Электронная книга

Святая. Игра по темным правилам

Автор:
4.41
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
play2
Слушать фрагмент
00:00
Обложка
отсутствует
Святая. Игра по темным правилам
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за $NaN
  • Объем: 330 стр.
  • Жанр: книги про волшебников, любовное фэнтези
  • Теги: ведьмы, интриги, любовные испытания
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Кладбище… Никогда его не любила, хотя раньше часто приходилось посещать.

– Славик, что бродишь как неприкаянная? – Баба Варя засмеялась, словно сказала потрясающе смешную шутку, но я не оценила.

Скривила губы и отправилась дальше, не обращая внимания на ее старушечье хихиканье, которое далеко разносилось по ночному кладбищу. Не люблю местных. В большинстве своем это старики, привязанные к могилам и ограде. Молодежи мало, и все нервные и злые. Мне в этом смысле повезло, у моей могилы ограды не было, и это хоть как-то облегчало существование. У меня и могилы-то не было… Так, яма, наспех закиданная землей.

Господи, как бы я хотела расквитаться с ними… Но я не могла. Не потому, что не хотела, а потому что не могла выйти за кованые ворота кладбища. Старики говорили, что в свое время их освятил очень набожный батюшка, так что никто из неприкаянных не мог к ним подойти ближе, чем на метр, что уж тут говорить о побеге.

Да, это был бы настоящий побег…

Скрипнув зубами, я отправилась дальше. Уже третий месяц бесцельных шатаний по кладбищу. Как? Почему? За что? Или это участь всех, кого не хоронят по правилам? А каковы они, эти правила? Кем установлены? Вон Анатолия Дмитриевича с почестями на днях хоронили, а он уже ворчит в могиле, наружу просится. И крещеный, и поп кадилом махал, а все одно. Не забрали его. Ни наверх, ни вниз. Хотя наверх таких не забирают. Мы уже поболтали, он даже скрывать не стал, кто его убил и за что конкретно. И не помогло, что авторитет местный. Был.

А я ведь тоже в какой-то степени из-за их разборок умерла… Однако какая разница из-за чего? Главное, кто! И этот «кто» проживет не больше часа, когда я найду возможность выйти за ворота!

Взгляд неторопливо скользнул по деревьям. Опять сатанисты. И неймется им. Все равно ведь дара нет ни в одном, они даже не видят нас. А еще на призыв сатаны замахиваются. Сопляки.

Особых дел не было (я бы удивилась, если бы они были), так что я решила скрасить очередную скучную ночь в обществе пустоголовых подростков. Подошла ближе, присела на могилку, внимательно осмотрела нарисованную пентаграмму, скептично отметила, что все, как всегда, криво, одна из линий вообще прерывается, а затем легонько дунула на одну из свечей. Та ожидаемо потухла. Парень, визгливым речитативом призывающий не пойми кого, ругнулся и поторопился достать зажигалку из балахона, но тут… погасли и остальные свечи. Что за…

Леденящий душу порыв ветра поднял в воздух опавшие осенние листья и закружил их в невероятном вихре, который охватил всех присутствующих – пятерых прыщавых парней не старше девятнадцати и меня. Стало как-то интереснее. До этого я уже присутствовала на трех «призывах», но подобный бонус впервые. И кто же к нам пожаловал? Не поверю, что сам сатана.

– И правильно, что не веришь…

Вихрь рассеялся в одно мгновение, и прямо в центре пентаграммы появилась… фигура. Мужская. Кто-то из юнцов заорал, раздался шум падающего тела, писклявый визг, а затем дружный топот удаляющихся ног. А я стояла, иронично улыбалась и с исследовательским интересом рассматривала пришельца. Демон? Черт? Легионер? Хм… Дед Андрей уже успел рассказать мне кое-что об иерархии тех, кто иногда появлялся у нас «оттуда». Что сверху, что снизу. Нет, этот явно не сверху.

Одна внешность заправского мачо чего стоила. Иглесиас отдыхал. Кстати, даже чем-то похож. Такой же чернявый, загорелый, синеглазый… Лет тридцати. Нет, больше на Таркана. А может, и нет… Но что-то восточное точно проскальзывало. Да, определенно легионер, слишком представителен и силен для обычного низшего демона.

– Какая догадливая…

Незнакомец откинул полы плаща, и тот пропал, растаяв в ночи, словно был тенью. Он небрежно поправил воротник расстегнутой на две верхних пуговки белоснежной рубашки, засунул большие пальцы рук в передние карманы черных брюк, а затем презрительно осмотрел мою одежду.

Ну да, не бальное платье. Я как-то вообще не планировала в тот день умирать. Знала бы – надела хотя бы вечернее, а не короткий сарафанчик сомнительной прозрачности.

– Привет. – Небрежно кивнув, я даже не подумала одергивать неприлично задравшийся подол.

– И смелая. – Хмыкнув, чернявенький щелкнул пальцами, за ним появилось шикарное кожаное кресло, и он в него сел, непринужденно закинув ногу на ногу и продолжая увлекательную беседу сам с собой. – И имя-то какое, редкое…

Моя левая бровь от недоумения слегка приподнялась. Он пришел поболтать?

– О, всем привет! Извиняюсь, задержался.

В воздухе раздался звонкий хлопок, и в центре освободившейся пентаграммы появился… Да-а-а… приплыли.

– Только не говори, что он ангел. – Я решила опередить демона.

Тот усмехнулся и пожал плечами.

– Привет, я Геннадий. – Симпатичный до приторности зеленоглазый блондин, одетый в пижонские голубые джинсы и белую тенниску, широко улыбнулся и подал мне руку, предлагая встать. – А вы Святослава? Красивое имя. И вы тоже очень красивая. А что грустим?

– Да так… – скептично произнесла, осмотрев холеную мужскую руку. Я приняла ее, встала, но тут же изъяла свою конечность и строго поинтересовалась: – Ребята, а вы что тут делаете?

Демон многозначительно хмыкнул, а ангел Геннадий улыбнулся еще шире (рот не порвется, не?) и выпалил:

– А мы пришли на практику! Вчера был выпуск, и нас распределили по регионам. Вы наш куратор.

– Что-то я никаких писем и повесток не получала.

Решив, что в этом деле (дабы не сбрендить!) юмор не помешает, я осуждающе поцокала языком, уперев руки в боки. Ангел аж растерялся:

– Как не получали? Нам сказали, что все кураторы опытные и знают, что делать! Всех уже давно оповестили и вообще…

Геннадий так искренне расстроился, что мне даже стало слегка стыдно.

Слегка. Шизофрения во всей красе.

И только я открыла рот, чтобы уточнить этот непонятный момент, как в воздухе раздался еще один звонкий хлопок, и в пентаграмме появился тощий бородатый карлик с огромной кожаной сумкой, видавшей виды. Внимательно осмотрел каждого, задержал взгляд на мне, прищурился, словно плохо видел, затем принюхался, кивнул, выудил из сумки письмо и скрипучим голосом поинтересовался:

– Святослава Никодимовна?

Кивнула. Сомневаюсь, что на этом кладбище есть мои тезки. Да и в городе, если уж на то пошло.

– Это вам. Распишитесь в получении.

Первым делом мне протянули листок, и только после того, как я невообразимым образом расписалась на нем гусиным пером, мне отдали конверт. Кстати, успела прочитать шапку на фирменном бланке: «Почта ВерхнеРоссии».

Даже почти не удивилась. И я догадываюсь, что в письме. Удивило другое – почему я? Я ведь не ведьма. Ну, в смысле – не совсем. Начинающая. Была…

Демон с ангелом терпеливо ждали, когда я вскрою конверт и прочитаю письмо. Оно было незамысловатым. На качественной голубой бумаге с красивыми золочеными вензелями было написано, что меня выбрали из тысячи претендентов на весьма престижную должность куратора. Мне следовало радоваться и гордиться. А еще заняться размещением практикантов и их знакомством со Срединным миром. И все это удовольствие растянется на ближайшие три месяца. Ну что сказать…

– А ничего, что я слегка мертва?

Глава 1

Как оказалось, для практикантов это не имело большого значения, хотя поначалу Гена немного удивился. Так, будто мои слова стали для него откровением, и до них он даже не подозревал об этом нюансе.

Дмитрий (демон соизволил представиться) между делом небрежно заметил, что для призрака моего уровня это не проблема, и так как его начальство было в курсе, то дало ему…

– А поприличнее ничего не нашлось?

Недоверчиво рассматривая подвеску из черненого серебра на кожаном шнурке, я неприязненно кривила губы. Все бы ничего, я и не такое носила, но это…

– Я могу поправить!

Гене тоже не очень приглянулся «аццкий демон», и с помощью нехитрых манипуляций пальцами и серебристой пыльцы тот преобразился в месяц и крохотного чертика, который сидел на нижнем рожке.

Получившееся чем-то напомнило заставку одной американской кинокомпании. Такое я не носила, но в целом кулон стал намного приятнее, чем его первый вариант.

Не доверив желторотым практикантам такое важное дело, как надевание на себя любимую непонятно чего (мне пообещали, что я стану видима и осязаема!), я застегнула на шее карабинчик и… стало холодно. Середина сентября, это вам не июнь. Еще и ночью.

– Отлично! Работает. У кого есть деньги?

Денег у ангела с демоном не было. Они вообще не знали, как выглядят рубли или баксы. Оказывается, Гена был искренне уверен, что слово «размещение» включает в себя абсолютно все. И проживание, и питание, и развлечения – все за счет принимающей стороны, то есть меня.

– Какие у вас, однако, фантазеры наверху живут. – Ядовито хмыкнув, я перевела тяжелый взгляд на Дмитрия и уточнила у него: – А твое начальство что думает по этому поводу?

Легионер недовольно сморщил нос. Поня-а-атно… а кучеряво они все устроили, как я погляжу!

– Так, мальчики, мне безумно приятно, что меня выбрали из тысячи соискателей, но для начала уясните себе пару моментов. Первое – финансовое обеспечение полностью на вас. Мне плевать, как вы это провернете, но держите себя в рамках, а это – УК РФ и законы совести и морали. И отдельно для синеглазого уточнила: человеческой совести и морали. Надеюсь, это вы в своих университетах учили?

Демон нахмурился, но кивнул.

– Второе – я мертва уже около трех месяцев и сомневаюсь, что меня ждут обратно с распростертыми объятиями, потому что…

Потому что эту падлу я убью в первую очередь, и даже ангел мне не помешает.

Договаривать я не стала, напряженно рассматривая закрытые на ночь ворота кладбища и с каждым шагом ожидая упереться в ту самую невидимую стену, которая не позволяла подойти вплотную. Шаг, еще шаг… И ничего.

 

Злорадная усмешка сама собой легла на губы. Я никогда не считала себя хорошей девочкой. Плохой тоже не была, воспитали меня все-таки замечательно, но последние годы жизни не в самой законопослушной среде научили незамысловатому правилу – каждый сам за себя. Друзей не бывает. Кругом враги. И даже если сегодня вы союзники, то это совсем не значит, что будете ими и завтра. Что в общем-то и произошло.

– Кто-нибудь умеет вскрывать…

Демон щелкнул пальцами, и замок повис на дужке.

– Спасибо.

Милостиво кивнув, я позволила ангелу открыть ворота, вышла за них, полной грудью вдохнула холодный и необычайно свежий воздух, прикрыла глаза от удовольствия и ворчливо добавила:

– Димочка, закрой дверку, не стоит смущать местных раньше времени.

У нас еще три месяца впереди.

Время было лишь слегка за полночь, но кладбище находилось в десяти километрах от города, так что я искренне сомневалась, что мы сможем тормознуть хоть какую-нибудь попутку. Телефонов, естественно, у практикантов не было, да и у меня из вещей были лишь те, что на мне: трусики, сарафан и легкие сандалии.

Мысленно прикинув, что десять километров, это два – два с половиной часа быстрым шагом, я махнула рукой в сторону города и с усмешкой скомандовала:

– Шагом марш, ребятки. Посмотрим, что у вас было по физкультуре.

– Святослава Никодимовна… – Озадаченно топая рядом, Гена с любопытством вертел головой по сторонам, хотя я не понимала, что может быть интересного в обычном хвойном лесу. Сосны как сосны… Редкие березки и еще более редкие елки. Обычный лес. – А куда мы идем?

Вопрос был до ужаса нелепым, но я приглушила ехидство и ответила довольно ровно:

– В город.

– А долго нам идти?

– Часа два.

– А по-другому никак нельзя?

– Например?

Ирония в моем голосе проскользнула сама собой.

– Например, на машине, – подал голос легионер и махнул рукой куда-то назад. Я успела лишь удивиться, когда вдалеке показался свет фар приближающейся фуры, и буквально через минуту возле нас остановился сонный дальнобойщик, зевающий во весь рот.

На мой подозрительный взгляд демон неопределенно пожал плечами, но пояснил:

– У меня слух хороший.

Хм…

– Привет, ребятки. – Водила снова зевнул и добродушно махнул рукой. – Забирайтесь. Что, загулялись? Чего по ночи шарахаемся?

Тут его взгляд остановился на моем совсем не осеннем наряде, и глаза открылись чуть шире. Отдельного внимания удостоились коленки и грудь. И в ту же секунду Дмитрий шагнул вперед, закрывая ему обзор, а Гена радостно защебетал:

– Как здорово, что вы остановились! Вы ведь в город! Нам как раз по пути. Подскажите, а что вы везете? Ой, как интере-э-эсно-о-о…

Пока ангел заговаривал зубы уже не очень радостному дальнобойщику, демон помог мне взобраться в кабину на заднее сиденье и сел рядом. Уточнил у меня нужный адрес, достаточно небрежно порекомендовал уже откровенно подневольному шоферу доставить нас как можно быстрее, а когда я иронично хмыкнула на раскомандовавшегося демона, тот лишь широко и белозубо улыбнулся, шепнув:

– Все для вас, Святослава Никодимовна.

Ну-ну. Вообще-то мы ровесники или почти ровесники. И если я веду себя так, словно воспитательница рядом с ясельной группой, то это совсем не значит, что я стара, как этот мир. Мне всего тридцать три. Было.

Я могла бы расстроиться, но вместо этого зло поджала губы. Плевать. Все мы когда-нибудь умрем. И мне даже почти не интересно, что произойдет через три месяца, когда практиканты отправятся обратно. Я успею завершить то дело, которое не давало мне спокойно существовать в пределах кладбища. Мне много не надо, какой-то часик… На губах появилась ухмылка. Нет, Мишаня, вторую щеку я подставлять не буду.

Десять километров были преодолены за неполные десять минут. Мое спасибо дальнобойщику было искренним, Гена тоже засыпал его благодарностями, лишь Дмитрий сдержанно кивнул и многозначительно улыбнулся.

Я, если честно, заподозрила демона в магическом вмешательстве, но доказательств не было. Хотя какая разница? Никто не пострадал, мы на месте. Почти. Сейчас только обойдем этот дом, пройдем через школьный лесок, повернем за… И кто-нибудь из милых мальчиков откроет электронный замок на подъездной двери. Им вновь стал легионер, причем еще до того, как я попросила. За пару метров демон шагнул вперед, взялся за ручку, дверь пискнула и послушно открылась. Закрались очередные подозрения. Уж не читает ли он мои мысли?

На мой подозрительный прищур Дмитрий широко улыбнулся и распахнул дверь еще шире. Отказываться не стала, прошла первая. Точно так же первой поднялась на последний, пятый этаж стандартного панельного дома и отстраненно отметила, что для меня это не составило особого труда, хотя иногда, когда я сильно уставала днем, то поднималась с остановкой на четвертом.

Перед знакомой до боли дверью я снова остановилась и молча махнула рукой, предлагая легионеру проявить себя вновь. На этот раз вышла небольшая заминка – Дмитрий только прикоснулся к ручке, как она вспыхнула ярко-голубым светом, и демон, раздраженно шипя, отдернул руку.

– Что это значит?

– Защита. – Зло ухмыльнувшись, легионер саркастично скривил губы и обернулся к ангелу, но договорил мне: – Защита от темного потустороннего. Пернатый, твоя очередь.

Пропустив колкость (или кличку?) мимо ушей, Геннадий шагнул ближе, аккуратно подвинул меня в сторону, размял пальцы… и без особого труда открыл дверь, просто сдунув в замочную скважину немного серебристой пыльцы с ладони.

Забавно. Ни разу не слышала, чтобы ангелы пользовались пыльцой. Как феи.

– Прошу. – Улыбнувшись, Гена даже в поклоне склонился как заправский лакей, жестом предлагая мне ступить в квартиру первой.

Я не трусиха… Но там больше ничего синим не засияет?

Хмуро рассматривая темный коридор прихожей, я покосилась на безмятежного демона. Мысленно сплюнула через плечо, опять же мысленно постучала по косяку и, задержав дыхание, вошла. Все бы ничего, я и при жизни мало кого боялась, но эта защита при входе меня насторожила. Мишаня никогда не увлекался эзотерикой, так что подобный ход насторожил. Кто его надоумил? Или так испугался, когда услышал мое предсмертное обещание «найти и уничтожить»? О да, я обещаниями не разбрасывалась…

Если первый шаг был осторожным и опасливым, то каждый последующий я делала все стремительнее и увереннее. Гостиная, кабинет, спальня. И он… без пяти минут труп.

Я еще отстраненно подмечала, что практиканты закрыли дверь и послушно следовали за мной, не издавая ни звука и нисколько не страдая от отсутствия света, а все мои мысли уже занимал он. Мой бывший любовник. Убийца. И будущий труп.

– Мишенька-а-а… – Протянув с максимальной нежностью, которая не смогла скрыть злорадство, я присела на край кровати и потрепала спящего по плечу: – Мишенька, просыпайся. Я пришла.

И уже совсем другим, злобным тоном закончила:

– Как и обещала!

– А? – Мой бывший обернулся, заморгал… и в нос ударил смрадный запах перегара. – Кто… Свя… – Даже в темноте я увидела, как он побледнел и, уже заикаясь, договорил: – Святая?

– Она самая, Мишенька, она самая. – Встав с кровати, я с показной небрежностью размяла пальцы, как обычно делала это перед погружением в медитационный транс. – Святая пришла, как и обещала. Последнее желание?

Я не боялась эту падаль. Я видела, что он даже двух слов от ужаса связать не мог, а алкоголь лишь усугубил общее впечатление от моего прихода. Он боялся… Все три месяца он боялся, что я сдержу свое обещание, и его страхи наконец воплотились.

Первым не выдержал Геннадий.

– Святослава Никодимовна… – Смущенный голос ангела заставил Мишку вздрогнуть и перевести полубезумный взгляд на двери, где замерли оба практиканта. – А вы его… это… может, не надо?

– Надо, Гена, надо. – Моя ухмылка стала злой и беспощадной. – Поверь, когда тебя убивают, это очень больно. А когда закапывают заживо, это еще и страшно.

Я не приукрашивала. Они думали, что нож в живот убьет ведьму сразу. Это не так. Я умирала долго, почти сутки. Эти сутки я не забуду никогда. Землю на мое тело накидали как попало, так что воздуха для дыхания хватало, но сил, чтобы позвать на помощь, не было.

– Ну, тогда… – Робкий голос ангела вырвал меня из воспоминаний, и я снова сконцентрировала взгляд на Мишке.

На уже полностью седом тридцатипятилетнем мужике. Усмехнулась.

– Что?

– Тогда, можно, он умрет быстро?

Просьба позабавила. А не такие уж и добрые нынче ангелы пошли.

– Можно, Гена. Только ради тебя. – Я говорила эти слова, глядя бывшему любовнику в глаза. – Выбирай, Мишенька: прыжок из окна, повешение, свой вариант?

С каждым моим словом практиканты подходили все ближе, так что вскоре встали рядом. Ангел печально вздыхал и отводил взгляд, а легионер улыбался. Нехорошо так. Предвкушающе. И тут на свет появился пистолет, выхваченный дрожащими руками из-под подушки.

– Не подходи!

Вторая рука Мишани лихорадочно сжимала нательный серебряный крест, словно после всего содеянного он все еще имел силу.

Никогда не предполагала, что он умеет визжать. Какой противный голос.

– Даже и не думала.

Подозревая, что демон может намного больше, чем я уже видела, повернула к Дмитрию голову. Он все понял без слов. Коротко кивнул, и в косой ухмылке показался кончик клыка. Пистолет сделал кульбит, дернулся из ослабшей руки, а затем плавно перекочевал в правильные руки. То есть к демону.

– Встал. – Короткий злой приказ легионера прозвучал, как удар хлыста.

Мишаня икнул, сжался, попытался прикрыться одеялом, но это не помогло. Повторный приказ демона прозвучал уже с потусторонним рычанием, от которого бывший подпрыгнул как козел и замер уже стоя, скукожившись под нашими презрительными взглядами. Даже ангел недовольно вздохнул, скривившись, словно лимон съел.

– Святослава Никодимовна, ваше решение? – Держа бывшего на мушке, брюнет лениво уточнил: – В квартире убивать не резон: шум, труп, кровь, полиция…

– Ты прав, мой мальчик. Ты снова прав, – согласилась, поставив себе галочку в пункте «слишком много знает для неместного». – А давайте съездим на кладбище. Давно мы там не были.

– Не-э-эт! – Взвизгнув снова, Мишаня рухнул на колени и попытался обнять мои ноги. Еле увернулась, вовремя спрятавшись за Дмитрия. – Свята… Святочка… не надо… я уже раскаялся, Святочка…

– Раскаялся, это хорошо. – Брезгливо рассматривая ползающего по полу Мишаню, я пыталась решить, что же все-таки с ним делать. – Гореть в аду будешь на пару лет меньше.

Демон был прав, убивать здесь глупо. Менты замучают допросами, да и я буду первой подозреваемой. Ладно, пойдем более длинным, но безопасным путем.

– Дима, оглуши это ничтожество.

Удар в висок был стремительным и четким. Прекрасно. Только надо будет как можно быстрее запросить характеристики моих практикантов. Навыки, умения, направления. А то веду себя как барыня, распоряжаясь потусторонними силами, а сама толком ничего о них не знаю. Непорядок.

– И теперь берем тело и едем в лес.

– Едем?

– Едем. – Без труда найдя не только ключи от квартиры, но и от своего внедорожника, который видела на улице прямо под окнами, я позвенела ключиками, показывая их ребятам. – Собаке – собачья смерть.

Я не сомневалась в правильности своего решения. Око за око, зуб за зуб. Смерть за смерть. До остальных очередь дойдет чуть позже, не все сразу.

Пока Дима связывал Мишку, я распахнула дверки шкафа, планируя найти хотя бы что-нибудь из своих вещей, но вся моя половина была девственно пуста. Зараза… А ведь вещички там были не из дешевых. Неужели выкинул? Жалко… Плюнув, надела Мишкин спортивный костюм, потому что и дальше щеголять в летнем платье было не по погоде, сентябрь выдался холодным.

Дима без особого труда спустил бесчувственное тело вниз, уложил в багажник, мы сели в моего радостно заурчавшего малыша «ниссан-мурано» и отправились за город. На кладбище я не поехала, не собираясь еще больше портить себе карму. Вместо этого выбрала направление на болота, более привлекательные для сокрытия улик. Десять минут по трассе, еще пятнадцать по едва видимым в темноте тропам. Полная луна вышла из-за облаков и помогала мне своим голубым призрачным светом, настраивая на предстоящую казнь.

Во мне не было жалости и сомнений. Они умерли три месяца назад. Я даже слегка удивлена, что мне доверили практику ангела. С демоном у нас уже полное взаимопонимание. И, наверное, я все-таки темная…

– Приехали. – Остановившись рядом с болотом, я заглушила мотор, но не стала выключать фары, которые освещали мутную гладь дурно пахнущей воды. – Димочка, будь лапой, вытащи эту дрянь наружу.

Демон едва уловимо поморщился (видимо, на обращение), но просьбу выполнил. Гена мялся рядом, предпочитая рассматривать пейзаж, и лишь иногда жалостливо вздыхал.

 

Не вздыхай, мальчик. Это суровая проза жизни.

Выстрел прозвучал слишком громко, спугнув спящую ворону, но я знала, что, кроме ворон и нашей не очень живой троицы, сейчас в округе нет никого. Ну, вот и все. Пару секунд рассматривая уже мертвого бывшего, во лбу которого расцвела кровавая звезда, его же кровью я начертила запирающую руну. Не бродить тебе по земле неприкаянным духом, Мишаня. Не заслужил. Но не переживай, скоро у тебя появятся соседи, так что скучать не придется. Я позабочусь.

– Мальчики, могу я просить вас еще кое о чем? – Обернувшись к практикантам, я мило улыбнулась. – И рада бы справиться сама, но сами видите, я всего лишь женщина.

Демон глумливо хмыкнул, а ангел грустно улыбнулся, но оба поняли меня без слов – подхватили труп за ноги-руки, раскачали и закинули его в самую топь, метров на десять от берега. Пистолет полетел следом. Два едва слышных булька и тишина. Идеальная ночная тишина.

– Благодарю. – Кивнув обоим, скомандовала: – А теперь в машину, пора домой.

Практиканты послушно сели на заднее сиденье, мотор вновь добродушно заурчал, приветствуя свою хозяйку, и уже спустя двадцать минут мы поднимались по лестнице домой. От Мишкиных вещей я избавлюсь завтра, не к спеху. Первым делом стоит проверить его последние контакты и чем он занимался. Затем наведаться на чердак, где я хранила свои рабочие инструменты, и проверить их сохранность. Если он прикоснулся к ним хоть пальцем, то я вернусь, подниму эту падаль и убью еще раз десять. Пока не знаю как, но я это сделаю!

В квартире я сначала прошлась по всем комнатам, отмечая, что в целом ничего не изменилось, лишь отсутствуют мои личные вещи, но те, что мы покупали вместе, на местах. Не было моей любимой керамической вазы с Кипра, но картина из Венеции висела. Вообще-то я не сильно держалась за вещи, однако было обидно. Какая-то падаль смела распоряжаться моими вещами. Непростительная ошибка.

Пройдя на кухню, я не нашла в шкафу своей любимой кружки с медвежонком и из мелкой мести отправила Мишкину кружку «босс» в помойное ведро, предварительно разбив ее о радиатор.

– Ребятки, чай или кофе?

– А у вас есть ромашковый? – На кухню вошел грустный ангел, старательно пытающийся улыбнуться, но выходило криво и неправдоподобно. Взглянув на мое вопросительное выражение лица, Гена попытался оправдаться: – Просто я не думал, что вы… такая.

– Какая? – решила уточнить. Налив в чайник воду, поставила его на подставку и нажала кнопку «Вкл». – Мстительная? Злая?

Гена смущенно кивнул, уже успев сесть за стол. Дмитрий пока стоял в дверном проеме, подпирая плечом косяк.

– Расслабься, это разовое явление. – Настроение было на высоте, так что я беспечно-добродушно улыбалась и проворно расставляла кружки на столе. – Точнее, трехразовое. Возможно, кто-то посчитает, что я не права, лично карая убийц, но!

Я подняла палец вверх, призывая к вниманию, хотя практиканты и так смотрели лишь на меня.

– Но поверьте, система наказания в нашей стране не настолько совершенна, чтобы я могла надеяться, что мои убийцы понесут то наказание, которое заслуживают. Да и сложно будет объяснить полиции, на каких основаниях мертвая госпожа Третьякова требует возмездия. Дима, тебе чай или кофе?

– Кофе, пожалуйста. Черный. – Пройдя за стол, демон переглянулся с ангелом и кивнул. – Это ваше право, мы не будем вмешиваться или осуждать. Мне кажется, у вас уже возникли некоторые вопросы по поводу проведения практики. Я прав?

Какой умный демон… Хм.

Сначала я налила ребятам полные чашки, затем пару секунд помедлила и налила себе тоже. Достала из буфета печенье и вафли, а из холодильника джем и сгущенку. Судя по ощущениям, мне дали полноценное живое тело, которое мерзло, хотело есть и уже немного спать. И Димуля прав, требуется развернутый рассказ о том, что нам предстоит и кто из нас кто.

За разговорами прошла ночь, но уже к утру я более полно представляла имеющийся расклад.

Есть множество миров, и три наших лишь песчинки в их огромном числе. Но именно они пересекаются между собой максимально часто и плотно. Демоны и ангелы – живые в своих мирах, но в нашем они духи с возможностью обретения физической оболочки, однако лишь на какой-то период. Например, на время практики. Со мной сделали похожее, то есть сейчас я была почти живой, но одновременно и духом, которого можно было уничтожить, лишь изгнав в мир духов. Это порадовало. Ни холодное, ни огнестрельное оружие не могло причинить мне вреда. Этакая бессмертная. На три месяца.

Кстати, о том, что будет со мной после, ребята не знали или делали вид, что не знали. Ангел беспомощно пожал плечами, а демон неопределенно развел руками, предположив, что я просто продолжу свое существование в виде почти живой, как сейчас. Для них было намного важнее, чем мы будем заниматься эти три месяца. Задача – изучить мир и многообразие людских душ. Образование парни имели высшее (по их словам) и специализировались на кардинально противоположных направлениях. Дмитрий был истинным легионером, то есть профессиональным воином, а также коварным соблазнителем, совратителем и все в том же духе. К моему удивлению, упомянул, что неплохо готовит, пройдя кулинарные курсы. Геннадий закончил с отличием курс по медицине тела и души, увлекался психологией, травоведением, литературой, в особенности поэзией. Любил чистоту, что моментально подтвердил – пернатый вызвался помыть посуду, как только мы допили по третьей кружке напитка и съели последнюю печеньку.

– Хорошо, в целом мне все понятно. И смущает лишь один пункт. – Спрятав сонный зевок за ладонью, я поинтересовалась: – Зачем вам я? Поверьте, сказка была невероятно увлекательной, но даже младенцу понятно, что это всего лишь сказка. Вы знаете и умеете слишком много, чтобы не справиться с практикой самостоятельно. Да и я не девочка, чтобы верить байкам. Давайте начистоту. Зачем вам я?

Практиканты переглянулись. Гена потупился. Дима начал задумчиво крутить кружку. Решился ответить именно демон:

– Таковы условия практики. Для физического воплощения нам необходима мощная привязка к миру. Якорь. Вы же…

Демон нервно пробарабанил пальцами по столу и, как мне показалось, пнул ангела под столом, потому что тот встрепенулся и удивленно распахнул свои ясные зеленые очи.

– До нашего прихода вы не имели личных ангела и демона. – Смущенно улыбнувшись, Гена нервно переплел пальцы рук и скомканно закончил: – И если результаты практики будут оценены положительно, то…

Вздохнув, блондин просительно глянул на брюнета.

– То нам позволят подняться на вторую ступень по нашей иерархической лестнице, – за него закончил легионер, растянув губы в тонкой и ненатуральной улыбке. – Мы станем персональными духами. Вашими персональными духами с возможностью влияния на мир людей через вашу жизненную энергию.

Доходило до меня долго. Мысленно обмусолив каждое слово по отдельности, а затем смысл фразы целиком, я недоверчиво уточнила вслух:

– То есть вы станете моими личными ангелом-хранителем и демоном-искусителем?

Гена сконфуженно кивнул, Дима согласно прикрыл веки.

Мило. И стоит подумать. Если следовать логике, то в случае успешного прохождения практики я… все-таки оживу до конца? Ведь не может же быть такого, чтобы у мертвой ведьмы, по сути призрака, были в подчинении два духа. Нонсенс! Насколько я знала, духи-помощники бывают только у живых, причем у тех, кто уже выбрал определенный путь. Путь Света или Тьмы. Я же до сих пор была лишь любительницей, самоучкой, но никак не полноценной ведьмой. Неужели мне «сказочно» повезло? И почем нынче пряники? Хм…

Уточнив вслух и этот момент, в ответ получила дружное и неопределенное пожатие плечами. Что ж, если нет однозначного ответа, то стоит готовиться к лучшему, но ожидать худшего. Вообще говоря, три месяца это не такой большой срок, чтобы известись от ожидания. Начнем жить так, словно мы полноценно живые, а там видно будет. В любом случае хуже, чем было, уже не будет.

– Хорошо, беседа получилась весьма продуктивной и долгой. – Покосившись на окно, за которым занимался рассвет, я снова зевнула, заразив зевотой и ангела с демоном, и скомандовала: – Идемте, покажу вам ваши спальные места.

С этой книгой читают:
Развернуть
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»