Третий братТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Описание книги

Восток или запад…? Вечно-русский вопрос, “кто мы?”, не дает покоя военному журналисту и его друзьям – писателю и геологу, а также японскому инженеру, встретившимся на Северном Сахалине в 1944, когда вышел приказ об отселении японцев с острова. Если возникает вопрос “кто мы?”, решающим будет ответ на вопрос “кто они?”. Единственное, как можно его получить, – стать одним из “них”, хотя бы на время. Жить вместе, почти «одним домом», – таковы временные условия жизни для семьи советского офицера-журналиста и семьи японского инженера в конце Второй Мировой войны. Они оказались там, где суровая и неприглядная природа почти крайнего севера, по-военному жесткие отношения между людьми, но где есть и те, кто только начинает жить, – дети. Для них любые условия – это радость познания мира и друг друга. Восторг первых чувств и ощущение того, что “он и она” – это хорошо, просто потому, что так есть. Пусть грохочет война, рвутся снаряды и пусть прогремят “апокалиптические” громы Хиросимы и Нагасаки. Даже при таких условиях в детском осознании чистоты и правды, способности любить и верить, рождается ответ на вопрос “кто мы?” – нужно пронести его через долгую жизнь, чтобы, спустя десятилетия, прийти к удивительной и неотложной истине – солнце не выбирает “восток или запад” – это выбирает человек. Некогда с высоты маяка русский мальчишка и японская девочка наблюдали три скалы в море, которые назывались «Три брата», любовались закатом и рассуждали: за которым из них сегодня зайдет солнце, тот – третий среди братьев. Они выросли, и судьбы разошлись, чтобы потом вновь сойтись в их потомках. Но прежде было испытание "атомного апокалипсиса". Семья японского инженера после отселения с Сахалина попадает в Нагасаки прямо перед атомной бомбардировкой. Что стало с ними и остальными героями раскрывается в конце романа.

Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 23 ноября 2020
  • Дата написания: 2020
  • Объем: 290 стр.
Книга Георгия Завершинского «Третий брат» — скачать в fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн. Оставляйте комментарии и отзывы, голосуйте за понравившиеся.
abramov.e
15 января

Дорогой отец Георгий, прочитал книгу уже с месяц назад, но только дошли руки написать. Книга очень понравилась, как и все ваши произведения. Присутствие Господа, третьего брата, чувствуют разные герои, чувствуют и читатели. Очень проникновенная книга. Местами – чувствуешь и себя героем: стоя на причале вместе с русским мальчуганом и японской девочкой в лучах рассветного солнца или прячась холодной ночью в пещере под горой. Эмоции героев переживаешь с ними. И что удивительно, в книге как бы и нет отрицательных персонажей. Понимаешь и по-человечески сочувствуешь и тем, кто пострадал в ужасном взрыве в Нагасаки, и бросавшему «толстяка» офицеру, который прошел и еще пройдет через внутренний ад переживаний и переосмыслений происшедшего. Интересно, как японцы порой оказываются ближе и понятнее русскому человеку, чем некоторые «свои». Как в притче о Самаритянине…

Большое спасибо вам за книгу, она красивая, глубокая и читается с большим интересом!

irina_duka
05 января

Очень интересно. Я ощущала присутствие героев этой книги , была рядом с ними, переживание и радость проснулись в моем сердце. Спасибо ОГРОМНОЕ Отец Георгий!

kocmanikvika
27 июня

Спасибо, отец Георгий за ваш труд. Читая Ваши книги, пробуждается в сердце важное. Это не первая книга,

написанная Вами, которуюю я читала. Это другая, особая форма проповеди. Проживая события вместе с героями, лучше понимаем даже самих себя.

Искренне благодарю Вас, батюшка. Слава Богу за всё.

Olena Green
19 марта

Захватывающий сюжет! Поражает глубина знаний автора о событиях тех военных лет и местах, где проходят события. Яркие образы, детально описанные , неожиданные повороты в событиях ! Остановиться невозможно !

twenty-fourth-24
17 февраля

*Да. Это приличая книга!

*Ленивый читатель увидит это по прочтении хотя бы предложенных мной цитат из романа.

*Книга – результат размышления автора на бытовые, социальные, исторические и политические вопросы. Со вниманием я посмотрел, как освещены вопросы межличностных, в т.ч. межнациональных отношений.

*Чуть-чуть меня напугали призраки, и что там все-таки случилось в жонкьерском тоннеле? В эту тайну я проникнуть не смог. Соньку Золотую Ручку не люблю. Но, понятно, Сахалин без ночных рассказов о Соньке, что чай без сахара. Вы действительно пьете чай без сахара?!

*Показать читателю актуальность вопросов духовных сегодня не просто. Желательно быть ненавязчивым. Получилось ли это у автора?

*На мой строгий взгляд можно было некоторых тем коснуться более вскользь, не так контрастно. Но что делать? Современный читатель более слеп, менее догадлив, чем его же советский сверстник 60-70-х живущий в самой читающей в мире стране. Отсутствие чуткости я отношу даже к верующим и, конечно, еще в большей степени к тем, кто боится слишком близко познакомиться с христинством. А душа без христианства слепа.

*Автор хорошо разбирается в душевных вопросах, поэтому то духовное, что доступно для нашего понимания, в романе раскрыто. Опять же не сказано того, что может показаться неуместным. Ведь третья заповедь и Мф 7:6 предполагают некую тайну. Даже «двое из них» «не узнали Его» Лк 24:16.

*Вполне вероятно, труд отца Георгия Завершинского поможет открыться глазам кого-то из нас, если суета, сомнения или, хуже того, неверие удерживает наше духовное око.


***

В романе я выделил для себя цитаты.

 Спойлер

*Жена офицера.

За недолгую супружескую жизнь Софья Ивановна привыкла ко многому и поняла главное – не стоит тратить остаток сил и энергии на то, чтобы пытаться что либо вернуть. Напротив, лучше жадно впитывать новое из того, что уже есть и что ещё только будет. За это можно всегда быть благодарным судьбе.

*Сахалин.

…Остров принимал холодно, да держал горячо.


*Культура японцев.

Всё чаще замечал Рыбаков нечто особенное, присущее японцам по природе. Почти мгновенно бросалась в глаза их деликатность и умение слушать. Всякий из них, казалось, заботился, чтобы не столько высказаться самому, сколько дать сказать другому.

*Благодаря желанию учиться не только у других, но и на собственных ошибках, японцы обрели закон: никогда не нарушать единства слова и дела. Ну а если берёшься за дело, то отдавайся ему сполна, действуй посредством всего существа и с полной отдачей, как бы в состоянии отрешённости от самого себя.

*Отец и дочь.

Девочка переросла себя, она вошла в трудный возраст – уже «отъехала» твердь материнской опеки, а новая опора ещё не нашлась. Женское чутьё было слишком слабо, а девичий поиск неуверен, но в отце она ощущала твёрдую основу, остро и болезненно нужную именно теперь, на новом месте и в новом времени.

Дочь и мать жили словно две квартирантки – взрослая и мелкая, которая, при недоразумениях проявляла «тот ещё характер». Так говорила мать, сознательно преувеличивая, чтобы оставить себе нужное пространство для выяснения отношений с мужем. И когда тот прибывал из очередной партии, будьте любезны, ему выливалось всё через край: «Эта, понимаете ли, знать не хочет порядка отношений в семье… А чего ты хотел, отца не видит месяцами! Хоть бы иногда чувствовала мужскую руку… а так… сама по себе, мать ей не указ!» Лапшин, угрызаемый совестью, поначалу бывал строг с дочерью, а потом, устав от натужной строгости, таял. Просто брал её за руку и уходил куда глаза глядят – бродить по пустым арбатским переулкам. Там фантазии переплетались так тесно, что реальность уже не ощущалась, просто хотелось повернуть туда и ещё сюда… в новый переулок, чтобы найти неведомый раньше путь… в будущее. – Ведь мы здесь никогда не были, правда, папа! – Конечно, милая, в первый раз вижу эти выцветшие камни, между ними едва пробивается молодая поросль.

*Девочка-японка и русская икона.

Можно лишь уверенно сказать, что неясное, тонкое ощущение тайны присутствия Богоматери стало существенным для взрослеющей Акиры. Она искала своё место у иконы, а не где-либо ещё, потому что хотела быть «заметной» Богу. Постепенно для неё стало обязательным пребывание в молитве, детской и неосознанной, но искренней и чистой. …Для неё икона стала не предметом, а по-настоящему живым и непосредственным присутствием Богородицы. Она словно бы жила своей жизнью в ощущениях японской девочки, которая здоровалась с ней утром, а вечером желала спокойной ночи.

*Разум бессилен.

Разум бессилен, когда ему не внимают. Что толку говорить с тем, кто тебя не слышит, или убеждать пустое пространство тьмы в том, что где-то есть свет?

*Шулер.

…Всегда есть разбойники, шулеры и кидалы, которые могут отобрать и перераспределить то, что ты считал своим.

*Отношения.

Ведь, в сущности, кроме отношений, ничего и не осталось. Всё дело в них – хороши ли, плохи, но именно отношениями мир стоит… или рушится.

*Дикие мужики.

Лапшин молчал, не вступая в перепалку и хорошо понимая, – неведомая сила руководит ими в тайге. Стоит лишь отойти от селений и от какой-то цивилизации, и мужиков словно подменяют – так и рвутся отыграться на самых слабых и неприметных. За что? – не раз спрашивал себя Лапшин. Отвечал тут же сам себе, – в них просыпается что-то животное, неподвластное разуму и логике. Дремавшее прежде, это «животное» подкапывает изнутри, словно дикий кабан, и грызёт там острыми зубами, как кролик капусту.

*«Русская» японка Мари.

Мари очень привыкла к Сахалину, любила русский язык и никогда не думала о другой жизни. Она себя не представляла в Японии, где все казалось чужим и непонятным, в то время как здесь отношения с русскими были почти родственные. Они так привыкли друг к другу, что даже разрез русских глаз казался узким, а японских, наоборот, – широким.

Немало времени проведя в обществе русских женщин, Мари давно знала – ничего, кроме насмешек и подозрений, серьёзное внимание икона ни у кого не вызовет. А кое-кто может и рапорт отправить… куда следует.

*Выбор – одиночество.

А Оленька так и жила в одиночку, пока не превратилась в Ольгу Сергеевну, седеющую даму без всяких иллюзий и надежд.

*Третий брат.

Ага, – представилось Рыбакову, – третий должен быть оттуда, из мёртвых, но живой… Это как? – тут же спросил он сам себя. – Воскресший из мертвых?! Ну да, такому и смерть нипочём, он и правда окажется своим даже для тех, кто друг против друга «не на жизнь, а на смерть».

Но… тогда я понял, «третий брат» желал одного – чтобы стоявшие с ножами одумались.

Тут мне ясно представилось, «третий» – он для всех третий и не выбирает себе родных или чужих. Он – «третий» между врагами и друзьями, между добрыми и злыми, хорошими и дурными. Как такое возможно, не знаю, только тот, который как будто стал для нас «третьим братом», он сделал это.

– Значит, чтобы перестать воевать и драться, нужен «третий», – Иошито широко улыбнулся, – тот, который станет «третьим братом» для всех… не различая, кто с кем и за чью правду воюет.

Пусть скажет сердце сердцу, и… «третий брат» услышит.


***


Ещё 5 отзывов

Оставьте отзыв

Что думаете о книге?
Оцените книгу:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»