Падение мисс КэмеронТекст

3
Отзывы
Читать 70 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Падение мисс Кэмерон
Падение мисс Кэмерон
Падение мисс Кэмерон
Бумажная версия
100
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Глава 1

Лето 1810 года

Дельфина Кэмерон шла в бордель, она должна была удостовериться в том, что Мэйзи, сбежав из детского приюта, отправилась к своей матери и находится в безопасности. Заведение, куда мисс Кэмерон держала путь, было одним из самых популярных среди мужской части лондонской знати, но находилось оно в таком районе, куда не следовало заглядывать леди, не говоря уже о самом борделе. Но светский мир с его условностями и запретами, мир ее матери и сестер, в последнее время все больше утрачивал свое влияние на Дельфину.

Обычно, когда она отправлялась куда-то с благотворительными целями, ее сопровождал один из лакеев, но сегодня он был занят другим поручением, и Дельфина отправилась в сиротский приют одна. Там она узнала от надзирателя дома, что Мэйзи сбежала. Легко было предположить, куда могла пойти девочка, и ничего не оставалось, как направиться за ней следом.

Вечер был жарким и душным, как бывает обычно перед грозой. Заведение миссис Кокс занимало импозантный трехэтажный особняк с выкрашенной в красный цвет дверью, по обеим сторонам которой горели два фонаря.

Ее впустил Фергюс Дейли, вышибала, которого наняла миссис Кокс для поддержания порядка в заведении. В его обязанности также входило отпугивание разного вида непрошеных гостей, попросту говоря голытьбы, пытающихся проникнуть сюда с улицы. На его огромной фигуре громилы розовая ливрея выглядела забавно до нелепости. У Фергюса была костистая физиономия, с острым подбородком, свернутым набок носом, несколько раз сломанным в кулачных боях, в которых он когда-то принимал участие, глубоко посаженные глаза, лохматые брови – все это придавало ему зловещий вид. Но сейчас его устрашающая физиономия расплылась в улыбке. Мисс Кэмерон довольно часто приходила сюда в поисках юной Мэйзи.

– Добро пожаловать в дом удовольствий, мисс Кэмерон, – тепло приветствовал он ее глубоким баритоном.

– Скорее дом разврата, Фергюс, – приглушенным голосом отозвалась она, кладя свою коричневую кожаную сумку с медикаментами и перевязочным материалом на столик у входа, – только не говорите миссис Кокс, что я его так назвала.

– Как я могу, мисс, мне такое даже в страшном сне не приснится, – заверил он с заговорщицким видом, – разве я не знаю, зачем вы здесь, уж наверняка не затем, чтобы продавать свое тело за те жалкие вознаграждения, которые могут предложить такого рода мужчины. Вы – не для них.

– Вы совершенно правы, Фергюс, не пойду на такое, будь среди них хоть сам король. Надеюсь, мои родители не узнают, что я была здесь.

– Только не от меня, мисс Кэмерон. И знайте, вы находитесь здесь под моей защитой.

– Это меня очень обнадеживает, Фергюс.

Она отшатнулась, давая дорогу какому-то джентльмену, одежда которого была в полном беспорядке; он проскользнул мимо нее в салон. В борделе наступали рабочие часы.

– Если вы ищете нашу маленькую Мэйзи, она у матери, пришла сюда примерно час назад.

Дельфина вздохнула с облегчением:

– Слава Небесам. Она представления не имеет, сколько хлопот доставляет своим поведением. Ей нельзя здесь находиться, ведь она совсем еще ребенок.

Дельфина знала, что говорит. В этом районе Ковент-Гарден и Сент-Джилл было слишком много богатых и испорченных джентльменов, готовых дать хорошую цену за девочку. Фергюс кивнул в сторону лестницы, ведущей наверх, скрытой за бархатными занавесками:

– Она с Мег, или, как та в последнее время себя называет, Сладкой Дельфиной.

– Кажется, ей теперь нравится мое имя, – рассмеялась Дельфина, – хотя месяц назад она была Роскошной Луэллой, а еще раньше – Сладким Ангелом. У нее забавная манера менять имена, в зависимости от того, какое ей вдруг понравится. Наверное, это доставляет неудобства ее клиентам, но добавляет Мег загадочности. Могу я подняться? Он кивнул:

– Сегодня у нее будет свободный вечер благодаря недавнему визиту Уилла Келли.

Дельфина внимательно взглянула на Фергюса и насторожилась. Не секрет, что Фергюс терпеть не может Уилла Келли за его садистские привычки, – этот господин часто жестоко обращался с девушками миссис Кокс.

– Она пострадала?

– Сами все увидите. Но клянусь, я набью ему морду, уж простите за такое выражение, мисс Кэмерон, если он посмеет дотронуться до Мэйзи, и он это знает. Поднимайтесь, а я должен доложить миссис Кокс, что вы здесь.

– Тогда я исчезаю. – Дельфине совсем не хотелось встречаться с мадам, хозяйкой этого заведения.

Миссис Кокс довольно искусно умела подобрать букет женщин, чтобы он привлекал сюда богатых аристократов, обеспечивая себе тем самым неплохой доход. Миссис Кокс, если это ее настоящее имя, всегда носила черное платье, свои седеющие волосы она забирала в строгий узел на шее, что придавало ей вполне респектабельный вид. Она вполне могла сойти за благопристойную даму, семьи у нее не было. Мадам умела пожить и знала, как обеспечить себе безбедное существование.

Миссис Кокс гордилась своим заведением. Девушек подбирала тщательно; тех, что из провинции, поставлял безжалостный садист Уилл Келли, который имел от выручки заведения неплохую долю. Сюда попадали девушки, случайно оступившиеся, которых выгнали из дома. Или из нищих семей. Миссис Кокс подбирала несчастных, обучала их искусству доставлять наслаждение богатым господам, чтобы заставить их раскошелиться. Все, что происходило здесь, было пародией на любовь, издевательством над самим понятием любви.

В огромном холле, с панелями из светлого дуба и полом, выложенным черно-белой шахматной плиткой, слышны были громкие голоса и смех, доносившиеся из салона. Бросив взгляд в открытую дверь, она увидела в салоне на кушетках, роскошных диванах в вольных позах сидящих и полулежащих женщин, скорее раздетых, чем одетых. Прежде она бывала здесь днем и не видела заведение в действии.

Сначала Дельфина испытала легкое потрясение от увиденного, а затем неожиданно для себя почувствовала внутреннее возбуждение и любопытство. В приглушенном интимном свете салона отливала перламутровым блеском кожа полуобнаженных женских тел, и эта искушающая полунагота дразнила воображение; сладострастные позы, полумрак, пряный аромат духов создавали картину волшебной вседозволенности. Девушки отдыхали в салоне, где подкреплялись легкими напитками и закусками перед тем, как пойти наверх. Некоторые господа предпочитали, чтобы девушки приезжали к ним на дом, и платили за это двойную цену.

Впрочем, все, что происходило здесь, ее не касалось.

Салон был роскошен и элегантен, с огромным темно-голубым ковром, хрустальными канделябрами, бархатными малиновыми с позолотой занавесями на окнах. Расставленные тут и там несколько столиков и мягких стульев, папоротники в жардиньерках, высокие, почти достигавшие потолка; на постаментах вдоль стен стояли итальянские мраморные статуи обнаженных мужчин в натуральную величину, такого качества, что их можно было представить скорее в домах аристократов, чем в борделе.

Слегка приподняв юбки, Дельфина стала подниматься по лестнице. Воздух был насыщен приторными испарениями от ароматических свечей. Достигнув лестничной площадки, она свернула в коридор и, пройдя в самый конец, остановилась у знакомой уже двери. Легонько постучала и, услышав разрешение войти, открыла дверь и вошла в розовый уютный будуар. Прямо напротив входа над туалетным столиком с невероятным количеством баночек, флаконов духов, расческами и щеткой для волос в серебряной оправе висело большое зеркало в позолоченной раме с херувимами.

Мег сидела на низенькой кушетке, откинувшись на спинку и играя прядью рыжих волос. Огромные голубые глаза, мягкие полные губы и роскошные формы – устоять перед этим великолепием не смог бы ни один мужчина. Она, похоже, ждала Дельфину, уверенная, что та явится сюда, узнав о бегстве Мэйзи.

При виде девушки она наигранно рассмеялась, потянулась всем роскошным телом, словно кошка, и стала любоваться своей ногой, приподняв высоко край юбки, при этом искоса, из-под ресниц, следя за реакцией Дельфины, но, не заметив в глазах девушки ни возмущения, ни смущения, встала и одернула пеньюар, прервав представление.

– Думаю, вы явились за Мэйзи. – Она кивнула в сторону кровати, на которой спала девочка лет десяти. – Она сразу уснула, и я не хочу ее будить.

– Разумеется. Я пришла, чтобы убедиться, что с ней ничего не случилось. Хотя миссис Кокс наверняка считает, что это не мое дело. Мало ли что может произойти с ребенком в таком районе.

Красивые губы Мег искривились в усмешке.

– Миссис Кокс? Не заблуждайтесь на ее счет.

– Я не заблуждаюсь.

– Она, конечно, шлюха, старая, как сам грех, но бывает права. Вы не должны совать свой нос сюда, и это действительно не ваше дело.

С этими словами Мег снова уселась на кушетку.

– Я пришла, потому что мне это не безразлично.

– Но почему? – Мег вскинула голову с вызовом. – Вы, с таким именем, такая воспитанная, в таком дорогом платье, являетесь сюда. Чего вам не хватает? Зачем вам заботиться о таких, как я и моя Мэйзи?

– Потому что я действительно беспокоюсь о твоей судьбе и о Мэйзи, иначе я не пришла бы сюда. Что касается моего имени – кажется, ты сама нашла ему неплохое применение.

– Ах это… Может быть. Мне оно нравится, это так, но это не мое имя в действительности, я его только позаимствовала, и в этом между нами разница. Это неподходящее место для вас.

– И для тебя, Мег. И для остальных девушек тоже, и уж тем более для Мэйзи. – Дельфина посмотрела на спящую девочку. Она была необыкновенно хорошенькой, с огромными зелеными глазами и массой белокурых волос, и обожала свою мать, несмотря на то что та отдала ее в приют и совсем о ней не заботилась.

 

Мег пожала плечами:

– Но я ничего не могу поделать, она сама приходит. А что касается других, это стало их жизнью, всех нас привела сюда судьба, несчастная у каждой по-своему.

– Но не надо обрекать на такую же жизнь Мэйзи. Она заслуживает лучшей доли.

– Куда я пойду? Я должна зарабатывать на жизнь. – Голос Мег был спокоен и убедителен.

Дельфина подошла и присела с ней рядом.

– Ты не обязана здесь оставаться. Уведи ее от сюда, Мег. Я помогу тебе найти подходящее место.

– Мне не нужна ваша благотворительность, я никуда не пойду. Я хочу жить здесь, меня все вполне устраивает.

– Почему? Чем привлекает тебя такая жизнь? Не можешь оставить Уилла Келли? Ради бога, посмотри на себя! – Неожиданно Дельфина подняла рукав пеньюара Мег, обнажив красивую полную руку, и взору открылись ссадины и синяки, некоторые совсем свежие, другие пожелтевшие со временем. – Он жестокий садист. Я не могу понять, как ты можешь терпеть такое обращение.

Мег, пожав плечами, выдернула руку и опустила рукав:

– Видела и похуже. Он по-своему любит меня.

– Чепуха. Он тебя использует; если бы он тебя любил, то не притащил бы сюда. Он умеет уговаривать, вести сладкие речи, обещать, когда трезвый, но когда начинает пить… Я видела результаты его жестокого обращения не только с тобой. Пожалуйста, задумайся над этим.

– Напротив, я стараюсь вообще не думать, просто принимаю все как есть.

– Но не позволяй ему мучить себя, заклинаю!

Лицо Мег стало жестким и непреклонным.

– Мне не нужны ваши указания, как себя вести.

– Но я беспокоюсь о тебе, я не наставляю и не поучаю.

– Найдите себе другую дурочку для своих благотворительных акций милосердия, – грубо отрезала Мег, – а я вполне сама смогу о себе позаботиться.

– Ты так считаешь? – Дельфина печально посмотрела на Мег. – Я умоляю, ради Мэйзи, уходи отсюда, я смогу тебе помочь. Она заслужила лучшей участи, подумай о ней. Ты же была актрисой и работала с театром на гастролях в провинции. Можешь туда вернуться? Это лучше, чем жить здесь.

Красивое лицо Мег перекосилось от злости и стало почти уродливым. Она с ненавистью посмотрела на Дельфину.

– Не знаю, чего вы добиваетесь и почему так прицепились к нам! Так вот – я не собираюсь отсюда уходить. И могу о себе позаботиться, всегда могла. Я не оставлю Уилла, потому что никогда не смогу уйти от него. – Она отвернулась. – Вот так все обстоит.

Не в силах понять, чем вызвал такое слепое обожание этот сводник и садист, Дельфина почувствовала отчаяние.

Мег поддалась его льстивым речам, когда ездила с театром, и он уговорил ее с дочерью приехать в Лондон, обещая лучшую жизнь. Она влюбилась, поэтому послушала и поехала с ним, а Уилл Келли привез ее прямо к миссис Кокс, в дом разврата, пополнив ассортимент борделя еще одной несчастной женщиной. Теперь Мег должна принадлежать любому негодяю, у которого в кармане звенит золото. А Мэйзи она отдала в один из детских приютов поблизости. Мег любила Уилла, как кошка, хотя он бил ее и мучил, готова была терпеть все, лишь бы он ее не бросил. Она никогда от него не уйдет.

– А Мэйзи? Что будет с ней?

Мег прищурилась, ее глаза зло блеснули.

– Знаю, о чем вы думаете. Но нет, я – ее мать, может, не самая лучшая на свете, признаю, но все равно я смогу ее уберечь. Неужели вы думаете, я позволю какому-то грязному ублюдку коснуться своими лапами моего ребенка, я скорее убью и ее и себя. Но прежде убью его.

Дельфина наклонила голову.

– Знаю. Но мужчины, которые сюда приходят, не спросят твоего разрешения и не посчитаются с ее желаниями.

– Нет, вы плохо знаете меня, если считаете, что я не беспокоюсь о Мэйзи. Но именно поэтому я и отдала ее в приют. Если что-то со мной случится… – Она нервно проглотила ком в горле и отвернулась.

– Ничего с тобой не случится. Но если вдруг… Я о ней позабочусь.

Надежда появилась в потухшем взоре Мег, и она вдруг схватила Дельфину за руку.

– Правда? – прошептала она. – Вы сделаете это для меня?

– Конечно, можешь не сомневаться.

– Вы обещаете? – Глаза ее потемнели от волнения.

Впервые Дельфина видела Мег такой взволнованной и слышала, как дрожит ее голос. Она чувствовала, как в ней борются противоречивые чувства, ей хотелось обнять Мег, утешить, но она сдержалась и на мгновение задумалась. Потом решилась:

– Я обещаю.

Мег отвернулась, стиснув зубы, чтобы не расплакаться, потом посмотрела на Дельфину блестящими сухими глазами.

– А теперь уходите. Я сама отведу ее в приют. Сегодня у меня не будет клиентов, и она может остаться на ночь. Утром я отведу ее, клянусь.

Дельфина встала. Обе помолчали.

– Хорошо. – Она посмотрела на спящую девочку. – Но помни о том, что я тебе говорила. Уведи ее и сама уходи отсюда.

С этими словами она вышла из будуара, чувствуя, что разговор оставил ее без сил. Она понимала, какое влияние может оказать это место на Мэйзи, потому что в глубине души знала, что Мег не уйдет отсюда, пока Уилл Келли остается рядом.

Внезапно до нее донесся громкий стон, и она остановилась. Дверь одного из будуаров была неплотно прикрыта, наверное, клиент слишком спешил к своей избраннице.

Движимая непреодолимым любопытством, она подошла и заглянула в приоткрытую дверь. Одна из девушек занималась тем, за что ей платили. Дельфина отпрянула и хотела убежать, но застыла, не в силах отвести глаз от запретной сцены.

Как кролик перед удавом, она была парализована действом, глядя, как два обнаженных тела – мужчина и женщина – сплелись вместе. Потом шок прошел, но любопытство пересилило, она продолжала смотреть, и непривычное тепло разлилось по ее телу, девушку захватили неведомые прежде ощущения. Руки и ноги этих двоих переплелись, они ритмично двигались в унисон, а ее тело невольно отзывалось на происходящее, томление жаркой волной разлилось внизу живота. Каждый нерв был напряжен, сердце бешено сту чало.

Дельфина с трудом опомнилась и перевела дыхание. Что она тут делает? Эти двое ей незнакомы, почему их действия вызывают такое волнение в ее крови? Только падшие женщины, это она знала от матери, получают наслаждение от этого. Дрожа всем телом, она пошла к лестнице, испытывая чувство вины, как ребенок, которого застали подглядывающим в замочную скважину.

Она уже начала спускаться, когда снизу послышался громкий мужской голос. Его обладатель – грузный мужчина, с густыми светлыми волосами, резкими чертами лица, – поднимался навстречу. Его рубашка из грубого льняного полотна была в пятнах от еды и пива, бархатные темные штаны поддерживались широким поясом на животе. Он окинул Дельфину пронзительным оценивающим взглядом, вульгарным и наглым.

Это и был Уилл Келли, жестокая и безжалостная скотина, пьяница, игрок и совратитель. У него были лисьи, близко посаженные глаза, умные и цепкие, которые ничего не упускали. От его взгляда по коже Дельфины пошли мурашки. От него так несло запахом дешевого кабака и немытого тела, что ее затошнило.

При первой же встрече ей было достаточно одного взгляда, чтобы определить его мерзкую сущность и почувствовать исходившую от этого человека смертельную опасность.

Он встал на ее пути, широко расставив ноги и уперев могучие кулаки в бока. Взгляд серых пронзительных глаз был холоден и враждебен.

– Итак, что вам понадобилось наверху, мисс Кэмерон? Снова суете нос не в свое дело?

– Ничего подобного. – Она старалась принять высокомерный вид и решила не поддаваться на его вызывающую грубость, хотя от близости этого животного у нее дрожали от страха колени. – Я ходила повидаться с Мег. И не надо кричать, я вас прекрасно слышу.

– Уж не думаете ли присоединиться к ее ремеслу? – И вдруг он, протянув лапищу с грязными ногтями, приподнял за подбородок, повернул ее голову, разглядывая в профиль. Потом наклонился и, обдавая ее брызгами слюны, заявил: – Вы бы вполне подошли, у меня глаз наметан, такая, как вы, – лакомый кусочек, – и ухмыльнулся плотоядно. – Я человек сговорчивый, мы могли бы поладить.

Она сверкнула гневно глазами и отбросила его руку:

– Не смейте меня трогать! Неужели такая мысль могла прийти вам в голову? Что я могла бы отдавать себя вам или тем, кто посещает это заведение? Никогда.

Он язвительно рассмеялся:

– Я знал много таких благородных дам, мисс… как вас там… благородная мисс Кэмерон! Была одна такая французская штучка, которая возомнила, что она слишком хороша даже для самых богатых и красивых любителей поразвлечься. А потом она приползла ко мне на коленях, умоляя пустить в свою постель. Или вот еще: была одна самая настоящая красотка, из Кента. О, это была надменная и упрямая стерва, но через неделю после общения со мной она все поняла и уже сама приходила ко мне. – И он торжествующе расхохотался.

– Вы хотите меня запугать этими историями своих побед?

Он посмотрел ей прямо в глаза, и отвратительная улыбка изогнула его толстые губы.

– Если бы я хотел напугать вас, то затащил бы сейчас в одну из пустых комнат и с удовольствием послушал ваши вопли. Я сильный мужчина, и не скажу, что возражаю, когда сопротивляются, это придает делу интерес, но не стану этого делать. Просто пока указал на преимущества дружбы со мной, если вы надумаете присоединиться к цветнику миссис Кокс в этом роскошном заведении. Вам не придется здесь скучать, уверяю.

– Этого никогда не будет. Я пришла сюда только из-за Мэйзи, других причин не было.

– А! Юная Мэйзи. – И в его глазах зажегся опасный огонек. – Очень хорошенькая малышка. Она скоро станет настоящей красавицей, – он прищурился, – такой же, как ее мать. Можно вообразить, какой успех они могли бы иметь, работая вместе, – мать и дочь.

У Дельфины кровь заледенела в жилах от этого предположения, и ее охватил страх за Мэйзи. Неужели девочку ждет такая судьба? Нет, она этого не позволит.

А Келли продолжал внимательно следить за ней, и Дельфина понимала, что этот проницательный садист уже почуял ее страх и готовность защищать Мэйзи. Она дала ему в руки крупный козырь. Оружие против себя.

– Ты оставишь в покое Мэйзи, Уилл Келли! Она еще дитя. Мег убьет тебя, если ты протянешь грязные лапы к ее дочери.

– Мег ничего не сделает. А если будет выступать против меня, пожалеет, что родилась на этот свет. Мэйзи в моих руках станет прекрасной ученицей, из нее выйдет такая же классная проститутка, как ее мать.

– Никогда. По крайней мере, пока я жива, этому не бывать.

Оттолкнув Келли, она пронеслась мимо него вниз по лестнице, пылая ненавистью и гневом. Единственное, что ее успокаивало, – по крайней мере, сегодня Мэйзи ничто не угрожает.

Дельфина остановилась в холле и прислушалась. Мысли снова вернулись к сцене, которую она наблюдала до встречи с Уиллом Келли. Жидкий огонь снова разлился по телу, удивительно, что она еще не сгорела в этом пламени.

В холле не оказалось Фергюса, и она, схватив свою сумку, сама открыла тяжелую дверь. На пороге она столкнулась с мужчиной, который уже поднял латунный молоток, чтобы постучать в дверь.

– О, простите меня. Мое имя Николас Оакли. Я ищу даму по имени Дельфина, – приятным голосом объяснил он.

Она посмотрела на широкоплечего, статного, хорошо одетого человека.

– Я Дельфина Кэмерон. Могу вам чем-то помочь?

Он не был похож на человека, который посещает бордели.

Но и больным тоже не выглядел, наоборот, он казался пышущим здоровьем мужчиной, его загорелое лицо покраснело от ветра, но кожа была гладкой и холеной.

А мистер Оакли тоже рассматривал ее и оценивал. На ней был жакет из коричневого бархата, отделанный такого же цвета лентами, кофейного цвета платье, коричневая шляпка, из-под высоких полей которой струились темно-рыжие локоны. Вид скорее чопорный, она совсем не походила на особу, описанную хозяином «Голубого вепря», – рыжеволосую сирену, которую тот рекомендовал как вполне подходящую особу, с которой его господин может провести ночь, пока находится в Лондоне. Но ночные жрицы полны сюрпризов.

Хозяин гостиницы заверил, что заведение миссис Кокс лучшее среди других борделей, а способности Дельфины столь разнообразны, что она может доставлять удовольствие всю ночь напролет.

Он приветливо улыбнулся:

– Я верю, что вы и есть та дама, про которую мне говорили, и что вы вполне можете помочь моему хозяину. О да, я просто уверен, что вы окажете незаменимую помощь.

– Но это зависит от того, в каком он состоянии. Что с ним произошло?

Он удивился и приподнял густую бровь.

– Можно и так выразиться. Повторяю, он нуждается в помощи.

– Он заболел?

– Думаю, это можно назвать болезнью. Мой хозяин, я, с вашего позволения, являюсь его денщиком, или ординарцем, если угодно, – полковник, лорд Стивен Фитцуоринг, направляется домой из Испании, там он сражался у Веллингтона с французами. И теперь нуждается в помощи.

 

– О, я понимаю. – Она лихорадочно размышляла, ее долг – помочь, даже если она не обладает врачебной практикой. Надо взглянуть на него, если рана серьезная, она позовет на помощь доктора Грея, который часто лечит детей в сиротском доме.

– Мистер Тейлор, хозяин «Голубого вепря», в конце улицы, заверил, что никто так не сможет… – и он закашлялся смущенно, – скажем, облегчить муки моего господина.

Полная наивности и желания помогать всем страждущим, она широко улыбнулась. Ей показалось лестным, что ее скромные усилия кто-то оценил столь высоко и что она стала известной. Она была знакома с хозяином «Голубого вепря» – этот добряк помогал сиротам. Раз господин этого мистера Оакли нуждается в ее помощи… Дельфину совсем не удивило, что мистер Тейлор рекомендовал обратиться именно к ней. Он видел, что она направляется сюда, а Дельфина, переходя улицу, даже помахала ему рукой. Мистер Тейлор понял, что она пришла искать Мэйзи.

– Если вы соблаговолите пойти со мной, я приведу вас к господину, – мистер Оакли с интересом разглядывал ее, – и смею вас уверить, мой господин очень щедр.

Она подумала, что эти деньги помогут сиротскому дому, и ответила спокойно:

– Я не сомневаюсь. Я не оказываю услуг даром.

Он снова приподнял бровь.

– Мой хозяин и не ожидал ничего такого. О, что вы, конечно же нет. Хотя осмелюсь сказать, что, кажется, большинство персон вашей профессии благосклонны ко всем.

– Не ко всем, мистер Оакли. Только к тем, кому я действительно могу помочь. Ваш господин, надеюсь, является приличным и добрым джентльменом.

– О, в основном да. Правда, временами он принимает довольно свирепый вид, но на самом деле свирепость не соответствует его натуре. – Улыбка снова тронула углы его губ. – Но никому об этом не говорите, не портите ему репутацию.

– Репутацию? – Она повернула голову и с любопытством на него взглянула. Он все больше интриговал ее своим господином. – А какая у него репутация?

– О, наихудшего сорта, – ответил Оакли и бросил на нее многозначительный взгляд.

– Тогда посвятите меня в детали, ведь я собираюсь оказать ему помощь и хочу сделать это как можно лучше. У него есть женщина в жизни, которая заботится о нем?

– О, в Испании была одна прекрасная сеньорита, которая обожала его, но теперь она осталась далеко. Мой хозяин один из самых умных и мужественных людей на свете, а сила воли такова, что он прошел через много сражений и остался цел. Мало кто может ему противостоять, разве только это будет сам Бонапарт, и поэтому вы можете найти его привычки диктаторскими.

– Понимаю. Благодарю за глубокий анализ характера вашего господина. Я запомню. Так где он?

– Я оставил его в постели, в гостинице. Так вы готовы следовать за мной?

Она показала с улыбкой на свою сумку:

– Все необходимое для оказания помощи со мной, в этой сумке.

Он снова поднял брови, мысленно с благоговейным ужасом вообразив те восхитительные предметы, которые находятся в ее сумке и способны привести его господина в состояние приятного возбуждения.

Дельфина и не думала об опасности, в которую ее могут ввергнуть наивность и доверчивость. Она давно привыкла действовать спонтанно и самостоятельно, ни с кем не советуясь и не задумываясь о последствиях.

– Так ведите меня, мистер Оакли. Посмотрим, как я могу помочь вашему господину.

Времени у Дельфины было не так много, она еще должна успеть на музыкальный вечер, который устраивала ее мать сегодня, понимая, что опоздание будет встречено упреками. Ее помощь приюту всегда вызывала со стороны матери недовольство. Дельфину наставила на этот путь благотворительности тетя Селия, которая считала, что те, кому в жизни выпало быть богатым, должны помогать обделенным судьбой. «Праздных людей всегда искушает дьявол, – так говорила она. – Для тех, кто хочет трудиться, всегда найдется работа».

Она желает трудиться. И искренне хотела заполнить пустоту праздной жизни, которая досталась ей по рождению. Дельфина – младшая в семье, где было пятеро детей, и все девочки. Ее родители надеялись, что последним отпрыском будет долгожданный сын, и так расстроились, когда на свет снова появилась девочка, что даже не стали оповещать о ее рождении.

Это проявление безразличного равнодушия наложило отпечаток на характер Дельфины, она чувствовала свою неполноценность, она страдала, не понимая, почему родители не любят ее, и это лишало ее уверенности в себе. В глазах родителей она никогда не станет такой, как ее сестры, – красивой, с безупречными манерами, привлекающей взгляды и внимание мужчин, где бы она ни появилась.

Она пыталась не поддаваться этим сомнениям и не придавать им особого значения, но рядом с красавицами сестрами чувствовала, что волосы у нее не модного белокурого, а странного рыжего цвета, рот слишком велик, скулы слишком высокие, и на них можно заметить веснушки. Оттого, что в детстве она была лишена ласки и ее не баловали, она испытывала чувство заброшенности. Это было жестоко и несправедливо со стороны семьи. Видимо, поэтому Дельфина, когда выросла, решила, что станет самостоятельной и сама будет строить свою судьбу.

Тетя Селия привлекла ее к работе с приютскими детьми. Дельфина занялась благотворительностью и увидела несчастных сирот, заглянула в ужаса ющую нищету, на дно жизни. Ее сестры и вообразить не могли, что существуют такие места, в которых она бывала. Она работала вместе с другими в сиротском доме на Уотер-Лейн. Дети, попавшие туда, не все были сиротами, например Мэйзи, были и такие, кого бросили родители. Дельфина доставала деньги для приюта, уговаривала мать устраивать со своими богатыми подругами благотворительные мероприятия, надоедая и раздражая просьбами, собирая пожертвования для своих сирот. Так она обрела цель в жизни. Получила возможность свободно дышать и оставаться сама собой, перестала испытывать комплекс неполноценности, который преследовал ее с детства. Впервые переступив порог сиротского дома, увидев этих несчастных детей, она ужасно расстроилась. Но ее тетка, старая дева, которая всю свою жизнь посвятила благотворительности, обладала характером твердым. Всегда уверенная в себе и в своей правоте, она была в этом схожа со своим братом, отцом Дельфины. Она сразу предупредила племянницу, что эмоции только помешают ей делать работу хорошо, что она должна оставаться спокойной и не давать чувству сострадания захлестнуть себя. Если она сможет с этим справиться, это позволит контролировать и себя и других. Дельфина, разумеется, прислушивалась к ее советам и старалась походить во всем на свою тетю Селию. Но это ей удавалось с трудом, долгое время подавляемые эмоции рвались наружу, общение с обездоленными детьми вызывало глубокое сострадание, заставляя ее иногда действовать по велению сердца, а не холодного рассудка.

Сегодня она впервые стала свидетелем любовной сцены, и все ее чувства пришли в такое смятение, что она не могла думать ни о чем другом, лицо до сих пор горело лихорадочным румянцем, пока она шла за незнакомцем.

Она ненавидела ночные улицы, они таили опасность, казалось, по углам прятались зловещие тени, вызывая в ней трепет. Этот мир был так далек от мира ее матери и сестер, в нем царили насилие и жестокость, поджидали своих жертв грабители и убийцы, и человек, который появлялся здесь с наступлением темноты, подвергался смертельному риску. Дельфина решила, что, как только осмотрит больного или раненого джентльмена, попросит мистера Оакли найти ей наемный экипаж, чтобы поехать домой. Она шла, погруженная в свои мысли, глядя под ноги, а темнота уже сгущалась, над головой зажигались звезды.

Они вошли в «Голубой вепрь» через черный ход. Ночь была оживленным временем для отеля. Дельфина направилась вслед за мистером Оакли по узкой лестнице, потом по коридору. Он остановился у одной из дверей, приоткрыл ее, пропуская Дельфину внутрь, сам остался в коридоре.

– Оставляю вас теперь, – услышала она его шепот, и дверь плотно закрылась.

В комнате царила тишина, нарушаемая лишь ровным дыханием спящего человека. Она стояла, оглядываясь по сторонам, пока глаза привыкали к полумраку. Это была небольшая комната, но с полной меблировкой. На кровати спал мужчина. Одной рукой он прикрывал глаза, на запястье Дельфина увидела повязку. Она решила, что это и есть рана, о которой говорил мистер Оакли, и подошла ближе.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»