Мои книги

0

Восставшая из пепла

Текст
Из серии: Пардус #5
12
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Восставшая из пепла
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

В серии «Пардус» вышли книги:

1. Бегущий в ночи

2. Повелевающая огнем

3. Спящая во льдах

4. Сотрясающий землю

5. Восставшая из пепла

© Евгений Гаглоев, 2016

© ООО «РОСМЭН», 2016

* * *

Глава первая
Кто ты?!

Когда он увидел ее… Нет слов, чтобы передать, что испытал Никита Легостаев. Шок, волнение, ужас, удивление, радость – все эти чувства разом смешались в термоядерный коктейль, едва не сорвавший парню крышу. Словно земля вдруг разверзлась под ногами, а среди ясного неба грянул оглушительный гром.

Лучший друг Никиты Артем Бирюков в таких случаях обычно говорил: «Так вот ты какой, сердечный приступ!» Нечто похожее сейчас испытал и Легостаев, увидев перед собой ее – абсолютного двойника Ксении Воропаевой – девушки, которую он любил и которую отняли у него таким ужасным образом.

Тот же рост, то же телосложение, осанка. То же самое милое лицо, приятная улыбка, ясные голубые глаза. Густые каштановые волосы, остриженные, правда, более коротко. Тот же изгиб губ.

Девушка, похоже, тоже немало удивилась, столкнувшись с Никитой. Вид у нее был очень растерянный… и даже слегка напуганный.

Никита не сразу заметил возникшего за ее спиной Панкрата Легостаева, своего двоюродного брата. Панкрат работал следователем в особом отделе Департамента безопасности, многое повидал на своем веку, но и он сейчас выглядел не менее растерянным, чем девушка. Точно так же переводил потрясенный взгляд с Никиты на сопровождавшего его Гордея Лестратова. И не мог вымолвить ни слова.

– Так… – выдохнул ошеломленный Гордей. – Пожалуй, кому-то из нас следует уступить дорогу.

Панкрат наконец стряхнул оцепенение, обнял девушку за плечи и быстренько повел ее прочь. Никита только теперь понял, что брат сопровождал ее. И двигались они со стороны палаты Марины, его сестры!

– Кто ты?! – крикнул Никита вдогонку девушке, хотя и так прекрасно знал ответ.

Девушка молча обернулась и посмотрела на него.

– Мы очень спешим! – быстро проговорил Панкрат. – С радостью поболтали бы, но нам страшно некогда!

Никита рванулся за ними следом.

– Кто она?! – крикнул он. – Панкрат!

Явно не Инга Штерн, это чудовище в человеческом облике.

– Сестра Ксении, ее близнец, – торопливо пояснил Панкрат. – Она ведь была приемным ребенком… Нам совершенно случайно удалось разыскать ее близкую родственницу.

Они быстро вошли в лифт. Но Никита следовал за ними по пятам.

– Панкрат, мне нужно с ней поговорить! – умоляюще произнес он.

Однако Легостаев жестом остановил его:

– Никит, не горячись. В настоящий момент девушка проходит свидетелем по одному очень серьезному делу. Оставь ее в покое, она и так напугана происходящим. Ей нельзя сейчас светиться перед людьми. Навести лучше сестру. По-моему, Марине стало куда лучше.

Девушка, прищурившись, глянула на Никиту и надвинула пониже на лоб капюшон плаща. Двери лифта бесшумно закрылись, и кабина двинулась вниз. А Никита остался наедине с Гордеем. Они ошеломленно переглянулись.

– Как такое возможно?! – только и смог вымолвить Легостаев. – Это ведь Татьяна… Второй клон… Откуда она взялась? Как о ней узнал Панкрат?! Мне с ней столько нужно обсудить!

Гордей покачал головой:

– Не слишком обольщайся. Она не бросится тебе на шею. Это ведь не Ксения, с чего ей с тобой откровенничать? Ты совершенно не знаешь эту девушку, а она не знакома с тобой…

– Я понимаю! Но все же…

Никита снова нажал кнопку вызова лифта.

– Мне нужно узнать, где она живет! – сказал он. – Проследим за ними!

– Но разумно ли это?

– А как бы ты поступил на моем месте?! – горячо спросил Никита.

Гордей хотел что-то ответить, но промолчал. Он кивнул и положил руку на плечо парня.

– Иди к своей сестре, – спокойно сказал Лестратов. – Не стоит возбуждать у Панкрата лишние подозрения. Я сам все сделаю. Попробую узнать, где они ее держат.

– Правда?

– Я тебя когда-нибудь обманывал?

Гордей шагнул в подъехавший лифт, и двери за ним закрылись. А Никита отправился в палату сестры, все еще не веря в происходящее.

Марина и правда выглядела гораздо лучше. Ее лицо порозовело, дыхание выровнялось. А ведь еще совсем недавно врачи сомневались, что девушка вообще придет в себя.

Никита не представлял, что бы с ним стало, если бы она погибла. Да, Марина постоянно гоняла его и угощала подзатыльниками, но он любил ее. И едва не потерял из-за Тени.

Легостаев крепко сжал кулаки. Неизвестно, что в действительности случилось с этим метаморфом, после того как его буквально утащил за собой грузовик, но Никите хотелось верить, что он никогда больше его не увидит.

В палату заглянула тетя Лена, младшая сестра отца. Она работала в больнице и, как только появлялась свободная минутка, сразу спешила к племяннице.

– Привет, Никитос! – Тетя ласково потрепала его по плечу. – Как она?

– Вот вы мне и скажите, – не сдержал улыбки Никита. – Кто из нас двоих врач? Выглядит она хорошо…

Тетя Лена подошла к кровати и в замешательстве остановилась.

– Даже слишком хорошо! – удивилась она. – Но как? Я заходила сюда час назад, и она… О боже!

Она склонилась над Мариной, взяла ее за запястье, послушала пульс.

– Сердцебиение в норме! Жар тоже снизился. Это просто чудо какое-то!

Женщина поправила сбившееся одеяло и вдруг застыла. Потом медленно подняла край одеяла и заглянула под него. Затем ошарашенно уставилась на Никиту.

– Что? – испугался Легостаев.

– У нее повязка на груди сдвинута. А шрам… Он просто исчез!

– Как это?

Тетя Лена отогнула край повязки на груди Марины. В том месте, куда проклятый Тень вонзил свой меч, у девушки оставался ужасный шрам. Раньше оставался… Сейчас на гладкой коже виднелась лишь едва заметная красная полоска. Рана полностью затянулась! Никита и тетя Лена озадаченно переглянулись.

Марина в этот момент пошевелилась и что-то тихо пробормотала. Они одновременно склонились над ней и прислушались.

– Мамочка, колбаски порежь, – пробубнила Марина. – Апельсин у меня полбутерброда сожрал…

– Она приходит в сознание! – восторженно воскликнула тетя Лена. – Раз о колбасе заговорила, теперь точно выкарабкается! Это просто чудо какое-то! – повторила она.

– С ней все будет в порядке?! – не веря своим ушам, спросил Никита.

– Да с ней уже все в порядке! Она просто спит! Не понимаю, как такое возможно! Я позову главного врача!

Тетя выбежала из палаты, а Никита остался наедине со спящей сестрой. Мысли вихрем крутились у него в голове. Отчего-то он не сомневался, что чудесное выздоровление Марины напрямую связано с визитом Татьяны Федоровой. Ксения была метаморфом. Значит, и ее генетический двойник также должен обладать какими-то способностями. Но какими?

Ксения… Он снова вспомнил о ее трагической гибели. Вернее, об убийстве! Кулаки юного оборотня крепко сжались, выдвинувшиеся когти до боли впились в ладони.

Как же он ненавидел Ингу Штерн и ее отца! Это они были виноваты во всем! Они и руководство корпорации «Экстрополис», спонсировавшее все бесчеловечные эксперименты Штерна. А еще репортерша-метаморф Лидия Белохвостикова, помогавшая похитить Ксению. И Цирцея Сэнтери, эта повелительница ворон, злобная садистка из «Черного Ковена».

Ну, ничего!

– Они за все ответят! – вслух произнес Никита.

Пусть только попробуют снова встать у него на пути! Никита еще раз взглянул на сестру, затем вышел в коридор, чтобы позвонить родителям и сообщить им радостное известие.

* * *

Гордей Лестратов позвонил Никите лишь два часа спустя. За это время новость о невероятном выздоровлении Марины Легостаевой разнеслась по всему городу. Родители Никиты примчались в больницу первыми. Сразу за ними появился жених Марины Андрей Чехлыстов, а затем потянулись многочисленные друзья и сотрудники газеты «Полуночный экспресс». Когда в палате стало совсем уж многолюдно, Никита вышел в коридор. В этот момент в его кармане и зазвонил мобильник.

– Я проследил за ними, – сообщил Гордей. – Пришлось изрядно поколесить по городу. Оказывается, у этой девушки очень насыщенная жизнь!

– Ты узнал, где она живет? – спросил Легостаев.

– Ты не поверишь! В квартире прокурора Воропаева.

– Отца Ксении?! – удивился Никита. – Так она и с ним знакома?

– Наверняка, если имеет отношение к Департаменту безопасности. Представляю, какой шок испытал Павел Васильевич, когда ее увидел.

– Может, это и к лучшему, – произнес Никита. – Он сейчас убит горем…

– Все равно как-то странно. Только что похоронил дочь и тут же поселил у себя ее двойника…

– Может, так ему легче справиться с потерей? – предположил Никита.

– Его сейчас даже нет в Санкт-Эринбурге! Он с головой ушел в работу. Уехал в командировку в столицу…

– А Людмила Афанасьевна? Они вроде начали встречаться.

– Они уехали вместе, – ответил Гордей. – Я слышал об этом в учительской.

– Вот как? – оживился Никита. – Значит, Татьяна живет в квартире Воропаева одна! Нам это только на руку. Я отправлюсь к ней сегодня же ночью.

– Спятил? – спокойно осведомился Гордей. – Думаешь, все так просто? Квартиру охраняют.

– Двери, возможно. Но не окна!

Гордей помолчал.

– С тобой пойти? – спросил он наконец.

– Не стоит, я сам справлюсь. Да и что мне может там угрожать?

– А если Воропаев вдруг вернется?

– Я знаком с Павлом Васильевичем, да и Татьяна вроде настроена не очень воинственно.

– Ну смотри… – усмехнулся Гордей. – Мое дело предложить.

К дому Воропаевых Никита отправился ближе к полуночи.

Квартира прокурора располагалась в величественном высотном здании в несколько десятков этажей. Павел Васильевич жил на девятом.

 

Дверь подъезда, естественно, оказалась закрыта, у входа дежурил консьерж. Легостаев видел его через большое окно. Но с некоторых пор для Никиты не представляло большой трудности пробраться в помещение на любом этаже.

Выпустив когти и стараясь держаться в тени, цепляясь за выступы и мраморные украшения фасада, он взобрался по стене здания, влез на подоконник нужной квартиры и замер, тщательно прислушиваясь. Раньше в этой комнате жила Ксения. Когда они договаривались о встрече, она оставляла окно открытым. Неужели это было совсем недавно?

В квартире не горел свет. Никита прильнул к темному стеклу и заглянул внутрь. В темном небе над его головой тускло сиял серп луны, почти скрытый черными тучами. В тусклом лунном свете Никита мало что мог разглядеть. Но в верхней части окна была оставлена небольшая щель. На такой высоте хозяева вряд ли опасались грабителей. Никита просунул руку, нащупал пластиковый рычаг и повернул его. Затем бесшумно открыл окно и легко протиснулся внутрь.

Он замер на подоконнике, прислушиваясь. В квартире стояла тишина. Никита легко спрыгнул на толстый ковер. В комнате все выглядело точно так, как было при Ксении. Чистота, порядок, уют. Полки заставлены книгами по архитектуре и плюшевыми игрушками. В углу на рабочем столе темнел экран компьютера.

Легостаев подошел к двери и выглянул в коридор. В тот же миг что-то просвистело над его ухом. На голову Никиты обрушился мощный удар.

Парень бухнулся на колени и тут же откатился в сторону. Перед его глазами заплясали радужные зайчики, комната вдруг закружилась по часовой стрелке. А неведомый противник снова бросился на него, размахивая увесистой деревянной скалкой.

Никита быстро перекатился через голову, выставил перед собой руки и завопил:

– Стой! Я не причиню тебе вреда!

Татьяна остановилась перед ним со скалкой наперевес. Она была в черной шелковой пижаме. Девушка нахмурилась, затем насмешливо фыркнула.

– Вреда?! – воскликнула она. – Мне?! Вот насмешил! Смотри, как бы я тебе, ворюга, ребра не пересчитала!

Конец скалки, словно дуло пистолета, уперся Никите в лоб.

– Ты кто такой?! – грозно осведомилась Татьяна.

Парень на всякий случай отполз от нее подальше.

– Меня зовут Никита! – быстро проговорил он. – Мы уже виделись! Встречались сегодня с тобой в больнице!

Девушка нащупала на стене выключатель. В коридоре зажегся яркий свет.

– Гм, это и правда ты, – задумчиво произнесла она. – А это еще что такое?! – Она ткнула скалкой в его кисти.

У Никиты все еще торчали кошачьи когти.

– Не бойся, я все объясню, – поспешно проговорил он.

Когти втянулись и превратились в обычные ногти.

– Так ты оборотень, – спокойно сказала Татьяна. – Нечто подобное я и предполагала.

– Правда?! – изумился парень.

– Как еще ты смог бы взобраться на девятый этаж?!

Она наконец опустила скалку, позволив Легостаеву подняться с пола.

– Как-то спокойно ты на это отреагировала, – осторожно заметил Никита. – Что, не будет ни криков ужаса, ни истерик?

– А на тебя обычно так реагируют?

– Как правило, – немного смутился Никита.

Татьяна взмахнула скалкой.

– Я уже видела подобных тебе, так что когтями меня не испугаешь.

– Вот как? – удивился Никита. – Ты очень смелая…

– Если бы ты пережил то, что пережила я, посмотрела бы я на тебя, – с горькой усмешкой сказала она. – Так зачем ты сюда явился, оборотень Никита? У входной двери вообще-то дежурят охранники. Стоит мне крикнуть, и они ворвутся сюда.

– Я только хотел с тобой поговорить.

– О чем? – подозрительно прищурилась девушка.

Никита понятия не имел, с чего начать разговор.

– Я знаю, кто ты… – осторожно произнес он.

Татьяна скрестила руки на груди:

– Да неужели?

– Знаю, как ты появилась на свет. Знаю, что тебя давно считают мертвой, что у тебя даже есть собственная могила на ягужинском кладбище. И знаю, что ты побывала в доме профессора Винника незадолго до его смерти. Ты знала его? Была знакома с его дочерью?

Татьяна слегка побледнела.

– Ты действительно хорошо осведомлен, – тихо признала она. – Но откуда тебе все это известно?

– Я хорошо знал Ксению, – ответил Никита. – А она всеми силами старалась узнать правду о своем рождении. И кое-что ей удалось выяснить.

Татьяна молча взглянула на стену комнаты. Никита проследил за ее взглядом. Он увидел портрет Ксении. Девушка улыбалась, держа в руках большой букет цветов.

Татьяна тяжело вздохнула.

– Понятно, – произнесла она. – Я в курсе, что вы дружили. Мне ведь тоже знакомо твое лицо.

Никита изумленно вскинул брови.

– Не знаю, как это объяснить, – смущенно сказала девушка. – Иногда, во сне, я словно видела ее глазами. Возможно, между нами существовала какая-то странная телепатическая связь.

– Что?! – выдохнул Никита.

– Мне снилось, как я брожу в лесах у Ягужино. Как я спасаюсь от какого-то жуткого типа с железными руками. Как я гуляю по ночному городу с… – Татьяна смущенно осеклась. – С тобой. Но я понятия не имела, кто ты. И сегодня вдруг встретила тебя в больнице.

Никита слушал ее с широко раскрытыми глазами.

– У Ксении бывали странные сны? – спросила Татьяна.

– Если и бывали, она не говорила мне об этом, – признался Никита. – Она вообще старалась не делиться с окружающими своими переживаниями. Всегда улыбалась, даже если на душе скребли кошки.

– В этом мы с ней тоже похожи, – кивнула Татьяна.

– Это ведь ты подбросила ту папку моей сестре? – спросил вдруг Легостаев. – Компромат на руководство корпорации «Экстрополис»?

Девушка побледнела еще больше.

– Меня об этом попросил один очень хороший человек, – тихо произнесла она. – И я лишь выполнила его желание. Последнюю волю.

– А потом Марина попала под меч метаморфа-убийцы! – воскликнул Никита. – Это все из-за тех документов!

– Я знаю… Но я искупила свою оплошность! – поспешно сказала Татьяна. – Я вылечила ее!

– Так, значит, это и правда была ты?! Но как ты это сделала?

Татьяна молчала, опустив глаза.

– Я не виню тебя ни в чем, – уже спокойнее сказал Никита. – Я просто хочу знать правду. Что на самом деле произошло с профессором Винником и Ольгой? Это ведь они отдали тебе ту папку. Я хорошо знал эту семью.

– Я в курсе.

– Они рассказывали тебе обо мне?

– Да… – Татьяна устало вздохнула. – Ты задаешь столько вопросов, Никита Легостаев!

– Но только так я могу узнать наконец правду! – воскликнул парень. – Сейчас происходит столько всего странного и необъяснимого. И мне кажется, ты сможешь пролить свет хоть на некоторые вещи!

– Что ж, я расскажу тебе, – немного подумав, кивнула Татьяна. – Но история эта длинная. И очень странная.

– А я никуда не тороплюсь. И странностями меня не удивишь, я уже вдоволь навидался всяких аномалий.

– Тогда пойдем в кухню, – пригласила Татьяна Никиту. – Я поставлю чайник.

Никита одернул на себе куртку.

– Больше не будешь драться? – поинтересовался он.

– Сдается мне, против тебя понадобится кое-что посущественнее деревянной колотушки! – улыбнулась Татьяна.

Они с Ксенией даже улыбались одинаково.

– Прости, что напугал тебя, – неуверенно произнес Легостаев.

– Напугал? – Татьяна усмехнулась. – Вот уж нет. Испугать меня не так просто, как ты думаешь. После всех этих сумасшедших событий, пожалуй, мне больше уже ничего не страшно!

Они вошли в просторную кухню. Татьяна включила свет, набрала в чайник воды и поставила его на плиту. Никита расположился за столом и приготовился слушать.

– Все началось полтора года назад, – начала Татьяна свой рассказ. – Незадолго до того, как я умерла…


Глава вторая
Полтора года назад

Солнце давно опустилось за кромку леса, и над территорией закрытого интерната «Хрустальный ручей» сгустилась кромешная тьма.

В старинных корпусах сегодня было относительно тихо. Большинство воспитанников разъехались на выходные по домам, а оставшиеся уже спали и видели сны. Но кое-где окна еще светились. Например, на втором этаже главного здания, в большой спальне девочек самой младшей группы.

Юные воспитанницы интерната в ярких пижамах и ночных рубашках собрались в центре темной спальни. Сидя вокруг своей старшей подруги, они внимательно слушали ее захватывающий рассказ при свете фонарика.

Маленькие слушательницы расположились на мягких подушках и одеялах, сваленных прямо на пол. Девочки сидели очень тихо, обмирая от страха и уже предвкушая страшную развязку истории. Другой концовки у этого рассказа просто не могло быть, ведь его рассказывала сама Наташка Морозова – большая любительница ужастиков и готических романов. Рассказчицей она была замечательной, умела нагнетать обстановку. Иногда Наташка корчила страшные физиономии, меняла голос и рассказывала истории от лица разных персонажей. Это было особенно страшно, но в то же время и притягательно.

Шел вечер пятницы. Преподаватели, живущие в основном в городке Клыково, расположенном неподалеку, разъехались по домам, и все оставшиеся в «Хрустальном ручье» воспитанники до понедельника были предоставлены заботам обслуживающего персонала.

Учебная неделя закончилась, впереди маячило два дня долгожданных выходных. Из взрослых в интернате остались только директриса, завхоз, медсестра и еще с десяток человек обслуги. Чем не повод для воспитанниц собраться всем вместе и проболтать полночи?

Обычно девочки постарше без особой охоты сидели с малолетками, предпочитая общаться с мальчишками, своими ровесниками. Но Наташка Морозова была исключением. Симпатичная, голубоглазая, с густой копной золотистых волос, Наташка знала великое множество всяких сказок и историй и любила их рассказывать. А младшим девочкам нравилось ее слушать. По пятницам они всегда запасались большой тарелкой бутербродов и огромным чайником сладкого чая, приготовленным поварихой Евдокией Семеновной, и вечер рассказов начинался.

Вот и сегодня, получив официальное разрешение директрисы Клавдии Ивановны лечь спать попозже, девчонки слушали очередную байку. Хотя на этот раз Наташка клялась, что все произошло на самом деле.

– Интернат «Хрустальный ручей» стоит на этом месте уже почти восемьдесят лет, – таинственно вещала она. – За это время здесь был и лагерь, и лечебница для тяжелобольных детей, и санаторий. А история, которую я хочу вам рассказать, случилась здесь сорок лет назад.

Она встала с кровати, разгладила свою длинную свободную ночную рубашку и подошла к огромному окну. На улице к тому времени стало совсем темно – сторож выключил наружное освещение. Если бы не узкий серп луны, висящий над гладью лесного озера, расположенного неподалеку, они бы вообще ничего не увидели.

Наташка показала на высокое здание, стоящее на отшибе у самого леса.

– Сейчас тот корпус заброшен, но раньше там тоже жили воспитанники, – сказала она. – На последнем этаже располагалась спальня для девочек. Там-то она и жила.

– Кто? – холодея, спросила одна из маленьких слушательниц.

Наташка повернулась к ним и сделала зловещее лицо:

– Клодия!

Девочки дружно ахнули и всплеснули руками.

– Она училась в выпускном классе и всегда была какой-то странной, нелюдимой и неразговорчивой девчонкой, – продолжила рассказ Наташка. – Любила сидеть в одиночестве и иногда бубнила что-то себе под нос. А когда мимо проходили люди, она сразу замолкала. Поговаривали, что мать ее была ведьмой и отправила дочь в интернат, чтобы та не мешала ей исполнять магические ритуалы!

Девочки ахнули еще громче. Некоторые уже дрожали от испуга, но тем не менее жаждали услышать продолжение истории.

– Но никто из воспитанников интерната не знал, что Клодия была такая же, как ее мамаша…

– Ведьма?! – пискнула другая девочка.

– И еще какая! – со знанием дела подтвердила Наташка. – Однажды учительница накричала на нее во время урока географии и выставила из класса. А утром ту преподавательницу нашли в ее комнате. Без сознания и всю в жирных вонючих бородавках! Это Клодия навела на нее порчу!

– Фу!!! – с отвращением скривились девочки. – А что было дальше?

Наташка вернулась к своей кровати и забралась на нее с ногами.

– Однажды Клодия влюбилась в одного мальчика из параллельного класса. Он был очень красивый и крутой! Она всячески старалась привлечь его внимание, начала нарядно одеваться, делать себе модную прическу. Но он даже не подозревал о ее существовании, а потом и вовсе начал дружить с другой девушкой. И тогда Клодия, так как она была очень злой, решила избавиться от соперницы!

Девочки притихли. Одна из них, самая маленькая, тихонько прошептала:

 

– Ой, мамочки…

Наташка выдержала длинную паузу, очень довольная произведенным эффектом, а затем продолжила повествование:

– Дело происходило летом, таким же, как сейчас. Физкультуру тогда проводили на берегу озера, тут неподалеку. И учитель захотел устроить соревнования по плаванию. Специально для этого дождались ясного, солнечного дня, натянули вдоль берега буйки и канаты. Клодия должна была плыть вместе с той, другой девочкой. И она задумала утопить ее!

Девочки вздрогнули. Кое-кто накрылся с головой одеялом, другие просто зажмурились. Одна даже заткнула уши руками.

– Они поплыли, – зловеще продолжила Наташка. – И вот Клодия, выбрав подходящий момент, схватила ее за волосы и потащила за собой подальше от берега, на самую глубину. Все испугались, забегали, закричали! Мальчик, которого она любила, бросился в воду и поплыл к ним. Клодия думала, что он спешит к ней, но она ошибалась. Он схватил свою любимую, которая уже почти захлебнулась, и поплыл с ней к берегу. А Клодия осталась на середине озера. Она очень устала и начала тонуть. И когда силы ее уже были на исходе, она поклялась, что вернется с того света и отомстит за то, что он спас не ее!

– А потом?

– А потом она камнем пошла на дно!

У юных слушательниц волосы встали дыбом от ужаса.

– И она утонула? – тихо спросила самая маленькая.

– Естественно! – кивнула Наташка. – Еще бы ей не утонуть! Глубина-то у местного озера о-го-го! Если уж яхты тонут, что говорить о маленькой девочке?

Действительно, озеро было очень широким и глубоким. Иногда, в непогоду, в нем тонули лодки местных рыбаков. Пару раз на дно уходили даже яхты средних размеров.

– А что было дальше?

– Началось следствие. Многих допрашивали, некоторых детей даже отправили по домам. Кстати, того мальчика тоже забрали его родители. А месяц спустя, в ночь первого полнолуния, Клодия вернулась!

Тут уже все девчонки залезли с головой под одеяла.

– Она пришла, чтобы разыскать своего любимого и отомстить ему, – безжалостно продолжала рассказчица. – Но она не нашла его в интернате. И с тех самых пор каждый год, в день, когда она утонула, Клодия возвращается в «Хрустальный ручей», чтобы найти любимого!

Слушательницы испуганно пискнули.

– Каждый год! – зловеще повторила Наташка.

– А х-а х-а х!

– И сегодня как раз тот день!

– Ой, мамочки!

– Та самая ночь!

Наташка вдруг взглянула в сторону окна.

– Так вот ведь она, – страшным голосом прорычала она, – Клодия!

Девчонки невольно высунулись из-под одеял и посмотрели в окно.

В следующее мгновение сонную тишину второго этажа буквально взорвал многоголосый истошный визг. За окном на широком подоконнике стояла страшная фигура, закутанная в белые простыни. Она раскачивалась в воздухе, делала пассы руками и корчила страшные рожи.

И тут Наташка не выдержала и расхохоталась. Да так, что свалилась с кровати на пол. Привидение за окном тоже захохотало, согнувшись и схватившись руками за живот. Затем оно подобрало свои юбки и сбацало на подоконнике залихватскую чечетку.

Девочки смотрели, окаменев от ужаса. Привидение подскочило еще пару раз. Затем хлипкий металлический карниз, на котором оно прыгало, оторвался, и призрак с громким воем и жутким грохотом свалился вниз, прямо в кусты черемухи, буйно разросшейся на заднем дворе.

В спальне воцарилась мертвая тишина.

Наташка подскочила к окну, распахнула его и по пояс высунулась наружу.

– Танюха! – крикнула она. – Ты как, в порядке?!

Из кустов выбралась основательно потрепанная фигура в белых простынях.

– Напомни мне, чтобы в следующий раз, когда буду изображать привидение, я надела парашют! – буркнула она.

Наташка не сдержалась и захохотала снова. Привидение тут же к ней присоединилось. Некоторые девочки в спальне, которые уже отошли от шока, тоже начали нервно хихикать.

В этот момент отворилась дверь кухни, выходившая на задний двор, и на пороге показалась повариха Евдокия Семеновна, крупная, добродушная женщина средних лет. Она несла в руках два ведра, заполненных объедками. В конце дня она всегда относила остатки еды за сараи и кормила Найду и других местных сторожевых собак.

Именно в этот момент из кустов с треском выбралась Татьяна в простынях. При виде нее Евдокия Семеновна застыла на месте как вкопанная, а затем заорала благим матом и резко развернулась, чтобы убежать, но запнулась об ограду газона и рухнула во весь рост на клумбу с цветами.

Помои брызнули во все стороны.

– Евдокия Семеновна! – сквозь хохот выдавила Татьяна. – Это же я!

– Танька! – истерично завопила повариха. – Чтоб тебя перекосило, хулиганка окаянная!

Она неуклюже вскочила на ноги, оторвала от растущего рядом куста ветку и кинулась к Татьяне. Девочка тут же подхватила свои простыни и задала стрекача. Здания интерната были выстроены буквой «П». Учебные корпуса, администрация, столовая и спортзал располагались по периметру на берегу лесного озера. Между строениями находилась большая площадь, вымощенная булыжником, где проводились различные линейки и праздничные мероприятия. В центре площади с незапамятных времен красовался большой действующий фонтан со скульптурами из черного мрамора. А в самом дальнем углу периметра стоял огромный лодочный ангар местного яхт-клуба. К ангару примыкала высокая деревянная башня маяка, которую можно было увидеть из любой точки на территории «Хрустального ручья».

Татьяна бегом припустила по площади. Евдокия Семеновна, громко топая ногами, неслась за ней, не отставая ни на шаг.

Они начали носиться вокруг журчащего фонтана и бегали до тех пор, пока Евдокия Семеновна окончательно не выдохлась. Татьяна даже не устала. Ведь она уже несколько лет занималась при интернате в секциях по плаванию и восточным единоборствам.

Несколько минут спустя повариха остановилась, тяжело дыша, и отбросила ветку в сторону. Татьяна переминалась на безопасном расстоянии, вытирая взмокший лоб углом простыни.

– Ты ж меня чуть до кондрашки не довела! – выдохнула повариха.

– Извините, я не специально! Больше не буду! – взволнованно воскликнула девочка.

Повариха вдруг прыснула, а потом захохотала во весь голос. Потрясенная Татьяна смотрела на нее во все глаза.

– Ничего себе, – хохотала Евдокия Семеновна, – встряска в конце рабочего дня! Ха-ха-ха!

Махнув рукой, она пошла подбирать свои ведра. Татьяна с облегчением стянула с себя опостылевшие простыни. Тут, увидев, что опасность миновала, Наташка выбежала из корпуса и подлетела к подруге.

– Все там живы-здоровы? – спросила Татьяна.

– Все малявки целы, – с улыбкой произнесла Наташка. – Никто не перенервничал. Ну ты просто спец по привидениям! Я сама поначалу едва со страху не оконфузилась!

Татьяна снова рассмеялась.

– Вспомни, как нас раньше старшеклассницы пугали! – воскликнула она. – Вот там страх был! А это, – она показала на простыни, – так, баловство!

– Я очень рада, что вы и сами это признаете, – раздался вдруг позади холодный голос.

Девочки испуганно обернулись и увидели директрису интерната Клавдию Ивановну, идущую к ним через площадь твердым шагом. Она была тощая, прямая, словно натянутая струна, в одном из своих обычных строгих серых костюмов. Губы на худом лошадином лице были плотно сжаты, прямоугольные стекла очков хищно поблескивали в свете луны.

– Плохой признак, – шепнула Татьяне Наташка и оказалась права.

– Вы считаете, что это очень смешно, – пугать до потери сознания младших воспитанниц интерната? – сухо осведомилась Клавдия Ивановна.

– Это же просто шутка, – сказала Татьяна.

– Хороши шуточки! – фыркнула женщина.

– И потом, пугать первоклашек призраком Клодии уже стало многолетней традицией «Хрустального ручья», – добавила Наташка. – Нас тоже когда-то пугали старшие девочки.

– Пора прервать эту идиотскую традицию! – отрезала директриса. – Здесь никто никогда не тонул! Нет никаких проклятий и привидений! В «Хрустальном ручье» раньше располагался пансионат, затем санаторий для тяжелобольных детей. И всего несколько лет назад тут открылось закрытое учебное заведение. Здесь обучаются лучшие из лучших, отпрыски богатых и влиятельных семей. Что скажут ваши родители, если узнают о ваших проделках?!

– Мы же просто пошутили! – неуверенно повторила Татьяна.

– И я преподам вам урок, чтобы отбить охоту у других шутников! – сказала Клавдия Ивановна. – Субботу и воскресенье вы проведете в столовой. Будете помогать Евдокии Семеновне накрывать столы, мыть посуду и наводить чистоту в кухне!

– Что?! – ужаснулась Наташка.

– Да мальчишки со смеху помрут! – воскликнула Татьяна.

– Отлично! – недобро улыбнулась директриса. – Значит, моя шутка более удачная, нежели ваша!


Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»