Заметки пожилого человекаТекст

Читать 110 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Сатановский Е., 2020

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2020

Согласно решениям Верховного Суда РФ организации, перечисленные ниже, признаны террористическими или экстремистскими и их деятельность запрещена в Российской Федерации:

«Аль-Гамаа аль-Исламия» («Исламская группа») – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ) – решением ВС РФ от 13 ноября 2008 г. № ГКПИ 08-1956

«Аль-Каида» («База») – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Ахрар аш-Шам» («Джунд аш-Шам», «Войско Великой Сирии») – решением ВС РФ от 2 июня 2006 г. № ГКПИ 06-531

«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун») – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Джабхат ан-Нусра» («Фронт победы», «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» – «Фронт поддержки Великой Сирии») – решением ВС РФ от 29 декабря 2014 № АКПИ 14-1424С

«Джамаат-и-Ислами» («Исламская группа») – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») – решением ВС РФ от 8 февраля 2010 г. № ГКПИ 09-1715

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») – решением

ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Исламское государство» («Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама») – решением ВС РФ от 29 декабря 2014 г. № АКПИ 14-1424С

«Лашкар-и-Тайба» – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Союз Исламского джихада» – решением ВС РФ от 2 июня 2006 г. № ГКПИ 06-531

«Талибан» («Движение Талибан») – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

«Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения») – решением ВС РФ от 14 февраля 2003 г. № ГКПИ 03-116

Предисловие

Эта книга написана преимущественно по ночам и немного в выходные. Но больше ночью. Возраст. Оказывается, на самом деле есть такое понятие, и пятьдесят не шестьдесят. Между двумя ночи и четырьмя утра напрочь уходит сон. Пытаться заснуть снова бесполезно – в четыре летом светает, за окном стрекочут сороки и чирикает птичья мелочь. Скоро внуки потребуют внимания так настойчиво, как только могут маленькие дети, уверенные, что их желания – главное в этом мире. Они не понимают, что родители устали. Про бабушку с дедушкой у них сомнения есть, но тоже не очень, поскольку их, детей, любят. Собственно, зачем у ребёнка бабушки с дедушками, кроме как для того, чтобы их не слушаться? И зачем внуки, если не за тем, чтоб их баловать, кормить вкусненьким и мешать родителям их воспитывать и закалять? Но пока они спят, можно встать и по-быстрому уйти. Пройтись по холодку, благо в этот час встретить можно кого угодно, а зайцы с лисами поднимают настроение и оценку родной природы, пока ещё не окончательно загаженной мусорными мафиози. Или сесть писать.

Чем предрассветные и утренние часы хороши – никто не мешает и на душе не так плохо – день начинается и новости ещё не успели испортить настроение. Все они на один манер: санкции, очередное обвинение во вмешательстве в американские выборы или что-нибудь на Украине, превращённой её начальством, ставшим долларовыми миллиардерами, чёрт знает во что. Притом, что для становления там европейского государства размером с Германию, с таким же уровнем экономики, у них всё было. Новости из Сирии, очередной блок российско-турецких переговоров, Иран, Китай, Израиль и Венесуэла. Арктика и её освоение, очередная сибирская или дальневосточная катастрофа с разливами и лесными пожарами, криминальные новости, коррупционеры в погонах и без, которых берут, с их миллиардами, на всю страну, под камеру. И, конечно, президент в его бурной деятельности. В батискафе и с экзотическими зверями, с Патриархом и ветеранами, вручающий ордена и выступающий на международных форумах, встречающийся с мировыми лидерами… Национальный лидер и отец страны. Наставляет, обещает, грозит, дарит детям игрушки…

Опять же, программы про путешествия, домоводство и кулинарию уже идут, а вечерние и дневные шоу с политологами, политтехнологами и прочими паразитами рода человеческого ещё не начались. Они по всем каналам, участвуют в них одни и те же персонажи, и всё это напоминает шоу уродов. Все кричат, перебивая друг друга. Хочется вывести их из студии и поставить к стенке вместе с ведущими, которые в большинстве проектов ведут себя не лучше участников. Но рейтинг бешеный, как и положено программам, рассчитанным на инстинкты. С участниками не заморачиваются. Постоянный набор с Украины, из Польши, Прибалтики и США – из числа «бывших наших» для морального битья. Иногда они сцепляются друг с другом, кого-то выгоняют из студии, а кого-то и просто мордуют (без увечий), так что ходить туда не хочется. Исключения изредка бывают и там. Нормальные люди спокойными голосами говорят о важном, нужном и интересном. Но это редко. Рекламщики такие передачи не любят – там контингент другой, его не расколешь. На рекламе этот зритель переключает каналы. И кому нужны такие передачи?

Правда, в зомбоящике (придумал же кто-то остроумный телевизору точное название!) есть передачи о природе, истории и культуре. Художественные и мультипликационные фильмы. Неплохие сериалы. Со спортом, юмором и музыкой там всё в порядке. А если переходить на интернет-вещание… Какое удовольствие включить вместо очередной чепухи кого-то умного с лекциями об истории, антропологии, этнографии и всех прочих науках, которыми автор увлекается с детства, прожив основную часть жизни в качестве действующего металлурга… Данилевский, Дробышевский, Житенёв, Петрухин или Старостин – кто попадётся. Кого-то знаешь много лет. Кому-то повезло помочь с проектом в те годы, когда была возможность активно заниматься благотворительностью. Кто-то приходит в твою программу на радио – одно удовольствие поговорить с умными людьми. Многие не знакомы, но, натолкнувшись на их лекцию, понимаешь – да! Благо, «Антопогенез. ру», «Постнаука» и прочие академические интернет-ресурсы пока доступны, и слава Б-гу, что хотя бы там все нормальные. Отсекаешь фриков, которых в интернет-пространстве полным-полно, и получаешь свою дозу позитива.

Настроение они поднимают чрезвычайно. Поскольку текущей информации вокруг полно, и она нерадостная. Политика, что внешняя, что внутренняя, осточертела. Выборы, террористы, радикалы всех мастей и перспективы войн – локальных, региональных и прочих, не радуют. Верится мало во что и мало кому. Остаются друзья. Родные не хуже, но видишь их редко: кто живёт далеко, кто занят по горло. Разве что на выходные доберутся к тебе в деревню… Тоже возрастное. С годами становишься не таким лёгким на подъём, как когда-то. Как там в «Белом солнце пустыни» было, в диалоге Чёрного Абдуллы с таможенником Верещагиным? «Хороший дом, хорошая жена»… Вот по этой формуле и встречаешь старость. Или теперь это принято считать пожилым возрастом? Отец с тестем в своё время до него не дожили – тебе повезло. Только спится плохо. Писать по ночам – самое милое дело. Потом подремлешь час-другой и «вперёд, за орденами». Лёгкий завтрак, утренняя доза лекарств и к микрофону. А вечером – домой, ужин, таблетки и опять за компьютер. Для бешеной собаки сорок вёрст не крюк…

Перспективы развития страны всё чётче вырисовываются. Они такие, как есть, и другими не будут. То есть не очень радостные, хоть и по объективным историческим причинам. Да и претензии предъявлять некому. Человечество живёт по своим законам, отклонения от нормы не предусмотрены. То, что тебе хочется, чтоб было не то, что есть, а как тебя в детстве учили, – твои проблемы. Кто виноват, что готовили не к реальной жизни со всеми её подлостями, несправедливостями и непрерывной гонкой не пойми за чем, а к светлому будущему. Вот-вот его должны были построить, не во всём мире, так в нашей стране, и тогда… Ну, настало это самое будущее. И как оно тебе? Да и про прошлое, гордое и героическое, такое выяснилось… Так что окружающие и, что более существенно, начальство, более светлое будущее не строят. Что строят, они мудро не конкретизируют. Похоже, что тёмное прошлое. Если капитализм, то варварский, дикий и нецивилизованный. Если что-то из докапиталистических вариантов, так тоже не очень. Одна радость, что не мы одни такие. У бывших соседей по СССР вообще творится чёрт знает что. Да и не только у них. Просто их мы знаем лучше и на их примере понимаем, что наше г-но ещё малиной пахнет. По Хрущёву.

Правильно Экклезиаст говорил: «Во многой мудрости много печали». Меньше знаешь – крепче спишь. Хотя переводчики его и пытаются именовать по-гречески, «Екклесиастом», а за ними в эту ересь впадают редактора и прочий книгоиздательский народ. Но хотя бы цитат не перевирают. И за то спасибо. Правильно говорил этот мудрый древний еврей, рассказывая о другом древнем мудром еврее, царе Соломоне-Шломо, окружающему миру, который вечно перевирал и переиначивал еврейские имена и названия мест, продолжая делать это по сей день. Нет в мире совершенства. И чем больше насчёт происходящего в нём узнаёшь, тем на душе горше. Ни в Европе нет. Ни в Штатах. Ни в Израиле. Хотя с ним были связаны такие надежды – у советских евреев. Впрочем, они и с Соединёнными Штатами были связаны. Да и вообще с окружающим одну шестую часть света, на которой располагался СССР, большим миром. Что мы собою представляем – не в светлом будущем, а в реальности, мы более или менее знали. Но человеку свойственно надеяться на лучшее – не для себя, так для детей. А оказалось, что его нигде нет. И быть не может. Так что приходится жить здесь и сейчас.

Обо всём этом и написана настоящая книга – осколки настроения, зафиксированные летом года 2019-го от Р.Х., или, как говорили в советский период жизни автора, н. э. Первое означало «от Рождества Христова». Второе – «нашей эры». Что в принципе то же самое – для атеистического советского общества. Теперь обязательного к исполнению атеизма уже нет, а обязательного православия (или какой-нибудь другой, традиционной для России веры) ещё нет. За шутки на означенную тему не арестовывают, прав не лишают и имущество не конфисковывают. Но это пока. Пройдёт лет пять-десять, посмотрим. В конце концов, в Иране и Саудовской Аравии хуже. Да и в Израиле и Соединённых Штатах народ и национальные элиты переругались так… Но говорить мы в данной книге будем «о делах наших скорбных». Поскольку издательство её хочет, читатели просят, а жена, святая женщина, не возражает. Ни денег, ни славы писание книг не приносит, но вдруг кому-нибудь что-либо полезное навеет. Мысль там какая-нибудь пригодится. Или ещё чего путное. По крайней мере, то, что автор думал, то и писал. Доброй тебе охоты, читатель!

 

И последнее. Автор ни в какой мере, ни в микроскопической, ни в средней, ни в большой, ни в высшей (шутка) не имел в виду кого-либо оскорбить, унизить, опустить, поиметь или другим способом затоптать чьё-то достоинство. Если это с кем-то из читателей произошло, то случайно, ненамеренно, естественным путём и без угрожающих жизни, здоровью и состоянию духа последствий. Так что подавать на автора в товарищеский и Басманный суд, святую инквизицию, израильский Высший Суд Справедливости БАГАЦ, Международный Суд и прочие инстанции нашей планеты, вплоть до Конституционного суда РФ, бесполезно. Хотя он готов заранее признать, что его чувство юмора несовершенно, а сам он не только нетолерантен, но и испытывает к понятию толерантности в нынешнем воплощении этого термина глубочайшие подозрения. Ибо оно включает тот уровень ханжества, глупости и нахрапистой агрессивности, который автором почитается за угрозу для существования человечества как вида. Так что, если читатель намерен далее просматривать книгу, он делает это на свой страх и риск, под личную ответственность.

Автор в той же степени, что не собирался обижать, не намеревался и развлекать, назидать или поучать. Когда и если свойственный ему резкий и категоричный тон, а также привычная ему ирония, вне зависимости от её адресата, навеет на читателя подозрения в этом, он, автор, преисполнится по этому поводу скорби, сожаления и искренней печали. Но как написано, так написано. Так что чувства его останутся при нём, а эмоции он просит читателей оставить при себе. Как, впрочем, всегда с литературой и бывает. Притом, что чтение книги можно прервать на каком угодно месте, после чего поставить её на полку, отнести в букинистический магазин или на помойку, либо предать сожжению. Мало ли куда более достойных произведений так и не нашли своего читателя. Бывает. Опять же – можно охаять книгу и её автора в социальных сетях, которые стали великолепным клапаном для выпуска пара, позволяющим не гоняться за старушками-процентщицами с топором. Общество времён Достоевского и Фрейда немало потеряло от отсутствия такого инструмента самореализации.

Что до всего ниженаписанного, не расстраивайся, читатель! Может, пронесёт – в хорошем смысле этого слова. Если же нет и сбудутся самые мрачные прогнозы, совсем не исключено, что именно тебе удастся вовремя уйти с дороги, по которой прокатится колесо истории, давя правых и виноватых на своём пути. Притом, что вопреки тому, во что мы вроде бы поверили в конце 80-х, пытаясь быть белыми и пушистыми там, где незадолго до того готовились чёрт знает к чему, приличное поведение, строгое следование правилам игры и стремление уберечь себя и окружающих от ошибок ни от чего не спасает, ничему не помогает и никого ни от чего не гарантирует. Но кто предупреждён, тот вооружён. По крайней мере, жаловаться ему не на что. Даже если по результатам исторических процессов и будет кому, что бо-ольшой вопрос. Ибо современные военные технологии внушают по этому поводу изрядный скепсис. Так что, как говаривал в «Звёздных войнах» пушистоухий серо-зелёный инструктор джедаев мастер Йода, «да пребудет с тобой Сила!»…

А, Б, В

В защиту чувств верующих

Верующих оскорблять не надо. И чувства их оскорблять не надо. А то, согласно закону, можно получить массу неприятностей. Хотя и безо всякого закона во все времена можно было получить по морде, нож под ребро и пулю в лоб – в зависимости от уровня подготовки верующих. И в целом это правильно и верно. Не нужно лезть со своим уставом в чужие монастыри. Глумиться над тем, кто как исполняет обряды и следует обычаям своей религии. Издеваться над ними – тем более публично. Осквернять их святые места, храмы или, упаси Г-дь, кладбища. Травить их детей в школах. То есть делать всё то, что в нашей стране, как бы она ни называлась – Российской империей, СССР или Россией, стало привычным. И далеко не в послереволюционные десятилетия. Веками верующие во всём мире – и у нас тоже, истребляли и оскорбляли друг друга не менее успешно, чем воинствующие безбожники. О чём в нынешние времена, которые трудно назвать иначе, чем временами контрреволюции, как правило, умалчивают. То ли для того, чтоб не дразнить гусей. То ли из самоцензуры и благих побуждений.

На дворе у нас ренессанс всего религиозного, почти канувшего в Лету, но, как оказалось, живёхонького. Что соответствует тому, как начальству хотелось бы обустроить страну. Хотя если копнёшь глубже, начинается откровенная непонятица. Даже если очень хочется верить, что изначально начальствующие, принимавшие решения и проводившие их в жизнь, хотели только всего хорошего. Так часто бывает. Далеко не корысть и фанатизм влекут самые тяжёлые последствия. Искренняя увлечённость и желание делать добро силой куда опасней. Особенно при непонимании людей, которыми хозяева жизни пытаются управлять и думают, что на самом деле ими управляют. Не говоря о стране в целом. Что до того, чтобы учитывать исторический опыт… Кто, когда, где и по какому поводу его учитывал? Самые глупые отечественные шероховатости, несообразности и неуклюжести внутренней и внешней политики кажутся лёгкими штрихами каллиграфа на шёлковом свитке по сравнению с мировой историей. Рябью от пробежки водомерки на воде. Бывает куда хуже. Религиозные чувства – материя тонкая. Только тронь…

О каких чувствах верующих идёт речь? Каких именно верующих? У каждого своя вера. И тут разделением на традиционные и нетрадиционные для страны религии никак не обойтись. Обряды, связанные с человеческими жертвоприношениями, опускаем. А что, если в рамках религиозной традиции надо принести в жертву животных? Причём не так, как это приемлемо с точки зрения современных правил забоя скота, а, например, сжечь? Что мы имели недавно с верблюдами в одном из восточных регионов России. Прокуратура, понятное дело, реагируя на возникший скандал, возбудилась, но можно спорить на любую сумму, что ничем это для организаторов не закончится. Вера требует от них исполнения соответствующего обряда точным, в рамках древней традиции, образом. Если государство против – оно серьёзным образом оскорбляет их чувства, а они тоже избиратели. Причём вера их коренная, исконная. Они всегда тут жили. Всегда так верили. Кому не нравится – может идти куда подальше, в те далёкие края, откуда пришёл. К примеру, в Москву. В Санкт-Петербург. Или в Нью-Йорк, если он родом оттуда.

Опять же, как насчёт разборок между традиционными религиями или, того пуще, внутри них? Кто сказал, что христианство на Руси есть исключительно православие по версии РПЦ? И речь даже не о католиках, лютеранах, баптистах и прочих протестантах и сектантах, коих в стране была и остаётся изрядная доля населения. Со старообрядцами-то как? Они выглядят самыми что ни на есть аутентичными православными русскими людьми, куда более прочих. Владимир Красно Солнышко, он же Владимир Святой, которому не самого изысканного вкуса заказчика и какого было умения скульптора поставлен памятник насупротив Кремля, христианство не никонианского типа принимал. Для староверов никонианская ересь была и есть не православие, а предмет всяческого поношения и борьбы за исконные корни. Веками держались. В раскол шли, в скитах горели, налоги казне повышенные платили, притеснения терпели – и ведь русские люди. Кто в стране на самом деле русский – как раз они, на все сто. Что теперь с ними делать? С терпимостью там на внутрицерковном уровне – ноль. И у них ноль. Натерпелись взаимно. Дилемма, однако.

Про диалог церквей и говорить не стоит. Была у Патриарха на Кубе встреча с Папой. Что об этом думают католики, вопрос не наш. Они в стране не до такой степени многочисленны. А вот насчёт реакции православных, включая часть клира, можно справиться в социальных сетях. Они там выразили чувства по полной программе. С такими откровенными эмоциями, что многочисленные недоброжелатели РПЦ и Святейшего, из числа светского населения, там рядом не стояли. Включая бывшего активного верующего из Северной Пальмиры, а ныне гонителя и хулителя всей и всяческой ортодоксии журналиста. Тысяча лет прошла с раскола церквей. Тысяча! А память осталась. Да что память. Чувства там настолько бурные, что дай волю – убивать пойдут. И не католиков – своих. За то, что те оскорбили веру в самой, для этих верующих, ужасной форме. Посидев и поговорив с представителями иной формы христианства, к слову, самой многочисленной на земном шаре. Фанатизм? Чистой воды. Причём в отношении собственного начальства, которое не соответствует их пониманию – или непониманию того, как людям жить по-соседству, не убивая друг друга. XXI век…

Ортодоксальных христиан и мусульман автоматически напрягают евреи, а мусульман ещё и буддисты. Сколько хочешь говори, что это не так, но спортивный персонаж из Дагестана отработал под камеру и выложил в Интернет приёмы боевых единоборств на статуе Будды в Калмыкии. Его у местных удалось забрать живым и даже не очень испуганным совершенно случайно. Совсем не факт, что следующему повезёт. С точки зрения закона – клинч. Его вера в Б-га столкнулась с верой в Б-га калмыков прямым образом. Какая из них правильная? Обе. Для каждого своя. Он их чувства не просто оскорбил, он там совершил демонстративное публичное кощунство и этим хвастался. Что ему за это следует? А для него они настоящие идолопоклонники, что он и продемонстрировал. Настоящий правоверный может вытерпеть публичное поклонение идолам? Никак не может. Он и выразил религиозные чувства. Хотя персонально по его поводу есть сильное подозрение, что он хулиган, прикрывающийся религией. Но на фоне кровопролитных столкновений мусульман-рохинджа и буддистов в Бирме, которая теперь Мьянма, и того, как их раскручивают СМИ…

Опять же, в Нижнем Новгороде на глазах у населения и начальства прошла серия зачисток африканских студентов в стиле облав на верующих советского образца. Местные силовики их задерживали и организовывали депортацию из страны «за религиозную пропаганду», изгадив отношения с Россией максимального количества стран. Старались от души. Вузы за своих студентов бились, благо эти студенты за обучение платили, вели себя хорошо и ни в чём противозаконном замечены не были. Наркотиками они не торговали, проституцией не занимались, местных девушек не насиловали. Молились Б-гу в местной протестантской церкви. Церковь официальная, зарегистрирована, епископ её человек известный, состоит в Общественной палате. Придраться не к чему. Однако нашлось. В социальных сетях (!) на ресурсах этих студентов-африканцев (!!) они выкладывали видео про то, как им в России хорошо. На английском. Песни, танцы, молебны. Полная свобода религии – приезжайте в Россию учиться. Искренне молодые люди страну полюбили и пытались этими чувствами и впечатлениями поделиться с соотечественниками. За это и поплатились.

То, что это по отношению к детям, пускай чёрным (расизм никто не отменял, и если кто-то считает, что его у нас нет, так это и при советской власти было не так, и теперь не так), было подлостью, вне зависимости от того, сколько они в России учились (по отношению к тем, кто почти доучился, им год остался – это была подлость в квадрате), не радует. Подлость – она и в Африке подлость. И в Российской Федерации то же самое. А для внешнеполитического позиционирования государства… Чистой воды диверсия в особо крупных размерах. Неважно, понимали это местные силовые ведомства или нет. За это гнать нужно было из рядов и из органов с волчьими билетами и их, и их начальство, и начальство их начальства. За тупость и за вред, нанесённый родине на международной арене. Вопрос даже не в том, кто и какого лешего вообразил, что пост в социальных сетях на английском языке (на котором студентов в Нижнем обучали) в России, где всё население испокон веков говорит на русском, можно подвести под религиозную пропаганду. Хотя под козырёк тут взяли все местные инстанции, включая суд. Загогулина, как говаривал покойный Ельцин, совсем в другом.

По Нижнему осталось – и с каждым новым эпизодом «охоты на африканских студентов» укреплялось, – ощущение существования в городе группировки (из вежливости не скажем, организованной преступной группировки), состоящей из сотрудников тех ведомств, которые в этом безобразии принимали участие. Если бы мы говорили о Кордове, Гранаде или Севилье 1492 года, вопрос бы не стоял: святая инквизиция ведёт борьбу с еретиками. Неважно, мавры это, евреи или протестанты. Выявили – аутодафе. И начальство похвалит, и народу развлечение, и для веры полезно. Но кто в нижегородской иерархии – или в нижегородской епархии конца 2010-х годов обеспокоился борьбой с еретиками в стиле Арагона и Кастилии 1490-х?! Вопрос открыт и таковым остаётся. Времена нынче вегетарианские: протестантский российский епископ сидит в президиумах мероприятий, посвящённых диалогу цивилизаций, православное начальство ему руку жмёт и африканскую паству его никто на костёр не гонит. Ну, приговорили к высылке из страны – так и нечего в Россию юным неграм ездить учиться. Чувства при этом остаются премерзейшие. Как и где это аукнется российским инженерам, дипломатам и разведчикам, страшно подумать. Так ведь никто не думал. И думать не будет.

 

Но это из серьёзного. Что до обыденного, насчёт противоречий закона о защите прав верующих и обычной жизни, нельзя не отметить непонятицу с одеждой. Точнее, разночтение между тем, как принято у верующих и как ходят в курируемых государством учреждениях. Например, школах. Да и не только в них. Что делать, к примеру, с женским головным платком или накидкой: хиджабом, абаей или паранджой? Покончила с ними ещё советская власть – так ведь она над чувствами верующих надругалась. Пока страна была закрыта для внешнего влияния, проблем не было. А как поехала молодёжь массово на хадж и учёбу в арабские страны и Иран – появились. Куча людей верит, что надо носить помянутые текстильные изделия. И женщины верят, у них по этому поводу даже своя мода. А мусульманских девочек гонят из школ за головные платки. Причём и у православных простоволосыми не принято ходить, а христианство в страну возвращается в самых, что ни на есть, исконных формах. Что до еврейских ортодоксов, там положено после замужества стричься или брить голову, ходя в парике. Прочее – нарушение религиозных законов, не говоря о чувствах. И если учителя и директора школ тактичны и умны, компромисс найти можно. А если нет?

То же касается обучения в школах мальчиков и девочек – совместного, как в России с послереволюционных времён принято, или раздельного. Не говоря об уроках физкультуры. А если в школе есть бассейн… Несовместимые вещи: желание верующего отца, чтобы его дочь училась в хорошей школе, причём в конкретной, и правила, по которым эта школа устроена. Бывают исключения. Вроде школ и лицеев Фетхуллаха Гюлена, живущего в США турецкого общественно-религиозного деятеля, который по всему миру выстроил настоящую империю в сфере образования. Хорошая физика и математика, а также обучение иностранным языкам при полном соответствии суннитскому исламу. Одна проблема: закрыли их на постсоветском пространстве, в том числе в России. И не вчера. Несмотря на активное лоббирование со стороны турецкого президента, Реджепа Тайипа Эрдогана. Потом Эрдоган, поссорившийся с Гюленом, сам все его структуры в Турции разгромил подчистую. Поскольку выяснилось, что готовят они людей высокообразованных и в трудоустройстве здорово помогают, но в итоге получается замкнутая, ориентирующаяся только на собственное руководство секта. Такой вот неожиданный сюрприз. Кто б мог подумать…

Как высказался один из лидеров грузинских националистов 90-х, руками которых в этой стране была развязана гражданская война, по результатам которой она в итоге развалилась, насчёт того, что «демократия – это не лобио кушать»? А ведь религия (неважно, настоящая или только игра в религию) ещё менее терпима ко всему чужому, чем политика. Она возникла за много тысячелетий до неё, на протяжении человеческой истории политику определяла и по сей день ответственна за моря крови – в том числе на Ближнем Востоке. Беспомощные заклинания насчёт того, что в основе преступлений «Аль-Каиды», «Исламского государства» и прочих группировок такого рода лежит не ислам, а не пойми что, не имеют с истиной ничего общего. Люди верят и поэтому готовы убивать. Неверными для них становятся все, кто не с ними, в том числе мусульмане. Жажда власти и наживы, садизм и авантюризм, комплекс неполноценности и стремление к власти там тоже присутствуют. Куда же без них? Но от религиозных компонентов их идеологии никуда не деться. Внешне же заметны только они – особенно для дилетантов.

Для исламистов-радикалов шииты и светские сунниты, йезиды и христиане, евреи и буддисты, приверженцы индуизма, синтоизма и прочих вероисповеданий идолопоклонники. Всех их Г-дь требует убить или обратить в рабство. А если в Коране написано иначе – это проблема тех, кто понимает его отличным от истинно верующих образом, за что еретиков тоже нужно убить. Как насчёт чувств верующих? Или у исламистов их нет? Так ведь они не только убивают, но и сами идут на смерть, так что с чувствами там ого-го! Распространённые в современном джихадизме теракты самоубийц – проявление такого накала религиозных чувств, на которые мало кто из приверженцев других религий в наше время способен. И что, закон о защите чувств верующих их тоже защищает? А если нет – почему? Да, кстати, как насчёт защиты чувств людей неверующих? Или они и их чувства государство не волнуют? При этом вопрос, сколько в России людей не просто полагающих себя причастными к той или иной религии (в том числе по наследству от предков, иногда весьма отдалённых), а практикующих верующих (даже если не разбираться в том, что это на самом деле значит), крайне любопытен.

Степени религиозности тут могут быть очень разные. От строгого соблюдения всех (или почти всех) прописанных религией правил (их очень много) без особого фанатизма (у всех религий он в той или иной мере есть, со времён Античности и Средневековья, когда о религиозной терпимости никто не слыхал, в отличие от джихада, крестовых походов и прочих развлечений в стиле «завоюй, ограбь, перебей и обрати в рабство») до посещения храма раз-два в год. Причём с двойными, тройными и десятерными стандартами. Поскольку «косящих» под людей религиозных в России, судя по личному опыту автора, куда больше, чем тех, для кого религия (не говоря о вере в Б-га, которая отнюдь не обязательно совпадает с традиционной обрядностью) есть неотъемлемая часть жизни. А уж среди тех, кто делает на религиозной теме политическую карьеру… Тут поневоле вспоминается пара депутатов от партии власти: популярная одно время блондинка, удачно встроившаяся в тему Крыма, с её неотличимой от психической девиации страстью к последнему императору, и хулиганистый рыжий питерец, любивший демонстрировать майку с надписью «Православие или смерть».

Сам лозунг, который этот пламенный до изумления приверженец либеральной демократии и евангелического христианства, открывший в себе неистребимую тягу к православию и руководству страны, демонстрировал первоначально исключительно на городском уровне, был признан судом экстремистским и за перепосты фотографии политика с этими словами на груди тех, кто общественность ставил в известность о наличии в Государственной думе сего нетривиального человека, судили и приговаривали. Но его самого никто пальцем не тронул. Хотя вот уж кто прошёлся смазным сапогом по душам… Одна только акция протеста против передачи церкви Исаакиевского собора, в защиту которой он собрал и вывел на улицы крестный ход, не одну тысячу людей вытащила из дома. То есть сделала то, чего никакой оппозиции сделать не удавалось, как она ни старалась, обеспечив власть искренними врагами надолго. Тут есть несколько вариантов неприкосновенности описанного персонажа. Первый: нет у неверующих чувств и обращать на них внимание нечего. Второй: какие бы у них чувства ни были, это идёт от советского прошлого и используют этих людей исключительно враги России. Многое объясняет.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»