Электронная книга

Осень (сборник)

5.00
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Е.И.Фёдорова, 2013

© Оформление «Янус-К», 2013

* * *

Танцовщица

 
Мы приоткрыли тайную дверь…
Что же будет теперь?
 

Она расстелила на земле большой цветной платок, бросила на него золотые монеты и несколько драгоценных камней, сказала:

– Да, небогатый нынче день. Небогатый. Ну, да ладно.

Села на край платка, обхватила колени руками, негромко запела:

 
– Я хочу с тобой танцевать,
Я хочу с тобой в танце слиться.
Я хочу, чтоб мечты мои
Все в реальность смогли воплотиться…
 

Рассмеялась:

– Мои мечты настолько нереальны, что ждать их осуществления можно до бесконечности, – подняла голову вверх, выкрикнула в небо:

– До бес-ко-неч-нос-ти! До бес…

– Бес всегда приходит к тем, кто его зовет, – раздался рядом голос.

Она повернула голову, с любопытством посмотрела на невысокого человека с круглым лицом, хитрыми глазками и узкими, словно две ниточки, губами.

– Я к вашим услугам, – человек склонил голову, показав ей свой лысеющий затылок.

– Кто вы такой? – спросила она растерянно.

– Я – старший бес, – ответил он с подобострастной улыбкой. – На первый зов я всегда прихожу сам, чтобы познакомиться, а потом, если задачи, поставленные перед нами, не очень сложные, посылаю своих помощников, – сел напротив. – Вы сказали, что у вас есть нереальные мечты. Позвольте узнать, насколько они нереальны.

– Я вам ничего не позволю, – сказала она нахмурившись. – Я вообще не желаю с вами разговаривать.

– А зачем же вы тогда меня позвали? – обиделся он.

– Я вас не звала, – сказала она резко.

Встала, хотела поднять с земли платок, но бес схватился за другой конец, дернул его с такой силой, что девушка упала на колени.

– Шутки закончены, – рявкнул бес. Взгляд его был испепеляющим взглядом. – Мое время слишком дорого стоит. Плати, иначе…

Она швырнула ему в лицо монеты. Он расхохотался, приказал отдать ему и камни. Она швырнула ему и их. Бес подобрел. Помог ей встать с колен, набросил на плечи платок, подтолкнул в спину.

– Иди, болезная. Да впредь над словами думай. Я не всегда такой добрый, как сегодня. Я ведь могу и в образе дракона явиться.

– А в образе блохи можешь? – спросила она с ехидством.

– Блохи – это мои слуги, – сказал он, одарив ее недобрым взглядом. – На тебе их видимо-невидимо. Сама скоро почувствуешь, еще пощады запросишь.

– Не запрошу, – она гордо вскинула голову.

– Ох, девка, не зарекайся, – усмехнулся он, топнул ногой и провалился под землю. Через миг наверх вырвался столп огня. Девушка вскрикнула и побежала прочь.

– За что мне напасть такая? Что я такого сделала? – причитала она, стараясь унять внутреннюю дрожь.

– Неужели не знаешь? – послышался вкрадчивый голос.

Девушка остановилась, огляделась. Никого. Она несколько раз глубоко вздохнула, сказала:

– Бес меня пугал блохами и огненным драконом, но угрызения совести страшнее.

– Пострашнее, – подтвердил невидимый собеседник.

– Но разве нельзя найти оправдание? – воскликнула она, озираясь по сторонам.

– Нельзя, если ты намеренно делаешь зло, – послышалось в ответ.

Девушка скрестила на груди руки, надула губы, пробурчала:

– А как же мне добро делать, если вокруг сплошная чернота и просвета не видно? Хотела вот камешкам порадоваться, да не тут-то было, отняли камешки. Нечему радоваться теперь. Придется снова идти на площадь, развлекать мужиков. Может, кто сжалится, бросит мне золотых монет за танец. А, может, и нет, – вздохнула. – Придется мне тогда злое дело совершить, чтобы с голоду не умереть. Вот в этом-то вся правда и есть…

Она приподняла подол своей длинной юбки, побежала к городским воротам. До заката еще можно было на что-то рассчитывать.

Базарная площадь бурлила, как полноводная река. Торговцы громко хвалили свой товар, покупатели громко торговались. Музыканты развлекали зевак. Девушка выбрала удобный момент, бросила на землю платок, закружилась. Люди оживились, захлопали в ладоши. Девушка пританцовывала, подбрасывая вверх свою пышную юбку.

– Выше, выше, – кричали мужики, швыряя к ее ногам золотые монеты.

Бабы искоса посматривали на танцовщицу, кляня ее во всех смертных грехах, которых она никогда не совершала. А девушка танцевала, улыбаясь всем вокруг.

На самом же деле ее улыбка принадлежала одному единственному человеку, который должен был однажды появиться и увести ее с собой. Его одного она ждала. Для него танцевала свои танцы.

Музыка грянула громче. Танцовщица подхватила свой платок с деньгами. Смешалась с толпой. Пробежала несколько улиц, юркнула в маленький переулочек, прижалась спиной к холодной стене старого дома, вздохнула с облегчением:

– Свободна.

Она всегда прибегала сюда, чтобы спрятаться от подвыпивших мужиков. В этот переулок почти не заглядывали люди, это радовало танцовщицу. Она могла спокойно пересчитать деньги, передохнуть, решить, что делать дальше. Она ни разу не подумала о том, что кто-то может выследить ее, поэтому услышав торопливые шаги, растерялась. Еще сильнее прижалась к стене, словно та могла ей помочь. Появившийся в переулке человек, схватил ее за руку, сказал со злорадством:

– Тебе не убежать от меня.

– Что вам нужно? – спросила танцовщица растерянно.

– Деньги, – ответил он. Захохотал. – Деньги или душу.

– Возьмите, – девушка протянула ему свой заработок.

Он сгреб с ее руки золотые монеты, усмехнулся:

– Значит, душу ты ценишь выше, чем бренный метал. Это хорошо. Пойдем со мной.

– Нет, – заупрямилась она. – Я никуда с вами не пойду.

Он с силой схватил ее за плечи, рявкнул:

– Неужели ты не поняла, что я не прошу, а приказываю?

Танцовщица побледнела, поняв, что происходит что-то ужасное.

Музыканты предупреждали ее, что в городе появился странный господин, который похищает людей.

– Если люди бесследно исчезают, кто же тогда рассказал про него? – спросила она.

– Тот, кто видел его издали, – ответили ей.

Сейчас, стоя в переулке, она вспомнила этот разговор, посмотрела по сторонам, но никого не увидела. Переулок, как всегда, пуст. Ночь опускается на город. Никто не знает, что происходит в переулке. Никто не поможет бедной девушке.

– Идем, – приказал незнакомец, потянув ее за руку.

– Когда, наконец, закончатся все мои злоключения? – подумала она.

– Никогда, – послышалось в стуке каблуков незнакомца.

– Никогда… – комок отчаяния подкатился к горлу девушки, когда она поняла, что они идут на окраину города, в ту часть, где начинается лес.

Танцовщица не любила это место. Ей не нравится густой, непроходимый лес, таящий в себе что-то зловещее.

Незнакомец остановился у кромки лесного массива, вложил ей в ладонь несколько монет, сказал:

– Убирайся прочь и не смей больше приходить в наш город. Если я еще раз увижу тебя на площади, убью, – развернулся, пошел прочь.

Она долго смотрела ему в след, а когда он скрылся за горизонтом, разрыдалась.

– Зачем мне теперь эти монеты, если я ничего не могу на них купить?

– Отдай их мне, я быстро найду им применение, – раздался звонкий детский голосок.

Из-за дерева выскочил вихрастый мальчуган лет двенадцати-тринадцати, протянул к танцовщице руку.

– Давай.

Она высыпала ему на ладонь монеты, вытерла слезы.

– Ух, ты! – воскликнул паренек, разглядывая монеты. – Да это же – целое состояние! Жди меня здесь. Я мигом.

Он исчез в темноте, а танцовщица уселась под деревом, обхватила колени руками, сказала:

– Вот и все. Моим несбыточным мечтам теперь уж точно никогда не сбыться, – вздохнула. – Чем я рассердила незнакомца? За что он выгнал меня из города? Неужели за то, что я танцевала на площади в неурочный час? Или дело в чем-то другом?

– Потом будешь рассуждать о своем деле, – сказал паренек, появившись перед ней. – Для начала нам следует подкрепиться.

Он уселся рядом с танцовщицей, достал из бумажного пакета лепешку, сыр, воду.

– Кушай и благодари Пьера.

– Пьер – это ты? – спросила она с улыбкой.

– Я, а кто ж еще, – ответил он. – А как тебя зовут?

– Танцовщица, – ответила она.

– Это не имя, – покачал он головой.

– Не имя, – согласилась она. – Но я привыкла, что все называют меня так.

– Ясно. Значит, я тоже буду тебя звать танцовщица, идет?

– Идет, – улыбнулась она. – Скажи, Пьер, а что ты здесь делаешь?

– Живу, – ответил он.

– Здесь в лесу? – воскликнула она удивленно.

– Да. Здесь прекрасно. Я обожаю свое жилище, – сказал он с гордостью.

– Неужели тебе не страшно здесь одному? – она с интересом посмотрела на этого смельчака.

– А я здесь не один, – ответил Пьер. – В нашем лесу жителей больше, чем в городе. Там только днем многолюдно, а ночью все прячутся по своим домам, никого не увидишь. А в лесу и днем, и ночью рядом с тобой – живая душа. Вон смотри, на ветке филин сидит.

Танцовщица подняла голову, увидела два огромных желтых круга, вскрикнула от неожиданности. Филин недовольно ухнул, улетел, захлопав крыльями.

– Зачем ты его напугала? – насупился мальчик.

– Я не нарочно, – сказала она. – Я ужасная трусиха, Пьер. Я ужасно боюсь всех и всего. Я не знаю, как себя вести. Прости.

– Ладно, – он улыбнулся. – Слушай правила нашего леса. Во-первых, не кричать, во-вторых никуда не бежать, в-третьих – слушаться Пьера, и тогда с тобой ничего плохого не случится.

– А ты давно здесь в лесу? – спросила она.

– Лет сто, – ответил он.

 

– А я думала ты помоложе, – улыбнулась она. – На вид тебе лет двенадцать.

– Так и есть, мне – двенадцать, – признался Пьер. – Мне нравится мой возраст. Я не хочу взрослеть, не хочу становиться рабом проблем, поэтому и живу здесь, в зачарованном мире.

– Зачарованный мир? – воскликнула танцовщица. – О, этого мне только не хватало.

Мальчик сделал вид, что не слышит ее слов. Он вскочил, протянул танцовщице руку:

– Пойдем, я покажу его тебе.

Она встала, пошла следом за ним.

Елки подняли свои мохнатые лапы, пропуская путников вглубь леса. Светлячки высветили тропинку, по которой шагали Пьер и танцовщица. Все вокруг было таким фантастическим, что девушка решила считать увиденное сном. Голос Пьера добавил таинственности в это видение.

– Наш мир полон тайн и загадок. Не каждый может попасть сюда. Не каждому удается увидеть то, что видишь ты. Не каждый может стать баснословно богатым человеком, побывав в наших сокровищницах. Люди, одержимые жаждой денег, никогда не смогут удержать их в своих руках. Богатство сделает крылья и улетит от них. А ты, танцовщица, можешь взять любой камень, лежащий у тебя под ногами, и он превратится в алмаз, аметист или хризолит.

Она подняла камень с земли, улыбнулась:

– Какая красота.

– Возьми его себе, – предложил Пьер.

– Нет, пусть он останется на своем месте, – сказала танцовщица, бросив камень на землю.

– Ты не веришь, что он настоящий, – сказал Пьер.

– Верю, – соврала танцовщица. – Просто мне некуда его взять. У меня нет дома, меня выгнали из города.

– Да, это печально, – сказал Пьер. – Ужасно неприятно, когда человека отовсюду гонят. Но, думаю, скоро все встанет на свои места. Мы не дадим тебя в обиду.

– Мы? – она с интересом на него посмотрела.

– Мы, – ответил он и пошел вперед.

Пространство просветлело, словно ночь уступила место утру. Лес превратился в долину, окруженную невысокими горами. По дну долины протекала река, через которую был перекинут радужный мост. На том берегу реки возвышался замок. Танцовщица залюбовалась им. Однажды она видела нечто подобное. Но, то был сахарный замок, предназначенный к праздничному столу какого-то вельможи. А этот был вырезан из светлого камня, да так умело, что его легко можно было принять за сахарный шедевр.

– Нравится? – спросил Пьер.

– Очень, – призналась она. – Чей это замок?

– Наш, – ответил Пьер, улыбнулся. – Твой, мой и наших друзей.

– Ты шутишь, – сказала она, покачав головой. – Кто пустит туда босоногую танцовщицу?

– В замок может войти каждый желающий, – сказал Пьер. – Идем, и ты сама в этом убедишься.

Они перешли на тот берег по радужному мосту, поднялись по ступеням, остановились у массивных позолоченных дверей замка.

– Чтобы войти внутрь, нужно приложить к замку правую руку, – сказал Пьер. – Ты первая.

Танцовщица приложила ладонь к золотой накладке, которую Пьер назвал замком. Дверь медленно отворилась. Путники вошли внутрь.

Танцовщица не смогла сдержать восторженный возглас. Такого великолепия она никогда не видела.

– Мы попали в сказку, – проговорила она, разглядывая убранство замка. – Даже кружевницам не под силу создать такое великолепие, какое создали мастера, построившие этот замок.

– Ты права, – улыбнулся Пьер. – Наш замок создавали настоящие умельцы. Здесь, на земле, никто не владеет таким мастерством.

– Что? – танцовщица растерялась.

– Мы с тобой в волшебном замке, – ответил Пьер. – Любуйся им и знай, что все это твое. Ты можешь выбрать себе любую комнату. Гуляй по замку, наслаждайся его красотой, а я пока займусь делами.

– Интересно знать, какие у двенадцатилетнего мальчика могут быть дела? – спросила танцовщица.

– У двенадцатилетнего мальчика – никаких, – ответил Пьер. – А вот у столетнего юноши дел хоть отбавляй, – он улыбнулся, пошел прочь по длинному зеркальному коридору.

– Увидимся завтра, – долетел до танцовщицы его голос.

– До завтра, – сказала она.

Опасливо посмотрела по сторонам, сделала несколько шагов по блестящему мраморному полу, подумала:

– Почему бы мне не станцевать здесь?

Раскинула в разные стороны руки, закружилась, запела:

 
– Я хочу с тобой танцевать,
Я хочу к тебе прикасаться.
Я хочу невесомой стать
И с тобой навсегда остаться.
Я хочу, чтобы танец наш
Никогда, никогда не кончался.
Я хочу отыскать тебя,
Я хочу с тобой повстречаться.
 

Танцовщица запрокинула голову, замерла. Потолок был расписан картинами, в которых угадывались ее несбыточные мечты. Это ее удивило даже сильнее, чем помпезное убранство дворца, потому что она никогда никому о своих мечтах не говорила.

– Что все это значит? – воскликнула танцовщица и побежала вверх по лестнице, чтобы лучше разглядеть картины, выписанные на потолке. Но чем выше она поднималась, тем выше становился потолок.

– Неужели, это иллюзия? – воскликнула она. Облокотилась на перила, посмотрела вниз, ахнула. Высота была головокружительной.

Отсюда сверху мраморный пол, на котором она оставила свой платок, выглядел маленькой лужей, в которой отражались капельки звезд.

– Пьер, ты где? – крикнула танцовщица.

Он не отозвался.

– Наверно, мне не стоит бежать за своей мечтой, – решила она. – Нужно оставить все, как есть.

Она спустилась вниз, нашла небольшую комнату с окном, смотрящим на город, сбросила платье, улеглась на мягкую кровать, уснула очень быстро. Слишком много было потрясений сегодня. Слишком сильно хотелось ей обо всем забыть. А это можно было сделать лишь во сне.

Сон укутал танцовщицу своим плащом, убаюкал, стер с лица усталость и обиду, освободил душу из оков. Шепнул:

– Смотри, не улетай далеко, чтобы не потеряться.

– Хорошо, – пообещала она, выпорхнув в окно…

– Эй, что ты здесь разлеглась, – грубый окрик разбудил танцовщицу.

Она открыла глаза, с удивлением посмотрела на двух дородных баб, стоящих перед ней.

– Что разлеглась? – повторила свой вопрос одна из них.

Танцовщица поднялась, одернула подол юбки, посмотрела по сторонам, не сразу поняла, что находится на опушке леса, а не в сказочном замке.

– А где Пьер? – спросила она, пытаясь найти хоть какое-то объяснение происходящему.

– О, заговорила, – развеселились бабы. – Бросил тебя твой дружок. Сбежал, не дождавшись рассвета.

– Странно, – танцовщица пригладила волосы.

– И мы говорим, что все это странно, – поддакнули бабы. – Разве можно одной в лесу быть? Здесь ведь никто не поможет тебе, девка. Пропадешь не за грош. Пойдем с нами.

– Нет, я никуда не пойду, – сказала она решительно. – Я здесь останусь.

– Она здесь останется, – хохотнула одна баба.

– Как бы не так, – сказала другая, схватив ее за руку.

Танцовщица попыталась вырваться, но не смогла. Бабы скрутили ей руки, потащили к телеге, на которой сидел крупный мужик с всклокоченной рыжей бородой.

– Смотри, Митрофан, какую птичку мы поймали, – сказала одна из баб, подталкивая танцовщицу к телегу.

– Богатый улов, – обрадовался он. Спрыгнул на землю, придирчиво осмотрел девушку, крякнул от удовольствия. – За такую кралю нам хозяин мешок денег отвалит.

– Отвалит, – поддакнули бабы.

– Ох, и погуляем на радостях, – Митрофан облизнулся, предвкушая будущее застолье.

– Тебе бы все гулять, – пожурила его одна из баб.

– А, хоть бы и так, – усмехнулся он. – Я ведь, Ульянка, без энтого жить не могу. Мне энто вот как надо, – он полоснул себя ладонью по горлу. – Я ведь опосля энтого, еще лучше делаюсь, добрее, любвеобильнее. Так ведь, Анфиска?

– Так, – подтвердила вторая баба, ткнула его в бок. – Трогай давай, а то упорхнет наша пташка.

– Не упорхнет. Не боись, – сказал Митрофан, натянув вожжи. – Но, залетная.

Телега медленно покатилась по проселочной дороге.

– Мне в город нельзя, – сказала танцовщица.

– Вот и прекрасно, значит никто тебя искать не станет, – обрадовалась Ульяна.

– Станет, – воскликнула танцовщица. – Меня Пьер будет искать.

– Как бы не так, – расхохотались бабы.

– Таких, как ты не ищут. У тебя ведь на лбу написано, кто ты есть, – процедила сквозь зубы Анфиса.

– Думаешь, мы не видели тебя ни разу? Думаешь не знаем, как ты наших мужиков окручиваешь, как юбками своими трясешь? – зло сверкнув глазами, спросила Ульяна.

– Ладно, бабы, будет вам, – сказал Митрофан. – Ей теперь в другом месте плясать придется. Только денег-то ей никто за пляски энти не подаст, – захохотал. – Даром теперь плясать будет, плясунья. Хозяина ублажать станет. А не ублажит…

Он не договорил, телегу тряхнуло так, что она чуть не перевернулась. Бабы завопили, Митрофан чертыхнулся, схватился за вожжи, танцовщица спрыгнула с телеги и помчалась в лес.

– Стой, стой, – закричали бабы.

Соскочили с телеги, побежали за ней следом, но догнать не смогли. Девушка скрылась за деверьями. Разъяренные бабы набросились с кулаками на Митрофана.

– Это все из-за тебя, – кричали они, охаживая его по спине и бокам. – Ты что, совсем ослеп, такую ямищу не заметил, чуть нас всех не угробил.

– Что мы теперь хозяину скажем?

– Мы ему другую девку привезем. Угомонитесь вы, бабы, – заорал Митрофан. – Хватит. Орете, словно в вас бес вселился.

Анфиса и Ульяна присмирели, уселись на телегу.

– Поехали, Митроша, новую птичку ловить, – сказала Ульяна. – Трогай.

– Да на дорогу внимательней смотри, – ткнув его в бок, сказала Анфиса.

– Но, – крикнул Митрофан.


Танцовщица была так напугана произошедшим, что остановилась лишь тогда, когда выбилась из сил. Она обхватила дерево руками, чтобы не упасть, обернулась. Преследователей не видно.

– Судьбина моя горькая, – проговорила танцовщица, смахнув непрошенную слезу. – Что мне делать теперь? Как из этой чащи выбраться? Куда идти?

– Вперед, – послышалось в ответ.

– Пьер, это ты? – обрадовалась она. – Пьер?!

Он вышел из-за дерева. Она бросилась к нему, схватила за руки, воскликнула:

– Где ты был? Почему не выручил меня?

– Я тебя выручил, – ответил он, высвобождая руки. – Я сделал так, чтобы лошадь споткнулась на ровном месте, и бабы тебя догнать не смогли.

– А откуда они вообще взялись? Куда делся твой замок? – спросила танцовщица раздраженно.

– Мой замок стоит на своем месте, это ты ушла неизвестно куда, – ответил Пьер с улыбкой.

– Я? Когда это? – нахмурилась она.

– Тогда, когда побежала за своей мечтой, – ответил он. – Ты лишилась всего, потеряла связь с реальностью тогда, когда помчалась за своей несбыточной мечтой.

– О, Пьер, это так ужасно, – простонала она. – Я запуталась. Я не понимаю, что происходит. Ты можешь подсказать, что мне делать?

– Могу, – ответил он. – Станцуй для меня.

– Мне не до танцев, – рассердилась она.

– Станцуй, – заупрямился он. – Станцуй, иначе я тебе ничего не скажу.

Он уселся под дерево, принялся настукивать по коленям и напевать:

 
– Я хочу с тобой танцевать,
Я хочу с тобой в танце слиться…
 

– Откуда ты знаешь мою песню? – спросила она.

– Слышал, – ответил он.

– Вчера? – спросила она. Он кивнул.

– Это танец любви, – сказала она.

– Я знаю, – он улыбнулся, посмотрел ей в глаза. – Не бойся меня смутить, я ведь не безусый мальчишка, а столетний юноша. Танцуй.

Она закрыла глаза, закружилась, запела. В какой-то миг ей показалось, что звучит музыка, что она парит над землей, что кто-то сжимает ее в своих объятиях. И от этого по телу разливается сладостная истома, а сердце бьется так, что вот-вот вырвется наружу. Но этого не произошло, потому что музыка смолкла.

Танцовщица открыла глаза и увидела, что они с Пьером снова в замке. На мраморном полу остались отпечатки ее ног, испачканных в грязи, по которой она бежала. Пьер сидит на высоком стуле, напоминающем трон. Одет он в дорогой наряд и выглядит старше, чем прежде.

– Ты хорошо владеешь своим телом, – сказал он. – Я видел много танцовщиц, но не одна из них не увлекала меня так, как ты. Откроешь мне свой секрет?

– У меня нет никаких секретов, – ответила она. – Я просто танцую то, что чувствую.

– Я танцую чувства, – проговорил он нараспев. – Как это просто и как мудро. Теперь мне понятно, почему так непохожи между собой все твои танцы. Они завораживают, заставляют сопереживать и увлекают в страну грез. Но именно это и плохо. Люди должны жить в реальном мире.

– Почему же ты живешь здесь? – спросила она, пристально глядя на него.

– Я? – он улыбнулся. – Неужели ты еще не догадалась, кто я?

Она покачала головой.

– Я – лесной дух, волшебник, призванный помогать тем, кто заслуживает мое расположение, – сказал он. – Ты мне понравилась, Федора. Я давно приметил тебя и все ждал удобного момента, чтобы протянуть тебе руку помощи. Рад, что этот момент наконец-то настал, – поднялся, протянул ей руку.

 

Она посмотрела в его глаза, спросила растерянно:

– Ты помогаешь мне бескорыстно?

– Конечно, – он улыбнулся, а в глазах появился странный блеск. – Помогать друг другу – это прекрасно. Жить с пользой для других – прекраснее вдвойне. Ты сама это скоро поймешь.

– Надеюсь, – сказала она, подав ему руку.

Он крепко сжал ее двумя руками, сказал:

– Хорошо, что ты доверилась мне. Теперь все будет по-иному. Ты готова к новой жизни?

– Обстоятельства складываются так, что у меня просто нет иного выбора, – ответила она. – Наверно, я должна радоваться, что встретила тебя, Пьер. Но пока я не могу радоваться. Я все еще растеряна, напугана, огорчена. Мне нужно время, чтобы успокоиться.

– Я помогу тебе обрести душевное равновесие, – сказал он, выпустив ее руку из своих. – Пойди, искупайся в реке, смой с себя всю грязь, которая к тебе прилипла. Освободись от прошлого.

– Хорошо, – сказала она и отправилась к реке.

Ее обрадовало то, что вода была теплой, как парное молоко. Это сравнение напомнило Федоре о том, что она еще ничего не ела, и кружка теплого молока с хлебом была бы кстати.

– Чувство голода пройдет, если не думать о еде, которая не может появиться из воздуха, – сказала она сама себе.

– Может, – сказал кто-то за ее спиной.

Федора обернулась, увидела кружку молока, на которой лежал ломоть белого хлеба. А чуть поодаль стоял Пьер со скрещенными на груди руками.

– О, какое чудо! – воскликнула она. – Спасибо за царский подарок.

– Это всего лишь завтрак глупой танцовщицы, которая ни о чем не ведает, – сказал Пьер. – Кушай, не стану тебе мешать. Увидимся в замке. Приходи туда тогда, когда поймешь, что готова начать новую жизнь. Не спеши. Запомни, назад дорога не всегда приятна. Я бы даже сказал, что она всегда неприятна. Поэтому обдумай все хорошенько.

Он исчез, а танцовщица выпила молоко, вытерла губы, постояла несколько минут с поднятой вверх головой, а потом решительно сбросила одежду, поплыла. Чем дальше она плыла, тем явственней становились картинки прошлого, о котором ей хотелось забыть, от которого нужно было избавиться.

– Эти воспоминания нужны мне, чтобы выпутаться из сети, в которую я угодила, – решила она…


Девочку назвали редким для этих мест именем – Федора. Так захотел отец. Он верил, что имя сделает дочку счастливой, поможет ей прославиться. Но, оказалось, что имя не может дать всего этого. И тогда девочка стала называть себя танцовщицей. Родители были огорчены. Им не нравилось ее увлечение.

– Танцевать могут все, – говорил отец. – А вот плести кружева умеет не каждая. Ты должна помогать матери и сестрам, а не скакать по лугу, словно у тебя нет никаких забот.

– Я не скачу, а учусь танцевать, – терпеливо объясняла девочка.

– У кого? – хмурился отец.

– У бабочек, стрекоз и пчел, – отвечала она.

– Не выдумывай, – сердился он. – Ты должна плести кружева. Мы возлагаем на тебя большие надежды.

Она вздыхала и шла в мастерскую, где плели кружева ее мать и четыре сестры. Они были старше Федоры и считали своим долгом ее поучать. Это Федору злило. Она не знала, кого слушать и часто просто сидела перед натянутым полотном и смотрела на кружевной рисунок.

– Ох, Федорушка, что же ты у меня такая нерадивая уродилась, – как-то вздохнула мама. – Никакой от тебя пользы нет. Наверно пора тебя выдать замуж. Есть у нас на примете один богатый господин. Он живет в замке…

– О нет, не говори мне про женихов, – взмолилась Федора. – Я еще слишком мала, чтобы выходить замуж.

Федора видела, как непросто живется ее сестрам, как строги к ним мужья. Она знала, каким резким бывает отец, когда мама что-то у него просит. Ей было непонятно, почему у замужних женщин столько запретов. Маме нельзя ничего, кроме вязания кружев, воспитания детей, приготовления пищи.

Федора не желает для себя такой участи. Она хочет, как бабочка, порхать над цветами. Она мечтает стать известной танцовщицей и поселиться в замке, из которого виден бескрайний простор. Но для этого ей нужно научиться танцевать так, чтобы ни у кого не возникло сомнения, что она парит над землей. Если же в ее жизни появится мужчина, то обо всех мечтах придется забыть.

– Мне только пятнадцать лет. Я не готова стать женой, – стонала она, когда мать заводила разговор о замужестве.

– Все это просто отговорки, – усмехалась та. – Я стала матерью в четырнадцать лет. А твоя старшая сестра Антонина родила в шестнадцать.

– Ну, хорошо, хорошо, раз уж это так необходимо, я готова принять все ваши условия, – сказала Федора, чтобы не сердить мать.

Но со своей свободой и своей мечтой она прощаться не собиралась. За день до смотрин она сбежала из дома. И вот уже три года скитается по свету. Она не задерживается в городах больше недели. Она спешит вперед, в неведомую даль, где по ее мнению находится замок ее мечты.

Зачем он ей нужен? Чтобы стать по-настоящему счастливой.

Так она отвечала себе в начале путешествия. Но со временем у нее появилась новая фантазия. Теперь Федора спешит в замок, чтобы расколдовать зачарованного принца, которого похитил злой волшебник. Она верит, что чары будут разрушены, когда она споет принцу: «Я хочу с тобой танцевать» и обнимет его крепко-крепко.

Но для этого ей нужно отыскать замок, отыскать юношу, поэтому она так спешит.

В городе Идумее Федора задержалась чуть дольше, чем следовало. Ей показалось, что зачарованный юноша где-то рядом. Что еще один день, и он появится, но… Вместо него появился строгий господин, который привел ее в лес и пригрозил убить, если она попытается вернуться в город. А перед этим бес напугал ее и отнял золотые монеты.

– Возможно, это расплата за то, что я утащила драгоценные камни из лавки ювелира, – подумала Федора. – Теперь мне нужно решить, что делать дальше: начать новую жизнь, как советует Пьер или продолжать скитаться…

Федора вышла из воды, увидела на берегу красивый наряд, улыбнулась:

– Новая жизнь, которую пообещал мне Пьер, требует изменений. Я к ним готова. Я искренне раскаиваюсь во всем плохом и обещаю больше не совершать необдуманных поступков.

Федора оделась, пошла к замку. Он стал другим. Это ее насторожило, но отступать было уже поздно. Двери распахнулись, навстречу вышел Пьер. Одет он был в королевскую мантию и выглядел еще старше, чем утром. Федора поклонилась.

– Рад видеть тебя, – сказал Пьер, протянув ей руку. – Не робей, и ничему не удивляйся.

Они вошли в зал. Людей в нем было больше, чем на базарной площади в праздник.

– Все они пришли сюда, чтобы полюбоваться тобой, – шепнул ей Пьер. Улыбнулся, заметив испуг в ее глазах. Остановился, сказал громко:

– Господа, позвольте представить вам непревзойденную танцовщицу Федору, которая не просто танцует, а парит над землей. Вы готовы наслаждаться ее мастерством?

– Да, – раздался дружный возглас.

– Прошу вас, дорогая, – сказал Пьер, сделав шаг в сторону. – Порадуйте нас. Подарите нам один из своих танцев любви.

Заиграла музыка. Люди расступились, но Федора не двинулась с места. Привыкшая танцевать под открытым небом, она не понимала, как можно танцевать здесь, в замке.

– Будет ли петь птичка в клетке? – мелькнула мысль.

– Что-то не так? – спросил ее Пьер. Его взгляд стал холодным, злым. – Мы ждем. Танцуй или….

Федора закрыла глаза, прислушалась к музыкальному ритму, к своему сердцебиению, сделала несколько танцевальных па, вздохнула с облегчением, потому что танец завладел ее сознанием. И уже не было для Федоры ни замка, ни людей, ни колючего взгляда Пьера, ни холодной пустоты внутри, а была лишь музыка, зовущая за собой в страну грез.

 
Кружись, кружись, моя душа,
Взлетай, взлетай, раз это нужно.
Послушной будь, душа моя,
И оставайся непослушной.
Разбейся вдребезги, и вновь
Стань той же, стань самой собою.
Кружись, танцуй, душа моя,
Не унывай, Господь с тобою…
 

Музыка смолкла. Федора упала на пол, раскинув в разные стороны руки.

– Прекрасный танец, – послышались одобрительный возгласы.

– Вставай, Федора, яви нам свое лицо, – приказал Пьер. – Мы хотим отблагодарить тебя.

Федора встала, поклонилась. Да так и осталась стоять со склоненной головой. Ей не хотелось сейчас никого видеть. Она не знала, как себя вести. Обычно после танца она убегала с площади, чтобы побыть наедине со своей мечтой, но здесь, в замке Пьера все по-иному. Теперь она должна принять его условия, раз уж согласилась начать новую жизнь.

Федора медленно подняла голову, оглядела гостей. Все они показались ей какими-то странными существами, полулюдьми-полузверями. На их лицах отразилось подобие улыбок. Раздались громкие аплодисменты.

– Наши подданные умеют ценить талант, – сказал Пьер. – Спасибо, что порадовала нас. Отдохни, а завтра мы будем ждать новой встречи с тобой.

Слуга проводил Федору в комнату, пожелал доброй ночи. Она легла на кровать и моментально заснула. Спала она без сновидений. Проснулась, услышав приказ Пьера:

– Пора.

Встала, пошла следом за слугой в заполненный до отказа тронный зал. Зазвучала музыка. Новый танец длился чуть дольше. Аплодисменты звучали громче.

– Спасибо. Увидимся завтра, – сказал Пьер с улыбкой.

Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»