Против часовой стрелки Текст

Из серии: Самое время!
Из серии: Семья Ивановых #2
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Описание книги

Один из главных «героев» романа – время. Оно властно меняет человеческие судьбы и названия улиц, перелистывая поколения, словно страницы книги. Время своенравно распоряжается судьбой главной героини, Ирины. Родила двоих детей, но вырастила и воспитала троих. Кристально честный человек, она едва не попадает в тюрьму… Когда после войны Ирина возвращается в родной город, он предстает таким же израненным, как ее собственная жизнь. Дети взрослеют и уже не помнят того, что знает и помнит она. Или не хотят помнить? – Но это означает, что внуки никогда не узнают о прошлом: оно ускользает, не оставляя следа в реальности, однако продолжает жить в памяти, снах и разговорах с теми, которых больше нет. Единственный способ остановить мгновенье – запомнить его и передать эту память человеку другого времени, нового поколения. Книга продолжает историю семьи Ивановых – детей тех самых стариков, о которых рассказывалось в первой книге автора («Жили-были старик со старухой»).

Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 12 октября 2011
  • Дата написания: 2011
  • Объем: 360 стр.
  • ISBN: 978-5-9691-0962-9
  • Издатель: Время
  • Правообладатель: WebKniga
  • Оглавление
Книга Елены Катишонок «Против часовой стрелки» — скачать в fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн. Оставляйте комментарии и отзывы, голосуйте за понравившиеся.
Книга входит в серию
«Самое время!»
М+Ж
Рыба. История одной миграции
Институт сновидений
- 15%
Книга входит в серию
«Семья Ивановых»
Жили-были старик со старухой
Против часовой стрелки
Свет в окне
- 15%
С этой книгой читают:
Когда уходит человек
Елена Катишонок
179
Русская канарейка. Желтухин
Дина Рубина
299 209,30
Русская канарейка. Блудный сын
Дина Рубина
299 209,30
Русская канарейка. Голос
Дина Рубина
299 209,30
Ложится мгла на старые ступени
Александр Чудаков
199
Лестница Якова
Людмила Улицкая
349 244,30
Развернуть
Цитаты 70

Человек одинок в своей боли, обиде и унижении.

+8Iva_Z_LiveLib

Ничего лучше, чем книги, люди не придумали.

+8Iva_Z_LiveLib

Крест - это символ, а не амулет.

+7Iva_Z_LiveLib

Как странно: умершие оставляют нам свою недожитую жизнь, мы подхватываем - и живем уже не только свою, но м жизнь тех, кто ушел, только не так, как она могла бы сложиться, - кому ж это ведомо? - а так, как свою собственную, останься они с нами.

+6Iva_Z_LiveLib

Если знаешь зачем, можно успеть многое.

+6Iva_Z_LiveLib
Ещё 5 цитат
Лучший отзыв
E
13 сентября 2016, 22:28Ebatrakova

Сложно добавить что-то к отзыву Андрея, скажу только, что после случайно попавшей в руки «Жили-были старик со старухой» прочитала ещё 2 книги Е.Катишонок и с жалостью осознаю, что осталось совсем немного из изданных. Не буду сравнивать их друг с другом, все бесподобны, уникальны, книги с легкой грустью и послевкусием. Книги великолепного языка, о живых, невыдуманных людях. Возможно это собирательные образы, но со страниц книги воспринимаешь их как родных и близких автору. Живые человеческие лица, глаза, эмоции.

Смело рекомендую к прочтению всем любителям вдумчивого чтения. И в подарок тем, кто ценит хорошие книги.

Пожаловаться+2Поделиться:
Оставить отзыв
Отзывы (6)
А
13 октября 2011, 15:56Андрей Немзер

Житие одной бабушки

Роман Елены Катишонок «Против часовой стрелки» издан в Бостоне неведомо каким (легко догадаться, что невеликим) тиражом. И потому практически не доступен российскому читателю. В Библиотеке Конгресса он наличествует (об этом в выходных данных сказано), а касательно РГБ (и других отечественных книгохранилищ) крепко сомневаюсь. Впрочем, примерно так же дела обстоят и с романом «Жили-были старик со старухой», выпущенном не только за океаном, но и питерским издательством «Геликон Плюс» (тираж не указан, но, похоже, сопоставим с бостонским, ибо в магазинах книги, кажется, никто не встречал), попавшим в последний букеровский шорт-лист (что с лихвой покрывает все оплошности, недодумки и компромиссы соответствующего жюри) и получившим некоторый (явно недостаточный) резонанс. На самом деле в колокола надо было бить, в трубы трубить и, глотку надрывая, требовать от китов, акул, белуг и прочих крупных обитателей книгоиздательского океанариума: немедленно выпускайте семейную хронику (сагу) Елены Катишонок! Не случилось. Да и в действенность своего сегодняшнего голошения верю я слабо. (За без малого два десятилетия почти беспрерывной колотьбы в газетной кузнице хорошо усвоил, сколько стоит мнение «влиятельного» — а то как же! — критика: грош без алтына.) Однако, будто волк на луну, продолжаю выть: издайте же кто-нибудь Катишонок!

И, разумеется, обе книги. Второй роман не хуже первого, хотя служит ему продолжением, а в какой-то мере и дополнением. Повествование, шагнув во вторую половину проклятого двадцатого века, то и дело возвращается назад и по-новому освещает некоторые события, что случились еще при жизни старика Григория и старухи (мамыньки) Матроны Ивановых. Жили они, выходцы с Дона, крепко державшиеся старой веры, у моря, впрочем, и в самую ясную погоду вовсе не синего — у Балтийского, жили в ни разу не названном по имени городе, в котором без всякого труда опознается Рига. Здесь «в первом году нового века», грядущей бесчеловечности которого никто и представить себе не мог, восемнадцатилетняя тогда старуха «веселым пасхальным апрелем» родила дочь, которую назвали Ириной. «Знай родители значение имени, немало бы подивились собственной прозорливости, так точно нарекшей начало их мирной жизни». Это цитата из первого романа, где Ирина, хоть и наделенная важной ролью в неспешно сказываемой истории (особенно — ближе к концу ее), все же остается дочерью старика и старухи.

Второй роман — ее. Старшей дочери людей «мирного времени», которой досталось отнюдь не соответствующая ее светлому имени и столь же светлому духу, совсем не «мирная» жизнь. Было беззаботное и улыбчивое бытие довоенных лет, когда Ирина предпочла блистательному, артистичному и легковесному Герману его кузена Конона, не наделенного никакими особыми дарованиями (Герман-то кинематографом бредил и на ниве этой сперва преуспел, потом погорел, а долгие годы спустя вдруг обрел статус национального классика), кроме… благородства, душевной высоты и способности любить. Были подруги, которых центробежные силы набиравшего ярость столетия унесли в разные стороны света: еврейку — в Палестину, немку — в Германию. Было семейное счастье. А потом век показал свои зубы всерьез. О том, как ударила по семье Ивановых война, обстоятельно рассказывается в первом романе. И история Конона, что, преодолев яростное сопротивление жены (в первый раз в жизни поссорились — и в последний), отправил ее с детьми в эвакуацию, а сам остался в городе и погиб в концлагере, тоже в «Жили-были старик со старухой» представлена. И о том, как мыкавшая горе в российской глуши Ирина ощутила уход мужа, — тоже. Только там это был эпизод (да, важный, да страшный — впрочем, ничего иного война старику, старухе и их детям не принесла, не такими они были людьми) семейной саги, запечатлевшей «типичные» изгибы озверевшего столетия. А здесь — трагическая кульминация истории о великой любви. Той любви, что не оставила Ирину и в глубокой старости.

Она прожила очень длинную жизнь. Похоронила всех младших братьев и сестру. Лишилась дочери — вполне живой, но отбросившей старинные предрассудки, вроде совести, сострадания или любви к родным. Завязка этой истории дана в первом романе, но ее горчайшее продолжение — дочь Ирины Тайка разлучает мать со своей дочерью, бабушкиной внучкой — представлено в романе втором. Она в конце концов соединилась с внучкой и дождалась ее счастья. И до беды: роман начинается путешествием бабушки в больницу, где в реанимационной палате лежит ее Лелька. Она отмолила внучку, которая любила бабушку — Ласточку — и жила ее жизнью до самого конца. И в то утро, когда тяжело больная бабушка, ночевавшая у Лельки, вдруг решительно встала и с неистовой силой (как спорила с мужем, отсылавшим ее из города) рванулась к себе домой. «— Я его сейчас видела, Колю, — объясняла она торопливо, — он домой вернулся, слышишь? А я ˜ тут! И ключей у него нет!!».

Вернулся выданный соседкой коммунист (чистейший, чающий всемирной справедливости Конон был членом этой партии в те годы, когда маленькую страну еще не проглотила империя коммунистов), вернулся убитый нацистами муж, вернулся Коля, и могилы которого найти невозможно (вырублен окружавший концлагерь лес, на месте его насажен новый). Вернулся. «Коля сказал, что будет ждать дома; он поднимался по лестнице, Ира видела, и за это время надо было добежать, чтобы встретить, обнять — и никогда больше не расставаться!..

Ее удерживали втроем <…> И бабушка поняла: не успеть.

Горький, беспомощный гнев, пылающий румянец, а потом тихий, безнадежный плач — все это досталось Ольге <…> За дверью остались Коля, запах сосен и вереск, который они так любили! — а рядом сидела внучка и говорила ненужные слова. Надо одеться и причесаться, выпить чаю, и тогда мы с тобой вместе поедем, вот увидишь.

Поздно. Коля больше не придет. Как она не понимает, Господи!»

Здесь автор разрывает абзацы пробелом. «Нет, это не конец, но начало конца, о котором не хочется — и очень трудно рассказать.

Можно отложить книгу не дочитав, но нельзя не дописать». Елена Катишонок свою книгу дописала.

«Это не смерть, нет! Бабушка не умерла — она вернулась, и потому улыбается. Ласточка, наконец-то тебе не больно <…>

И я не умру, Ласточка, никогда не умру. Я состарюсь и тоже стану бабушкой <…>

А потом я вернусь к тебе».

Елена Катишонок дописала свою книгу. О бабушке. О жизни. О любви. Стыдно будет, если останется она непрочитанной.


Пожаловаться+10Поделиться:
I
01 декабря 2017, 08:47Irina

Книга связана с первой «Жили-были старик со старухой», но это самостоятельное великолепное произведение. Написано в форме воспоминаний,в которых легко переплетается прошлое с настоящим. Красивый русский язык. Немного напоминает по стилю Викторию Токареву. Какое точное описание жизни страны через историю одной семьи – характеры, отношения, чувства. Книга трагичная и грустная, финал печальный, но какой светлый. Спасибо автору!

Пожаловаться+1Поделиться:
f
25 ноября 2014, 16:25fabdas

Хорошо, просто , доступно

написано хорошо, но после «Жили были старик со старухой»( этот же автор)-эта книга кажется дополнением, многое было сказано,я бы сказала, что это продолжение более слабое, для тех кто познакомился с творчеством автора именно с этой книги– будет все понятно , читается легко, написано красиво.Рекомендую.По ходу прочтения сопереживаешь героям.

Пожаловаться+2Поделиться:
o
31 января, 21:09olga

Книга очень понравилась. Читается на одном дыхании. Прекрасный язык. Рекомендую для прочтения. Умная, глубокая семейная сага. Автору браво.

Пожаловаться0Поделиться:
Ещё 2 отзыва
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»