Litres Baner

Ричард Длинные Руки – король-консортТекст

5
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Ричард Длинные Руки – король-консорт | Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные Руки – король-консорт | Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные Руки – король-консорт | Орловский Гай Юлий
Бумажная версия
199
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Орловский Г.Ю., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Часть первая

Глава 1

Корона весьма неудобный головной убор, даже если сидит хорошо и не сползает. Ни от дождя, ни от солнца не спасет, а чувствуешь себя в ней глупо, как во всяком церемониальном убранстве.

Лорды с укором покачивали головами, когда я сразу после коронации убрал с глаз подальше, как же, так долго ждали, когда стану королем, а я, что за сюзерен, не дал насладиться зрелищем, позадирать носы, ведь служат уже не принцу, а королю!

Обычно у властителей подобного ранга по несколько корон. Одна, к примеру, крепко-накрепко закреплена на шлеме, топором не собьешь, зато все видят, король с ними и в бою, есть короны церемониальные, есть попроще, в виде золотого обруча на лбу, мою же я велел выковать из стальной полосы, где есть все нужные зубчики, но ни одного драгоценного камня.

Сперва все были ошарашены, но потом возгордились еще больше. У всех королей короны как короны, одинаковые, а наш сюзерен и здесь сумел отличиться! Стальная корона рыцаря, у кого была такая? Ни у кого, даже древние, что такие умные, не додумались…

Правда, моя корона все равно именовалась большой золотой королевской, они все из золота, будь это венцы, шапки или обручи, венчающиеся листьями, зубцами или пластинками. Но это неважно, я и свой бунтарский дух потешил, и лордов возвеселил и дал им возможность гордиться еще больше.

Почесывая лоб, где корона надавила так, что оставила красную полосу, я склонился над картой Великой Улагорнии. Масса работы, а заниматься ею некогда, вот и сейчас за тонкой стенкой шатра послышались быстрые приближающиеся шаги, полог взметнулся, как под ударом ветра.

Вошел быстрый и подтянутый Норберт, серьезный и строгий настолько, что я иногда чувствую себя учеником в присутствии сурового учителя.

– Ваше Величество, – произнес он тем не менее почтительно, хотя не более почтительно, чем когда я был принцем или герцогом, – из королевства Гландия в Варт Генц двигается большой отряд.

Я посмотрел с недоумением.

– И что?

– Мои люди доложили, – договорил он, – это похоже на посольство, судя по знаменам и баннерам. Еще сообщают, его возглавляет сам король Герхарт Курценбарт. Во всяком случае, головной отряд идет под его королевским знаменем.

Я воззрился на него в великом изумлении.

– Король? Возглавляет?

– Да, Ваше Величество, – ответил он. – Он точно в составе посольства. Наши приблизились достаточно близко, чтобы это понять.

– Насколько, – переспросил я, – можно доверять таким сведениям? Короли, насколько помню, никогда не ездили в посольствах. Во-первых, это умаление их достоинства… во-вторых, да что там, достаточно и первого!

Вслед за Норбертом в шатер вошел Альбрехт, сказал задиристо:

– Так уж и никогда?

– Я знаю только одного, – ответил я сухо, – да и тот был под чужим именем и делал вид, что простой плотник. Какие соображения?

Альбрехт проговорил задумчиво:

– Похоже, короля что-то прижало. Никто по доброй воле вот так не… Ваше высоче… тьфу, Величество, держите ухо востро.

– Еще бы, – ответил я. – Граф, вы меня не знаете! Я уже такой битый зверь и стреляная птица, что на любой куст сажусь и сразу же дую на молоко и вообще во все стороны. Или наоборот, не знаю, сажусь в молоко и дую на куст, все это как-то странно. Да и вообще, что-то как из мешка эти новые земли! Не люблю неожиданности. Нет, когда я кому-то – это хорошо и правильно, а когда кто-то мне – это свинство.

Они переглянулись, Норберт предложил:

– Я пошлю еще пару отрядов. Пусть соберут больше информации о королевстве. И узнают, что там творится.

– На самом деле творится, – уточнил Альбрехт. – А не то, что показывают.

– Обязательно, – подтвердил я. – А где мое Величество, пусть тот король пока не знает. Дескать, оно перемещается на своем быстром коне по всей армии, что растянута по границе Варт Генца и Бриттии. Как только появится, сразу сообщим. Оно – это я, если кто-то не понял спьяну.

Альбрехт потер ладони.

– Хорошо. Поводим за нос, этого у вас уже поднабрались… Что еще?

– Но сразу дайте ему понять, – велел я, – что, если у них какие-то проблемы, помочь ничем весьма, увы! Мы придерживаемся твердо и неукоснительно уважения границ суверенных королевств и ни в коем случае не позволим себе вмешиваться во внутренние дела народов с их суевериями и прочими традициями. Этого требует наша рыцарская честь, достоинство и заветы Господа… Подберите пару цитат из Библии. Это книга такая, епископ Геллерий знает, поручите ему.

Норберт буркнул:

– А если сразу сказать, что у нас своих дел хватает?

– Как можно, – спросил я высокомерно, – барон! Или это вы так шутите?.. Короли не могут быть откровенными, а я уже должен упражняться в королевствовании. Только высокие слова, но ни к чему не обязывающие! И весьма с виду весомые и гранитные, как скалы Морбертинии, но на самом деле скользкие, чтобы не могли ухватиться и предъявить, дескать, а вот тогда вы пообещали…

Он хмыкнул, промолчал, затем спросил озадаченно:

– Скалы Морбертинии… это где?

Я пожал плечами.

– Откуда мне знать? Может быть, их и нет, но звучит весомо, не так ли?

– Скалы Морбертинии, – повторил он в задумчивости. – Вообще-то да, название крепкое.

Альберт сказал бодро:

– Это я сделаю, ваше высо… тьфу, вы так долго засиделись в высочествах, что и не знаю, когда отвыкну! В общем, я с вами так наловчился политике, что даже сам себе вру и верю. Настолько умело вещаю, что уже и не различаю, где правду брякнул, а где государственные интересы блюду со свойственной вам неусыпностью.

Я сказал недовольно:

– Ну, спасибо… Ладно, идите.

Они переглянулись и вышли, как близнецы и братья, чуть ли не в ногу. Я поморщился, оба в чем-то очень похожие: Норберт заведует внешней разведкой, Альбрехт обожает заниматься внутренними интригами и разборками, сейчас объединили усилия, старательно пытаясь разгадать мучившую их тревожную тайну: почему Мунтвиг вдруг отказался от Аскланделлы, женитьба на которой обещала ему так много?

Вчера, после долгих раскопок, сообщили, что сама Аскланделла, после того как я захватил ее свадебный обоз и она пообщалась со мной, решила повременить с замужеством и к Мунтвигу поехала уже с планом, как заставить его самого отказаться от очень лестной и выгодной для него женитьбы.

Будучи в этой части хитростей, как оба уверяли меня, типичной женщиной, сумела так повернуть, что вот приехала к нему и жаждет выйти за такого великого правителя, однако он сам почему вдруг… ну не может же взрослый мужчина обижаться, если женщина обронила пару лестных фраз о его противнике?

Ага, не может, но только в том смысле, что не должен бы, но мы всегда люто обижаемся, если при нас хвалят другого мужчину, претендующего на тот же участок корма, самку или гнездо, разве не так, Ваше Величество?

Оба, особенно Альбрехт, восторгались ее умением, как она, не произнося ни слова, а только укоризненным взглядом, поворотом головы или чуть приподнятым плечом предельно успешно проводит свою политику. К счастью, не враждебную, иначе даже не знаю, где бы мы очутились, а чисто личностную. Так что это по ее вине мы не могли отправить ее ни Мунтвигу, ни отцу, и вообще не могли отделаться, хотя вроде бы она за нас не держится, а сама брезгует нашим обществом и всячески старается от него отдалиться.

Она необыкновенная, заверял Альбрехт, а Норберт всякий раз подтверждал кивком, она прирожденная правительница и управлятельница!..

Я поморщился, мои лорды выглядят идиотами, за такое пренебрежение должны бы платить ей презрением, а они еще больше благоговеют перед ее красотой, великолепием и недоступностью. Даже эти двое, уже раскусив ее мотивы… но раскусив ли?.. все равно восторгаются.

Но полог, опустившись за ними, отрезал и мои мысли об Аскланделле, хотя что-то самого тянет вспоминать ее все чаще. Особенно когда выяснили, что ее задерживает в нашем окружении интерес ко мне, такому замечательному и великолепному.

Если, конечно, это не ее хитрый ход, который должны раскрыть, на этом успокоиться и не копать глубже.

Зигфрид приоткрыл полог, лицо недовольное, как всегда, когда, по его мнению, меня тревожат зазря.

– Ваше Величество, – произнес он, и я отметил, что он с огромным удовольствием выговаривает этот новый титул, – там этот… как это, епископ Керубий! Который возлагал на вас корону…

– Наверное, что-то важное, – сказал я, – пропусти. Но шепни ему частным порядком, что мое Величество весьма занято, потому пусть будет краток.

Он исчез, а через минуту в шатер вошел Керубий, самый старший среди епископов, вообще-то архиепископ Варт Генца, остановился и перекрестил меня.

Я приблизился и, склонив голову, поцеловал ему руку с перстнем, символом власти церкви, так что я выказываю уважение не человеку, а тысячелетней структуре, что преобразовывает мир к лучшему.

– Ваше преосвященство, – сказал я, – садитесь вот сюда… Вина?

Он покачал головой.

– Не стоит, я зашел попрощаться. Мое присутствие требуется и в Варт Генце, и в Скарляндии, не говорю уж о Ричардвилле. А вы, как я понял, отправляетесь усмирять восставшие королевства?

– Не усмирять, – возразил я. – Всего лишь выяснить, из-за чего недоразумения.

Он усмехнулся.

– Для того и двинули на юг две трети армии?

– Просто, – объяснил я, – для весомости аргументов. Самые разумные доводы звучат убедительнее, когда за спиной армия, победительница грозного Мунтвига.

 

Он снова перекрестил меня.

– Пусть Господь будет с нами. На своем пути, Ваше Величество, не только восстанавливайте церкви, но и сами заходите в них почаще. А то идут разговоры, что вы ведете себя двойственно: церквям и монастырям покровительство оказываете, но для общения с Господом не переступаете порога церкви!

– Если Бога нет в душе, – ответил я смиренно, – не встретишь его и во храме. Не так ли, ваше преосвященство?

Он возразил с неудовольствием:

– Но люди должны видеть вас посещающим церковь. Теперь на вас смотрят, Ваше Величество!

– Ваше преосвященство, – ответил я с неохотой, – в иных церквях священники… да что там священники, даже богословы могут заставить заподозрить, что Бог совсем дурак. Но это вовсе не так, я всякий раз в этом убеждаюсь, когда говорю с ним лично!

Он скривился.

– Ваше Величество, это близко к богохульству.

– Господь всех нас любит, – возразил я, – и не отгораживается от нас армией священников, а приходить к нему можно везде и всюду, а не только в церкви, да еще в отведенные для этого часы!

Он взглянул строго.

– Ваше Величество, я понимаю вас… но вслух этого нельзя. Такое близко к ереси. Простой народ в силу своего невежества и дикости нельзя допускать говорить с Господом напрямую! Он такое услышит… Потому только через священников, что могут точнее пересказать ответ Господа и наставить на более верный путь.

– Может быть, – согласился я. – Господь был слегка огорчен мятежными ангелами, а тут еще и мужики с требованиями вернуть издохшую корову…

У него приподнялись брови, а взгляд стал острее.

– Слегка?.. Разве не он низверг их в ад…

– Слегка, – подтвердил я. – Или, по-вашему, всемогущий Господь не мог их уничтожить одним словом, как и создал?.. Но лишь назначил их на должность пониже.

Он хмыкнул.

– Куда уж ниже!

– Но не уничтожил, – подчеркнул я. – Падшие ангелы все так же служат ему, как и служили. Только не на небесах, а уже и на земле. Но это еще и потому, что мир расширяется. Раньше ада вообще не было. А сейчас, говорят, еще и какое-то чистилище, но то ли есть, то ли нет, только собираются, а уже отрапортовали…

Он посмотрел на меня с огорчением.

– Ваше Величество, ну зачем вы все усложняете?

– В смысле?

Он пожаловался:

– Для нормальных людей есть ангелы белые и есть черные. Черные вообще не ангелы, а уже черти рогатые, хвостатые и дурно пахнущие серой. А по-вашему, они работают на Господа, как и работали, только он перевел их заведовать постоянно расширяющимся адом и поддерживать в нем порядок!

– Примерно так, – согласился я. – Это говорит лишь о том, что Господь всемогущ. Все в его власти, как небеса, так и ад. Разве это плохо?

– Плохо, – ответил он.

– Почему?

Он вздохнул, посмотрел на меня несколько беспомощно.

– Размывая, – произнес он тихо, – грань между светом и тьмой, вы подходите к тому, что не зазорно общаться и с ангелами ада… дескать, мы все в одном войске Господа и все выполняем его указы.

Я пробормотал:

– Примерно так. А что вас тревожит?

– Это уже близко, – произнес он с трудом, – к отступлению от нашего Творца. Не влезайте в эти дебри, Ваше Величество! Там и опытные богословы теряют головы. Разве у вас мало житейских проблем?

Я поклонился.

– Ваше преосвященство…

Он улыбнулся, благословил меня и вышел из шатра. Я вернулся к столу и карте, но некоторое время мысль, угасая, трепыхалась насчет Бога, почудилось вдруг, что Бог-Творец раздробил себя на множество существ-людей, а сам перестал существовать, передоверив все нам.

Или другой вариант, еще хлеще и дурнее: половину себя отдал на частицы для людей, и потому мы все такие амбивалентные…

За пологом шатра послышались голоса, вошел Норберт, хмурый и сосредоточенный.

– Сэр Норберт, – напомнил я, потому что он застыл и ждет, пока я по этикету изволю заговорить с ним первым, – мы не в зале на торжественном приеме, где вы каждым взглядом выказываете, что я – самый замечательный и великий король!.. Так что давайте без этих вот, а то заподозрю, что и вы начинаете издеваться над моим Величеством!

Он сдержанно улыбнулся.

– Простите, сэр Ричард, просто я еще не отошел от великолепия коронации… Спешу доложить, что отряд посольства уже достаточно близко. Но там одна странность…

– Слушаю, – сказал я.

– Почему-то, – ответил он, – вперед вырвалась небольшая группа всадников. В смысле, все расположились на отдых, а эти не стали расседлывать коней, галопом ушли в нашу сторону. И продолжают путь, хотя кони, видно издали, уже устали.

Вошел Альбрехт, я лишь кивнул ему и перевел взгляд на сосредоточенного Норберта.

– Полагаете, там раскол? И кто-то хочет кого-то опередить?

Он кивнул, уточнил бесстрастно:

– Похоже на то. Главное, что тревожит… король с ними.

Я нахмурился, переспросил:

– Сколько в той группе? В которой король?

– Всего пятеро, Ваше Величество. С королем.

Я махнул рукой.

– Тогда примем сразу. Похоже, у короля помимо официальной версии есть и тайная миссия.

Альбрехт сделал шажок вперед, лицо недовольное, искривил губы.

– Ох, не нравятся мне эти неофициальные. Вы правы, Ваше Величество… ух ты, сразу выговорил!.. у нас своих дел, как вы говорите, выше крыши да еще и там аист в гнезде. Может быть, как-то узнать заранее, чего он хочет?

– Вряд ли успеем, – сказал я. – Те спохватятся и пустятся вдогонку. Повод предельно ясен, с которым не поспоришь: не хотят, чтобы Их Величество подвергало себя опасности.

– Хорошо, – ответил он, – я скажу, чтобы Зигфрид и его спутница проверили этого короля.

– Они даже вас проверяют, – сказал я ехидно, – так что им такое напоминать не надо.

Он нахмурился и вышел, сделав вид, что громко хлопнул пологом.

Глава 2

Норберт то и дело докладывал о передвижении пятерки всадников во главе с королем. Меганвэйл выставил элитную группу тяжеловооруженных всадников из числа простых воинов, те всегда моментально выполняют приказы, и сейчас выстроились в красивую линию, держа длинные копья остриями кверху, конские морды на одном уровне, начищенные бляхи ярко блестят на упряжи, а на доспехи вообще больно смотреть.

Уже видно, что всадники несутся во весь опор, я уже различал взмыленные конские морды, впереди двое рыцарей в одинаковых плащах, но у одного на стальном шлеме золотая корона в виде блестящего обруча с небольшими и явно не очень дорогими камешками на зубчиках, такие не жалко потерять при ударе палицей по голове.

Я оглянулся на своих, одеты пышно, но с небрежностью боевых лордов, что немалую часть жизни проводят в седле, а в ладони чаще держат рукоять меча, чем трепетные женские пальчики.

Навстречу же приближаются именно вельможи. Хотя различия сразу и не уловить, но они заметны, как в одежде, посадке и даже как смотрят в нашу сторону.

– Всем стоять, – распорядился я. – Они прибыли с каким-то делом, им и вся инициатива.

– Так удобнее, – согласился Альбрехт.

Прибывшие перевели коней на шаг, те моментально послушались, измученные настолько, что спотыкаются на ровном месте, все в пыли, у переднего коня, у которого всадник с короной на шлеме, морда в пене, что желтыми хлопьями срывается под копыта.

Я пустил коня вперед, краем глаза видел, как тяжеловооруженные всадники Меганвэйла по взмаху его руки с двух сторон широкими дугами окружили приближающихся всадников.

Сам я двигался медленно, всего лишь выказывая учтивость хозяина, повод в левой руке, правая ладонью свободно лежит на бедре, вид спокойный и благожелательный.

Король, как вижу с каждым конским шагом, достаточно молод, во всяком случае, возраст не Шарлегайла, Гиллеберда или Барбароссы. Уже знаю, тридцати-сорокалетние не совсем еще древние старики, смотрится достаточно хорошо. Хотя видно, как смертельно устал, но в лице сдержанное достоинство, как и в каждом жесте.

Длинный плащ, что накрывает спину коня по самую репицу хвоста, прячет его одежду, так что смотрится просто богатым путешественником на добротном коне.

Он бросил короткий взгляд в сторону внимательно наблюдающего за ним Бобика.

– Судя по этой собачке, – проговорил он вежливо, – я имею честь общаться с его высочеством Ричардом Завоевателем?

– Да, – ответил я, – у некоторых такая судьба, их замечают либо по коню, либо по собаке, либо по особой любовнице.

Он улыбнулся широко и чисто, а я ощутил, что его лицо вызывает симпатию.

– Завидую, – ответил он с поклоном, – а у меня даже собаки нет, чтоб меня по ней замечали!

Я тоже засмеялся, широким жестом указал в сторону своего шатра.

– Ваше Величество?

– Благодарю, – ответил он. – Как вы уже знаете… по сообщениям ваших конных разведчиков, я – сюзерен королевства Гланды Бенджамин Регенштайн.

Я ответил вежливо:

– Во избежание путаницы сообщаю вам новость, надеюсь, вам приятную: я – король.

За его лицом следил внимательно, в глазах мелькнуло недоверие, но тут же сменилось радостью, так что да, у этого короля есть какие-то причины радоваться моему возвышению.

– Поздравляю, – сказал он живо, – Ваше Величество! Король Варт Генца?

– Нет, – ответил я скромно, – всего лишь объединил Варт Генц, Скарлянды и Эбберт… но это такая рутина… С чем прибыли так спешно, Ваше Величество?

Он оглянулся на четверку своих рыцарей, их остановили на расстоянии люди Меганвэйла.

Улыбка скользнула на его губах.

– От этих у меня нет тайн, – ответил он, – но, честно говоря, мое дело не терпит отлагательств. Потому предпочел бы сперва переговорить, если на то у вас будет время, а отдыхать и все прочее – потом.

Медленно приблизились и остановились в трех шагах Альбрехт и Норберт, оба уже не просто настороженные, а ощетинившиеся, готовые драться и отстаивать интересы своего сюзерена.

Я сказал им приподнято и громко:

– Займитесь спутниками Его Величества! Накормите, напоите… В общем, развлекайте пока в своем кругу.

Воины перехватили поводья наших коней, король Бенджамин спешился медленно и степенно, хотя чувствую, двигаться может быстрее, но это несовместимо с королевским величием, да и промах допустить легче.

– Ваше Величество, – сказал я и указал на свой шатер.

Он не стал говорить учтивостей типа после вас, здесь я хозяин, просто шел рядом, а я чувствовал, что он нравится все больше. Видно внутреннее достоинство, такие люди не стараются возвыситься над другими, тем более показать свое превосходство, но и сами щепетильны в вопросах своей чести.

Чувствую, с чем бы он ни прибыл, но может гордо встать и уйти, если чем-то задену его достоинство.

Зигфрид и Скарлет, временно подменив стражей, распахнули перед нами полог. Я видел, как всматривается в короля Скарлет, в обеих ладонях у нее зажаты некие штучки, потому полог схватила двумя пальцами.

Мне показалось, король что-то заметил, по губам скользнула легкая усмешка, однако, думаю, такие же или похожие предосторожности предпринимают и в его королевском дворце, так что не повел и глазом, вошел и остановился, осматриваясь с видом человека, что заглянул к приятелю, с которым не виделся несколько лет.

Я указал на кресла.

– Садитесь, Ваше Величество. Промочите горло с дороги.

Он с сомнением посмотрел на появившийся перед ним фужер из тончайшего стекла, я вовремя сориентировался и наполнил его чистейшим виноградным соком.

Темно-красная поверхность с пузырьками поднялась строго до ободка, там послушно замерла, а пузырьки продолжали красиво лопаться, словно в шампанском, подбрасывая кверху крохотные блестящие шарики.

– Ваше Величество, – сказал я, – это не совсем то, что вы думаете.

Он осторожно взял фужер, я наблюдал, как он поднес край к губам, сделал легкий глоток. Брови взлетели вверх, на лице отразилось радостное изумление.

– Спасибо, Ваше Величество, – сказал он. – Это как раз то, что я хотел бы. Простите, не удержусь.

Я был готов, и едва он жадно осушил фужер, я наполнил его снова так же доверху.

Он в изумлении покрутил головой.

– Первый вопрос напрашивается сразу, как вы ухитрились сохранить свежий виноградный сок, не допустив сбраживания? Но ответ тут же приходит сам… Ваше Величество, как вы догадываетесь, я прибыл с достаточно важной для меня миссией и весьма деликатной, потому рискнул оставить свиту позади.

– А эти четверо?

– Мои самые доверенные люди, – сказал он. – Друзья детства, не предадут. Но все-таки даже… пусть пока пообщаются с вашими рыцарями.

– Понял, – ответил я. – Так в чем ваша проблема? Взбунтовались лорды? Вас хотят лишить трона?

Он взглянул на меня в изумлении.

 

– Почему это… Ах да, простите! Конечно же, эта мысль должна прийти первой, когда вы увидели, как я ринулся разыскивать вас…

Я ощутил, что от сердца отлегло. Очень уж не хотелось бы отказывать этому приятному человеку, но отказать бы пришлось, у меня кроме проблем в Варт Генце еще и Ротильда в Мезине, Барбаросса в моей Ламбертинии, не говоря уже и потерянном Сен-Мари.

– Простите, – сказал я искренне, – это в самом деле первая мысль. Должен сказать, она имеет под собой почву в виде некоторых прецедентов.

Он кивнул.

– Да-да, понимаю. Когда в стране мятеж, король зачастую бросается за помощью к соседним королям, с которыми чаще всего и повязан не только договорами, но родственными связями.

– Значит, у вас, – сказал я, – мятежа нет?

Он покачал головой.

– Нет повода. Смею сказать, меня поддерживают практически все лорды королевства. И моим правлением все довольны. Страна богатеет, торговля бурно развивается как внутри, так и с соседями, рыцарские турниры у нас три раза в году только общекоролевские… а еще десятки турниров по городам, постоянно карнавалы, шествия, празднества, сожжения ведьм… Нет-нет, все довольны! У нас очень прочный мир.

Я наполнил фужеры шампанским, свой взял первым и осушил до половины.

– За это стоит выпить. Но, понимаю, мир прочный, но не слишком. Главное вы еще не сказали.

Он взял фужер в руку и, держа за тонкую ножку, любовался стремительно поднимающимися сквозь легкое жидкое золото серебряными блестящими пузырьками, что укрупняются на глазах, а над поверхностью подпрыгивают, рассыпая мельчайшую винную пыль.

– Все верно, – ответил он замедленно, – я в самом деле не сказал главное…

Я произнес с сочувствием:

– Возможно, вам это сказать трудно, понимаю, бывают ситуации… Но вы примчались, загоняя коней…

– Увы, – ответил он, – как раз такой случай.

– Слушаю, – сказал я, видя, как он остановился снова.

Он вздохнул и сказал погасшим голосом:

– Главное в том, что я сам намереваюсь нарушить мир и спокойствие. Более того, я твердо решил идти дорогой, которую избрал.

Лицо его потемнело, на лбу морщины стали глубже и резче. Глаза как будто чуточку втянулись в пещеры, а брови нависли, словно навесы, с которых вот-вот обрушится на врага град камей, преграждая вход.

Я насторожился, мелькнула мысль, что Альбрехт был прав, стоило этому королю сразу дать от ворот поворот, видно же, не от хорошей жизни мчался к нашему лагерю, едва не загоняя коней.

– Ваше Величество? – спросил я вежливо.

Он уловил изменение в моем голосе, грустно улыбнулся.

– Да, я готов…

– У нас масса своих проблем, – напомнил я, – наверняка вы о них уже слыхали.

– Да-да, – ответил он. – В Варт Генце гражданская война за трон… но, как я понял, если вы уже король, то пламя вашими усилиями погашено?

– Только в Варт Генце, – пояснил я. – Но в других местах разгорается еще жарче.

Он посмотрел на меня очень внимательно.

– Ваше Величество, я все тщательно обдумал. Поверьте, у меня были не часы, а годы. Да-да, годы мучительных поисков выхода.

Я сказал еще осторожнее:

– Тогда это нечто очень серьезное. Поймите меня правильно, я не хочу ни во что влезать. Это говорю откровенно, так как чувствую к вам самую искреннюю симпатию, иначе наговорил бы много лестных слов, как принято у дипломатов.

Он сказал быстро:

– А вам и не придется влезать!

– Ну так тогда…

– Выслушайте, – сказал он. – У нас в самом деле богатое и благополучное королевство. А я правлю, как все считают, умело и, что особенно приятно слышать, мудро. Я все еще неженат, лорды давно подталкивают меня к женитьбе, всерьез обеспокоенные, что у меня до сих пор нет наследника.

– Это серьезно, – согласился я. – Наследник нужен. Иначе страна погрузится в изнурительную войну за трон между самыми могучими кланами или семьями, где как.

Он кивнул.

– Да, правы.

– Тогда почему?

Он поднял голову и прямо посмотрел мне в глаза.

– Потому что у меня давно есть невеста… но лорды не хотят о ней даже слышать.

– Незнатная? – спросил я.

Он кивнул, в глазах проступило благодарное выражение.

– Спасибо, Ваше Величество, вам ничего не нужно объяснять… Король, по их мнению, должен взять в жены только дочь другого короля. В самом крайнем случае, племянницу, но в этом случае получить в приданое обширные земли.

– Разумный подход, – согласился я.

Он вздохнул.

– Думаете, не понимаю?.. Я ведь сын короля и внук короля, меня с детства воспитывали и готовили быть королем. Сам бы такое посоветовал другим. Да и сам бы так поступил, если бы леди Каринда Твидл не оказалась самой удивительной женщиной на свете, за один взгляд которой я готов отдать жизнь!.. Потому когда натиск лордов и моих советников стал совсем невыносимым, я решился выбрать между короной и любовью…

Он замолчал, я сказал осторожно:

– Кажется, догадываюсь.

– Спасибо, Ваше Величество, за понимание.

– А где леди сейчас?

– В данный момент, – ответил он тихо, – мои верные люди сопровождают ее по дороге в Бурнанды. У меня есть друзья в Варт Генце и Бурнандии, в Варт Генце их даже больше, но сейчас там война… Ах да, уже нет, но я же не знал. В последние два года были попытки ее отравить, потому я сперва выставил усиленную охрану вокруг ее имения, а всех слуг заменил на преданных мне лично. Неделю назад преданные мне люди по моему распоряжению переодели ее в монашку… это на случай, если чужие наблюдают, и вывезли из имения.

– Хороший ход, – согласился я. – Ладно, вы сумели сохранить ей жизнь. Так что, вернетесь в столицу и… примете свою судьбу, как надлежит королю?

Он покачал головой.

– Нет. Ни одна из женщин, которых мне предлагают в жены, не достойна и краешка ногтя с ноги леди Каринды. Но, как я уже говорил, я продумал самые разные варианты, как выйти из положения.

– Вы король, – напомнил я с сочувствием.

– Но и мужчина, – возразил он. – А мужчина обязан защищать свою женщину, даже если это будет стоить ему короны!

– Ого, – сказал я с осуждением, но одновременно и уважением. – И что вы надумали?

Он ответил с тяжелым вздохом:

– Среди вариантов спасения был и такой, ради реализации которого я примчался к вам, Ваше… Величество.

– Слушаю, – сказал я, возвращаясь к прежней настороженности.

– Если я объявлю, – сказал он, – что женюсь на леди Каринде, часть лордов откажется признать брак короля с простолюдинкой. Хотя, конечно, леди Каринда не простолюдинка, а из очень древнего рода, только давно утратившего власть и влияние… Королевство будет повергнуто в хаос, так как с этих земель перестанут поступать налоги. Потом, как вы понимаете, и другие лорды захотят последовать их примеру. Кто из чувства чести, кто из корыстных соображений. Королевская власть исчезнет даже без войны, однако война все-таки начнется потом, когда начнутся споры, кому сесть на трон!

– Это точно, – согласился я. – Без этого не обходится.

Он сказал с тоской:

– Уж и не знаю, что хорошего в королевском троне? Только возможность плевать сверху?..

– И нагибать тех лордов, – добавил я, – которые обижали в детстве. Ладно, так что у вас за план?

Он вздохнул, перевел дыхание, но некоторое время молчал, словно не решаясь высказать что-то очень важное, что разом изменит расстановку сил.

– Идеальный вариант, – сказал он после паузы, – это мне остаться на троне… так как я в самом деле хороший правитель, жениться официально на леди Каринде, а она леди, раз я заново даровал ее отцу дворянское достоинство… а поверх всего… не допустить раздоров!

Я посмотрел на него исподлобья.

– Кажется, догадываюсь.

– Ваше Величество?

– Нет уж, – возразил я, – изложите сами, а я покритикую. Я страсть как люблю критиковать! Ни за что не отвечаешь, а выглядишь таким умным, мудрым, всезнающим, предусмотрительным…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»