Белый пароход. СудьбаТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Тот кивнул.

Теперь мы уже втроем ездили в командировки, вернее, вшестером, только в разные страны. Наши жены не отпускали нас ни на шаг.

В конце концов, мои шесть месяцев со дня возвращения истекли. Как и полагается, я за неделю написал подробный отчет, и отправил его вместе с заявлением об увольнении моему начальнику. На всякий случай, я оставил себе только копию.

– Вот и все, – сказал я вечером Златке, – твой муж остался безработным.

– Мой муж остался со мной, это самое главное, – обняла меня она.

Все три сестры ходили уже с животиками. Конечно, у Евы он выделялся больше всего. Теперь, чтобы не было так скучно, мы со Златкой ездили с остальными, и даже кое в чем помогали. Им дали сжатые сроки, не так как в первый раз. Но за два месяца до предполагаемых родов Евы, мы вернулись с ней вместе домой. Джек пока остался со Стивом и Селиной. Но уже через месяц вернулся и он.

Роды состоялись не раньше, ни позже. И прошли они удачно, без каких-либо осложнений. В нашей большой семье появился мальчик, и Бланка безмерно радовалась. Через неделю Джек вернулся к Стиву и продолжил работу. Бланка в один день куда-то исчезла. Она появилась только к вечеру.

– Я была в адвокатской конторе, – рассказала она потом, – предъявила свидетельство о браке и рождении. Ева теперь владелица гостиницы, которая выходит на ту сторону, вот все бумаги. К тому же, деньги на ее счету разблокированы.

Мы не смотрели на бумаги, а только на Еву. Но на ее лице не было особой радости, она восприняла эту новость абсолютно нейтрально.

Дни шли, А Бланка не могла нарадоваться внуком.

– Златка, – смеялся я, – ну давай же. Ты должна опередить Селину. Покажи своей старшей сестре чего ты стоишь.

Та только смеялась. Но через два месяца забрали и ее. Я нервничал, как никогда. Только узнав, что все в порядке, и что у меня родилась дочка, я сразу послал телеграмму родителям. Мы только забрали ее, как у Селины начались схватки. Через неделю мы уже забирали и ее, она добавила в нашу семью еще одного будущего мужчину. Конечно, Стив был при ней, оставив одного Джека в другой стране.

Через неделю, две сестры получили от мамы такие же бумаги, как и Ева. Стиву досталась соседняя гостиница, а нам со Златкой – рядом с Евой. Только сейчас я понял схему завещания. Мама оставалась рядом со старшей дочкой, а на той стороне две оставшиеся гостиницы достались средней и младшей. Хотя сами денежные суммы завещания были разделены поровну между мамой и сестрами.

– Если хочешь, можем махнуться, – улыбался Стив, – ты же у нас мамин любимчик, будешь всегда рядом.

– Мы и так будем рядом, – смеялась Златка.

Вскоре уехал и Стив. Им оставались последние три месяца. И, конечно же, окончательное решение.

Время пролетело быстро, малыши росли как на дрожжах, а я радовался, видя, что наша Луиза, так назвали мы дочку, была копией мамы. – От женихов не будет отбоя, – смеялся я.

Стив назвал сына Патриком, а Джек – Романом. Оба вернулись за месяц до окончания, писать отчет. Им никто не мешал, хотя обстановка становилась напряженной. Наконец, первой не выдержала Бланка. Собрав всех, она не спрашивала ничьих решений, а просто поставила нас в известность. Раньше всего заканчивался контракт на гостиницу Селины и Стива, им оставалось всего три месяца. Потом шли мы, шесть месяцев. Год оставался Еве с Джеком. Она обвела всех взглядом, но услышала только мой голос.

– Мы со Златой остаемся в нашей новой гостинице, правда, дорогая? Шесть месяцев пройдут быстро.

Та, улыбаясь, кивнула. Бланка метнула на меня благодарный сияющий взгляд. Я понял, что стал ее любимчиком еще больше.

Расходясь, я заметил кивок Стива в мою сторону и пошел к нему. Вскоре появился и Джек.

– Решили? – с порога спросил я.

– Предварительно, – неуверенно сказал Стив, – хотелось бы обсудить. – Закрыв дверь, он начал первым.

– Мы долго думали, – сказал он, – я и Селина, и решили последовать твоему, Джон, примеру. Хоть я и старше по возрасту и должности чем Джек, но перспективы у меня на работе никакой. У меня большая семья, два брата и сестра, замужем. Все живем в одном доме. Нет, родители у меня не из бедных, жаловаться не могу. Но, если я привезу туда еще и Селинку с сыном, в доме станет черти что. Придется что-то покупать или снимать. Моих небольших накоплений там не хватит, а тут это все же деньги. – Он задумался.

– Но Селина получила неплохое наследство, как и все. Плюс, ваш отель вы можете продать или продолжить сдавать. Вы это тоже учли? – Спросил я.

Тот кивнул головой. – Дело не только в этом. Предположим, что квартиру мы купим. А что с работой? Заявление на увольнение я уже написал, эта работа действительно не для семейных. А что с другой? Придется искать и начинать все с нуля. Университетского образования у меня нет, как у тебя и у Джека. А Селинка вообще нигде не устроится. Короче, мы уже все решили, и, я думаю, окончательно.

Я крепко пожал ему руку. – Добро пожаловать, вернее, остаться в семье. Ну а ты, Джек? – Я посмотрел на него.

– Мы уедем, – тихо сказал он. – Поймите, с нашими характерами оставаться и управлять отелем, это потерять его за считанные годы или месяцы. Не обижайтесь, ребята.

– А как Ева?

Он пожал плечами. – Поддерживает, но иногда ночью плачет. – Он опустил голову.

Наверное, мы оба со Стивом все поняли. Ева не хотела уезжать от мамы и сестер, но соглашалась ради Джека.

– А что тогда будет с вашей гостиницей? – спросил я.

– Решим через год, – неопределенно сказал Джек. – Или продадим, или сдадим в аренду. Вернее, там будет видно.

Повисла тишина, каждый думал о своем.

– Стив, а вы вдвоем справитесь с гостиницей? – задал я вопрос. – Я спрашиваю, потому что мы со Златой будем точно в таком же положении, как и вы.

– Справимся, – махнул рукой Стив, – Селинка – девчонка боевая, да и я не промах. Конечно, на первых порах будет нелегко, пока малой не подрастет. А потом, я думаю, все пойдет как по маслу. Могу сестру позвать с мужем, или любого из братьев на помощь. С улицы брать мы никого не будем.

Я сразу же вспомнил о моих родителях. Если бы они приехали, да еще и остались бы, тогда бы у нас все складывалось просто идеально. Мама могла бы продолжать свои уборки, только уже в отеле. А отец – помогать по хозяйству. Но это были пока только мечты.

– Когда едите? – спросил Стив у Джека.

– На днях, – опять неопределенно ответил тот. Я вздохнул. Да, хозяина из Джека не получится. Но хоть мужа и отца? Определенности не было, или я ее просто не видел.

Мы разбежались. Часть разговора я сразу передал Златке. А поздно вечером, к нам постучала Бланка. Она пригласила меня на ужин. Златка уже знала, что это такое, и, наверное, догадывалась, о чем мы будем говорить.

Я оделся и спустился, на вахте оставался Ник. Он не сказал нам ни слова. Мы сразу пошли в наш ресторан. Бланка была грустной. Как всегда, я сразу же наполнил бокалы, и мы выпили за наших детей и внуков.

– Джон, дорогой, – сразу начала она, – как мать я лучше всех знаю каждую из дочерей. Еву тоже. Наверное…

– Знаю, – перебил ее я, – она не хочет уезжать. Это я уже понял. Но, что ты можешь предложить конкретно?

– Ничего, – она просто развела руками, – я уже не имею на нее никаких прав. А на Джека, и подавно. Поэтому-то я тебя и пригласила.

– Спасибо за доверие, – улыбнулся я, – но я не волшебник, Бланка. И палочки-выручалочки у меня нет, и не было. Никто их за уши не тянул.

– Тянули, вы со Стивом, – я почувствовал в ее голосе небольшой упрек, и мне стало грустно. В чем-то она была права. Если бы мы не вмешивались, Джек так бы и уехал холостяком. А может быть, и нет. Я вздохнул.

– Сейчас это уже не имеет значения, факт остается фактом. Повлиять на Джека мы не можем. Да и надо ли? Кто знает, как у них сложится там? Может через год вернутся. А мы только будем, сами себя есть. Я почему-то всегда верю в хорошее.

– Это я уже давно заметила, – улыбнулась она, – почему то за тебя я уверена как за саму себя.

– А за Стива? – удивился я.

– Тоже, но не так. Сердце не обманешь, а оно у меня всегда лежало только к тебе. Ты не думай, это не лесть.

– С Ником все в порядке? – неожиданно спросил я.

– Да, прекрасно, – удивилась она, – он всегда рядом и во всем меня поддерживает. Я не жалею, что тогда согласилась. Тем более, я получила добро от тебя.

– Опять я! – я не смог сдержать улыбку. – Почему ты хоть немного не младше? Если бы ты была четвертой сестрой,…

– Разве Злата тебе не нравится?

– Шучу я, Бланка. Еще как нравится.

Хотя вопросов больше не было, я почувствовал, что до конца Бланка так и не успокоится. Может лишь немного я ее поддержал. Вскоре мы вернулись обратно.

– Ева? – сразу спросила меня Златка.

Я кивнул, и мы пошли спать.

Через два дня мы уже провожали молодую семью. Плакали только двое, Ева и Бланка. Они крепко обнялись и расцеловались. У остальных тоже не было никакого настроения. В этот раз, в аэропорт с ними поехал Стив. Вернувшись, он сразу пошел к себе в номер.

Три месяца пролетели быстро, но от Евы не было ни весточки. Зато Стив с Селиной приняли свой отель. Мы со Златкой помогали и им, и Бланке. До нашей гостиницы оставалось еще три месяца, и мы просто ждали.

– Спасибо Джон, – как-то сказал мне Стив, – ваша помощь для нас много значит. А вот кто поможет вам, для начала? Мы не сможем, мама с Ником тоже, – он развел руками.

– Справимся, – сказал я, хотя полной уверенности в этом еще не было.

В один день я позвонил родителям. Папа только что оформил пенсию, но оба продолжали работать. На мой вопрос ответила мама:

– Сынок, думали мы, и не раз. – Она тяжело вздохнула. – Скажи честно, ты еще точно этого хочешь? Не помешаем?

Я клялся и божился. А в конце, разговаривая еще и с отцом, мне стало теплее. Вернее надежда окрепла. По-крайней мере, отказа не было, а это уже было что-то. Я постарался надавить еще сильнее, пустив в ход и внучку, и Злату, и самого себя.

 

Они перезвонили через неделю, и я не мог оправиться от их согласия, как и Златка. Оказывается, они даже купили уже билеты, но прилететь они должны были только через три месяца. Это меня удивило.

– Надо собраться, сынок, – сказал отец, – гостинцев купить, да и с работы сразу не отпускают. Поэтому так долго.

Но, я все равно был рад. Златка тоже.

– Джон, – улыбалась Бланка, – ты как всегда первый. Твоих родителей я увижу первыми, хотя я даже не удивляюсь.

Вскоре, мы получили и свой отель, а через месяц должны были приехать родители. Первые недели нам пришлось туго, больше всего из-за дочки. Златка летала по отелю как бабочка, надо было, и убирать комнаты, и стирать, и гладить, и не только семейное белье. Постояльцы были, но немного, в основном командированные. Стив с Селиной сразу снизили цены, но не настолько, как в БЕЛОМ ПАРОХОДЕ. К тому же, они переименовали отель, теперь он назывался ВАРШАВА. Мы тоже решили не отставать, но и не создавать конкуренцию Варшаве. Цены мы оставили точно такими, какие были у них. А название придумал я, хотя Златка сразу его приняла, да еще долго меня целовала. Теперь наш отель назывался БЛАНКА, и мы еще долго принимали поцелуи ее мамы. Но, глядя на то, как моя молодая жена и мама носились по коридорам, я чувствовал, что всему есть предел. Она засыпала мгновенно, только коснувшись подушки, а в пять утра уже поднималась. Мне было очень ее жалко, но оставить свой пост внизу я не мог, хотя иногда сам носил заказы в номер.

Наконец пришел день, когда я уже ехал в аэропорт встречать гостей, вернее родителей.

Мы обнялись и расцеловались. Конечно, родители только и смотрели по сторонам, для них все было чужое и странное. К тому же, языка они, конечно не знали.

– Как страшно, сынок, – все время повторяла мама, – я думала это только в самолете. А на этой земле еще страшнее.

– Привыкнете, – улыбался я, – я же привык.

Встретили нас все члены нашей семьи. Радости не было конца. Мне пришлось стать штатным переводчиком. Наконец, мы поселили их в нашей гостинице, в БЛАНКЕ. Мама, как только брала на руки внучку, сразу начинала плакать, но слезы были радостными, и мы уже привыкли. Лишь отец весело улыбался.

– Джон, – предупредил он меня сразу, – мы только на месяц. И то, еле дали. Вы уж не обижайтесь, сам знаешь.

Я пока не заводил никаких разговоров. Но через неделю взорвалась мама.

– Джон, – грозно сказала она мне, – я не позволю, что бы моя принцесса Златка так снашивалась. Ты видел ее? Она бедная еле за всем поспевает.

Поднявшись наверх, она просто забрала у Златы швабру, и взялась за уборку отеля. Но через два дня, ту же швабру забрал у нее мой отец, отправив маму наверх, на стирку и глажку. Я не мог поверить, глядя на то, что происходит.

– Джон, – улыбнулся он мне, – ты просто не знаешь, что такое быть грузчиком. По сравнению с этим, мытье полов это просто какое-то удовольствие. Да и учиться ничему не надо, и языков знать.

Я поразился, как нам со Златкой сразу стало легко. Мама была наверху, и малышка оставалась при ней. Папа делал уборку и помогал еще, чем мог. А мы со Златой занимались остальным хозяйством.

– Милый, хоть бы они остались, – прошептала мне ночью Златка, – таких работящих людей здесь в этой стране не найдешь. Да и понравились они мне очень, хоть и не понимаю их без тебя. Если они вдруг останутся, ты же будешь меня учить своему языку?

Я обнял ее и пообещал.

Вскоре приехал брат Стива, и я понимал почему. Они вдвоем крутились как белки в колесе, как и мы до приезда родителей. Но ни к швабре, ни к утюгу брат даже не притронулся. Он просто разносил по номерам заказы. Конечно, это тоже была помощь, но ни в какое сравнение с моими родителями она не шла.

За два дня до отъезда, к нам зашли родители.

– Джон, – сказал за всех отец, – можешь нас выгонять, но мы с мамой не уедем. К черту ту работу. Пенсию я уже перевел на сбербанк еще до отъезда, а дом наш стоит гроши. Мы просто не сможем вас бросить одних.

Я перевел его слова Златке, и она первая бросилась отцу не шею. Потом, досталось и маме, но уже от нас двоих. Я понял, что таких родителей как у меня больше нет в мире. Но, сразу поставил им условие, что любой труд должен оплачиваться. Так меня попросила Златка. Мои только улыбнулись, я знал, что их зарплата прямым или косвенным образом пойдет или обратно к нам, или к их внучке. Нашей радости не было границ.

– Сынок, – добавила мама, – я вот тут вам помогаю, а ноги не раз не заболели. Или это климат, или легкая работа, но я действительно помолодела.

– А с моей спиной как будто ничего и не было, – добавил отец.

Довольны были все. В свободное время, я начал учить Златку своему языку. Она быстро схватывала, и бежала к моим родителям, повторяя то, что она уже запомнила. Мать в ней просто не чаяла души. А когда та стала называть их папа и мама на нашем языке, даже прослезился отец. С первой зарплаты они взяли Златку и пошли в город. Как я и думал, они растратили ее почти всю на внучку.

– Какие у вас тут цены! – восхищалась мать – Все просто бесплатно. Наши бы с отцом заработки да сюда.

– Видишь? – улыбался отец, – пенсия моя там как комариный укус, а тут на нее живут и безбедно. Просто не верится.

Через две недели, съездив в наше посольство в столицу, мы переоформили его пенсию сюда. Правда, она была уже не в евро, а местной валюте, но курс был такой высокий, что это было все равно.

– Сынок, – сказал он, – не надо нам вашей зарплаты, мы и на пенсию прекрасно проживем. – Но я оставался неумолим.

На следующий день разразился скандал в ВАРШАВЕ, и мы все бросились туда. Бланка уже была там, а у нас мы оставили на вахте отца. Селина плакала навзрыд, а Стива я еще никогда таким не видел. Он был красный как рак. Его брат сидел тут же в холле, и смотрел куда-то вдаль. Наконец, мы поняли причину. Билл, его младший брат с самого начала приставал к Селине, но только сегодня та решилась рассказать это мужу. Видимо дело дошло до предела. Мы успокаивали их, как могли, но назавтра Стив сам отвез Билла в аэропорт.

– Никаких братьев, – категорически заявил он, вернувшись. Инцидент был исчерпан, но нам стало его жалко. Они с Селиной опять остались вдвоем. Насколько я понял, сестра не соглашалась сюда ехать.

Переговорив между собой и с родителями, мы остановились на том, что пока мой отец будет у них убирать тоже.

– Вы на меня не смотрите, – сразу заявил тот, – мне эти уборки как детские шалости, после того, что я делал. Да и время есть. – Впервые он получил столько поцелуев. От Бланки, Селины и Златы сразу.

– Вы мне его не портите, – грозно сказала мама, – расцеловались тут. Так и мужа уведете.

Когда я перевел, все расхохотались. Все опять стало на свои места.

Денег с отеля нам хватало. Конечно, богачами мы тоже не становились. Единственной болью семьи так и оставалась Ева. Да, коротенькое письмо от нее все же пришло, но понять, что и как из него было трудно.

Когда нашей маленькой Луизе исполнился годик, в один день нас всех ожидал огромный сюрприз. Вернулась Ева, но только с малышом. Мы опять собрались вместе и смотрели на нее и слушали. Она прятала глаза, и рассказывала почти шепотом.

– Не уволился он, – у нее на глазах навернулись слезы. – Так и продолжает работать. Видела я его только несколько дней в месяц. Мы жили у его родителей, хорошая семья, ничего не могу сказать. Они-то мне и помогали. Иногда я даже забывала, как Джек выглядит, если он появлялся раз в два месяца. Наконец, я не выдержала и поговорила. Он мне сразу предложил развестись, ничего в своей жизни менять он не хотел, наверное, просто боялся. В конце концов, мы пошли в наше посольство, и через две недели нас развели. Пришлось обоим заполнять кучу бумаг. Я отдала ему деньги от наследства, а он подписал отказную на отель. Хоть он и не был оформлен на меня окончательно, но он и деньги перешли к нам уже при женитьбе. Слава богу, что на Романа он не претендовал, даже, как мне показалось, у него гора свалилась с плеч. На него он тоже подписал бумагу. – Ева не выдержала и расплакалась.

Да, в холле нависла полная тишина. Мне было жалко Бланку и Еву, они плакали обе, только мама старалась этого не показывать, только я заметил.

– Вы что тут устроили похороны, – вдруг сорвался я, – забудем про Джека, не было его и нет, и давайте праздновать. Ведь наша семья воссоединилась. Ева с сыном живые и невредимые, откуда слезы?!

– Джон, – отвел меня в сторону Стив, – ты молодец. А насчет Джека, правда, мы это подозревали? – в его голосе я заметил досаду.

– Мы с тобой тоже виноваты, – вздохнул я. – Оба их пихали. Вот и допихались.

Я заметил благодарный взгляд Бланки. Остальные тоже зажужжали. Вскоре, уже слышался даже смех. А вечером мы отпраздновали в ресторане сразу два события: годик нашей Лизы и возвращение Евы. Она пока остановилась у мамы в отеле.

Ко мне подошла Бланка и шепнула:

– Пошли на балкон. – Я все понял. Это было вместо приглашения в ресторан.

– Джон, дорогой, – начала она, когда мы уединились, – что мне с ней делать?

– С Евой? – спросил я. – А что у нее есть, и вообще?

– Договор на аренду уже истек, но я не стала продлевать. Отель за ней. Но положение – труднее не бывает. Она осталась без денег. Нет, конечно, я ей помогу, ведь я тоже получила свою долю. Да хоть всю ей отдам. Но отель она не потянет, и помощи ей ждать неоткуда. Захочет продавать его – это ее дело. Жалко, конечно, так мы все были вместе, весь участок с четырьмя отелями. А тогда придется кромсать, и отель, и участок.

– Бланка, ты можешь поговорить с ней, как мать. Посоветовать. – Сказал я.

– А что советовать, Джон? – она впилась в меня взглядом. – Нерешительная она у меня, ей бы такого парня как ты, или Стива. Они с Джеком оба такие, и виноваты оба. Да, что уже говорить, дело прошлое.

– Посоветуй, пусть сдаст его в аренду. И деньги будут, а сама пусть помогает тебе или Селине. На мой взгляд, это самый лучший выход. – Я посмотрел не нее.

– Наверное, ты как всегда прав, Джон, – сказала Бланка, после минуты молчания. – Хорошо, что ты у меня есть.

Мы вернулись за стол и продолжили праздник. Естественно, уже дома я многое рассказал Златке из нашего разговора. Она была умница, все слушала, но всегда молчала. Так получилось и на этот раз.

Через два дня Бланка собрала нас всех в холле, тут же была и Ева.

– Ева решила сдать свой отель в аренду, – сказала она. – Все даже захлопали. Значит, раздела не будет. И приданое остается за ней.

– Только я хочу сдать его или Джону, или Стиву, – неожиданно встала Ева. – Не хочу, чтобы среди нас опять появился кто-то чужой. Если нет, то я его так и оставлю стоять.

Такого, наверное, не ожидала даже мама. Все затихли.

– Джон, – наконец нарушил тишину Стив, – потянешь только ты. Я и так забрал у тебя отца. – Селина тоже кивнула.

– А Ева в таком случае будет помогать Стиву, – нашлась Бланка. – Нам с Ником не надо, вы сами решайте.

– Подождите, – вмешался я, – вы думаете, что вот тут сразу мы все и решим? Это же не игрушки. Давайте хоть пару дней подумаем.

Дома я все рассказал родителям.

– Я бы этого вашего Джека своими бы руками придушил, – возмутился вдруг отец. – Ну как это можно?

– Дело уже не в Джеке, – успокоил его я. – А в нас. В нас четверых, вернее уже пятерых, Лиза тоже когда-нибудь вырастет.

– Сынок, – вставила мама, – мы тоже не вечны. Хотя я лично до конца дней останусь с вами, если только смогу еще ходить. А потом на себя руки наложу.

Возмутились все, даже отец. – Ты что мать, сдурела такое говорить?! Что бы больше ни слова! – Он даже стукнул по столу. – Когда придут за нами, тогда и будет. А пока думай о детях и внучке. – Та сразу затихла.

– Как же мы потянем два-то? – продолжал он. – Получается, что по два человека на отель, плюс малая. Опять вернемся к сверхурочным?

Вопрос он поставил правильно. Я даже не видел выхода. Конечно, вместо Стива, если туда пойдет Ева, отец мог бы мыть в двух отелях. Но в любом случае, нам пришлось бы разделиться со Златой, на вход и прием. Конечно, это были мелочи, все равно мы были бы рядом, почти вместе. Но вот маме пришлось бы брать уже двойную работу, как и отцу. Плюс маленькая Лиза. Немного не хватало, для мамы это уже был бы перегруз. Но Бланка же как-то справлялась вдвоем с Ником? И даже от Евы отказалась в помощь нам.

Весь день все ходили задумчивые. А вечером я пошел к Стиву.

– Джон – сразу предупредил меня тот, – о нас ни слова, мы отель не потянем. Тут даже и вариантов нет.

– Тогда мне нужен твой второй брат, – сказал я. – Да подожди ты выступать, я и так знаю. Мы его заберем к себе, а Еву тебе отдадим. Того, что случилось не повторится.

 

Тот надолго задумался. – А не боишься, что на Злату твою может глаз положить? – наконец, спросил он.

– А я его и от нее спрячу, – улыбнулся я. – Тогда, второй отель будет чисто мужским: я, отец и он. И не верю я, что все твои братья одинаковы.

– Гладить и стирать-то, кто будет, – с усмешкой сказал Стив. – Женщина нужна, так или иначе. Он, конечно, неплохой парень, но я и от другого такого не ожидал. Если позову, приедет. Решать тебе, но он, так или иначе, будет со Златой в одном здании. – Он посмотрел на меня.

– Ладно, подумаем, – я похлопал его по плечу. – А за советы – спасибо.

Ночью мы разговаривали со Златкой.

– Джон, милый, обо мне не может быть и речи, я тебя ни на какого короля в мире не променяю. Но я знаю Селину, она такая же, как и я, не верю, что она могла бы дать повод. Как бы не случилось это и со вторым братом.

– Да, – задумался я, – но попробовать же можно? – Так мы и уснули.

А через месяц Стив опять поехал в аэропорт. Брата звали Брюс, он был очень похож на Стива, и внешне, и по характеру: боевой и всегда с улыбкой. Нам он всем сразу понравился. Но настороженность не проходила. Он сразу согласился на все, кроме стирки и глажки. Как он сам сказал, месяц назад он остался без работы, и девушки у него не было, та его тоже сразу бросила. Пока что все складывалось хорошо. Переговорив, в тот же вечер мы разделились. Ева пошла к Стиву с Селиной, Брюс – ко мне с мамой, а папа остался на два отеля, хотя остался он со Златой, на всякий случай.

Наконец, все четыре отеля уже работали в полную силу. Наши опасения насчет Брюса к счастью не подтвердились. Наоборот, он, как нам всем показалось, положил глаз на Еву. Это был бы просто идеальный вариант. Он как раз подходил ей. Сравнить его с Джеком было нельзя.

Стояла такая тишь и благодать во всех четырех отелях, что Бланка уже начинала шутить о продолжении с внуками. Вечером Брюс и Ева уже ходили куда-то гулять, оставляя малого Селине, и возвращаясь поздно ночью.

Но, вскоре, я почувствовал запах жареного, именно почувствовал, а не увидел. На мой взгляд, этого пока не заметил еще никто, но Селина показалась мне немного странной. Она стала меньше улыбаться, только и всего. Я не переставал наблюдать за ней, и, наконец, почуял, что какая-то проблема назревает. Я выложил свои наблюдения и поговорил со Златой, но та просто пожала плечами.

– Милый, это ведь семья. Не всегда все гладко плучается. Может, поссорились, так и помирятся скоро.

– А ты не можешь с ней поговорить?

Златка рассмеялась. – Если даже что-то и есть, ни мне, ни маме она не скажет. Только ты у нас общий любимчик. Почему-то тебе все всегда докладывают первому. Если хочешь, поговори сам, но я думаю, что все это мелочи.

Я наблюдал еще неделю, а потом не выдержал. Зайдя к ним, я попросил у Стива Селину на пару часов. Оба были удивлены, но Селина оделась. Как мне показалось, Стив провожал нас каким-то настороженным взглядом.

Ничего не говоря по дороге, я повел ее в кафе. Селина тоже молчала. Заказав кофе, я, наконец, начал.

– Селина, ты можешь обмануть кого угодно, но только не меня. Что случилось? Выговорись, тебе же легче станет.

Она посмотрела на меня удивленным взглядом, но ненадолго. – Ничего, Джон. – Пожала она плечами.

Я вздохнул. – Все останется только между нами, я буду молчать, как рыба, обещаю, – настойчиво продолжал я. – Даже Злата не узнает. Только давай по-честному, как всегда, а?

Наконец, Селина повесила голову, и я понял, что завел разговор неспроста. Но она долго молчала, что-то обдумывая.

– Джон, – вздохнула она, – ну, откуда ты взялся? Почему все перед тобой тают, а? Даже я чувствую в тебе старшего брата, которого у меня никогда не было. А может, даже и отца. Мама и та советуется только с тобой. Теперь моя очередь?

– Тебе же станет легче, – кивнул я. – Не тяни, рассказывай все как есть.

– А что рассказывать? – задумалась она. – Ничего нет, просто женское сердце шалит. Вам, мужчинам, нашего сердца не понять.

– Расскажи, – может и пойму, – мягко попросил я. – Давай, девочка.

– Стив редко появляется, – наконец, выпалила она и опустила глаза.

– Как редко, – удивился я, – вы же с ним всегда вместе. Я никогда не видел, чтобы он уходил куда-то из отеля.

– Не уходит, но и внизу не появляется, – сказала Селина, не поднимая головы. – Вернее появляется, но редко.

– Может, спит, или делами занимается?

– Может и так, – вздохнула она, – только колет мне это сердце. Ну, как тебе объяснить? Другую я чувствую, вот как. – Она продолжала говорить с опущенной головой, даже к кофе не притронулась.

Я задумался. Это был какой-то кроссворд. Наконец, я ляпнул просто так:

– Если не уходит, то только Ева остается в здании. Или, ты думаешь, что какая-нибудь командированная?

– Нет у нас сейчас женщин среди клиентов, – сказала Селина, и взяла в руки чашку. – Нет, и не было, с самого начала.

– Но Ева же уже вместе с Брюсом, – думая про себя, сказал я вслух. – Чудеса, да и только. Убила ты меня на повал.

– Значит, фантом женский объявился. – Развела она руками. – Только не к добру все это. Сердцем чувствую.

Я задумался опять. Все это мне казалось какой-то научной фантастикой.

– Селина, мы же оба не верим, что это Ева, – сказал я просто, раздумывая.

– И я не верю, поэтому и молчу. – Впервые, она подняла глаза. – Только вот настроения, почему-то нет, – вздохнула она. – Это все, Джон, больше добавить мне нечего. Даже не знаю, как ты это заметил. Только давай забудем этот разговор, ладно? Если что-то и есть, рано или поздно, оно само всплывет.

Я просто кивнул. Разговаривать со Стивом или Евой на данный момент не имело смысла. Я только хотел, что бы все это раз и навсегда закончилось.

Выходя из кафе, Селина грустно поцеловала меня в щечку. – Спасибо, Джон. От тебя ничего не скроешь.

– И не надо, – ответил я.

Проходя мимо БЕЛОГО ПАРОХОДА, к нам вышла Бланка. Она была просто удивлена, увидев нас вдвоем.

– Ник уезжает, – вдруг сказала она, – не выручите? Нет, на время. Дочь у него заболела, а мать где-то в отъезде. Будут готовить на операцию, только что позвонили.

Мы остановились, как вкопанные.

– А дочь замужем? – спросил я.

– Разошлась недавно, хотя и не регистрировалась. Слава богу, детей нет. Но, как сказали, операция не из самых сложных, но и не простая. По-женски. Хоть бы родить смогла после. – Про нас она так ничего и не спросила.

– Не горюй, – сказал я, – выручим обязательно, лично я тебя одну не брошу.

– А у вас все в порядке? – как-то подозрительно посмотрела она на обоих. Мы только кивнули головами.

Вернув Селину Стиву, я пошел к Злате.

– Ну как? – сразу спросила та.

– Наверное, ты была права, – усмехнулся я. – Вечно мне что-то кажется.

Я и не предполагал, что гром грянет так сразу. Уже через полчаса даже мы услышали какие-то крики в ВАРШАВЕ, и бросились туда. Бланка с Ником успели первыми. Еще никогда я не видел Селину в таком виде, и сразу понял, что у нее шок или нервный срыв. В холле сидели и Стив, и Ева, но почему-то оба с опущенными головами.

– Вон! – кричала она, им. – Оба! – Потом она бросилась наверх и прибежала с чемоданчиком Стива и его какой-то одеждой. Она открыла дверь отеля, и выбросила все на улицу. Мы застыли как статуи.

Наверное, только я понял, что произошло на самом деле. У остальных просто отпала челюсть. Я бросился к Селине, пытаясь как-то ее успокоить, только для этого ее надо было связать. Даже я сразу отлетел к стенке. Странно, но Стив сидел и даже не двинул пальцем. Он просто смотрел в пол. Ева же рыдала так, что на ее кофте и джинсах были видны мокрые пятна. Селина не успокаивалась ни на каплю. Выбросив, наверное, все вещи Стива на улицу, она вдруг повернулась к Еве.

– А ты стерва малая, как ты могла?! Я же тебя с мамой растила. А ты? Как я ушла, так сразу в кровать с моим мужем?!

Только тут до всех начало что-то доходить. Большей трагедии невозможно было даже представить. Мои родители вообще ничего не понимали, и стояли сзади всех, ожидая, что я им что-нибудь объясню.

– А вы все что!? – закричала она, повернувшись к нам. – Это вам спектакль, что ли? В театр пришли?

Ник вывел Бланку, она держалась за сердце.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»