Электронная книга

О чем молчат зеркала

4.67
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа
 
Все на свете любят сказки,
Где творится волшебство,
Где скрывается под маской равно
И добро, и зло.
 
 
Где кружится и сверкает
Ярких красок карнавал,
А цветочная поляна
Превратиться может в зал.
 
 
И на сцене освещенной
Чудо-маски оживут
Обо всем они расскажут
Нам с тобой за пять минут.
 
 
Все быстрей кружатся маски
В танце радостном своем.
Посмотрите – жизнь прекрасна,
Хоть не в сказке мы живем!
 

Зачарованный танцующий лес

Когда-то древние римляне настолько пресытились чудесами Африки, что в ответ на рассказ очередного путешественника лишь вежливо замечали:

– Ну что ж, в Африке всегда встретишь что-нибудь новенькое.

Римляне отмахивались от очередного рассказчика и шли заниматься своими делами.

Но однажды на улицах Рима появился незнакомец по имени Ургюп. Одет он был в толстую одежду из грубого льна, обут в громоздкие башмаки, которые вызывали смех у римлян. Ведь все щеголяли в легких сандалиях.

Ургюп важно расхаживал по улицам Рима, а за ним ходили толпы зевак. Когда же на главной площади собралось народу столько, что яблоку негде было упасть, незнакомец поднялся на помост и заговорил. На площади воцарилась тишина.

– Слушайте внимательно и запоминайте, – голос Ургюпа звучал, как северный ветер, то завывая, то становясь спокойным. – Я родом из Северной Шотландии, поэтому все, о чем я вам расскажу – чистая правда!

Далеко-далеко, в Северной Шотландии, где встречаются Атлантический океан и холодное Северное море есть долина Грейт-Глен. Эта долина похожа на глубокую рану, нанесенную саблей великана. Вдоль долины протянулись озера, вода в которых на закате становится кроваво-красной. Тогда кажется, что рана, нанесенная великаном, кровоточит.

По берегам озер круто вздымаются вверх горы. По склонам гор стекают вниз стремительные реки, прокладывая себе дорогу через лощины и леса и образуя водопады.

Через долину Грейт-Глен проходит единственная дорога от Форта – Уильям в Форт – Джорджия. Зимой мало кто решается отправиться в путь из одного форта в другой. Но зато весной множество путешественников заполняют придорожную корчму. Люди проводят там несколько дней, чтобы вдоволь налюбоваться красотой долины.

А полюбоваться есть чем. Всюду расцветают яркие диковинные цветы, которых вы не встретите больше нигде. Цветы Северной Шотландии превращают долину в разноцветный, сказочный ковер. Причем рисунок ковра меняется несколько раз в день. А ночью на закрывшиеся цветочные бутоны прилетают светлячки… Тогда кажется, что небо и земля поменялись местами, потому что свет светлячков намного ярче сияния звезд. Но и это еще не все…

Каждое утро на рассвете из молочного тумана появляются сверкающие золотом башни дворца Вэлз. А потом и весь дворец предстает во всей своей строгости и красоте. Колоссальные, массивные серо-голубые стены дворца наклонены вовнутрь. Окна покрыты темным лаком, расположены ровными параллельными рядами на одинаковом расстоянии друг от друга. Чем выше ряд, тем уже окна. Снизу кажется, что замок заостряется, как стрела, которая через секунду умчится в небо.

Но этого не происходит, потому что каждое утро языки пламени, взявшиеся неизвестно откуда, вдруг охватывают дворец… Огонь танцует, заглядывая в каждое окошко. В воздухе появляется запах гари. Стены дворца оплывают, как свеча, и исчезают. Но… на рассвете дворец Вэлз вновь появляется из молочного тумана, чтобы снова и снова встречаться с огненными языками ненасытного огня.

Говорят, что за дворцом есть огромное озеро, в котором поселился огнедышащий дракон, и именно он заставляет дворец сгорать… Но никто не скажет вам наверняка: правда это или вымысел, потому что никто не решается отправиться к замку Вэлз.

Любой Шотландец деловито объяснит свою нерешительность так: во-первых, дворец появляется только на рассвете и виден всего несколько минут. А потом он просто исчезает, словно проваливается сквозь землю.

Во-вторых, подойти ближе к холму, на котором расположен замок Вэлз, не дает зачарованный танцующий лес. Все деревья в этом лесу стоят в причудливых позах, словно танцорам приказали замереть в самый неподходящий момент. Но позы свои деревья ежедневно меняют. Мало того, они еще умудряются меняться местами.

Ни один смельчак не смог пройти через танцующий лес. Люди бродят по лесу сутками, но всегда оказываются на той же опушке, с которой они начали свое путешествие.

И, в-третьих, чтобы подойти ближе к лесу и холму, надо пройти по дивному цветочному ковру, но никто не хочет его топтать. Никто не решается осквернить красоту долины Грейт-Глен.

Ургюп немного помолчал, а потом громко крикнул:

– Я совершил свое путешествие для того, чтобы разыскать смельчака, который бы решился отправиться со мной в Северную Шотландию, чтобы своими глазами увидеть долину Грейт-Глен, дворец Вэлз, а если повезет, разгадать тайну озера и танцующего леса!

Когда Ургюп замолчал, многочисленная толпа римлян растворилась, словно вода, ушедшая в песок. Напротив Ургюпа остался лишь черноволосый, высокий, стройный юноша, одетый в легкую белую тунику и сандалии.

– Почему ты не ушел вместе со всеми? – пристально глядя на юношу, спросил Ургюп своим холодным, леденящим душу голосом, похожим на северный ветер.

– Не знаю, может, потому, что я художник, – ответил юноша. – Ты так живо описывал дворец, танцующий лес, ковер из цветов, что мне захотелось увидеть все своими глазами, чтобы потом изобразить на картинах.

– Как тебя зовут?

– Феофан, – ответил юноша. – Я живу один в старом домике на берегу реки Тибр. Рисую маленькие картинки и дарю их детям…

– Значит, ты хочешь сказать, что твое отсутствие не причинит никому никакого беспокойства? – Ургюп улыбнулся, голос его потеплел.

– Никому, – подтвердил Феофан.

– Тогда не будем терять времени, а сразу же отправимся в Северную Шотландию!

Ургюп крепко сжал руку Феофана и велел ему трижды стукнуть каблуком о каблук. Феофан засмеялся над странной прихотью незнакомца, но все же стукнул сандалиями три раза друг об друга. В тот же миг земля ушла у него из-под ног. Все закружилось, засверкало, а в ушах засвистел холодный ветер.

– Я и не подозревал, что ношу волшебные сандалии! – воскликнул Феофан.

– Твои сандалии вовсе не волшебные, – сухо заметил угрюмый Ургюп. – Просто я владею волшебным даром перемещаться в пространстве.

– Значит ты настоящий волшебник?! А я думал, что все это сказки, которые придумывают путешественники. – Феофан обрадовался.

– Да, я обладаю некоторыми навыками волшебства, – нехотя ответил Ургюп.

– Но погоди, если ты волшебник, то зачем понадобился тебе простолюдин вроде меня?

– Я же не сказал тебе, что я волшебник, – рассердился Ургюп. – Я сказал, что владею некоторыми навыками волшебства. Но этого недостаточно, чтобы сразиться с бароном Курансом, чтобы преодолеть магию зачарованного танцующего леса.

– Ты считаешь, что я смогу быть тебе полезным? – недоверчиво спросил Феофан. – Но чем? Я ничего не смыслю в магии.

– Зато у тебя есть сердце храбреца!

– Уж не собирается ли он убить меня и съесть мое сердце? – испуганно подумал Феофан.

– Тебе нечего бояться, – расхохотался Ургюп. – Если бы я собирался съесть тебя, то сделал бы это в Риме. Подумай сам, зачем мне тащить тебя в Северную Шотландию? Ты хоть представляешь, где она находится?

– Нет, – честно сознался Феофан.

И подумал:

– Неужели, этот Ургюп читает мысли?

– Ты прав, – ответил Ургюп. – Я слышу мысли людей, зверей и птиц. Когда я был ребенком, то подрался с драконом. Наша кровь перемешалась, и у меня появился этот чудесный дар. Правда, иногда мне кажется, что лучше бы я не знал чужие мысли. Сделаем остановку, и я покажу тебе, где находится Северная Шотландия.

Ургюп взял большую палку, нарисовал на земле замысловатую картинку и показал, откуда они улетели и куда прилетели. Феофан понял, что в такую даль он еще никогда не забирался. Самым далеким его путешествием была поездка в Геную, на которую ушло несколько дней. Но по рисунку Ургюпа выходило, что расстояние от Рима до Генуи можно было уложить в расстояние от Рима до долины Грейт-Глен триста раз.

– Как же мы смогли добраться в такую даль за столь короткое время? – удивился Феофан.

– Благодаря моему волшебному дару, – пояснил Ургюп. – Внимательно смотри вокруг. Любуйся красотами Северной Шотландии.

– А можно здесь слегка подкрепиться? Я с самого утра ничего не ел, – сказал Феофан. Он так сильно хотел есть, что ни о каких красотах не хотел думать. Да и кто будет любоваться пейзажем, когда в животе идет настоящий голодный бунт. Ургюп сказал, что он тоже не прочь подкрепиться и повел Феофана в придорожную корчму, хозяином которой был толстяк Инвернес, знающий толк в угощениях.

На массивном деревянном столе, за который хозяин усадил гостей, появились большущие тарелки со всякой снедью. А в камине на вертеле Инвернес принялся зажаривать целого поросенка. От такого изобилия еды у Феофана закружилась голова. Самое большее, что он мог себе позволить, это съесть пару рыбин в день. А Ургюп пригласил его на настоящий пир.

Музыканты играли веселую музыку, за соседними столиками смеялись люди, одетые так же, как и Ургюп. Сам хозяин Инвернес крутил вертел, на котором жарился поросенок, а дочь хозяина Лойя, бледнолицая, очень худая девушка, со светлыми, как снег, волосами и глазами, как бесцветное стекло, разносила глиняные кувшины с вином.

– Эй, хозяин, куда подевался ваш огромный черный кот? – крикнул кто-то за соседним столиком. Лойя вскрикнула и выронила кувшин с вином.

– Тише, тише, – замахал на него руками Инвернес. – Не накличьте на нас беду.

 

Он ловко подобрал разбитые черепки, сунул их в руки дочери и подтолкнул ее к маленькой двери возле очага. Девушка замерла на пороге, явно не желая идти туда, куда ее отправлял отец. Тогда Инвернес грубо толкнул дочь и запер дверь на массивный засов. Музыка грянула с новой силой, чтобы заглушить плачь Лойи.

– Мы останемся на ночлег в твоей корчме, – сказал Ургюп, бросив на стол кошелек с деньгами.

– Как вам будет угодно, – хозяин поклонился. – Вы желаете, чтобы я вас проводил в те же комнаты?

– Да. И пусть твоя дочь принесет мне вина.

– Боюсь, Лойя не сможет выйти из своей комнаты до утра. Нынче полная луна. А кому, как не Вам, знать…

– Ладно, хватит болтать, – резко прервал его Ургюп. – Веди нас наверх.

Феофан блаженно растянулся на громадной, массивной кровати и закрыл глаза, предвкушая какие сладкие сны ему приснятся после такого прекрасного ужина. Но глаза сами собой открылись. Феофан закрыл их, но веки снова поднялись вверх. Феофан прислушался. Где-то тикали часы. В углу сверчок пел свою ночную песенку. За стеной похрапывал Ургюп. А снизу доносились тихие всхлипывания бедной Лойи. Феофан поднялся, приоткрыл дверь и прислушался.

– Выпустите меня, – всхлипывая, просила девушка. – Пожалуйста, сжальтесь надо мной. Мне страшно сидеть в темном чулане.

Феофан быстро спустился вниз и подбежал к двери, за которой плакала Лойя.

– Сейчас, я выпущу тебя, не плачь, – прошептал он, прижимаясь к щели между дверью и косяком. Девушка умолкла. Феофан взялся за массивный засов и понял, что открыть дверь непросто. Он приложил все свои силы, но засов не двигался с места.

– Что ты там так долго возишься? – послышался сердитый голос девушки.

– Сейчас, сейчас, мне уже немножко осталось, – соврал Феофан. Он повернулся к двери и увидел круглое серебряное лицо луны, с укоризненно скривленным ртом.

– Так вот на кого ты похожа, Лойя! – шепнул он в щелку.

– На кого? – поинтересовалась девушка.

– На луну!

– Вот еще глупости ты выдумал, – рассердилась она. – Открывай немедленно и сам все увидишь!

Феофана возмутил ее тон. Разозлившись, он толкнул дверь от себя и сделал несколько шагов назад, собираясь уходить. Но дверь тихонько скрипнула и распахнулась. На пороге появилась дочь хозяина корчмы. Нет. Это была совсем другая девушка. Черные, вьющиеся волосы блестящими струйками спускались к плечам, обрамляя смуглое лицо. Большие карие глаза, как две спелые вишни. Алые пухлые губы. Прямой нос. Конечно, у нее не было ничего общего с блеклостью луны. Девушка оттолкнула Феофана и выбежала из корчмы, даже не сказав спасибо. Феофан медленно вышел на улицу, удивляясь, куда могла подеваться дочь хозяина? В свете луны он увидел большого черного кота, который помчался прочь от корчмы.

– Я советую тебе вернуться в свою комнату. Разгуливать в полнолуние опасно, – строго сказал Ургюп, выросший словно из-под земли. – Надеюсь, тебя никто не видел?

– Никто, если не считать дочери хозяина, – начал Феофан.

– Ты выпустил ее? Где она теперь? – Ургюп побледнел.

– Не знаю. Она выбежала за дверь. А потом пропала. Но… вон туда побежал огромный черный кот.

Ургюп схватил Феофана за руку и стукнул три раза каблуком о каблук. Налетевший порыв ветра поднял их над землей и понес вперед. Через несколько минут они догнали черного кота, который был уже не один. Со всех сторон его окружала целая свита черных котов и кошек разных размеров. Процессия мчалась к зачарованному танцующему лесу. Нет, это был вовсе не лес. Гигантские фигуры, облаченные в длинные плащи с капюшонами, двигались в странном танце. Движения были то плавными и спокойными, то резкими и беспорядочными. Фигуры собрались вместе, образовав коридор, в который устремился черный кот – предводитель и вся его свита.

– Разувайся быстрее, – приказал Ургюп.

– Зачем? – удивился Феофан. – Чем тебе помешали мои сандалии?

– В твоих сандалиях есть кованое железо, которое может помешать волшебству. Нам с тобой предстоит превратиться в котов, чтобы проникнуть в тайну зачарованного леса.

Скорей же, пока не закрылся проход в параллельный мир.

Феофан от изумления онемел. Он не спросил, как они снова станут людьми, как смогут вернуться из параллельного мира. Он просто сбросил свои сандалии и почувствовал непреодолимое желание опуститься на четвереньки.

– Быстрее, быстрее, – шипел на него Ургюп.

Феофан сделал несколько неуверенных шагов, а потом быстро помчался вперед, задрав трубой пушистый черный хвост.

Горизонт покрылся розовым румянцем. Гигантские фигуры замерли в нелепых позах, став опять деревьями. Феофану снова захотелось встать на ноги. Он с радостью отметил, что быть человеком лучше.

– У нас все получилось! – сказал Ургюп и обнял Феофана. – Ты молодец, молодец!

– Не вижу никакой своей заслуги, – сказал Феофан и, глянув на свои босые ноги, добавил:

– Единственное, что я сделал, это сбросил сандалии. А босиком идти по кроваво-красной траве не очень-то приятно.

– Не горюй, – засмеялся Ургюп и трижды хлопнул в ладоши. У ног Феофана появились громоздкие деревянные башмаки, такие же, как у Ургюпа, сделанные без единого гвоздя.

– Спасибо! – воскликнул Феофан, примеряя обновку.

– Мы с тобой находимся во владениях барона Куранса. Это место называется Цитадель Крови. Город, которым правит барон, полон обмана, лжи, убийств и грабительства. Черные коты, вовсе не коты, а оборотни, служащие барону. Они проникают в реальный мир, чтобы сеять вражду, зависть и обман среди людей. Барон Куранс хочет превратить весь мир в Цитадель Крови.

А ведь еще совсем недавно барон Куранс был простым дровосеком и рубил дрова для барона Вальтера. Он складывал дрова в аккуратные поленницы, чтобы потом слуги барона смогли забрать их. А несколько лет назад выдалась необычайно холодная зима, и Курансу пришлось самому нести дрова в дом барона. У большого камина он увидел юную красавицу Марту, дочь барона Вальтера. Молодые люди сразу полюбили друг друга. Всю зиму они вели тихие беседы у камина. А весной попросили у барона Вальтера разрешения на брак. Но жестокий Вальтер не желал выдавать дочь за простого дровосека. Тогда влюбленные решили бежать. Под покровом ночи Марта выскользнула из замка и поспешила к условленному месту, где ее поджидал пылкий влюбленный Куранс. Едва он прижал к груди милую возлюбленную, как стрела Вальтера пронзила сердце девушки.

– Что ты наделал, жестокий барон? – закричал в бешенстве Куранс. – Ты убил собственную дочь?

Вместо ответа Вальтер выстрелил еще раз. Но стрела вонзилась не в Куранса, а в громадную кроваво-красную фигуру, выросшую перед Курансом. Это был получеловек – полулев с тремя вращающимися в разные стороны глазами. Он склонился над Курансом и проговорил:

– Я могу вернуть жизнь твоей Марте. Я могу наказать барона Вальтера, а тебя сделать бароном вместо него. А еще, я могу сделать тебя самым богатым человеком.

– Так не медли же, мой спаситель! – выкрикнул Куранс и упал на колени.

– И ты даже не спросишь, что я хочу получить за свою услугу? – удивился незнакомец.

– Мне ничего не жалко для тебя, мой спаситель! Возьми все, что есть у бедного дровосека.

– Мне нужна лишь твоя бессмертная душа.

– Она в твоей власти.

Полулев – получеловек наклонился над Курансом и выпил всю его кровь.

Дровосек Куранс умер. Но родился жестокий барон Куранс, правитель Цитадели Крови.

– А что же стало с Мартой? – поинтересовался Феофан.

– Марта спит в хрустальном гробу. Куранс воскрешает ее, по своему желанию. Но это случается крайне редко, потому что Марта осуждает злодеяния Куранса. Она не может поверить, что ее нежный, пылкий возлюбленный стал жестоким тираном, пытающимся превратить весь мир в Цитадель Крови. Именно Марта послала меня на поиски смельчака, который сможет победить барона. Она сказала, что это должен быть темноволосый юноша из далекой страны, который сам согласится отправиться в Северную Шотландию. Ты уже понял, о ком идет речь? – Ургюп посмотрел на испуганного Феофана и строго произнес:

– Тебе, Феофан, придется остановить надвигающуюся на мир катастрофу!

– Мне? – Феофан даже присел. – Но я ничего, кроме кисточек, в руках никогда не держал. Я же простой художник.

– Не причитай, – прикрикнул на него Ургюп. – Пойдем скорее в замок. Мы не должны терять ни минуты.

– Может, я назад в Рим вернусь? – Феофан попятился. Но Ургюп так сверкнул глазами, что Феофан понял: назад дороги нет. Тогда он тяжело вздохнул и сказал:

– Эх, была, не была! Двум смертям не бывать, но одной не миновать! А, коли ее не миновать, то, значит, нет у нас с тобой причин для беспокойства и страха. Поэтому, пойдем в замок барона!

Феофан смело зашагал по кроваво-красной долине, несмотря на то, что красноватое марево, низко стоящее над горизонтом, и медленно ползущие по красному небу облака кроваво-красного цвета были пугающе зловещими и вызывали озноб.

Замок барона, похожий на гигантский перевернутый купол, возвышался над долиной. Его украшали фигуры грифонов, сфинксов, драконов, львов, слонов. У входа в гигантский купол стояли восемь толстых столбов, увитых змеями. Змеи шипели, извивались, ползли вверх, а потом замирали над столбами в виде зонтов, с которых капали вниз кроваво-красные, прозрачные капли змеиного яда.

Феофан и Ургюп вошли в холодный, мрачный зал и спрятались за одной из восьми колонн. Ургюп пояснил, что восемь колонн символизируют восемь дней недели, а не семь, как принято в мире людей. Здесь, в параллельном мире, среду делят пополам и называют ее вторую половину Днем Великих Свершений. Именно в это время барон беседует со своими слугами.

Постепенно зал заполнили молчаливые, угрюмые люди в кроваво-красных плащах с капюшонами. Феофана поразили глаза людей. Зрачки у всех были бесцветно-прозрачными, как у Лойи, дочери хозяина корчмы.

– Сегодня настал наш час! – загремел откуда-то сверху зловещий голос.

Феофан почувствовал, как все его тело превратилось в огромную ледяную глыбу. Он не мог пошевелиться. Губы онемели. Кровь перестала бежать по жилам. Даже сердце замедлило частоту своих ударов.

– Сегодня День Великих Свершений! – голос гремел все громче. Теперь в нем слышались нотки радостного превосходства. – Наконец-то, настал мой час…наш час! Мне стало доподлинно известно, что на Земле не стало больше милосердных, правдивых, справедливых, добрых, порядочных, бескорыстных людей. Все, все, все строят козни своим ближним, желают проливать невинную кровь, за подарки оправдывают виновного, а невиновные получают незаслуженное наказание. Судьи судят за взятки, а вельможи высказывают свои хотения и извращают дело. Руки всех людей обращены к тому, чтобы делать зло. Лучшие из людей, как терн, а справедливые – хуже колючей изгороди. Поэтому нам не составит труда превратить Землю в Цитадель Крови!

По залу разнесся радостный возглас. Феофану показалось, что сейчас рухнут своды куполообразного потолка. Он резко рванулся вперед и громко выкрикнул:

– Нет!

Моментально наступила полная тишина. Толпа расступилась. Феофан увидел прямо перед собой гигантского полульва – получеловека, восседающего на массивном троне. Вместо волос у странного существа во все стороны торчали извивающиеся змеи. Змеи угрожающе зашипели. А три огромные глаза налились кровью. Узкие полоски черных губ задрожали и разъехались в стороны, обнажив острые желто-красные клыки.

– Подойди ближе! – рявкнул барон Куранс, а это был именно он. – Я должен разглядеть тебя, прежде чем тебя растерзают мои верные подданные.

Феофан сделал несколько неуверенных шагов вперед и, споткнувшись обо что-то, упал. Барон заколыхался от смеха. Толпа моментально отреагировала, выставив вперед длинные, крючковатые руки. Барон медленно поднялся со своего массивного трона, щелкнул пальцами и, превратившись в обычного человека, ехидным голосом спросил:

– Чем ты будешь сражаться со мной, глупое насекомое? Ты даже не можешь стоять на ногах. А я запросто могу превратиться в кого угодно. И тебя я могу превратить… в червяка. Да, да, в червяка! Тогда любая самая маленькая птица слопает тебя. Но это обидит моих подданных. Они не привыкли делить свою добычу ни с кем. Поэтому, – барон сделал несколько шагов к Феофану, – я сначала выпью твою кровь, лишив тебя души. Потому что, душа человека в крови. Не будет крови – не будет души, не станет человека, а останется червяк.

Феофан вскочил и увидел у ног небольшой камень, причину своего падения. Он нагнулся, схватил камень и, почувствовав необыкновенный прилив сил, шагнул вперед и громко выкрикнул:

– Я пришел сюда, чтобы спасти мир!

Барон Куранс расхохотался так, что со всех восьми колонн градом посыпались вниз змеи, а из-под потолка взметнулись вверх стаи летучих мышей.

– Спаситель мира! Да ты спаси сначала себя самого. Се-бя са-мо-го. Се…, – голос барона сорвался и затих.

 

Камень, который бросил Феофан, угодил барону точно в центр лба. Одно мгновение Куранс стоял неподвижно и молча, а потом плашмя упал на пол. Из-под земли послышался странный зловещий звук. Стены замка завибрировали и разъехались в разные стороны. С потолка посыпались вниз огромные глыбы.

– Бежим отсюда прочь! – услышал Феофан голос Ургюпа и почувствовал, как ноги оторвались от пола.

Через несколько минут от замка барона Куранса ничего не осталось. Вместе с облаком пыли в разные стороны разлетелись черные вороны, грифоны, летучие мыши, разбежались слоны, львы, сфинксы и гигантские черные коты, расползлись змеи.

Красноватое марево исчезло. Солнце приобрело свой естественный желтовато – яичный цвет. Облака побелели. Трава под ногами позеленела. Небо стало светло-голубым. Феофан увидел, как белоснежная голубка взмыла в синий небесный простор.

– Это бессмертная душа Марты, наконец-то, обрела покой, – наблюдая за полетом птицы, проговорил Ургюп. Посмотрел на Феофана и воскликнул:

– Ты победил барона! Ура! Я знал, знал, что у тебя это получится. Ты освободил Марту. Ты спас мир! Я даже не ожидал, что ты так легко сможешь расправиться с бароном. Когда ты успел найти волшебный камень – единственный камень в Цитадели Крови, которым можно убить барона?

– Я понятия не имел, что это волшебный камень, – смутился Феофан. – Мне показалось, что он сам бросился мне под ноги. Я даже сначала подумал, что это не камень, а один из служителей барона. Лежа на полу, я просто умирал от страха. Да и когда сделал несколько шагов вперед с камнем в руке, тоже не испытывал особого прилива храбрости. Поверь, смешно идти против злобного волшебника, имея только камень в руке. Но мне просто было некуда деваться.

– Не скромничай, Феофан, – Ургюп хлопнул его по плечу. – Ты – герой, настоящий герой! Ты метнул этот камень так ловко, что угодил барону прямо в лоб. Нам помогли победить твоя сила, ловкость, смекалка.

– Нет, – перебил его Феофан. – Победить мне помогло желание защитить мир от кровавого барона. А еще вера в то, что не все так плохо у нас, у людей. Я верю, что есть добрые, порядочные, честные, отзывчивые, справедливые, умные люди, которые смогут навести порядок, смогут провести четкую грань между добром и злом, между верностью и фальшью.

– Очень мудрые речи, – Ургюп улыбнулся, а в глазах заплясали странные огоньки.

– Мне пора домой, в Рим, – повернув голову в сторону танцующего леса, сказал Феофан.

– Нет, милый мой, еще не время покидать тебе Северную Шотландию, – сказал Ургюп.

– Ты же не видел дворец Вэлз, возникающий из тумана.

– Точно! – хлопнул себя по лбу Феофан. – Я из-за этого кровавого барона забыл о том, что хотел увидеть красивый ковер из цветов и дракона, живущего в озере.

– Ковер из цветов ты не только увидишь, но и сможешь на нем поваляться. Вперед, в долину Грейт-Глен, – обняв Феофана за плечи, добродушно проговорил Ургюп и трижды стукнул каблуком о каблук. Налетевший ветер подхватил их и понес прочь.

От Цитадели Крови остались лишь восемь столбов, увитых окаменевшими змеями.

* * *

Ковер из цветов был ярким, мягким и очень ароматным. Феофан прилег на самый краешек, чтобы не помять цветы, закинул руки за голову и крепко уснул.

Ему снился странный сон. Будто Ургюп вовсе не добрый волшебник, а черный маг, который пытается проникнуть в Грейт-Глен, чтобы похитить дочь хозяина дворца Вэлз красавицу Лючию. Ургюп хочет жениться на Лючии, чтобы стать властелином мира. Но звездочеты предсказали, что Лючия станет женой простого человека, который…

– Вставай скорее, Феофан, – закричал Ургюп, тряхнув его за плечи. – Дворец Вэлз рождается из молочного тумана.

Феофан нехотя поднялся, протер глаза и посмотрел туда, куда указывал Ургюп.

Из молочного тумана выплывал дворец Вэлз. Это видение так захватило Феофана, что он сразу же забыл про свой сон, про то, что так и не узнал, кто же должен стать мужем красавицы Лючии.

Грандиозный дворец Вэлз казался продолжением холма, возвышающегося над долиной Грейт-Глен. Золоченые крыши башен, острые шпили, ровные ряды окон дворца, покрытых черным лаком, создавали ореол таинственности.

Феофан увидел, как из одного окна вырвался алый огонек. Моментально весь дворец охватили красновато-желтые языки пламени. В воздухе запахло гарью, послышался треск рушащихся перекрытий.

Налетевший порыв ветра разогнал остатки тумана, развеял запах гари и погасил пламя. Дворец Вэлз исчез, словно его никогда и не было в долине Грейт-Глен. Вместе с ним исчез и Ургюп. Феофан протер глаза, посмотрел по сторонам, ущипнул себя за щеку и закричал:

– Ургюп, где ты? Не бросай меня одного. Ур-гю-ппп.

Ответа не было. Тогда Феофан снова улегся на цветочный ковер, надеясь уснуть и досмотреть свой сон про красавицу Лючию. Но сон не желал возвращаться. Тогда Феофан поднялся и пошел вперед к холму, с которым сливался замок Вэлз, выплывая из молочного тумана.

Феофан шел и размышлял о своем сне. Правда ли Ургюп черный маг или нет? Почему он силой не может заставить Лючию стать его женой? И почему этот сон вообще приснился ему, Феофану?

– Привет, Феофан? Куда идешь? – пропела у него над головой какая-то птичка. Феофан замер на месте и подумал:

– Неужели я научился понимать язык птиц?

А вслух сказал:

– Я иду во дворец Вэлз.

– Поторопись. Дочь хозяина дворца, прекрасная Лючия, давно поджидает тебя, – радостно сообщила птичка. – Ты ей понравишься. Она станет твоей женой. И тогда ты будешь правителем всей Северной Шотландии. А потом ты завоюешь весь мир. Весь мир ты бросишь к ногам своей Лючии де Мур-Мур.

– Да не желаю я быть никаким правителем, – выкрикнул Феофан. – Мне нестерпимо хочется вернуться домой, в Рим. Мне хочется рисовать свои картины и дарить их горожанам…

– Глупый Феофан, – расхохоталась птичка. – Тебе предлагают богатства всего мира, а ты хочешь малевать смешные, никому не нужные картинки, да еще и дарить их горожанам. Ха-ха-ха!

Птичка улетела. Феофан потер лоб, постоял несколько минут в задумчивости, а потом зашагал в сторону холма, размышляя вслух:

– А, может, эта птаха права? С чего это я решил отказываться от мировых богатств, когда они сами плывут мне в руки? Я должен посмотреть на Лючию. Может быть, она не так красива, как говорят, тогда можно будет спокойно отправляться в Рим. А если она и вправду красавица, то никто не помешает мне жениться на ней и стать правителем Северной Шотландии.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»