Артефактор ГортаТекст

6
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Бумажная версия
100
Подробнее
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Бумажная версия
168
Подробнее
Артефактор Горта | Смит Игорь
Артефактор Горта | Смит Игорь
Бумажная версия
170
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Все облегчённо перевели дух, осматриваясь по сторонам в поисках новой опасности. Но если в темноте ещё и были подобные монстры, то этой ночью они решили более не нападать на поисковиков. Пучка спасла плотная кольчуга, которую лекарь отряда предусмотрительно надел перед выходом в Пустынные земли. Изодранная куртка и пара трещин в рёбрах от удара монстра были не в счёт. Ободряемый товарищами Пучок был туго перевязан и усажен у костра, а уставшие поисковики немедленно ещё раз убедились в том, что напавшие на лагерь зомби теперь уже окончательно мертвы, для надёжности практически расчленив каждый труп.

Осмотрев трупы, Рон насчитал семерых мертвецов, хотя, как он знал, в отряд его знакомого входило восемь поисковиков.

– Командир, думаю, их лагерь, – кивнул на трупы подошедший к Рону Стрела, – находится где-то рядом. Зомби свежие, издалека не могли прийти.

– Я знал их старшего, – поделился Рон, – они ушли в Пустынные земли за пару дней до нашего выхода. Согласен, с утра пойдём по следам.

Скоро рядом с лагерем запылал новый костёр, в котором вместе с дровами сгорали останки мертвецов.

На горизонте занялся рассвет.

На расстеленном возле Пучка походном плаще маленькой горкой высились амулеты и россыпь мелких монет, собранные поисковиками с трупов. Отдельно были сложены несколько клинков и кинжалов погибших.

– Оружие и деньги передадим близким погибших, – сказал Рон притихшим поисковикам, – а амулеты по закону принадлежат нам. Так что, Стрела, загружай всё в свой мешок, после возвращения в город добычу разделим, а клинки вернём родственникам поисковиков.

Рон окинул взглядом прилегающую местность.

До развалин башни мага остаётся несколько часов хода.

Где-то вдали, в той стороне, куда собирались выступить поисковики, раздавались глухие удары, похожие на звук грома.

Рост

Пятые сутки после переноса

Всё же я немного запыхался. Передохнув несколько минут перед решёткой, я вслушивался в тишину, стоявшую в тоннеле за ней. Несколько паутинок, приклеившихся к прутьям решётки, слабо колыхались в воздухе. «Раз есть движение воздуха, значит, выход таки есть, – решил я. – Осталось только благополучно до него добраться».

«Не торопи события, Рост, – вмешался в ход моих мыслей Хранитель, – воздух может циркулировать по оставшимся вентиляционным каналам. А ближе к поверхности они сильно сужаются, там ты не пройдёшь. Хотя, когда комплекс строился, было предусмотрено несколько входов и выходов. Я отправил одного из помощников проверить их. Хочу тебя предупредить, – продолжил Хранитель, – от помощников поступила информация о наличии большого количества паутины в верхних горизонтах комплекса. Хотя пауки пока и не попадались, будь внимателен, ничего хорошего после войны в тоннелях завестись не могло. Всё, я работаю дальше с восстановлением инфраструктуры комплекса, буду за тобой приглядывать», – закончил О'Нос.

«Ладно, сами с усами, не пропадём», – подумал я. Хотя к предупреждению Хранителя отнёсся серьёзно. Решив опробовать свой Бебут, как я стал ласково называть мой первый самостоятельно созданный амулет, я быстро повторил операцию по срезанию и отгибанию решётки. Силёнок, что ли, прибавилось? Что-то легко я стал перегибать хоть и корродированные, но всё же крепкие металлические прутья.

Амулету я поставил мысленно оценку «четыре» по пятибалльной шкале. Всё же расход энергии из-за непригодного материала артефакта шёл быстрее, чем я рассчитал.

Восстановив потраченные Малые лезвия Бебута, я проскользнул в проделанный в решётке проход и оказался в новом тоннеле комплекса.

Впереди меня опять шелестели лапки помощников, деловито обследующих новый горизонт.

Так, если следовать схеме Хранителя, мне налево. Отправив вперёд светляка, я двинулся к первому хранилищу Стражи Свободных территорий, указанному Хранителем.

В тоннеле царило запустение, всё было покрыто слоем пыли. Потом попался полузаваленный рухнувшими с потолка камнями участок, где я с трудом протиснулся через узкий проход сбоку обвала. С другой стороны я увидел его причину, внешне выглядевшую как следы от подрыва немаленького фугаса моей прошлой жизни.

«Хранитель. – Я мысленно обратился к О'Носу и, дождавшись его отклика, спросил: – У вас взрывчатку вообще использовали?»

«Нет, нашему миру эти ваши сомнительные достижения науки неизвестны. То, что ты видишь, результат действия файербола».

Я мысленно присвистнул, когда представил себе размеры файербола, который здесь разорвался. Уже имея понятие о том, сколько магической энергии надо было в него влить, и представив, какого размера должно быть плетение, я немедленно зауважал неизвестного мне мага.

«Не буду лишний раз скромничать, – иронично продолжил Хранитель, – этот файербол подорвал здесь именно я. Правда, в основу файербола был встроен амулет, который служил накопителем магической энергии, что и позволило получить такой разрушительный эффект. Амулет перенёс из лаборатории в этот тоннель голем, когда один из монстров, ворвавшихся в комплекс, сумел преодолеть барьер из охранных големов и начал спускаться на нижние уровни. Я посчитал целесообразным перехватить его в этом тоннеле, хотя приготовил аналогичные файерболы и в нескольких других местах. Потом я снял все другие файерболы, когда стал испытывать недостаток магической Силы».

«Спасибо, Хранитель, за пояснения, пожалуй, пойду дальше», – ответил я, и О'Нос отключился, занявшись своими хранительскими делами.

По пути мне попалось ещё несколько мест, где явно использовались файерболы, но я уже не стал отвлекать Хранителя своими расспросами. Зато мне удалось рассмотреть, как я понял, охранных големов комплекса. Натолкнувшись на очередное место, где однозначно произошло локальное сражение охранников комплекса и неизвестных нападавших, от которых остались лишь фрагменты костей, я, наконец, получил возможность, как говорится, потрогать руками одно из изделий местных магов. На каменном полу тоннеля среди обломков камня, каких-то досок и других обломков явно органического происхождения были разбросаны останки двух големов – ничем другим это быть не могло. Судя по всему, маги Свободных территорий особо не заморачивались тонким тюнингом и дизайном, а изготовляли големов из металла и керамики человекоподобной формы. Хотя, насколько я мог судить по разбросанным в радиусе нескольких метров частям, големы имели несколько смещённый вниз центр тяжести по сравнению с человеком, что, по всей видимости, обеспечивало лучшую устойчивость.

Пообещав себе обязательно потом вернуться для более тщательного исследования обломков големов, я продолжил путь к хранилищам.

Достигнув обозначенной на схеме Хранителя точки, я с изумлением уставился на некое подобие металлической двери, которые видел в своё время в фильме про немецкую подводную лодку. В общем, там дверь открывалась, если покрутить установленный посредине её маленький металлический штурвал.

Не знаю, что сделали бы немцы на моём месте, но я первым делом попробовал этот штурвал покрутить в противоположную часовой стрелке сторону. Потом в другую сторону. Потом тупо постучал по металлической двери, убедившись, что броня крепка… Обозвав дверь плохими словами, я решил наконец-то подумать головой.

Ну что ж, я пробовал по-хорошему, пришло время использовать уже зарекомендовавшее себя плетение Малого лезвия.

Мои приготовления были прерваны хихиканьем О'Носа, который, оказывается, тоже имел чувство юмора.

«Дверь изготовлена из менского железа, которое магией не возьмёшь, – сообщил Хранитель. – Надо было сразу спросить меня, как её открыть. Не мог себе отказать в удовольствии понаблюдать за тобой, такое развлечение не видел уже лет двести». – Хранитель явно продолжал издеваться надо мной.

Насупившись, я уставился на дверь как баран на в общем-то уже не совсем новые ворота.

«Справа от двери есть камень, который своим более тёмным цветом должен отличаться от окружающих его», – продолжил Хранитель.

Действительно, этот камень сразу же бросился мне в глаза.

«Да, я его вижу», – нейтральным тоном сообщил обиженный я.

«Приложи к нему руку, получишь результат», – в лучших традициях группы «Технология» сообщил мне О'Нос.

«Ладно, – подумал я про себя, – за мной не заржавеет».

Приложив руку к тёмному пятну камня, я замер.

Через секунды три раздался щелчок.

«Можешь крутить маховик», – сказал Хранитель.

Этот мини-штурвал на удивление легко поддался. Через несколько его прокруток я услышал синхронный щелчок затворов, выходящих из металлических пазов.

На всякий случай покрепче перехватив Бебут, я потянул дверь на себя.

«Вот оно какое, хранилище древней Стражи…» – мысленно протянул я, оглядывая ряды стеллажей из неизвестного мне материала, уставленные всякого рода имуществом.

Сразу было видно, что в помещении ранее хозяйничали военные.

На каждом стеллаже была прикреплена металлическая табличка бронзового цвета с надписью, в хранилище царил идеальный порядок. Казалось, что ещё совсем недавно в этом помещении практиковались в наведении чистоты и порядка несколько новобранцев под руководством сурового старшины, настолько всё было аккуратно, идеально разложено.

«По сути, ты недалёк от истины, – сообщил Хранитель, – на хранилища были наложены коконы подпространства и плетения нетленности сразу после того, как маги покинули комплекс. Здесь всё осталось так и в том же самом состоянии, как было двести лет назад. Еда в продуктовом хранилище также пригодна для употребления, ведь по субъективному времени для неё прошло не более нескольких суток. Здесь ты можешь выбрать себе одежду и снаряжение, оружие находится в смежном помещении, амуниция там же».

Испытывая непонятный мне трепет, я приблизился к стеллажам. Странно, но таблички оказались с вполне читаемым текстом.

«Ничего странного, – заметил Хранитель, – не забывай обо мне и пересадке феррона. Сейчас тебе многое может показаться понятным вне зависимости от твоих прошлых знаний. Просто тебе необходимо научиться этим пользоваться».

 

«Будем, будем учиться, но потом, – сказал я, – а сейчас самое время делать покупки…»

Обходя стеллажи, я сначала натянул на себя нечто похожее на комбинезон советских танкистов, только без шлема, конечно. Такой же чёрный цвет, множество карманов, в общем-то удобный, хотя сначала в разных частях комбеза ощущались какие-то уплотнения. Вернулся к табличке и прочитал: «Походный костюм, мимикрирующий». Да без разницы, хоть крякающий. Первая похожая на нормальную одежда в этом мире, ещё и мой размер.

«Размер стандартный, – опять влез Хранитель, – комбинезон универсальный, специально разработан для Стражи и позволяет чувствовать себя комфортно в боевых и походных условиях. Посмотри через два стеллажа, найдёшь себе обувь. Да не пропусти стеллаж с головными уборами, там есть шапки типа ваших лыжных масок, захвати себе одну, в комбинезоне есть специальный карман для неё».

Последовав совету О'Носа, я нашёл себе пару отличных, вполне похожих на привычные мне берцы, высоких ботинок. Обув подходящий мне размер, я сам себе не поверил: на стоящем рядом стеллаже обнаружил самые настоящие носки! Быстренько разулся и, нацепив носки, вновь облачился в ботинки. Вот… теперь я почувствовал себя человеком. Засунув в карманы ещё две пары носков, я отправился разыскивать указанный Хранителем стеллаж с шапками. Без труда найдя их, я померил одну, виртуально оценил свой внешний вид молодого омоновца, стянул шапку и засунул её в специальный карман, действительно обнаруженный на комбезе.

В общем-то, жизнь удалась, ещё бы поесть.

«Но сначала получим оружие», – ухмыльнулся я про себя.

Перейдя в смежное помещение, я, мягко говоря, слегка прозрел.

Какое же это хранилище – это арсеналище! В просторном помещении находилось несколько громадных высоких стеллажей, плотно забитых разнообразным холодным оружием. Напротив оружия стоял открытого типа шкаф с видневшимися ремнями кожаной амуниции и ранцами, ещё дальше были расположены несколько стеллажей с различными тубусами и пеналами. Посреди помещения стояли несколько пирамид с копьями. На стенах, по принципу рыбьей чешуи, висели щиты. В дальнем углу комнаты стояла ещё и целая колонна, выложенная из круглых и, похоже, однотипных щитов.

Я, перебрав пару ремней, причудливо соединённых между собой, выбрал один комплект и попробовал надеть его на себя. Через две минуты это удалось. Как и все военные, видимо, Стража Свободных территорий не стремилась к усложнению своего оснащения, отдавая прерогативу его простоте и удобству. Поэтому мне удалось разобраться с кожаными ремнями и ремешками достаточно быстро. Просторный ранец удобно лёг за плечи, и я перешёл к выбору оружия.

Сказать, что я умел фехтовать, я, естественно, не мог. Знания есть, это да, но, прежде чем я смогу прилично держать в руках меч, пройдёт немало времени в тренировках. Поэтому, особо не напрягаясь, выбрал среднего размера клинок с прямым лезвием из металла с синеватым отливом и подвесил его с имевшимися тут же ножнами себе на пояс. Потом не удержался и подвесил с другой стороны длинный кинжал, понравившийся мне узором и долами на лезвии.

Затем задумчиво покрутил в руках ещё один кинжал с удобной рукояткой, перевитой для удобства толстой проволокой жёлтого цвета. Какое-то ранее мне незнакомое чувство подсказывало, что есть смысл поменять рукоятку для Бебута.

Через пару минут я уже держал в руках отсечённую Малым лезвием рукоятку кинжала. Освободив ржавый отрезок прута от десятка плетений Малых лезвий, я перенёс их на новую рукоятку, сразу опробовав обновлённое оружие. Всё работало, и работало не в пример старому образцу. Видимо, я выбрал хороший вариант для рукоятки Бебута, так как магическая энергия сохранялась намного лучше, а количество плетений Малого лезвия, которые я мог разместить в ней, было намного больше. Подвесил на пояс и рукоятку Бебута, специально расширив для этого один из клапанов.

Трезво размыслив, что дополнительные запасы не помешают, я стянул с себя ранец и сложил в него ещё несколько дополнительных кинжалов.

Перешёл к стеллажам с тубусами и пеналами, которые лежали в специальных ячейках. Достав один из пеналов, выполненных из тёмно-красного дерева, аккуратно открыл его. Ничем иным, кроме походной аптечки, это быть не могло. В разделённом на два отделения пенале находились перевязочные средства из неизвестного мне материала, кровоостанавливающий жгут, маленький металлический скальпель и ножницы. В другом отделении в специальных зажимах находилось около десятка пузырьков с разноцветными жидкостями. Захлопнув пенал, я захватил ещё один и сложил их в специальные отделения ранца. Хранитель потом подскажет, что за зелья находятся в разноцветных пузырьках.

Тубусы были разных размеров. Открыв один из них, по форме напоминавший стандартный термос для чая, я высыпал на пол полтора десятка исполненных в разном стиле амулетов. В предметах были чётко видны магические плетения, правда, не наполненные магической Силой. В одном из них, по форме напоминающем браслет из серебристого металла, мне удалось распознать амулет жизни.

Посчитав, что он может мне пригодиться, я напитал структуру его плетения магической энергией, которой ушло, должен признаться, на удивление много. Защёлкнув браслет на правой руке, обратил внимание, как несколько силовых линий разного цвета окутали моё запястье.

Остальные амулеты собрал обратно в тубус и, захватив ещё один с аналогичным содержанием, сложил в ранец.

Более длинные тубусы, снабжённые специальным ремнём для размещения на плече, оказались наполнены несколькими средней длины метательными дротиками. Их ромбовидной формы наконечники бронзового цвета были украшены причудливой вязью непонятного рисунка. Полюбовавшись красотой исполнения этого оружия, я сложил дротики обратно в тубус, решив также взять его с собой.

В голову пришла очередная идея. Изготовленный из лёгкого металла продолговатый корпус тубуса с дротиками по своей форме и длине очень напоминал хорошо знакомый мне ещё по службе РПГ-18 «Муха». А что, если соорудить себе нечто наподобие этого советского гранатомёта, соединив разрушающее действие файербола и скорость Воздушного тарана? Может, и получится, только надо немного времени, чтобы соответствующим образом проработать плетения.

«Будет день – будет пища», – решил я. Но пару тубусов освободил от дротиков и прицепил их с внешней стороны ранца, используя имеющиеся на нём дополнительные ремешки.

Кстати, о пище. Желудок ощутимо сводило от голода. Что там Хранитель говорил о непортящейся еде?

Тут я поймал себя на ощущении, что слышу какие-то посторонние звуки.

В тоннеле, ведущем к хранилищу, раздавались гулкие звуки тяжёлых шагов.

Городской маг О'Тил

За три дня до встречи с магом Свободных территорий

О'Тил лежал на покрытом соломой топчане, заложив одну руку за голову, а второй отщипывал кусочки от свежего хлеба, который принёс сегодня булочник, узнавший, что маг задержан по подозрению в убийстве.

Как рассказал этот болтун (хотя в глубине души маг был ему очень благодарен за внимание и ещё тёплый хлеб), город наполнился слухами о произошедших событиях. Жители были взбудоражены, убийства в лавке мага и в одном из городских трактиров обсуждали на каждом шагу.

Особенно ухищрялся на этом поприще, как стало понятно из слов булочника, тот самый трактирщик, который указал дознавателю комнату, где маг допрашивал контролёра. Какие только варианты не предлагались для ушей доверчивых слушателей! То трактирщик с дознавателем появились в момент, когда городской маг расправлялся с одним из постояльцев ужасающим по мощи плетением, использование которого почти полностью разрушило левое крыло трактира. Всю ночь несколько бригад строителей восстанавливали жильё для постояльцев, и теперь трактирщик хочет, чтобы городские власти возместили ему огромный ущерб. То трактирщик вместе с магом до прибытия городской стражи героически сдерживали целую банду разбойников, которые хотели уничтожить всех постояльцев в трактире и похитить его казну.

В общем, ситуация ясна, трактирщик рассказывает каждому то, что тот хочет услышать. Кстати, как сказал булочник, уже появились несколько очевидцев и даже участников событий в лавке городского мага. Эти люди путались в своих рассказах о роли и участии мага в гибели нападавших на него и его охранника.

Большинство населения города всё же оставалось на стороне городского мага, считая, что после разбирательства его отпустят. Ведь все убитые злодеи были приезжими, чужаками, одним словом, а Плевок героически погиб, выполняя свой долг по защите жизни и имущества своего нанимателя.

Есть совершенно не хотелось. Уже вторые сутки городской маг был лишён своих амулетов и возможности слить свой резерв магической энергии.

О'Тил так привык ежедневно опустошать свой магический резерв, в течение рабочего дня заряжая амулеты горожан, а вечером наполняя собственные амулеты и артефакты, что сейчас энергия просто переполняла его.

Аппетита не было. Маг задумчиво отщипывал кусочки хлебного мякиша, скатывал его в комки и бросал в дальний угол своей камеры.

После каждого падения комка хлеба на пол из узкого отверстия внизу стены камеры выскакивала лоснящаяся крыса, которая хватала мякиш и умильно съедала его, придерживая хлеб передними лапами. Видимо, задержанные, содержавшиеся в этой камере, частенько подкармливали городского паразита.

Дознаватель, проводя вчера допрос, попросил мага воздержаться от использования любых магических плетений до окончания следствия. Так как маг не желал конфликта с ним, эту просьбу он собирался выполнить. Свои амулеты маг сдал сразу после своего прибытия в городскую тюрьму.

В первый вечер задержания мага никто не допрашивал. Как решил О'Тил, видимо, в тот день дознаватель провёл поиск и опрос возможных очевидцев событий вокруг него.

Не исключено, что дознаватель, кроме изучения мест преступления и обсуждения с городскими лекарями причин смерти сразу четверых людей в один день, доложил о событиях непосредственно городскому голове. Дознаватель был его ставленником, что не было для мага секретом, так как его услуги изредка требовались в ходе очередного расследования редких, но всё же происходящих в приграничном городке преступлений.

Насколько маг знал городского голову, тот вначале взвесит на одной чаше весов все плюсы от деятельности мага в городе в первую очередь лично для него, а потом для горожан. На другую чашу весов городской голова поместит максимальную тяжесть проступка мага. И уже от его решения зависит направление расследования дознавателя, а в итоге и выводы следствия.

Впрочем, вчерашний день показал, что никто особо «утопить» мага не планирует. Дознаватель прибыл в тюрьму вскоре после того, как мага накормили завтраком.

– О'Тил, я вчера провёл тщательное обследование мест, где были совершены убийства, – сообщил дознаватель, присаживаясь на табурет, услужливо поданный в камеру стражником. – С утра мне доложили результаты осмотра погибших лекарями. Ситуация неоднозначна. Если по гибели горожанина Плевка всё достаточно ясно – ему просто переломили шею, то остаются вопросы по событиям в вашей лавке и трактире. Особенно, – дознаватель достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб, – по событиям в трактире.

– В лавке я даже не приближался к нападавшим, – О'Тил решил начать с событий в лавке, чтобы дать себе дополнительную возможность обдумать пару скользких моментов о смерти контролёра, – они атаковали меня арбалетным болтом, как только я вышел из своего кабинета.

– Действительно, в ходе осмотра помещения нами был найден полусгоревший болт из менского железа. Как вам удалось уцелеть? – продолжил дознаватель. – И поясните факт применения амулетов Трёх лезвий, которые запрещено использовать в городе.

– На мне был активированный артефакт магического щита времён магов Свободных территорий, – не спеша ответил О'Тил. – Если заряд этого амулета полон более чем наполовину, он может выставить щит, который выдержит и атаку оружием из менского железа. Этот амулет я приобрёл несколько лет назад по случаю у одного из поисковиков по имени Лот, уже год как погибшего в Пустынных землях. Мне пришлось заряжать этот артефакт каждый день последние два года, чтобы вчера он смог остановить арбалетный болт, направленный в меня.

– Хорошо, а амулеты Трёх лезвий? – продолжил допрос дознаватель. – Ведь для обезвреживания напавших было достаточно парализующих плетений, следы использования которых определили наши лекари.

– По поводу этих амулетов я вам уже говорил, – ответил маг. – Я заряжаю амулеты практически для всех поисковиков, которые выходят в Потерянные земли из нашего города. Естественно, у меня есть определённый обменный фонд, амулеты из которого я могу выдать заказчику взамен его собственных в случае необходимости. Как вы знаете, – продолжил О'Тил, – мы, я имею в виду магов, имеем возможность активировать магические плетения без личного контакта с амулетом, то есть, чтобы его активировать, мне не надо было брать его в руки. Так и произошло в этом случае. Когда я был атакован арбалетным болтом и увидел, что силуэты нападавших метнулись ко мне, наверняка чтобы добить, все мои мысли сосредоточились только вокруг того, как защитить свою жизнь. Возможности выбрать, какой амулет активировать, а какой нет, у меня не было, от каждой доли секунды зависело, буду ли я дальше жить. Поэтому я активировал поблизости все амулеты, которые могли меня защитить.

 

Городской маг решил не признаваться, что амулеты Трёх лезвий он уже давно скрытно разместил в лавке как раз для таких случаев. Так что ни о какой случайной их активации не могло быть и речи. Фактически он действительно мог ограничиться плетениями парализации, накрывшими напавших на него в лавке адептов первого круга Детей свободы. Но после того, как он узнал, что Дети свободы перед нападением на него убили Плевка, О'Тил не испытывал никаких угрызений совести. То, какой испуг он пережил, когда сработал его щит и он увидел нападавших, абсолютно оправдывало в глазах мага то, что кроме амулетов с парализующим плетением он активировал и амулеты Трёх лезвий.

– Поэтому я вас и не задержал после событий в вашей лавке, – ответил дознаватель, – тогда этих объяснений было достаточно. Теперь же, после убийства в трактире, кажется, что эти события взаимосвязаны. Почему после вас остались одни трупы? Как мне убедиться в том, то вы говорите правду? И как вы поясните, наконец, произошедшее в трактире?

– Я нашёл третьего соучастника нападения на меня, используя плетения иллюзии и желая оказать следствию посильную помощь. К тому же я просто хотел узнать, разыскивая место, где остановились напавшие на меня люди, откуда они появились. Мне было совершенно неизвестно, что у них есть третий сообщник.

– Лекарь сказал мне, что человек из трактира умер от разрыва сердца, – продолжил дознаватель. – Что он сообщил вам и почему был связан?

– Когда я постучал в дверь, она оказалась не заперта, и, услышав шум, я заглянул в комнату. Этот мужчина лежал на полу, его тело били конвульсии. Я сразу увидел, что человек был поражён пещерным слизняком, который, похоже, добрался до какого-то болезненного места в теле мужчины. Руками он мог причинить себе вред, так что мне пришлось вначале наложить на него плетение парализации, а потом связать его, так как я намеревался оказать ему помощь. Я собирался уже дать ему универсальный эликсир, который изготавливаю сам. А так как я единственный маг в городе, естественно, что несколько доз у меня всегда при себе… Но сделать я ничего не успел, мужчина умер. Тут вы и появились. Да, чуть не забыл, эликсир я сдал вместе с амулетами страже, можете проверить.

– Звучит правдиво, но всё же странностей слишком много в этих делах, – сказал дознаватель. – Почему вас хотели убить?

– Я этого не знаю, – ответил городской маг. – Уже двадцать лет я живу в этом городе и не знаю причин, по которым трое чужаков стали бы использовать против меня менское железо.

О'Тил решил утаить от следствия правдивую историю общения с контролёром и причину его смерти. Очень хорошо, что лекарь не догадался поднять веко мёртвого мужчины из трактира. Тогда бы причина его смерти, а именно активация запрещённого некромантского плетения, была бы определена правильно. В этом случае, подозревал маг, дознаватель раскопал бы и правду о Детях свободы. О'Тил думал, что эти знания приведут к тому, что городской голова решит избавиться от мага, представив, какие неприятности он может получить хотя бы только от Детей свободы, не говоря уже о некромантах, за сотрудничество с которыми в королевстве Ленна полагалась смерть на месте. А ведь подозрение в использовании плетения некромантов легло бы в первую очередь на мага! Никто бы и разбираться не стал. Так что всё, что ни делается, всё к лучшему.

– Да, и хотел вам ещё сказать, – продолжил маг свой разговор с дознавателем, – тело мертвеца из трактира необходимо сжечь, если вы не хотите, чтобы оно стало инкубатором для небольшой колонии пещерных слизняков из Пустынных земель. А всем, кто контактировал с трупом, необходимо в ближайшее время принять мой эликсир, иначе есть шанс заражения этими паразитами. Вы, – глянул маг на побледневшего дознавателя, – можете не откладывая принять тот эликсир, который у меня был с собой, когда вы меня задерживали.

– Почему же вы ничего не сказали об этом мерзком слизняке вчера? – вскипел дознаватель.

– Так меня никто ни о чём не спрашивал, – усмехнулся ему в лицо маг, – тем более я испытал вчера серьёзные душевные травмы и долго не мог прийти в себя.

Больше до вечера мага никто не беспокоил, кормили хорошо, только он практически ничего не ел, а думал о своих дальнейших планах…

Сегодня городской маг ждал освобождения. Максимум, что ещё могло потребоваться, так это пройти проверку на Кристалле правды, одном из немногих артефактов, бывших в распоряжении городской власти.

Размышления городского мага были прерваны раздавшимся писком крысы.

Маг привстал и посмотрел на неё.

Крыса, попискивая, забилась в конвульсиях, потом затихла на полу в неестественной позе.

Поисковик Рон

Третий день выхода в Потерянные земли

Рон согласился отправиться по следам зомби только с одной целью: найти хотя бы несколько мощных защитных амулетов, которые позволят поисковикам хоть что-то противопоставить монстрам Пустынных территорий. Израсходовав последний амулет Трёх лезвий, Рон, как и всякий командир, реально оценил снизившиеся боевые возможности своей группы. А ведь поисковикам предстояло добраться до развалин башни мага, а потом ещё и попытаться обследовать уходящий в глубь скального массива тоннель. Там, где они попали в одну засаду лагеров, могла быть и другая, а шансы выйти из новой переделки у отряда без мощных боевых амулетов снизились после сегодняшней ночи.

По хорошо различимому следу отряд повёл Пискун, хороший следопыт и признанный ветеран среди поисковиков Пустынных земель. Прозвище прилипло к Пискуну из-за характерного писка во время сна. Как объяснял сам Пискун, этот писк появился после ранения стрелой кочевников, которое он получил ещё во время службы в армии королевства. Стрела что-то нарушила в его лёгком, и, хоть лекари сумели поставить Пискуна на ноги, из армии его списали. Кроме умения распутывать следы Пискун хорошо владел практически любым холодным оружием, поэтому, когда деньги стали заканчиваться, он перебрался в Кулон и присоединился к поисковикам.

Разгромленный лагерь обнаружили с другой стороны мёртвой рощи через сорок минут ходьбы. Первым делом поисковики тщательно осмотрели окрестности, чтобы не попасть в засаду к таким же монстрам, который направил сегодня ночью свежих зомби на поисковиков.

Прежде чем тела зомби были сожжены, Рон тщательно осмотрел тело странного мертвеца, который атаковал поисковиков из темноты. Рон признал, что если бы не успешное применение амулета Трёх лезвий, то ещё неизвестно, чем бы закончилась эта ночь для отряда.

Мертвец, бывший когда-то человеком, странно изменился. Его нижние конечности ногами уже назвать было сложно – перевитые жгутами мышц под синеватой кожей, они явно были более приспособлены для прыжков. Об этом свидетельствовал и дополнительный мощный сустав на ноге, которого у человека не было. Передние конечности монстра заканчивались самыми настоящими когтями пятисантиметровой длины, которые Рон с трудом отрубил, надеясь показать в Кулоне другим поисковикам и предупредить их о новом опасном существе Пустынных земель. Кроме этого Рон отдавал себе отчёт, что именно этот монстр как-то руководил ночной атакой на лагерь, направив свежих медлительных зомби с одной стороны, а сам напал с другой. Рон стиснул зубы. Если бы монстров было хотя бы двое, все поисковики сегодня ночью присоединились бы к своим коллегам, ставшим зомби. Однако Рон не стал делиться своими мыслями с членами отряда. Вернёмся в город, тогда и разложим по полочкам всю новую информацию.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?

Другие книги автора

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»