги.

Одна из них хмыкнула, недовольно закатила глазки и проговорила:

– Иди куда шла, дорогуша…

– Извините… – потупилась и поспешила дальше.

Пройдя пару кварталов, оказалась около очередного канала, над которым нависал небольшой мост, и задумалась. Пока на моём пути не попалось ни одного, так называемого, «пустующего жилья». Я прибавила шаг, но около перекрёстка один из кирпичей брусчатки провалился под ногой, так что оступилась и въехала лбом прямиком в угол дома. Даже в глазах потемнело.

– Да что такое?! – возмутилась, потерев ушибленное место и злобно глянув на ненавистную кирпичную кладку, с которой «поцеловалась».

Но тут внимание привлекла яркая афиша, которая была наклеена как раз на этой самой кладке. «Цирк БИЗАРР, – гласила она. – ТАКОГО Вы ещё не видели…»

Ну да, ну да. Это заявление заставило меня криво усмехнуться. Знаем, плавали. Бродячие цирки и цирки-шапито, когда-то были моим излюбленным убежищем. Где ещё найти место, в котором эрр может без всяких проблем продемонстрировать силу, не вызвав ненужных вопросов? Правильно, именно в цирке. Но с некоторых пор меня такие балаганы не привлекали. И название-то какое – «Бизарр» … Я, конечно, не сильна во французском, но представляется что-то сладенькое, хотя не удивлюсь, если оно вообще ничего не значит, так, из-за звучности выбрали. Хотя вроде бы где-то я уже слышала это название… или нет?..

Единственное, что меня действительно заинтересовало – грамотное исполнение плаката. Это была не обычная афиша, присущая циркам. Изображение выглядело… интригующим, что ли…

Во-первых, плакат тёмный. И глянцевый. Блики уличных фонарей, танцуя на поверхности, невольно заставляли взгляд задержаться. А во-вторых на нём не изобразили стандартных животных, разрисованных клоунов, воздушных гимнастов и тому подобных завлекалок. Лишь человека в чёрном цилиндре, лицо которого сливалось с тёмным фоном, и только светящиеся глаза удивительного серого цвета смотрели в самую душу. Хотя, скорее всего, это просто игра света. Снизу, так же из темноты, выступали руки с длинными пальцами, на кончиках которых играли белые молнии, соединяясь в кривые дуги. А внизу надпись: «Поспеши. Такое бывает лишь однажды», и далее мелкими буквами место нахождения.

Недурно. Рекламщики постарались на славу, что тут скажешь. Я долго пялилась на афишу, напрочь забыв, что мне ещё предстоит найти ночлег. Что-то будто влекло меня. Возможно, «вкусная» обёртка? В конце, концов, это, можно сказать, конкуренты.

Я попыталась сориентироваться, где они находятся и, достав карту, принялась изучать местность. Ну, всё верно, окраина города, чтоб циркачи могли разместиться в близлежащих съёмных квартирках. Выходит, бродячий цирк? Или шапито? Слишком качественная афиша для «бродячих». Откуда «дровишки», интересно? Хотя, опять же, как подсказывает опыт, скорее всего, плакат – самое интересное, что у них есть.

Я хмыкнула и, скомкав небольшую походную карту, криво улыбнулась. Может, попроситься к ним на работу? Мне как раз актуально. Да и кеды порвались…

– Хочешь сходить? – вдруг услышала я позади себя голос.

Обернувшись, увидела рядом парнишку лет семнадцати. Его щёки были пунцовыми, а в руке – банка «бича» современной молодёжи под названием «Ягуар».

– Возможно, – безразлично ответила я и поспешила ретироваться.

– Сходи, не пожалеешь, – вдогонку бросил он мне, а я остановилась, заинтересовавшись.

– А ты там был?

Он радостно кивнул, но чересчур оживлённо, и его немного занесло в сторону.

– Это далековато отсюда.

– Ну, не близко, – задумчиво ответил он. – Если на автобусе, то часа полтора, но на тачке быстрее, конечно… хочешь, подвезём?

– На чём? – усмехнулась я.

– На тачке моего брата, – он указал на противоположную сторону дороги, где около выхода из небольшого бара, приткнулась «Лада-Приора» в окружении двух девиц с такими же баночками «Ягуара», и парня, который их развлекал, что-то рассказывая и отчаянно жестикулируя.

– А за рулём – ты, – опять усмехнулась я.

Мне не улыбалось стать жертвой ДТП.

– Нет, брат, – воодушевлённо ответил он, поняв, что я задумалась над его предложением.

– А не поздновато для цирка? – усомнилась.

– Так они ночью и работают, – заржал он. – Поехали! Развлечёмся, пятница ведь!

Для меня оставалось загадкой, зачем двоим парням три девчонки, но решила, что ничем не рискую, тем более что действительно была не прочь там побывать. Всё же афиша подкупила. А учитывая гроши в кармане, тратить их на автобус, который, кстати, если будет, то только утром, совсем не хотелось.

– Хорошо, поехали, – пожала плечами.

В конце концов, что я теряю? По крайней мере, опасность со стороны этих подростков мне не угрожает, скорее наоборот.

Парнишка удовлетворённо схватил меня под руку, и мы, пошатываясь, пошли к машине. Я скривилась от чужих рук, но отталкивать не спешила, поскольку новый знакомый буквально повис на моём локте, и мне ничего не оставалось, как самой довести его до друзей.

– Чего ж так пить-то? – вздохнула я.

– Меня Петькой зовут, – радостно сообщил он.

– Привет, Петька, – ответила, и всмотрелась в лица остальных подростков, которые с хитрецой и любопытством нас оглядывали.

– Приве-е-ет! – потянули девушки в один голос при виде меня, и я благополучно сбагрила им на руки Петьку.

– Привет, – постаралась быть дружелюбной, хотя за мной этого отродясь не наблюдалось.

– Владимир, – представился брат Петьки, протянув руку, и я оживилась, обнаружив его совершеннолетним и трезвым.

– Катя, – тихо представилась.

– Приятно познакомиться, Катя, – обворожительно улыбнулся парень, который, кстати, для своего нежного возраста выглядел весьма неплохо. На вид ему было лет двадцать – двадцать три, высокий, кареглазый, с по-мужски грубыми чертами лица. Наверное, все девчонки района не давали ему прохода.

– Это Анжела с Ленкой, – представил он девушек, которые были увлечены разговором с Петькой и уже забыли о моём существовании. – Не обращай на них внимания, ребята сдали вступительные экзамены в универ, отмечают.

– А ты их, значит, развлекаешь? – предположила я.

– Скорее, приглядываю, – улыбнулся Владимир, – и буду не против трезвой и адекватной компании в твоём лице.

– Их бы домой уже, – улыбнулась в ответ.

– Да пусть развлекаются, – пожал он плечами, и добавил уже громче, чтобы весёлая компания его услышала: – Ну что, в цирк?

– Да! – Радостно отозвалась молодёжь, и мы загрузились в машину.

Мне посчастливилось устроиться на переднем сидении, но рано радовалась, как оказалось.

– А ты местная? – поинтересовался Владимир.

Вот почему я избегаю знакомств. Они всегда за собой влекут расспросы и неуёмное любопытство к моей персоне, которое я не жалую. Не сказать что я совсем уж дикая и нелюдимая, скорее напрягает врать, правду про себя ведь не расскажешь благополучным деткам. Хотя за свою жизнь мне частенько приходилось это делать, поэтому пару-тройку дежурных историй я всегда имела.

Что касается мужчин, то их любопытство скорее носит праздный характер, а вот когда интересуются женщины, тут нужно держать ухо востро. А особенно если это пьяные подростки, которые от и до знают обычную жизнь своих сверстников. Хоть я и была лет на пять старше пьяных абитуриентов, сидящих на заднем сидении, но тот пробел, который у меня существует в виде отсутствия среднего образования, порой весьма заметен. Не то что бы я неуч, читать, слава Богу, умею, но многим элементарным вещам, которые мне в моём существовании не нужны, я, к сожалению, не обучена.

Не знаю, чего они зацепились за мои ответы, но весь путь девчонки, не переставая, выпрашивали о моей жизни в городе, который я окрестила родным, и внимательно слушали ответы. К счастью, я выбрала один из тех городов, где бывала не раз, поэтому, как мне казалось, поддерживала беседу довольно легко. Владимир всё это время ехал молча, иногда улыбаясь пьяным шуткам и болтовне девчонок.

Спустя час плутания по проспектам, стемнело, а я, заметно притомилась от их разговоров, так – что уже сама была не прочь вылакать банку «Ягуара», чтобы не слышать пьяных речей с заднего сидения. К счастью, я не настолько не люблю свой организм, чтобы пить такую дрянь.

– Потерпи чуток, уже приехали, – словно прочёл мысли Владимир и накрыл мою руку своей.

Я едва не фыркнула. Он что, решил за мной приударить? Как мило. Прям сейчас вот и растекусь в умилении.

Я аккуратно освободила свою конечность и принялась терпеливо ждать прибытия на место назначения, где, наконец, смогу избавиться от этой компашки хотя бы ненадолго.

Минут через пять мы выехали на окраину города. Стало появляться всё больше зелени, а когда дома закончились, впереди мелькнул свет, пробивающийся сквозь деревья. Это оказалась импровизированная стоянка для машин. Ура. Прибыли.

* * *

Стоянка, при ближайшем рассмотрении, была довольно оригинально освещена разноцветными лампочками, закреплёнными на деревьях, и насчитывала около двух десятков машин. Неплохо для цирка на отшибе, да ещё и ночью. Если честно, то я была уверена, что мы едем напрасно, и непременно наткнёмся на вывеску вроде: «Цирк работает с 9:00 до 20:00», или что-нибудь подобное.

К счастью, мои предположения не оправдались, и я с удовольствием вывалилась из машины на землю, слегка покачнувшись. Наверное, алкогольные пары так подействовали.

Пока шумная компания выгружалась из автомобиля, я огляделась. В том месте, где деревья отсутствовали, образуя проход, стояла небольшая палатка-павильончик. Касса. Вот чёрт, интересно, сколько за вход? Будет обидно не наскрести, я рассчитывала на плату только за представление. Нет, найти-то найду, но мои средства не предполагают трат на увеселения.

– Пошли, – оторвал меня от мыслей Владимир, и мы двинулись к кассе.

Она, кстати, была необычной. Внутри павильончика, за стойкой, стоял кассир с огромным попугаем на плече. Мужчина выглядел колоритно. Высокий, худощавый, в серебряном плаще и белой маске-кабуки. Эдакое лицо без лица. А если ещё и прибавить сюда жутковатую скрипичную мелодию, которая раздавалась из маленького магнитофончика, то я бы сказала, что антураж довольно устрашающий.

– Здравствуйте, – проговорил Владимир. – Сколько за вход?

Кассир не ответил, а лишь указал пальцем на табличку за своей спиной, где было написано: «Вход 300 рублей».

Чёрт возьми! Это же два гамбургера, и большая картошка фри!

– Четыре билета, пожалуйста, – спас меня Владимир и протянул купюры.

– Спасибо, – буркнула я, но тут же исправилась: – Ты спас меня от финансового кризиса.

Владимир снисходительно улыбнулся, обозначая, что для него это пустяки, а я тихо скрипнула зубами.

Кассир, тем временем, протянул к нам руку, ожидая, когда мы подадим свои. Печать что ли, поставить хочет? Я подставила кисть, и мужчина провёл над ним ладонью. После его манипуляций увидела на запястье небольшое золотое изображение червового туза. Обалдеть, ну ничего себе! Мои временные товарищи заулюлюкали от восторга, а я перевела взгляд на кассира, стараясь уловить его взгляд через узкие щёлочки маски. Тёмно-карие глаза внимательно меня осматривали и вроде бы даже улыбались.

 

Когда у всех нас на руках оказались печати, он приглашающе махнул в сторону цирка.

Петька схватил меня за руку и потащил к входу, и я наконец-то смогла оторваться от взгляда странного кассира, стряхнув его, словно наваждение. Такой, завораживающий. Антураж – просто атас, конечно.

– Жуткий тип, да? – хихикнула Лена, подхватив меня под локоть с другой стороны.

– Необычный, – отрешённо ответила я, ведь прямо перед нами открылся вид на сам цирк.

И вот тут у меня перехватило дыхание. Это было впечатляюще! Огромная территория пестрила обилием палаток, вагончиков и киосков. Всё было обрамлено разноцветными лампочками, висящими вдоль рядов с палатками и лавочками аттракционов. Они довольно хорошо освещали пространство, но в то же время не слепили, заливая всё мягким жёлтым сиянием. Эдакий цирковой городок. Довольно большой, между прочим. Народу было много. Детские крики и смех вперемешку с разнообразными мелодиями звучали отовсюду, создавая настроение праздника.

Скажу честно: раньше в подобных местах мне бывать не приходилось. Ни о каком сравнении с балаганными цирками и речи быть не может! Я словно оказалась на страницах мистической сказки.

В горле знакомо забилось сердце, захотелось глубоко вздохнуть и улыбнуться. Нет, я, определённо, скучала по своему старому занятию и отчего-то поняла это только здесь. Хотя неудивительно, тут сразу же чувствуется класс и количество средств, вбуханных в подобный цирковой городок. И манеж, наверное, тут хороший, без дыр… Да… то чувство, которое испытываешь стоя на нём и слыша аплодисменты зрителей – никогда не забываешь. Это как наркотик, что ли.

Первое, что бросалось в глаза – небольшое колесо обозрения, ярко выделяющееся лампочками на фоне ночного неба. Потом взгляд скользнул к куполу самого цирка. Конечно, купол – это самое первое, на что обращаешь внимание, ещё до самого городка. Это сооружение впечатляло. Оно было высоким, с красным развивающимся флагом на остром шпиле в самом верху. Огромное, хочу сказать… оно стояло немного поодаль от самого городка, видимо для того, чтобы зритель, прежде чем попасть под купол, в полной мере насладился уличными развлечениями. Грамотно, ничего не скажешь. Вход не был освещён. Наверное, главное представление на сегодня уже закончилось. Очень, очень жаль…

Ведь надо же, ещё и так удачно совпал рельеф этого места! Со стоянки – спускаешься с пригорка, сам городок – в низине, а дальше, вновь довольно крутой холм, поэтому при подъезде к цирку, купол и городок видно не было, только лишь исходящий от них свет.

Спустившись по склону, мы оказались в этой цитадели веселья. Нас окутали звуки музыки, людских разговоров, смеха, восторженных восклицаний. Дети носились по импровизированным улочкам с громкими криками и полнейшим блаженством на лицах.

Я остановилась и вдохнула запах сладкой ваты, который витал в воздухе. М-м-м… будто бы домой попала…

– Пойдём, – позвал меня Владимир, уверенно приобняв за талию.

– Вы идите, я догоню. Поброжу тут немного, – отозвалась, стараясь аккуратно избавиться от его притязаний.

– Потеряешься, – возразил он, нахмурившись, – пойдём вместе.

– Давай минут через сорок встретимся около колеса обозрения, хорошо? – проговорила я тоном, который, как бы подсказывал, что ответ на вопрос должен быть только положительным.

Он нахмурился ещё сильней, сжал мою руку и недовольно буркнул:

– Ладно. Аккуратнее только, договорились?

– Договорились, – охотно кивнула, и мы разошлись в разные стороны.

Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»