Хелл. Обещанная усем любоффТекст

15
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Он швырнул ее на постель, вышел в ванную вскоре вернулся со сверкающей голубым мазью, в прозрачном флаконе. Не обращая внимания на ее сопротивление, смазал рану, подождал несколько секунд пока, она затянется.

– А теперь объясни мне, – сорвал с ее запястий браслеты, метко забросил их на стол, – зачем ты сбежала?

Наемница отвернулась, упрямо храня молчание.

– Хелли, – деймас лег рядом, начал целовать ее плечи, – Хелли, зачем ты сбежала? Он ведь мог тебя убить, Хелл…

– А я девочка большая, разобралась бы, – она старалась сдержать слезы обиды.

– Это ты с охранниками справилась бы, – Арсианар начинал злиться, – а с сыновьями великих домов никак. Нордраг силен почти как я, просто на своей территории у меня больше возможностей.

Хелл задумалась, начала анализировать и снова задумалась:

– То есть аристократию лучше вообще стороной обходить? А порталы тоже только вы создаете? – она теперь повернулась к нему, взглянула в темно-синие глаза, снова начала невольно тонуть в их сиянии.

– В каком смысле "порталлы"? – его глаза начали медленно темнеть, наемница поняла, что и она на него влияет весьма расслабляющее. – Ты о Пути? Он един, мы просто входим и выходим там, где нам нужно. И чем ты ближе к изначальному Дому, тем легче открыть Путь. Хелл, – его голос вдруг стал хриплым, – ты меня с ума сводишь…

– Правда? Хотелось бы мне знать, почему это взаимно, – отрывисто произнесла девушка и притянула его к себе.

Великий император Ксиай Агросхине Отайнгеро исвиш Шененгьхери почувствовал зов, находясь на заседании совета. Не поверил, снова и снова мысленно прокручивал зов. Так звать его могла только она, но это было слишком слабо, он не сомневался, что услышал его с опозданием. Хелл! Сердце сжалось, как всегда при воспоминании о сероглазой наемнице. Вскочив с трона, император быстрым шагом направился в свои покои. Никто не посмел и спросить о причине его действий – Великий Император отличался особой жестокостью к тем, кто пытался вмешиваться в его личную жизнь.

Ксиай вошел в свой кабинет, открыв хран, достал браслет наемников, подключил его к системе связи, набрал знакомый номер Хелл. Она не отвечала, через несколько секунд пришло сообщение "Устройство повреждено". Даркианец снова позвал ее по ментальной связи, но ответа не было. Медленно свирепея, он набрал номер того, кого был готов убить. На сигнал ответили не сразу, затем наемник все же соизволил включить связь и на Ксиая взглянули потускневшие фиалковые глаза:

– Стилет, – ядовито протянул демон, – неужели ты настолько плох в постели, что твоя невеста призывает меня, а?

Наемник вздрогнул. Теперь император разглядел темные круги под глазами, опухшее явно из-за выпивки лицо, встрепанные волосы..

– Хелл погибла… ее больше нет… – прошептал Стилет и даркианец почувствовал невольный спазм.

– О чем ты говоришь, наемник? – из горла вырывалось рычание. Ксиай понимал, что Стилет лгать не будет. Но тогда получается… – когда она погибла?

– Трое суток назад… на Тарге… – было заметно, что наемнику каждое слово дается с трудом.

Ксиай сопоставил данные и задумчиво протянул:

– Наемник, она жива. Она позвала меня сегодня, но зов был слабым… не через ее браслет. Возможно, через другой. Как же так вышло, наемник?

Стилет смотрел на презрительное лицо даркианца и боялся поверить.

– Император, вы уверены? – он встал, начал ходить по каюте, разбрасывая пустые бутылки, – я все никак не мог сообщить ее… неважно. Теперь неважно.

– Наемник, – вкрадчиво прошептал даркианец, – почему ты решил, что она погибла, и пил трое суток вместо того, чтобы искать? – Стилет остановился, взбешенно посмотрел на голографическое изображение Ксиая. – Я просто хочу понять, – едва не переходя на ядовитое шипение, продолжил император, – ты клялся, что будешь с ней и позаботишься о ее безопасности. Ты мне клялся! Я дажжже поверил!

– Я не мог ничего сделать, – Стилет не оправдывался, даркианец видел, что наемника сжирает чувство вины.

– Покажжжжжииииии! – прорычал Ксиай, зная, что сложные операции наемники всегда фиксируют на кристаллы.

Стилет подчинился, включил устройство, и император понял, что эту запись наемник просматривал раз за разом, и, похоже, не отрываясь. Ксиай вглядывался в бесформенные комбинезоны, сразу ощутил, в каком из них она, вслушивался в переговоры и ярость, неконтролируемая ярость сковывала его. А потом ее бой с варваром, бой в котором у нее не было ни единого шанса, и это мог понять даже непрофессионал. Но на последних кадрах Ксиай не выдержал:

"Хелли, я спускаю второй корабль к тебе, продержись еще несколько минут, умоляю!" – спародировал он голос Стилета и вскочил, – Идиот! Как, по-твоему, она должна была продержаться? Как? Ты что ни демона не увидел? Это не варвары, там Сила, не прикрытая, мощная! Тот с кем она дралась, играл с ней как арсигай с тинеси! Только он ее не убил, и кристаллы ваши отключил! Я в принципе догадался, почему вы не рискнули спасти ее, но мне интересно услышать твою версию, а, наемник?

– Мы не смогли! Корабли заклинило, даже те которые были на орбите. Даже спасательный катер на поверхность не опустился. Думаешь, я не пытался? – в глазах наемника боль, даркианцу даже стало его немного жаль. – К наступлению темного времени суток на этой части планеты мы восстановили наблюдение, Бес чуть на части всех не порвал, ученных всех припахали. А когда включили кристаллы..

– Увидели милых ночных тварей, все пожирающих, – лениво закончил Ксиай, – и тупо решили, что все. Ее нет, а симпатичное тельце пожрали. Наверное, особенно, вас впечатлил ее растерзанный браслетик связи и заляпанный кровью комбинезон…

– Откуда ты… – начал Стилет.

– Глаза разуй, а? Там следы тварей повсюду, а раз днем они не показывались, значит, вылезли ночью! А на счет браслета я бы на месте этого варвара поступил так же. Наемники! – с презрением протянул даркианец. – Она жива! В этом сомнений нет. Сомнения есть в личности этого обладающего силой варвара, слишком силен. Слишком! Управление притяжением планеты, на это способны только… Даааа, Хелл вляпалась. Окончательно!

Стилет смотрел, как глаза даркианца наливаются красным огнем, как черные когти крошат каменную крышку стола. Император встал, потом снова сел, заметно стараясь успокоиться:

– Найди Северное Сияние, если она послала зов и ему, он сможет отследить ее. Я не в силах… к сожалению. Но одна идея есть.

– Я возьму кораблик и отправлюсь на Тарге, – Стилет подскочил, продумывая операцию.

– Наемник, – Ксиай с презрением смотрел на него, – Хелл уже нет на Тарге. И поверь мне, – он приблизил свое лицо с красными глазами ближе к кристаллу, – ты свой шанс уже упустил.

Великий император Ксиай Агросхине Отайнгеро исвиш Шененгьхери отключил браслет связи. Задумчиво барабанил длинными пальцами по столу. В том, что она станет постельной игрушкой для этого "варвара" он не сомневался, лишь бы не стала для него гораздо большим. Тогда есть шанс. Ибо в Хелл и ее способностях сбегать из самых прочных клеток он не сомневался.

Император откинулся на спинку кресла, сложив пальцы рук, начал детально воспроизводить ее образ – лицо, волосы, запах, тело. Затем добавил необычный цвет ее глаз и типичное для наемницы поведение. Полюбовавшись созданным образом, перенес его на зеркальную поверхность осьшера. Через секунду ее образ рассылался на все подконтрольные и дружественные Ксиаю миры с требованием:

"Сообщить при обнаружении".

Стилет еще несколько мгновений смотрел на кристалл связи, потом встал, задумчиво проанализировал весь разговор. В том, что Ксиай теперь заберет Хелл себе, сомнений не было. Если доберется до нее первым! Если!

Наемник выскочил на улицу, сел на личный катер и помчался к океану. По дороге связался со своими:

– Она жива. Информация достоверна. Бес, я сам. Да, Дейв, найду. Лекси, тебе рожать через месяц, ты точно не летишь! Бес свяжись с Сайсиеном, я слышал, он там Галара убить собирался, путь угомонится. Все, отключаюсь.

Подлетев почти к самой кромке воды Стилет спрыгнул, вошел в океан по колено и, набрав в легкие воздуха, заорал:

– Хранитель!

Обычно этот монстр откликался только на зов Хелл, вот она с ним по несколько часов к ряду болтала о жизни, а в прошлый раз, когда его позвал Стилет, наемника снесло трех метровой волной. И все же сейчас он должен был ответить.

– Хранитель, это срочно!

Океан вспенился, на поверхности показалась черная туша, и резкий, на грани ультразвука голос:

– Стилет! Он уже полетел. Он слышал зов.

– Я с ним! – упрямо произнес наемник.

– Хорошо, я передам. Будь готов. Но я против. Она должна быть там.

Наемник замер, не веря в сказанное.

– Почему?

– Сложно… говорить.

Хранитель издал протяжный крик и ушел на дно. Через мгновение на браслете связи маякнуло сообщение. Этот своенравный кораблик связывался только по своему желанию, когда улетал по заданиям от Хранителя.

– Через полчаса, – отдал приказ Стилет и прыгнул в катер.

Хелл лежала, свернувшись на груди Арсианара и думала над своим недостойным поведением. Деймас смотрел на нее и улыбался, так загадочно и вместе с тем радостно.

– Ты на меня так странно смотришь, – наемница поднялась, и тут же со стоном легла обратно, проклиная некоторых с их несдержанностью.

– Почему странно? – Сианар полулежал, и когда Хелл опустилась на постель, перехватил ее, усадил на себя, схватив пальчики начал целовать один за другим.

– Ну, странно, – Хелл устроилась поудобнее и легла на его грудь, почему-то абсолютно не стесняясь ни его, ни своей наготы. – Вообще и со мной происходит что-то странное.

Он рассмеялся, начал гладить по спине, вызывая у нее почти кошачье желание мурчать и выгибаться, следуя за его рукой.

– Если бы ты была одной из нас, я назвал бы это зовом крови. – Арсианар приподняв ее головку, заглянул в серые глаза, – а так… наверное, любовь.

 

Она хмыкнула, тряхнула головой, избавляясь от его руки, и снова положив голову ему на грудь, грустно заметила:

– Любовь это, когда без любимого не можешь дышать, когда мир без него кажется пустым, когда замираешь от восторга каждый раз, едва ловишь на себе его взгляд… Любовь, это когда готова отдать ему свою жизнь… и себя… всю…

Хелл не заметила, как он напрягся, слушая ее слова, не видела и потемневших от ярости глаз.

– Ксиай. Кто он? – приказным тоном поинтересовался Арсианар.

– Я не отвечу, – тихо произнесла Хелл.

– Все еще надеешься сбежать? Глупо! – волевым усилием он подавил ярость и, вернулся к вопросам, на которые так же хотел получить ответы. – Хелли, ты не ответила, почему утром сбежала. Пожалуйста, просвети меня.

Тяжелый вздох, потом тихое:

– Ты меня использовал и ушел…

Арсианар даже не сразу поверил в услышанное.

– На счет "использовал". Саити моя, кто-то попросил сам, я не настаивал!

– Как переводится "Саити"?

– Ммм… любимая…

– Что, так сразу и влюбился? О как, однако, деймасов влюблять надо, один раз голову потеряла, отдалась ему и все, уже саити!

– Хелл, прекрати!

– Прекрати что?

– Прекрати злить меня, и язвить тоже прекращай! Ты на себя злишься, я же вижу!

Она попыталась вскочить, но он не позволил, легко удержав ее.

– Злюсь! – яростно призналась наемница, – Действительно я очень сильно зла на себя, пожалуй, даже больше чем на тебя! – она села, заглянула в его черные глаза.

– А мне не за что собой гордится. Ты у нас всесильный наследник расы богов, а я дура, которая с тобой спит! Винокрыска, которая как тупая льдтигири не смогла сбежать! Кто я для тебя? Ответ мы знаем оба! Ты даже не представляешь, что мне пришлось пройти, чтобы не быть ни для кого игрушкой! А сейчас я смотрю на тебя и понимаю, что все, абсолютно все было бесполезно и бессмысленно! Прав был папа: "Не говори, что ты сильнее всех, ибо найдется тот, кто будет сильнее тебя". Ты нашелся! Счастлива ли я? Нет! У меня коронация через месяц, даже меньше уже, и я должна быть там!

– Там, это где?

Она мгновенно замолчала. Меньше всего хотелось, чтобы он узнал о ней.

– Хелли, – продолжил Арсианар, – ты видишь лишь часть реальности. Возможно, я многого не понимаю в тебе, но ты не даешь понять. Ты разрываешься между желаниями и долгом, это я чувствую. А теперь по поводу того, кто для меня ты.

Ты моя жена! Первая инари дома Азгарт! На счет того, что я сильнее – а был бы слабее, не имел бы тебя, ты же у нас девочка с характером.

Но Хелл не слушала его, переваривая информацию.

– Я кто? – шепотом спросила девушка.

Арсианар от изумления приподнял левую бровь, с усмешкой посмотрел на нее:

– Я уже сказал. Слух у тебя отменный, так что повторять смысла не вижу!

– Ты… эта кровь для этого была нужна?

– Да. Я приказал Синкаю взять у тебя кровь утром, как ты проснешься, а сам должен был присутствовать на Суде над домом Рахшорн. Не быть там я не мог. И тут представь себе мое удивление, чтобы не сказать хуже, когда в момент произнесения приговора я слышу твой сдавленный писк! А затем ты еще и называешь меня Ксиаем, и я понимаю, что звали совершенно не меня! Хорошо хоть в итоге меня позвала, это радует, – с сарказмом произнес деймас. – А теперь, саити, потрудись рассказать, как ты провела утро.

Хелл, у которой от возмущения слова на языке крутились только из шаерзского, сдержалась, мило улыбнулась и начала рассказывать:

– Я проснулась, ощущения были мерзкие и противные. На простыне лужа крови!

– Прости, я смотрел, сильных повреждений не было и…

– Заткнись! Дальше. Я встаю, направляюсь в ванную, и тут врывается одна из ваших, в глазах полыхает фиолетовое, значит только с этого, как ты его назвал, а Пути! И она чем-то там интересуется, потом смотрит на эту лужу крови и говорит, что ей все понятно! Она, кстати, вторая как ее там, у этого дома Азгарта! И эта… мегера, мне крикнула "Стоять".

На лице Арсианара появилась широкая ухмылка, а затем и вовсе деймас начал хохотать, сжав Хелл, которая при виде такой наглости попыталась сбежать снова.

– Ненавижу, – процедила наемница сквозь зубы.

– Хелли, – отсмеявшись, Арсианар спросил, – Я надеюсь, ты мою мать не сильно далеко послала? А?

Наемница тяжело вздохнула, осознав, кто это был, и грустно ответила:

– Не сильно, но послала. Красивая у тебя мать… и не скажешь, что успела тебя родить. А ты… Стоп. А какая я тебе жена?

Он снова рассмеялся:

– Я опасался, что ты и ей рассказала, в каких позах можно отдаться дерсенгу, а, оказывается, пронесло! – он удержал вырывающуюся наемницу, лег на нее, почти придавив телом и начал медленно, чувственно целовать, – ты моя. Я решил, что могу позволить себе такое удовольствие, а на мнение Великих Домов мне плевать. Хелли, почему ты не назовешь свое настоящее имя?

– Потому что когда я с тобой, – возмущенно заговорила наемница, глядя, как он по-хозяйски держит ее грудь, – то только имя у меня в собственности и остается!

Пусти немедленно!

– Неа.

– Что? Ты опять? Это который раз уже? Ты издеваешься?

– Ммм, нет, ты такая… соблазнительная..

– Знаешь, вот сейчас я тебя не соблазняю и первая не начинаю!

– Угу, но должен же и я проявлять инициативу хоть изредка. Хелли, – он оторвался от выдающейся части ее тела, заглянул в серые глаза, – если ты так сильно не хочешь… просто расслабься.

– А ах! Ты!

– Я же сказал – если не хочешь, а ты моя саити, уже вся горишь…

Его губы накрыли ее, подавляя протест, подчиняя, зажигая кровь. "Он как-то странно на меня влияет, – подумала Хелл, стараясь не потерять остатки разума, – он меня с ума сводит…"

Закат солнца они встретили тяжело дыша, в объятиях друг друга. Хелл посмотрела на окно и подумала, что третий день ее плена подходит к концу.

Третий день сладкого плена…

– Мне нужно идти, – Арсианар потянулся, нежно поцеловал ее и встал. – И что-то мне подсказывает, – он подмигнул наемнице, – что сегодня ты не сбежишь.

С хождением действительно были проблемы.

– Слушай, – вдруг вспомнила Хелл, – а с предохранением у вас как? Я детей не хочу, от тебя тем более.

Арсианар, с улыбкой натягивающий брюки при этих словах замер.

– Что? – его быстро темнеющие глаза и стиснутые зубы ей совсем не понравились, – иногда, Хелли, думай что говоришь! А на счет детей не переживай, у меня их нет, и похоже, что и не будет!

Он вышел из спальни даже не одев рубашку, а дверью хлопнул так, что жалобно звякнули стекла.

– Довела, называется, – прошептала наемница, глядя на дверь. – А с другой стороны… это идея!

Надежды на то, что ее оставят в покое не оправдались, едва шаги разгневанного деймаса утихли, двери снова распахнулись и в комнату вошли шесть служанок, вынудив наемницу мгновенно прикрыться. Только эти служанки были странные, все с черными глазами без белка, просто черными, все слишком подвижные, в каждой была сила, которую Хелл ощущала почти кожей.

– Госпожа, – женщина с серыми, почти седыми волосами заговорила на межмирном, еще больше изумив наемницу, – вам нужно принять ванную, переодеться, поужинать и прогуляться перед сном.

И как-то говорила она это, с излишней уверенностью. Хелл усмехнулась, глядя в непроницаемые черные глаза.

– Спасибо, не хочется. Предпочитаю поспать, потом поспать, потом снова поспать! Валите отсюда! – она откинулась на подушки, гневно рассматривая рисунок на потолке, который днем так и не увидела из-за деймаса.

– Госпожа, – а в голосе у служанки прозвучала сталь, – распорядок на вечер утвержден главой дома Азгарт!

– Он утверждал, он пусть и исполняет! – философски заметила Хелл.

Служанки стояли в нерешительности и переглядывались. Наконец с седыми волосами повернулась к троим, и заговорила на тсшхесском, который Хелл знала в совершенстве:

– Ишро, Доге, Тариса искупать! Будет сопротивляться, действуйте, как было приказано!

Наемница подскочила на кровати, уставилась на седую:

– Тасиш хъэетрэ аскоина? (что вам было приказано?) – возмущенно спросила Хелл.

– Джеше згесххие эцхежьчя (игнорировать ваше сопротивление), – ответила демоница, с удивлением глядя на Хелл.

– Это он приказал, да? – уже на межмирном вопросила наемница.

– Да, госпожа.

Хелл проглотила обиду, сжав кулаки до боли, успокоилась, затем уже более внимательно осмотрела служанок. Если вспомнить то, что рассказывал Ксиай, то эти, похоже, раса из сотворенных, но странно, что они подчиняются деймасу. С другой стороны было безумно интересно узнать, как они сюда вообще попали.

– Как твое имя? – на тшхесском спросила Хелл, поднимаясь и закутываясь в одеяло.

– Шахран, госпожа, – склонилась седовласая, – откуда вы знаете наш язык?

– Я тебе не госпожа, – Хелл указала на двери, – ты идешь со мной, остальные пусть остаются здесь.

Хелл не дожидаясь ответа демоницы пошла первой, подойдя к бассейну, сбросила одеяло и нырнула. Плавала наемница долго, словно смывая с себя его прикосновения. Она видела, как Шахран терпеливо дожидается ее с полотенцем, и вскоре вышла из воды. Не позволяя к себе прикасаться, завернулась в полотенце, села на край бортика, опустила ноги в бассейн.

– Шахран, ты же из сотворенных демонов, неужели предала своего бога? – начала разговор Хелл, со скрытым злорадством наблюдая, как дернулась при ее словах демоница, как краснеют ее черные глаза.

– Кто ты, что так много знаешь о нассс? – прошипела Шахран.

– А вопросы задаю я, – наемница теперь говорила резко, повелительно. – Почему этот деймас вас сюда притащили, и главное, почему вы ему подчиняетесь?

– Наш бог предал нас, – начала демоница, – мы погибали на планете, где не было ничего больше… И тогда он открыл путь… он стал богом, потому что пришел на помощь. Наши мужчины стали воинами, женщины больше не убивали младенцев… Ты та, что удостоилась любви истинного бога…

– Дааа, – протянула Хелл, всплеснула воду ногой и проследила, как опадают капельки, – а теперь давай-ка без пафоса. Кто был ваш создатель?

А умела наемница достать всех до… хотя какая к чертям печень, у демонов ее нет. Шахран теперь смотрела на Хелл с такой ненавистью, что даже жутко стало:

– Не ценишь ты, человек, того что имеешь! – прошипела демоница.

– Я в курсе, но я не об этом спрашивала.

– Демона-бога именуют Раегц Герхаер.

– Ооо, знакомые все лица. Только ты не правильно говоришь, он герханан Раегц, хотя его еще герхаем звали. Да, мерзкий тип, и целоваться не умеет. – Хелл поймала ошарашенный взгляд демоницы и нагло улыбнулась. – Ага, это не первый бог на моем пути.

– Но, – удивленная Шахран выглядела весьма забавно, – господин дома Азгарт был твоим первым мужчиной…

– Что??? – Хелл едва не свалилась в воду, услышав такое, – откуда ты вообще знаешь?

Клыкастая, наглая улыбка Шахран взбесила ее окончательно, но уж слова:

– Об этом все знают. Нас господин призвал, когда солнце стояло в зените, и мы многое успели услышать. И про то, как господин дома Азгарт привез игрушку со странными способностями, и про то, как не убил ее, хотя за оскорбления был обязан, и про то, как после ночи проведенной в ее объятиях сделал недостойную первой инари… Госпожа Инишанри была в ярости, хотела наказать недостойную, но увидела первую кровь и не сумела прочитать мысли… Тебя назвали достойной!

– То есть я так поняла, – начала Хелл, – тут все и всё знают, так? Как интересно, а на кой вас призвали?

– Два побега за менее чем два дня, госпожа. И охрану в Великом Доме сменили…

Шахран явно издевалась. – Моя госпожа не забыла о распорядке на вечер?

– Не забыла! Тахешесс! Все, я его точно убью!

– Это вряд ли, – усмехнулась Шахран, – и сбежать уже тоже не получится..

– Почему? – Хелл даже ногами болтать перестала.

– Кровь, госпожа! Как инари дома Азгарт теперь вы под охраной, и где бы вы ни были, вас найдут. Хотя, насколько мне известно… кровь погрузят в Камень Дома на рассвете, не раньше.

Хелл просияла, порывисто обняла оторопевшую демоницу и прошептала:

– Да хранит твой очаг тьма, жрица Эгиона. Не удивляйся, с ним я тоже лично знакома!

Наемница встала, напевая победный танец атторгов, вернулась в комнату. С хитрой улыбочкой оделась, даже согласилась поесть, а вот от прогулки в одиночестве отказалась:

– Я хочу видеть своего господина, – громко на межмирном произнесла она, игнорируя неодобрительный взгляд Шахран, – кто меня проводит?

Провести все же решила Шахран, именно она первая прошла вперед, толкнула двери. Хелл танцующей походкой двинулась следом, потому, что на этот раз выбрала туфельки на высоченном каблуке. К слову сказать, платье она выбрала ярко алого цвета, в тон накрасила губы, да и туфельки были столь же насыщенного красного цвета. Волосы она доверила уложить седовласой демонице, и теперь они лежали роскошными волнами. Наемница и сама не верила, что ее патлы, местами подрезанные вплетаемыми лезвиями, способны так роскошно выглядеть.

 

С лучезарной улыбкой девушка шла вслед за сопровождающей, правда улыбка несколько меркла, когда ее осматривали встречные деймосы и деймосянки. И если в глазах мужчин еще мелькало восхищение, подобное тому, как смотрят на диковинного зверька, то женщины откровенно сочувствовали ей. Хелл это нервировало ровно до тех пор, пока она не соотнесла габариты и не поняла, откуда растет их жалость.

"Я тут как подросток лет тринадцати на Земле, – она сравнила себя со склонившейся справа деймосянкой, – получается, что этот гад, еще и извращенец!"

– Мы почти пришли, – демоница остановилась перед очередной роскошной лестницей, – вы не передумали, госпожа?

– Шахран, мы равные, поэтому давай на ты, мне так спокойнее.

Демоница кивнула в ответ, и повела ее вниз по лестнице. Хелл видела много дворцов и Храмов, неоднократно восхищалась чудесными постройками, но восторг, неописуемый восторг испытала только сейчас. Место куда они спускались было из хрусталя, только две стены образующие угол из белого камня, а остальное из белого, бежевого, золотистого и черного хрусталя который искрился, переливался, и создавал чарующую атмосферу великолепия.

– Ааа, невероятно, – прошептала наемница.

– Я тут не в первый раз, – тоже шепотом ответила демоница, – но каждый раз что-то во мне замирает от восторга.

– А что это? – тихо спросила Хелл.

– Это место, которое называется Началом Пути. Это как приемный Зал. Здесь господин работает, сюда не всем разрешено входить.

Хелл спустилась до конца белоснежной лестницы и осмотрелась снова. Там, где две непрозрачные стены образовывали угол, стоял стол, за столом сидел Арсианар в белоснежной рубашке, с отброшенными назад черными волосами. Задумчивый и сосредоточенный, что-то вычерчивающий на плоском черном камне, мерцающем рунами деймасов. Он был так красив, что захотелось подбежать, целовать его восхитительное лицо, позволить его сильным рукам обнимать свое тело. Так, стоп! Он всего лишь мужчина!

– Ты на него так смотришь, – подсыпала кристаллов в пламя демоница, – словно готова съесть. А говоришь – ненавидишь!

– Он меня с ума сводит, – честно призналась Хелл, – и это ощущение я ненавижу!

Желая отвлечься, она вновь начала рассматривать помещение. Фактически она пришла не к Арсианару, ей нужен был другой деймас.

– Шахран, испарись, а? – прошептала Хелл, – мои мысли он не прочитает, а твои может. Исчезни, подожди меня наверху лестницы.

Демоница подчинилась, а наемница продолжила осмотр. Итак, пол черный, из этих странных кристаллов, похоже, он скользкий, так что придется идти, используя боевой транс. Не то, чтобы она боялась упасть, но тогда вместе с сочувствием ее варвар подарит ей и спешное возвращение в спальню, а это в ее планы не вписывалось. Черный пол был полуовальной формы, словно ломал стереотипы архитекторов. По правой стороне возвышались арки, из бежевого с золотым хрусталя, хотя раньше наемница сказала бы, что такое в принципе невозможно. Приглядевшись к полу, она поняла, что из арок входят и выходят и не только люди. Интересное открытие. Арки решено было исследовать подробнее, если побег накроется.

Интересно, что растений в этом странном зале, с потолком не менее двадцати метров в высоту, не было. Точнее не было обычных зеленых кустиков. Зато присутствовали странные светящиеся серебристые растения в черных вазонах, которые цвели золотыми цветами. Цветы освещали зал! Именно эти цветы вились по аркам, именно они почти сплетали беседку над рабочей зоной ее варвара. Арки Хелл взялась подсчитывать – четыре огромные, до потолка и маленьких, узких девять. Потом снова посмотрела на Арсианара:

"Ничего так варвар, интеллигентненький, – с неожиданной нежностью подумала Хелл, и мстительно обругала себя, заставляя вновь сосредоточится на плане."

Тот, кого она дожидалась вскоре показался – деймас в черном, которого называли Синкаем подошел к господину и почтительно склонился, ожидая, когда Арсианар уделит ему внимание.

Все, теперь ее выход! Плавно перейдя в боевой транс, Хелл грациозной, отработанной походкой, с самой обворожительной улыбкой, тоже отработанной под руководством Алекс, направилась к своему варвару. Он увидел ее не сразу, но вздрогнул и поднял голову, видимо прочитав мысли окружающих. А потом читать перестал, глядя только на нее, улыбаясь ей в ответ и плавясь под ее полным страсти взглядом.

"Умею же когда хочу, – пронеслась победная мысль, – теперь лишь бы все получилось!"

– Мой господин, – низким голосом с придыханием проговорила Хелл, и прочитала на его лице, что клиент готов, – я хотела… чтобы вы меня простили…

Арсианар выдохнул, явно практически потеряв над собой контроль:

– Я думал, тебя учили только убивать, – прошептал он внезапно охрипшим голосом. – А женщина в тебе пробудилась лишь прошлой ночью…

Хелл улыбнулась, обошла стол, заставляя тело изгибаться волной, на секунду замерла, позволяя ему рассмотреть себя, глядя, как расширяются от возбуждения его зрачки, слыша, как изменилось его дыхание. Затем резко и чувственно присела на одну ногу, держа спину прямой, чуть выдвинув вторую ножку вперед, идеально повторяя жест элитных ночных бабочек, которые учили их когда-то соблазнять танцем. Тогда Хелл искренне завидовала Лекси, для которой танец был прост как дыхание. "Это легко, – говорила тогда Алекс, – танец страсти прост для тех, кто ее познал". Теперь она поняла, о чем говорила подруга, в этот миг и для нее каждое движение было наполнено смыслом.

Плавно изгибаясь, она встает, словно невзначай коснувшись волосами его лица.

Затем снова наклонилась к нему, положив ладони на сильные плечи, и прошептала у самых его губ:

– Женщина во мне, мой господин, родилась раньше наемницы, – он рванулся к ее губам, но теперь она госпожа, и он принимает ее игру, откидывается на спинку кресла, его дыхание сбивчивое, быстрое. – Так я прощена, Арсианар?

Арсианар словно вернулся из мира грез, посмотрел на нее более осмысленно, затем во взгляде появилось подозрение:

– Хелли, ты соблазнительная, как демоница. Что же ты задумала, искусительница?

"Иногда мужчины предсказуемы как дети, – она едва сдержала насмешливую улыбку, – милый какой же ты наивный".

– Ты узнаешь об этом, – прошептала Хелл, касаясь его уха, нежно притронувшись щекой к его щеке, – как только вернешься в нашу спальню. Я умею просить о прощении… – ее пальчики совершили плавное путешествие от его шеи до места, на котором для него была сосредоточена сейчас вся вселенная. – Надеюсь, ты придешь?

Она резко отпрянула от него, грациозно развернулась, прекрасно зная, на что он смотрит. Этим местом она позволила ему полюбоваться лишь несколько секунд, хорошо зная как это важно для мужчин после тех интимных фантазий, которые ей показывал Ксиай. Затем словно вспомнив о чем-то, она вновь обернулась к своему потерявшему счет времени господину, подошла, заглянула в потемневшие от страсти глаза и прошептала:

– Я забыла дорогу назад. Можно меня кто-нибудь проведет? Да хоть этот противный в черном, – она шикарно изобразила несчастного потерявшегося ребенка.

Арсианар кивнул в ответ, и громко приказал:

– Синкай, проводи инари в… – договорить она ему не дала, страстно прижавшись к его губам и дело было сделано. Когда она закончила с поцелуем, он уже забыл, что и кому успел сказать. Хелл и сама была готова наплевать на всех и продолжить заниматься тем, чем они так увлекались весь день почти, но какая-то часть ее на него была зла, эта часть и заставила остановиться.

– Спасибо, любимый, – она позволила ему увидеть свои пьяные от страсти глаза, затем развернувшись, покинула зал, чувствуя всей кожей на себе его взгляд.

Синкай последовал за ней, ежесекундно оглядываясь на господина.

Впрочем, сейчас все переводили взгляд с Хелл на Арсианара, и в этих взглядах было возбуждение.

"Ого, я талант, мне в порносценках играть надо, – с усмешкой подумала Хелл, – интересно, это насколько же я только что нарушила все правила поведения местной аристократии".

И все время пока они поднимались по лестнице, в зале за их спиной стояла гробовая тишина. Наемница искренне гордилась собой в этот момент, сожалея, что такое нельзя показать Лекси.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»