Дело родовой чести Текст

4.3
Читать бесплатно 70 стр.
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Ссылки:

https://ru.depositphotos.com/143622327/stock-photo-lady-in-black.html

https://pixabay.com/ru/photos/%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BA-%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-1483681/

https://pixabay.com/ru/photos/%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%86%D0%BE-%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D1%88%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%BF-%D0%BE%D1%82%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%BA-1017797/

ПРОЛОГ.

Василина отпросилась на два часа раньше и торопилась сегодня домой, потому что был повод. Ей исполнялось сорок пять лет. И, соответствуя поговорке, она была той самой ягодкой. Ей сейчас и вообще в последнее время было хорошо: солнце светило, птички пели, дела успешно делались, муж, единственный и неповторимый, был почти всегда рядом. «Жизнь хороша!» – восклицала про себя Вася и с энтузиазмом бралась за решение любых проблем. Мужу нужна новая машина? Не проблема! Вася получила отличную премию, которую можно пустить на первоначальный взнос. Свекровь хочет на курорт? Ради бога! У Васи в Сочи живёт давняя подруга. Можно остановиться у неё и купить курсовку на лечение и процедуры. Поезжайте, Маргарита Степановна! А сегодня коллеги запросили банкет. Как никак – дата! Что ж! Закажем спецобслуживание в нашем кафе. А деньги? Ну, жить же надо с удовольствием. Накопим ещё. Какие наши годы.

Единственное, что иногда вводило Васю в грусть – это отсутствие детей. За двадцать лет брака она так и не смогла ни разу забеременеть. Нет, первые годы она что только не делала и, какие только операции и процедуры не перенесла. Но без результата. И Вася смирилась. Ну, значит, не судьба. И к сегодняшним сорока пяти годам уже успокоилась, хотя иногда, глядя на чужих детей, её сердечко нет-нет, да и замирало.

Заехав по дороге в кафе и договорившись на завтра с обедом, Вася рванула домой. Очень хотелось сделать мужу приятное и приготовить красивый праздничный ужин. Кстати, муж Васи – Леонид – был младше её на пять лет. Работал юристом в их же фирме, но хорошо, что их рабочие места были в разных концах здания и им не приходилось встречаться на работе часто. Так что надоесть друг другу они не успели. Так думала Вася, поднимаясь в лифте и предвкушая вечерний сюрприз для Лёни.

Она открыла дверь и едва успела подхватить сумки с пола, так как ей навстречу и сумкам навстречу тоже резво катился большой рыжий мяч, а за ним бежал малыш лет пяти и кричал:

– Папа, смотри, как я попал!

Ничего не понимая, Вася подняла глаза. В прихожую быстрым шагом вышел Лёня, а за его спиной показалась кудрявая женская головка. Очень знакомая такая головка. Молодой и перспективной сотрудницы экономического отдела, которая уже не раз отмечалась начальством и ставилась в пример середнячкам.

Мужчина резко остановился. Выдохнул и сказал:

– Это всё равно когда-нибудь должно было случиться. Василина, я тебе сейчас всё объясню.

Вася посмотрела на него отчуждённым взглядом.

– Ничего не надо объяснять. Что ж вы сразу-то не сказали. Я бы не мешала.

Она окинула их взглядом, под которым оба поёжились, подала руку ребёнку и, сказав ему: «До свиданья, малыш» – вышла из квартиры, аккуратно закрыв дверь. Спустившись к машине, Василина долго сидела за рулём, гипнотизируя глазами стрелку бензина. Машина эта была её. Старенькая, но абсолютно надёжная «Мазда Демио». Вася любила её за компактность, удобство парковки, вместительность. Что только они на ней не перевозили на дачу. Это была труженица, семейный друг. Однако у мужа теперь был крутейший джип, за который, правда, ещё надо было выплачивать кредит. «Но это теперь не мои заботы», – усмехнулась Вася, включая зажигание и трогаясь с места. Она ехала за город. На их старую дачу. Дача осталась ей от родителей и теперь Вася надеялась пожить там первое время, пока не найдёт съёмное жильё. «Всё, Василина, – обратилась она к себе мысленно. – Нет теперь у тебя дома».

Ни требовать раздела, ни даже забирать свои вещи, Вася не собиралась. Купится всё. Заходить же в дом, где её предали, Василина не могла просто физически. Ей казалось, что всю её квартиру, которую Вася любила и холила, изгваздали в самой грязной грязи. Вещи, которые она себе покупали осмотрели и оценили липким взглядом и теперь не то чтобы одеть, но и просто брать их в руки Вася бы не смогла. Слава богу, руки-ноги-голова у неё на месте. Заработает и купит.

Через полтора часа городских пробок и пригородной дачной суеты, машина наконец вырвалась на относительный простор трассы. Ещё полчаса и на месте. Василина старалась ни о чём не думать. Сосредоточилась на дороге и, увеличивая скорость, гнала машину вперёд. В дачном посёлке было тихо. Пятница ещё не наступила и основной наплыв отдыхающих был впереди. Вася нашарила за наличником ключи: они по-деревенски оставляли ключи в тайничке, и открыла дверь.

Они с Леонидом давно здесь не бывали, и дом встретил запустением и сыростью. Вася открыла окна, впустив в комнату вечернее солнце, и прошла на кухню. Всю дорогу её беспокоили неприятные ощущения под левой лопаткой. А сейчас появилась тупая боль и тяжесть в груди. В кухне должна была быть аптечка и Вася надеялась обнаружить там валокордин или, хотя бы, валерьянку. Но в аптечке ничего подобного не было. Вася попила воды из-под крана и решила быстренько съездить в местный магазинчик: купить продуктов, а заодно и лекарства. Вообще-то, она была здоровенькой женщиной. Болячки и простуды как будто обходили её стороной, но сейчас она явно чувствовала себя плохо и ей надо было как минимум успокоиться.

В магазине знакомая продавщица обрадовалась ей как родной. Явно скучала в пустом магазине. Но Вася торопилась и, закупив необходимое и сославшись на нехватку времени, вернулась домой.

Выпив чаю и сразу четыре таблетки валерьянки, потому что ничего другого в аптечном киоске не было, Вася, укрывшись стареньким пледом, свернулась калачиком на диване и только теперь дала волю своим чувствам. Снова и снова прокручивая в памяти картинку в прихожей.

Мальчишка был похож на Леонида. Практически – копия. Годиков ему примерно четыре – пять. Вася не умела определять возраст детей навскидку. Значит, дело это тянется уже давно. Ребёнок открыто зовёт Леонида папой. Значит, они считаются семьёй. А я тогда кто, подумала Василина. И замерла, представив, реакцию сослуживиц, соседей, родственников.

Потом она вспомнила, что как раз пять-шесть лет назад всё и началось. Всё, на что она не обращала внимания, доверяя мужу. Вдруг начались бесконечные длительные командировки, которые муж объяснял ростом карьеры. Начались отпуска в разное время, хотя раньше они любили отдыхать только вместе. Про задержки на работе вообще можно молчать: они стали практически ежедневными. И что греха таить: в постели они с мужем теперь оказывались очень редко. А в последний год, так вообще – единичные случаи. Но, правда, Леонид был всегда нежен и ласков, как будто извинялся, догадалась сейчас Василина.

«Боже мой, сколько им пришлось скрываться-то, – прошептала Вася. – Да сразу бы сказали, ещё до рождения малыша. Разве бы я мешала?» – повторила она свою дневную фразу. Зачем так мучиться-то? А потом вспомнила, что именно в это время они купили новую большую квартиру и с деньгами была напряжёнка. Приходилось первое время здорово экономить. Но зато они купили её за наличку, потратив все, собранные за несколько лет деньги и заняв недостающее у Васиных родителей, тогда ещё живых. Так что никаких кабальных кредитов не было. А вот два года назад Леонид задумал купить хорошую машину. Надо создавать правильный имидж, как он выразился. И Вася с ним согласилась. Действительно, что уж: дорогая машина многое говорит о владельце.

Но за машину они ещё платили кредит. Причём с Васиной зарплаты, хотя оформлен он был на Леонида. Но у него зарплата была меньше и платить решили с Васиной.

«А может и не меньше, – подумала вдруг Василина. – Откуда мне знать. Я, оказывается, давно о нём ничего не знаю. Интересно, когда бы они мне сказали? Когда мы кредит выплатили бы?»

Она поёжилась и закуталась в плед плотнее. Печь-то она растопила, но прогреть и просушить помещение сразу всё равно невозможно. Незаметно для себя женщина задремала и провалилась в беспокойный, тревожный сон. В котором её кто-то давил, душил. Ей не хватало воздуха, и вдруг резкая боль в груди прервала её кошмары. «Сердце, всё-таки», – подумала женщина сквозь сон, и душа её отлетела.

***

– Давай, давай, милая! Ещё немного…

Руки пожилой знахарки огладили живот роженицы, как бы успокаивая её. Та притихла на время. Но новая схватка заставила выгнуться её тело и застонать. Она закусила губу и с надеждой посмотрела на женщину:

– Скоро? Не могу больше терпеть.

Она на самом деле выглядела плохо: бледное, осунувшееся лицо, заострившийся нос, спутанные, прилипшие ко лбу и шее волосы. Схватки участились. Женщина заметалась по кровати и закричала в голос, не сдерживая себя. Знахарка кивнула мужчине, стоящему поодаль:

– Придержи её.

Резко согнув ноги женщины в коленях и разведя их в стороны, она скомандовала ей:

– Тужься! Помогай мне!

Но женщина уже плохо реагировала. Она почти обессилила.

– Да, что ж ты такая неженка?!

С досадой воскликнула знахарка и вместе со слабым потугом роженицы надавила на живот над ребёнком, посылая одновременно импульс магии. Женщина издала звериный крик и тут же затихла. Зато сразу же раздался крик младенца. Знахарка выпрямилась и посмотрела на пищащий красный комочек:

– Ну, слава, Пресветлой! Получилось!

Затем она перехватила пуповину и потянула за неё.

– Прости, милая. Нет времени ждать. Подыши почаще, чтобы послед вышел.

Роженица слабо улыбнулась и послушно выполнила действия. Но видимо на этом её силы окончательно выдохлись. Глаза закатились, и женщина потеряла сознание.

– Ах, ты, тёмный тебя забери! Что ж ты нежная такая?! – опять с досадой попрекнула её знахарка. Завернув ребёнка в готовую простынку, она положила новорождённую девочку на эту же кровать, недалеко от матери. Сама же принялась осматривать роженицу с помощью магии.

 

– Дело плохо, лэр. – обратилась она к мужчине. – Не знаю, хватит ли моей магии, чтобы вытянуть лэри.

– Делай своё дело и помалкивай. Лэри нужно спасти любой ценой.

Знахарка молча кивнула и начала делиться магией с роженицей и латать прорехи в ауре женщины, которая никак не хотела приходить в сознание, и жизнь утекала из неё, как вода из старого корыта. Знахарка честно старалась вытянуть роженицу. Нет, она не боялась этого незнакомого сурового лэра, но понимала, что спасти роженицу надо ради собственного блага. Иначе работать здесь она уже не сможет и надо будет бежать, и опять скрываться и искать место для жизни. Ведь за смерть клиента знахарка отвечает своей жизнью, пусть даже она не виновата. Разбираться никто не будет.

А смерть не скроешь. Тем более, такой знатной лэри. Это мужчина думает, что она их не знает. Но не знает она их ровно наполовину: мужчину не знает, а женщину знает очень даже. Портреты этой яркой фаворитки короля два года назад не сходили с полос газет. И в каком бы далёком краю не жила тогда знахарка, но и она их видела. Правда потом женщина пропала. И вот через два года постучалась ночью в дверь её домика, который стоял недалеко от городской стены столицы в небогатом районе ремесленников.

Ну, а сами-то поздние гости и не подозревали, что постучались в дверь к бывшей магессе, декану целительского факультета столичной академии, бесследно пропавшей много лет назад, после рождения королевского сына.

Знахарка продолжала вливать магию, но в какой-то момент ей самой стало плохо. Она завалилась набок и затихла. Мужчина оглядел комнату и подошёл к роженице.

– Что же вы, лэри? Что же мне с вами делать? И указаний никаких не дали.

Он цокнул языком и, бросив на стол кожаный мешочек с деньгами, начал заворачивать роженицу в широкий мужской плащ. Но на мгновенье остановился. Снял с женщины небольшой медальон и повесил его на шею малышке.

– Прости меня, девочка. Но так ты хотя бы будешь знать чья ты. Лэри-то вовсе хотела тебя оставить. Не любила она твоего отца-то. Зачем замуж выходила тогда, – ворчливо добавил он.

На ещё тёмной, ночной улице его ждал экипаж, где он сам же и был кучером. Тайны они многолюдья не любят.

Всего этого знахарка уже не видела и не слышала. Сознание её медленно уплывало прочь. Душа готовилась покинуть тело: всё-таки этот расход магии оказался смертельным.

***

– Таши, у меня к тебе будет просьба.

– Слушаю, отец.

– Я понимаю, как ты занят, но тут сложилась интересная ситуация, решить которую надо по-семейному, не привлекая посторонних людей.

– Дай, догадаюсь! Опять кто-то из наших многочисленных родственников просит денег и помощи.

– Если бы. Я по таким пустякам тебя не беспокою. Но, да, дело связано с родственниками. Очень дальними. И боюсь, что мы с мамой создали тебе серьёзную проблему.

– Даже так! Говори в чём дело, я уже в нетерпении.

– Наш дальний родственник виконт Редди скончался десять лет назад. Следом за ним вскоре ушла и жена. Ты знаешь, что они не были магами. Но их дочь обладала довольно сильным даром. И, когда ей исполнилось пять лет и дар вполне определился, мы с ним заключили договор, что наши дети обязуются познакомиться и в случае взаимной симпатии заключить помолвку. Ты понимаешь, что магов у нас очень мало, поэтому я позволил себе без твоего согласия побеспокоиться о тебе. Но девочке было ещё слишком мало лет. Ты тоже ещё учился, и мы не стали говорить о договоре. Время не подошло. А потом всё забылось. У каждой семьи свои заботы. Редди перестали бывать в столице и при дворе, и мы потеряли связь.

Но полгода назад в наш старый особняк пришёл вестник от младшей дочери виконта. Она, ссылаясь на этот договор, потребовала заключения помолвки с тобой. Конечно, в вежливой форме, но очень настойчиво. Однако дело в том, что эта младшая дочь – приёмная. И она не маг. На днях ей исполняется двадцать пять лет, и она должна вступить в права наследования.

Всё это я узнал, наведя потихоньку справки о семье и их положении. Сам понимаешь, магический договор нельзя просто игнорировать. Поэтому, прости сын, но тебе придётся поехать туда и договориться с этой девицей.

– Но договор ведь был на старшую дочь? Мага?

– Да, но в тексте договора нет имени и единственное, что может тебе помочь – это установление факта отсутствия магии у девицы.

– А где всё-таки старшая дочь? И сколько ей теперь лет?

– Где она неизвестно. А лет ей сейчас шестьдесят или шестьдесят пять точно не знаю. Знаю, что она окончила академию и несколько лет отслужила целителем на границе. У неё была очень высокая профессиональная репутация. Затем была деканом целительского факультета. А примерно двадцать лет назад просто пропала. И где она никто не знает. Но я помню, как виконт говорил, что она заезжала к ним ненадолго лет десять назад. Всё-таки изредка мы переписывались. Вот из-за того, что ни сына, ни дочери почти никогда не было дома, родители и взяли на воспитание сироту.

– Ты меня заинтересовал, отец. Я обязательно повидаю эту девицу. А может и договор не придётся отменять. В конце концов я ещё не женат.

ГЛАВА 1.

Василина приходила в себя медленно и трудно. Тело было непослушным и казалось грузным и тяжёлым. Глаза никак не открывались, и Вася даже не могла посмотреть время. «Сколько же уже я валяюсь тут», – подумала она и с усилием открыла всё-таки глаза.

«Ох, ничего себе! – воскликнула она мысленно. – Где это я?» Помещение, в котором находилась женщина меньше всего напоминало их дачу, просторную и светлую. Оно было похоже, скорее, на небольшой домик в стиле старой Европы. Почему она так подумала, Вася не поняла, но была в этом уверена. В последние годы Василина пристрастилась ездить в путешествия, и старая Европа ей очень нравилась.

Она повела глазами. Через небольшое оконце лился ровный дневной свет. В комнате было тихо, но Васе показалось, что кроме неё тут есть ещё кто-то. Женщина попыталась сесть и обнаружила, что лежала на полу. «Ужас какой-то», – подумала Вася и начала медленно вставать. Перед глазами появился стол с мокрыми окровавленными тряпками, таз с водой, край кровати, с запачканной кровью простынёй. «Да что здесь происходит?!» – вновь удивилась Василина и оглядела комнату. Взгляд выхватил старинный комод, маленькую и аккуратную печь, натянутые верёвки с пучками травы, большое старинное зеркало в углу.

Почему-то Васе показалось, что к нему надо обязательно подойти. Её прямо тянуло к этому зеркалу, как будто это самое важное, что надо было сделать. И Вася поддалась зову. Почти ползком она добралась до угла с зеркалом и, опираясь на стену, поднялась на ноги. Ноги казались слабыми и ощутимо дрожали. Но, ещё не глядя в зеркало, Вася увидела свои руки, которыми она держалась сначала за стену, а теперь за столешницу зеркала.

– А-а-а!!! А-а-а!!!

Заорала она в голос. Потому что это были не её руки! Это были руки какой-то старухи! Ну, да, Вася немолода. Но не настолько же! Да ей больше тридцати пяти никто не даёт! А тут Вася держится своими руками, но видит – чужие!

Настороженно Василина повернулась к зеркалу и застыла в ужасе и немом вопросе. На неё смотрела пожилая женщина, примерно семидесяти лет. Одетая в непонятную хламиду коричневого цвета. Немного грузная. С растрёпанными волосами, руками с запёкшейся кровью и пронзительными молодыми синими глазами.

«Кто это?» – прошептала Василина. И губы женщины в зеркале послушно повторили вопрос.

Василина медленно опустилась на табурет, стоящий у зеркала. Она ничего не понимала, но чувствовала, что попала в неприятную историю. «Наверное, я в коме, или сошла с ума и теперь моё сознание живёт самостоятельно», – подумала Василина.

– Нет, девочка. Просто ты попала в другой мир и ещё не поняла этого, – раздался мягкий, грудной голос из зеркала.

Василина повернула голову и увидела уже не старуху, а молодую женщину. Серьёзную и озабоченную.

– Давай, приходи в себя, девочка. Мне надо многое тебе рассказать, а я с трудом уже удерживаюсь в этом мире. Даже зеркало плохо помогает.

– Вы к-кто? – с запинкой произнесла Василина.

– Я – та, в тело которой ты сумела попасть, – усмехнулась женщина. – Сиди и слушай. Повторить не получится, так что запоминай с первого раза. Меня зовут Навия Редди. Я магесса, бывший декан целительского факультета академии. Мне сейчас шестьдесят пять лет. Ты попала в моё тело после того, как я расходовала весь свой резерв магии. Прости, девочка, но тебе придётся восстанавливать его не меньше месяца. Я принимала трудные роды. Роженица начала умирать. Допустить этого было нельзя, и я выложилась полностью. Конечно, если бы мне сразу помогли с магией, ничего бы не случилось. Но никакого мага рядом не оказалось и поделиться со мной силой было некому. Когда я потеряла сознание, женщину забрали. А ребёнка оставили и теперь – это твоя забота. Я знаю, что на место отлетающей души приходит новая. И ждала её. Пришла ты. Вместе с тобой пришла и новая жизненная сила. Немного, но тебе хватило, чтобы очнуться. Теперь ты будешь жить. И даже будешь магом, но не сразу. Все свои знания я оставила в памяти моего тела. Этой памятью ты будешь пользоваться. Она теперь твоя. Ведь это ты теперь – знахарка Навия. Домик этот – мой, никто не отберёт. Ну, прощай, Василина – Навия.

Да, не бойся. Твой внешний вид скоро изменится. Это я иллюзию накладывала. Если хочешь, можешь продолжать поддерживать её, пока с помощью амулета, а когда восстановится магия – сама. Все знания у тебя есть. Но можешь и быть собой. Меня уже давно никто не ищет. Всё, Василина. Теперь это твой дом. И образ женщины быстро растаял, а в зеркале опять отразилась пожилая знахарка.

– Ничего себе…, – проговорила вслух Василина, внимательно вглядываясь в своё отражение. – Навия, значит.

Василина замолчала, понимая, как нелепо выглядит, разговаривая сама с собой. «Но ведь никто не видит», – успокоила она себя. Она пересела к столу и даже отвернулась от зеркала, опасаясь лишний раз взглянуть на него. Хотя, что уж теперь. Всё, что должно было случиться – случилось. Она попала в другой мир, в тело знахарки, а Василина, видимо, умерла. Вернуться не получится и надо как-то осваиваться в этом новом для неё мире.

Василина задумалась. И не заметила, что земные образы мужа, его второй жены, их ребёнка сменились образами незнакомых ей, но почему-то известных людей: старый управляющий поместьем, небольшой, но уютный старый замок, строгая няня и домоправительница в одном лице, ректор академии…

«Так это же память Навии занимает своё место», – догадалась Вася и обрадовалась: «Ну, слава богу, хоть не буду совсем беспомощной в первое время». Получалось, что она помнила всё, что касалось Василины и всё, что касалось Навии. «Всё пригодится», – подвела итог Вася и вдруг встревоженно подскочила:

– А где ребёнок? – спросила она у кого-то.

Тут же раздался голосистый крик, как будто ребёнок только этого вопроса и ждал. Василина метнулась к кровати, заметив попутно, что ноги уже не заплетаются и вообще чувствует она себя гораздо лучше. На кровати лежал спеленатый комочек и открыв требовательно ротик, призывал её к действию. «А ведь роды-то произошли ещё ночью»– вспомнила Василина и наклонилась к ребёнку:

– Боже мой, как же тебя покормить?

Все прочие мысли, не касающиеся ребёнка, из Васиной головы моментально вылетели. Она быстро распеленала малыша и замерла перед ним. Девочка! Это была девочка! О чём Василина всегда мечтала в молодости. Мокренькая и недовольная, она сучила ножками и укоризненно поглядывала на неё, мол, что же ты не торопишься.

Вася заметалась по комнатке. Быстро нашлась тёплая вода на печке, чистая простынь на комоде. Девочка, подмытая и завёрнутая, покоилась у неё на руках и поглядывала голубыми глазками.

– Ах, ты, красавица моя! Сейчас мы тебя накормим.

С малышкой на руках Вася обследовала шкафы на небольшой кухне и обнаружила глиняный горшочек молока. Придирчиво его обнюхав и отпив глоток, одобрительно хмыкнула, но дальнейшие её действия притормозились. Как напоить ребёнка она ещё не придумала. В конце концов, Василина просто взяла небольшой глоток молока в рот и осторожно начала переливать его в ротик малышки небольшими порциями, держа её так, чтобы она не захлебнулась нечаянно.

«Нет, надо срочно найти, чем кормить ребёнка. Не может быть, чтобы в этом мире ничего не было». И усмехнулась про себя: «Вот наши бабёнки сейчас прочитали бы мне лекцию про такое кормление. Но, где эти бабёнки, и где мы с малышкой». Она и сама не заметила, что совершенно спокойно уже относится к тому, что попала в другой мир. И даже в другое тело. На первом месте у неё была проблема поважнее – девочка.

 

Что эта девочка теперь её дочка у Васи тоже не было никаких сомнений. Ну и что, что не она рожала. Зато расти девочка будет с ней. И слово «мама» говорить будет тоже ей. А не той красивой графине, образ которой всплыл сейчас в памяти.

Покормив таким экстремальным способом ребёнка, она уложила спящую девчушку на кровать и окинула комнату уже другим, хозяйским взглядом. Заметила на столе туго набитый кожаный мешочек с деньгами. «Это хорошо, что прежняя хозяйка тела оставила мне свою память, – подумала она, – хоть в деньгах не буду путаться». Правда, думать, как бы за двух человек, было неудобно, но Вася не обращала на это внимания. Пока она ещё не воспринимала себя как беглую магессу, а чувствовала себя – собой, Василиной, которая попала в сложную ситуацию.

Открыв местный кошелёк, она обнаружила там золотые монеты. И поняла, что этих денег им с дочкой хватит, чтобы прожить, не напрягаясь, несколько лет. Она усилием воли отбросила сейчас вопросы: где жить, как жить, что делать и другие похожие. Сейчас надо было обеспечить всем необходимым девочку. И, пожалуй, всё-таки подумала Вася, отсюда надо срочно уехать: иллюзия-то спадёт скоро, а магии восстановить её не будет ещё целый месяц.

Получалось, что ей надо на рынок и чем быстрее, тем лучше. Время уже было позднее утро. Но брать ребёнка с собой – значит вызвать очень много вопросов у местных, которые прекрасно знали знахарку. На мгновенье она подумала: «Может оставить дочку одну? Нет! – тут же решительно одёрнула себя. – Опасно! Лучше попросить Даршита, хромого соседа, присмотреть за ребёнком, а самой быстро сходить за покупками».

Даршит – сосед знахарки целыми днями сидел под навесом у своего дома и строгал детские игрушки. Потом отдавал их в небольшую лавку для продажи. На это и жил. Со знахаркой они просто здоровались и особо не разговаривали, хотя та жила на этой окраине столицы уже больше года. Но сейчас выхода у Васи не было, а старик казался ей порядочным человеком.

Она бросила ещё раз взгляд на ребёнка и, убедившись, что девочка спокойна и спит, торопливо выскочила из дома, направляясь к соседней калитке. На стук и окрик откликнулся мужской голос, и она вошла в ограду. Сосед и правда сидел под навесом. Отложив начатую игрушку, он удивлённо посмотрел на Васю:

– Что-то случилось, уважаемая?

– Случилось, – призналась она. И не желая особо лгать сказала: Ребёнок у меня в доме появился. Маленькая девочка. Так получилось. Мне бы на рынок сходить. Не присмотришь за ней недолго?

Василина старалась говорить так, как принято здесь обращаться к простолюдинам и как говорят сами простолюдины. Но привычка своего мира перебивала. И ей постоянно хотелось обратиться к старику на «вы». Хотя, собственно стариком сосед и не выглядел. Просто взрослый, умудрённый мужчина. Крепкий на вид, несмотря на хромоту. Но раз знахаркина память говорила, что он старик, то кто такая она, чтобы с этим спорить?

Даршит внимательно посмотрел ей в глаза и медленно произнёс:

– Конечно, лэри магесса. Не волнуйтесь, делайте что надо, я присмотрю за ребёнком.

Вася застыла. «Лэри? Магесса? Старик догадался? Ведь местные не знали её настоящего вида. И вот… Не выдаст ли он нас?» Она настороженно обратилась к нему:

– Как ты догадался?

– Глаза. Походка. Речь. Да и личина начинает истончаться. Торопиться вам надо, уважаемая. Иначе скоро все увидят ваш настоящий облик.

«Ах, ты ж…, – досадливо подумала Вася. – И правда, бегаю тут как ужаленная. А знахарке, судя по виду лет-то немало». Но угрозы от соседа не ощущается, и она спросила:

– Ну, так что, Даршит? Посидишь?

Сосед поднялся с лавки и направился к калитке:

– Сказал же присмотрю. Идите, лэри, Фируна вам в помощь.

«Богиня – это хорошо, – подумала Василина , устремляясь к местному рынку. – Её помощь была бы кстати. Кстати, как тут вообще с богами? На самом деле помогают?» И нашла в памяти серьёзный ответ: да, если человек этого достоин.

Рынок был небольшим, но универсальным. Здесь продавалось всё, что можно продать. И что невозможно тоже, усмехнулась она про себя, увидев мужика, который пристраивал на краю торгового ряда выцветшую, пошорканную, со старыми заплатами и новыми дырами, видавшую виды кожаную куртку.

За короткое время Вася, обежав продуктовые ряды, набрала всё необходимое примерно на неделю. Больше здесь, в столице, задерживаться она не рисковала. Так как интуитивно чувствовала, что надо скрываться. Всё-таки ребёнок брошен. И ребёнок не простой – дочь графини. Да и старая тайна знахарки не добавляла Васе уверенности. От чего-то же та скрывалась?

Нести корзину было тяжело и непривычно. Вася покрутила головой и, заметив кучку мальчишек-разносчиков, подозвала одного жестом, выбрав из них самого аккуратного.

Мальчишка с улыбкой моментально подлетел к ней и, подхватив корзину, поинтересовался:

– Куда, прикажите, госпожа знахарка?

– Ходи пока за мной, потом до дома поможешь донести.

Не обращая больше на него внимания, направилась к лавкам готовой одежды. Необходимо было подготовиться к дальней дороге и подобрать одежду для нового образа. Судя по всему, Вася вновь станет молодой. Ведь её сорок пять для этого мира практически – детский возраст.

Мальчишка, не отставая шёл рядом, но на шаг позади, успевая при этом перемигиваться и делится только им понятными жестами с другими такими же наёмными помощниками. Она окинула его взглядом, заметив и худую, нескладную, вытянутую фигуру и голодный взгляд, который он бросил на лоток с горячими пирожками. Молча подошла к лоточнице и, купив большой пакет пирожков с мясом, сунула его мальчишке.

– Ешь, пока я в лавке буду.

– Спасибо, госпожа знахарка. Доброго здоровьечка вам, – скороговоркой пробормотал пацан.

Он может и ещё чего хотел сказать, но его зубы уже вцепились в горячий пирог и говорить стало некогда. Вася улыбнулась и вошла в лавку.

Ну, да. Это тебе не европейские магазины готовой одежды и не бутики с эксклюзивными моделями. Всё просто, удобно, практично. Но передо ней встал вопрос: брать ли брючные дорожные костюмы или предпочесть дорожные платья? Зависело это от того, какую легенду Вася себе придумает. Пока же у неё не было никакой. И она решила потратиться с запасом, купив и то, и то. Причём в нескольких вариантах.

И тут Василину стукнуло: ей же всё равно нужен помощник в дороге, да и вообще. Так почему не этот пацан? По возрасту уже не такой и маленький, лет пятнадцать –семнадцать, по земным меркам. Не ленивый и самостоятельный. Ну, раз старается подрабатывать. И она, выглянув на улицу, подозвала мальчишку:

– Иди сюда. Как тебя зовут?

– Митул, госпожа знахарка.

– Митул, у тебя родители есть? С кем ты живёшь?

–Родители есть, госпожа. Только у них кроме меня ещё трое. Я старший.

– А работать ты где хотел? Кем хотел стать?

– Работать негде, госпожа. А в ученики никто не берёт. За это надо в гильдию платить. Кому охота…

Мальчишка погасил улыбку и настороженно взглянул не неё. Мол, чего прицепилась.

– А если я тебе к себе работать позову в услужение? Пойдёшь?

– Меня?! Вы ж меня не знаете! Но, пойду! Пойду, госпожа, – заторопился мальчишка.

– Тогда пошли. Тебе надо нормальную одежду купить.

Через полчаса она вышла из лавки с аккуратным, серьёзным, одетым с иголочки пацаном.

– Отвезём корзины, и я отпущу тебя к родителям попрощаться. Мы с тобой уезжаем в Кералу, на юг.

Глаза её новоявленного слуги заблестели восторгом и ожиданием. Ехать на юг! Так далеко! Столько всего можно увидеть! Но он благоразумно промолчал и только кивнул, соглашаясь с хозяйкой. В конце концов он теперь взрослый самостоятельный мужчина.

Василина тоже была довольна приобретением. Во-первых, помощник. Во-вторых, не разболтанный, работящий парнишка. Молод, но этот недостаток быстро проходит. Она вспомнила земных мальчишек примерно такого же возраста и усмехнулась про себя. Да, уж… Другой мир. Другая реальность.

С этой книгой читают:
Выпускница академии
Галина Осень
99,90
Варвара-краса и Тёмный властелин
Милена Завойчинская
99,90
Как избавиться от наследства
Надежда Мамаева
199
Королевская гончая
Оливия Штерн
176
Императорский отбор
Виктория Свободина
176
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»