Уведомления

Мои книги

0

Оригами слов, сборник рассказов. Мастерская WriteCreate – 2021, август

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Редактор Елена Смирнова

Корректор Екатерина Василенко

ISBN 978-5-0055-3683-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От редактора

Писательская мастерская – место общения и работы, свободное от критики. Задача – передавать опыт и не бояться экспериментировать с жанром, стилем и формой творчества.

В этот раз тема мастерской позволила нырнуть в психологию, изучить проблемы других, разобраться в собственных переживаниях и пройти творческую терапию. Сборник получился искренним и необычным. Все рассказы написаны на одну из четырех тем: проблемы памяти, виды манипуляций, загадочные болезни, эмоции и чувства, – но у каждого получилось рассказать свою уникальную историю.

Приглашаю вас насладиться чтением, а новых авторов жду в мастерской WriteCreate. Набор каждый месяц.

Елена Смирнова
writecreate.ru

Рассказы

Айгуль Клиновская

Важно то, что здесь и сейчас

Дождь грянул неожиданно, как это бывает в мае. Добежать до дома из школы не вышло. Светка юркнула в первую попавшуюся дверь с вывеской «Здесь и сейчас». От легкого сквозняка затрепетали и запели ловцы снов, которые райскими птицами выглядывали отовсюду. Маленькие полутемные комнаты переходили одна в другую: казалось, им нет конца и края. Повсюду по-хозяйски лежали или бродили кошки. Светка застыла перед стеллажами. Кусочки аметистовых друз, коллекции нэцкэ, браслеты и четки из камней. И над всем этим вился загадочный аромат благовоний.

Внимание привлекла черная труба, похожая на гигантский калейдоскоп. Неуклюжая надпись по кругу: «Загляни в детство».

– Не стоит, детка.

Светка обернулась. На удивление, хозяйка этого поттерианского местечка выглядела хипстерски. Нарочито небрежный пучок, очки, татуировка на шее, ноутбук.

– А что это?

– Есть такой термин – инфантильная амнезия. Мы не помним, что с нами было до двух лет. Наверно, не зря. Природа чрезвычайно мудра. Важно только то, что здесь и сейчас.

Снова мелодично запели ловцы, возвещая о новых посетителях. Хозяйка подмигнула и бесшумно растворилась им навстречу. Светка, которая затаила дыхание, только сейчас выдохнула и с благоговением взяла трубу.

Она подкидыш, которому чертовски повезло, так ей говорили. Но кто и почему оставил кричащий сверток на пороге детдома в стылый осенний день – это было покрыто мраком.

Светка оглянулась. Никого. В глубине комнат слышались голоса. Не раздумывая до второго пришествия хозяйки, она приникла к таинственной трубе.

Яркие, как выстрелы в ночи, вспышки. Много непохожих рук. Равнодушные заталкивают ее в коробку с грязным ворохом тряпья и бросают в зловонную бездну. Большие дрожащие вынимают из коробки, оборачивают в грубое, но теплое. Безучастные меняют пеленку и кормят. Сначала грубая соска, потом ложка со склизкой кашей. День за днем. Рядом такие же, как она. На всех рук не хватает. Ласковые руки обвивают мягким коконом: «Пойдем домой, Светлячок?» Голоса: «Нашли в мусорке, дурные гены, посмотрите других». Но тепло вокруг Светки даже не дрогнуло.

Она отняла трубу от глаз и положила на место. Выскользнула бесшумно из лавки. Кошка на пороге проводила ее внимательным взглядом.

– Продрогла? Давай чаю попьем.

Женщина встревоженно вглядывалась в промокшую и растрепанную дочь.

– Важно то, что здесь и сейчас, – трясущиеся Светкины губы с трудом выталкивали спасительные слова, которые она повторяла по дороге домой.

– Да, мой Светлячок, – и мамины руки сомкнулись вокруг нее живительным теплым кольцом.

Александра Филиппова

Вместе навсегда

Она не хотела просыпаться. В этом сне все было таким реальным…

Она вновь видела Джейсона. Живого. Чувствовала тепло его ладони на своей щеке…

***

– Кори, пожалуйста, еще одну дозу, ты ведь знаешь, мне это нужно…

– Прости, Джесс, но это последняя, и ты сама знаешь, что таким образом ты Джейсона не вернешь…

Слезы хлынули из глаз сами собой. Железная Джесс, которая сама кого хочешь могла успокоить, была безутешна. Месяц назад ее жених, Джейсон Роуди, погиб в автокатастрофе, и с тех пор вся жизнь превратилась в кошмар, который, казалось, будет длиться бесконечно.

Единственным видом анестезии оставалось новое лекарство, вызывающее из глубин памяти самые приятные и желанные воспоминания. И даже побочные эффекты в виде зависимости не смогли остановить Джесс, она в мгновение ока использовала все дозы, прописанные психотерапевтом, лишь бы хоть на мгновение вернуться в то время, когда любовь всей ее жизни была с ней.

Ее верная подруга Кори поддерживала бедняжку в свободное от работы время, но видела, что Джесс потихоньку таяла прямо на глазах. Единственным выходом из ситуации было пойти ради Джесс на преступление и выкрасть дополнительные дозы лекарства: видя страдания подруги, законопослушная Кори решительно пробила список аптек, на чьих складах еще можно было раздобыть заветное снадобье.

Спустя сутки Кори появилась на пороге квартиры Джесс. Измученная девушка посмотрела на подругу умоляющим взглядом, и та моментально ввела несчастной очередную дозу средства.

***

Мы обнаружили в квартире двух девушек. Одна из них и сообщила о случившемся. У ее подруги случилась передозировка новым мнемохелпером, она так и не проснулась.

Кори видела, что Джесс во сне улыбалась. И знала, что ее ждет.

– Иди с миром, моя девочка, наконец-то все страдания позади, и вы будете вместе уже навсегда…

Анастасия Губань

Дедушка

Яблоня на даче большая и высокая. Ее кора шершавая, но приятная. Потому что яблоня – светлая. Она защищает от солнца. Ее руки-лапы тянутся к небу, перешептываясь зелеными листочками с тоненькими прожилками. А в конце лета огнехвостыми кометами падают яблоки. Девочка помогает собирать их – дедушкина помощница.

Яблоня большая, а девочка – маленькая.

Яблоню посадил дедушка. Сначала он построил дом, баньку, гараж и кладовку, потом посадил деревья. Еще кусты. Но самая лучшая она – наша яблоня. Красивая и большая, даже выше дедушки, а дедушка у девочки высокий.

В особенно жаркие дни дедушка откладывает дела. Под раскидистые ветви яблони, в прохладную тень, ставятся стулья, а для девочки привязывают гамак. Она качается в нем, радостно смеясь. Дедушка смотрит на внучку и видит свою улыбку. Он поправляет соломенную шляпу, тихонько улыбается и садится играть в карты. Девочка, сморенная жарой, засыпает.

Ничего, дедушка научит и тебя, когда ты подрастешь. Обязательно научит всему, что знает.

Конец лета. Девочка подросла. Еще недавно она не могла удержать на руках маленького щенка, а сейчас уже резво разъезжает на трехколесном велосипеде. Дедушка занят важным делом – собирается сажать укроп. На заинтересованное угуканье внучки он так и говорит: мы пойдем сажать укроп. Девочка хмурится – задумчиво, почти по-взрослому. Но на детском личике вновь расцветает улыбка, и девочка четко говорит:

– Мы пойдем сажать укроп.

Дедушка гладит ее по непослушным солнечным кудрям и улыбается. Это первое предложение его внучки. Она у него – умница.

Двухколесный велосипед – страшно. Но дедушка улыбается, значит, все хорошо. С дедушкой девочке не страшно. Она садится, отталкивается, едет, зная, что дедушка поможет, поймает.

На улице лето, но семья не на даче. Знаменательное событие – девочка идет в школу. Они с дедушкой сидят на большом мягком диване. Такая напасть – девочке не даются часы. Мама объясняла, папа объяснял, бабушка объясняла, девочка только упрямо хмурилась. Дедушка вздохнул (чего ребенка мучить?), вытер слезки недовольства, объяснил.

Две стрелки – дружат. Циферки – время. Когда длинная на двенадцати, а короткая на пяти, то на улице сейчас пять часов, если на двенадцати и двух – два. Поняла? Радостный кивок, потряхивание кудрями. Потихоньку освоили часы. Можно идти пить чай. Самое вре-мя.

Это лето особенное. Девочка закончила первый класс. Дедушка научил ее играть в карты, а еще рассказал секрет: чай нужно помешивать пять раз против часовой стрелки. Поэтому для девочки дедушкин чай вкуснее.

В карты дедушка всегда выигрывает.

Пятый класс – девочка совсем взрослая. Яблоня больше не дает яблок. Девочка расстраивается, дедушка – вздыхает и улыбается.

Девочка закончила восьмой класс. Дедушка заболел. Врачи, диагнозы. Мягкий свет в улыбающихся глазах дедушки гаснет под гнетом усталости.

Яблоня засохла. Дедушка спилил ее рано утром, когда все еще спали. Потом долго стоял на том месте, где росло дерево. А днем отказался играть в карты.

Девочка уговаривает дедушку покушать. Он ворчит и вздыхает.

Он болеет.

Девочка плачет.

Сегодня дедушка впервые проиграл ей в карты.

В карты не играют. На улице зима.

Бабушка звонит посреди ночи и говорит, что дедушку увезли. Не в больницу.

На даче, на том месте, где росла Яблоня, посадили молодое деревце. В памяти взрослой девочки часто всплывает яблоня, запах лета, соломенная шляпа и нежная, от самого сердца, дедушкина улыбка.

Дедушка всегда пах яблоками и домом.

Листочки яблонь в парке мелодично шепчутся. Лето догорает последними душными деньками. Девочка вслушивается в ветер, его разговор с деревьями. Может, это ее дедушка посылает весточку. Девочка улыбается, улыбка – нежная, а слезы все равно подступают. Вспоминает, как дедушка пел: «Расцветали яблони и уши!» – и смеется.

Постоянно вспоминает.

Дедушка жив в ее сердце: улыбается, сидя на стуле под своей яблонькой, пьет квас. И глаза нежные-нежные, добрые, ласково глядящие.

 

И все будет хорошо.

Анжелика Валерина

Фуга Вероники

Солнечные лучи пробивались сквозь витражные окна собора и разбегались причудливыми зайчиками. Они поглаживали лица посетителей, будто заигрывая с ними. Жених в легком мандраже переминался с ноги на ногу, но, увидев невесту, замер. Зазвучал орган, и все гости притихли. Невеста, неспешно двигаясь меж рядов, казалась неземным созданием, парящим в воздухе. Нереальности добавляло платье, расшитое переливающимися камнями. Приблизившись к алтарю, она ощутила себя самой счастливой. Их взгляды встретились, и весь мир вокруг исчез. Чтобы прийти в себя, Вероника окинула взглядом гостей.

Резкая боль пронзила голову, и счастливая картинка рассыпалась, как витражное стекло после свидания с камнем. В глазах потемнело, качнулась земля, и, потеряв равновесие, она ухватилась за Роберта, но, взглянув на него, тут же отпрянула.

– Кто вы? Что я тут делаю? – встревоженным голосом произнесла она.

– Я Роберт, это наша свадьба, что с тобой? – с тревогой и волнением проговорил он.

– Нет, нет, нет, этого не может быть!!! – закричала Вероника.

Будто волной от взрыва ее отбросило назад, в прошлое, которое так тщательно скрывала память. Медленно опустившись на пол, она стала куда-то проваливаться. Ее мутило, было трудно дышать, липкий дурманящий страх просачивался в клетки мозга и нервными импульсами достигал самых темных уголков. «Эта женщина, среди гостей, ее лицо, она так похожа на сестру». Вероника опустила взгляд и уставилась на свои руки. Они были в крови. Ужас и паника охватили ее, и она стала сумбурно оттирать их. Услышав непонятный вой, она оторвала взгляд от рук, и очередная волна переместила ее в деревянный дом. Она узнала его: это ее дом, дом, где она жила вместе с сестрой после смерти родителей.

– Не скули, тварь! – услышала она голос сестры, доносившийся из ее комнаты, и содрогнулась. Неуверенными шагами Вероника двинулась наверх, стараясь не скрипеть прогнившими половицами. Она боялась идти, боялась увидеть то, что ждало ее там. Ноги отказывались подчиняться, но она двигалась вверх. Подойдя к комнате, тихонько толкнула дверь. Она хотела закричать от ужаса, но лишь зажала рот руками. На полу, скорчившись от боли, лежала она – Вероника. Третья волна отбросила ее в собственное тело, которое она видела секунду назад.

Слезы застилали глаза, в голове гудело, и этот гул заглушал ее собственный вой. Вероника ползла в угол, как раненый зверь в свое логово, пытаясь скрыться от боли, стыда и унижения. Валери продала ее своим дружкам, но этого ей показалось мало. Она жаждала крови, она хотела насытиться. В руках у нее блеснуло лезвие охотничьего ножа, который они подарили отцу на день рождения. Оскалившись, она направилась к Веронике.

Резкий запах вернул ее в реальный мир: «Я потеряла сознание», – подумала Вероника. Какой-то незнакомец склонился над ней.

– Мари Бенс, вы слышите меня? – она кивнула.

– Я следователь Алекс Росс, вы задержаны по подозрению в убийстве вашей сестры Валери Бенс, – сказал следователь, надевая на нее наручники.

Позади следователя с растерянным видом стоял незнакомец в свадебном фраке.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»