Электронная книга

Хулиган и принцесса

5.00
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа
* * *

© Елена Фёдорова, 2017

© Интернациональный Союз писателей, 2017

Елена Фёдорова


Елена Ивановна Фёдорова – поэт, писатель, член Союза писателей России, член Интернационального Союза писателей, драматургов, журналистов, член Международной гильдии писателей. Почетный работник Культуры города Лобня, автор около 200 песен для детей и взрослых, автор 28 книг (6 из них детские) на русском и трех на английском языке. Жанр произведений разнообразен: фентези, городской роман, детектив, романтика и приключения, мистика, романы в стихах, баллады, притчи, сказки, рассказы, новеллы, сценарии.

Финалист премии «Писатель года 2014», включена в список 100 лучших писателей. Номинирована на Национальные литературные Премии «Поэт и Писатель года», «Наследие», заняла второе место в конкурсе стихов о Великой Отечественной войне. Награждена медалью имени Мацуо Басё, дипломом Антуана Сент Экзюпери.

Специальный приз V фестиваля русской словесности и культуры «Во славу Бориса и Глеба» и Интернационального Союза писателей «За крупный вклад в детскую литературу».


Проект песен для детей «Золотая страна» в соавторстве с композитором Вячеславом Гридуновым стал Лауреатом Премии Губернатора Московской области «Наше Подмосковье» в номинации «Забота о детях».


Работала стюардессой международных линий Аэрофлота, тележурналистом ТРК «Лобня».


Авторский сайт: http://efedorova.ru

Хулиган и принцесса
Философская сказка

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое», но это было уже в веках, бывших прежде нас.

Книга Екклесиаста 1:9-10

Август

Это было удивительное время, которое обычно называют – пора звездопада. Тёмное ночное небо щедро рассыпало звёзды, делилось ими со всеми людьми. Но не все знали об этом. Не все желали получить небесный подарок. А он желал.

Каждую ночь он взбирался на громадный стог сена, чтобы быть поближе к небу. Он лежал с закинутыми за голову руками, вдыхал ароматы уходящего лета и смотрел на звёзды. Он видел, как они падают вниз, и жалел их по-своему, по-мальчишески.

Ему думалось, что звёзды становятся светлячками и освещают дорогу путникам, заблудившимся в ночи. И от того, насколько хорошо они выполнят свою земную работу, будет зависеть их дальнейшая судьба. Самые лучшие, самые достойные смогут вернуться обратно на небо.

Мальчик тоже хотел быть самым лучшим, самым достойным и мечтал жить на небе. Он верил, что когда-нибудь это произойдет. Главное, запастись терпением и подождать. Что он и делает.

Он живет в маленьком городке. Его отец – лучший сапожник. Он непременно передаст сыну секреты своего мастерства. Конечно, мальчику хочется, чтобы это произошло поскорее, но отец всё время твердит:

– Ты ещё мал. Вот пройдет пора сенокоса… Подожди… Запасись терпением…

Эти отговорки мальчика огорчают. Ему хочется доказать отцу и всем вокруг, что он уже большой и самостоятельный. Он совершает геройские поступки, а взрослые называют его хулиганом.

– Ты снова за своё, хулиган? – сердится матушка.

– Ваш хулиган опять отбился от рук, – жалуются соседи.

Зато среди сверстников он – король. Он задает тон в обществе таких же бездельников, разгуливающих по городку с утра до вечера. А вот ночь – это время особенное. Ночью хулиган становится мечтателем, но об этом не знает никто. Он свято хранит свою тайну, оберегает её ото всех, потому что, оставшись один на один со звёздным небом, он становится настоящим королем по имени Ален.

В своих фантазиях он властвует над миром, повелевает, наказывает, милует и делает подарки. Он забирается глубоко под землю, блуждает по лабиринтам в поисках выхода, а верные звёздные помощники оберегают его. Они – его Ангелы хранители. Он знает каждую звёздочку по имени и разговаривает с ними на их языке. Он любит их музыку, непохожую на музыку людей. Он слушает её каждую ночь, лежа на верхушке стога…

В ту ночь, с которой всё началось, Хулиган лежал и смотрел на свою любимую звездочку. Она вздрогнула и медленно-медленно двинулась вниз. Это не было привычным паданием. Это было чудом. Он вскочил и уставился на скользящую по небу звезду.

– Найди меня, найди меня, найди…

Услышав её голос, Хулиган скатился вниз со стога и побежал туда, куда она полетела.

– Не гасни, не гасни, не гасни, – умолял он, перепрыгивая через препятствия. – Свети, свети, свети…

Он споткнулся и упал… На миг он опустил лицо вниз и потерял её из вида.

Небо заволокли тучи, стало темно. Он понял, что лучше вернуться домой, чтобы не заблудиться в этой кромешной тьме.

– Я найду тебя! – выкрикнул мальчик в тёмное пространство и побрел обратно…


В ночь, когда упала звезда, сбылось предсказание старого звездочёта. В семье короля Леопольда X родилась дочь – принцесса Леоне. Счастливый король пообещал звездочёту выполнить любое его желание. Тот улыбнулся, погладил свою длинную белую бороду и сказал:

– Свое желание, Ваше Величество, я сообщу Вам, когда принцессе исполнится пятнадцать лет. А пока, дайте мне перстень с Вашей руки, чтобы скрепить наш договор.

– Выбирай любой, – король вытянул вперед руки, усыпанные перстнями.

Звездочёт снял с его мизинца самый простой перстень со знаком бесконечности.

– Почему ты выбрал его? – спросил король.

– Потому что он самый дорогой изо всех ваших украшений, – ответил тот, надев перстень на безымянный палец левой руки.

– Ты прав, – сказал король. – Этот фамильный перстень изготовлен из редкого металла, аналогов которому нет на земле. Человека, носящего этот перстень, хранят небесные силы. Так утверждал мой отец…

– Он так же просил тебя никогда не расставаться с его подарком, – звездочет улыбнулся.

– Я об этом забыл, – король побледнел. – Радость сделала меня беззаботным, беспечным… Верни мне перстень, звездочёт.

– С удовольствием сделаю это… Через пятнадцать лет… после того, как ты выполнишь свое обещание… – звездочёт рассмеялся и исчез.

Король Леопольд загрустил. Но очень скоро грусть развеялась. Радость вновь одержала победу, заставив его забыть обо всём.

Король души не чаял в принцессе, которая была очаровательным созданием: весёлая, подвижная, рассудительная не по годам. Правда, порой ему казалось, что перед ним не маленькая девочка, а строгий, умудренный опытом его отец Леонель Леопольд IX, в честь которого они назвали дочурку. Красоту Леоне унаследовала от королевы Ильжбетты – прародительницы их рода.

Ильжбетта была необыкновенно красивой и очень строгой королевой. От одного её взгляда подданные приходили в благоговейный трепет. Несколько загадочных слов, произнесенных королевой, уничтожали вражеские полчища. Её воины одерживали победу за победой без единого выстрела. Им достаточно было выстроиться в шеренгу и молча ждать сигнала королевы. Она поднимала вверх стальное копье, выкрикивала волшебные слова, воины трижды ударяли в свои металлические щиты, и враги падали замертво.

Постепенно у Ильжбетты не осталось врагов. Но и друзей было немного. Её побаивались, её сторонились. А уж о том, чтобы породниться с властной, неприступной красавицей не мечтал никто. Ильжбетту невозможно было чем-то удивить, её казна ломилась от драгоценностей. Золото было приравнено к простому металлу. Люди, живущие в королевстве, были богаты и счастливы. Единственное, что беспокоило их, кто будет править страной, после Ильжбетты. Что станет с процветающим королевством Сицильяно, если королева не произведет на свет потомство? Люди переживали, а Ильжбетта была весела и беспечна. Её их волнения не интересовали…

Всё изменилось, когда в королевстве появился незнакомец, который сразу привлёк к себе всеобщее внимание. Никто не знал, откуда он взялся, но не любоваться им было невозможно. Он был высок, хорошо сложен и необыкновенно красив. Он остановился на главной площади напротив дворца, скрестил на груди руки и замер, глядя на балкон, на который должна была выйти Ильжбетта. Незнакомца не смущало то, что люди глазеют на его загорелое полуобнаженное тело, на его мускулы и перешептываются. Он был выше всего этого. Он возвышался над толпой на три головы.

Когда же на балконе появилась Ильжбетта, он улыбнулся, поклонился, прижав руку к груди. Королева чуть склонила голову в знак приветствия. Незнакомец сделал всего два шага и оказался на балконе. Легко подхватил Ильжбетту на руки и унес в королевские покои.

Люди замерли… Никто не двигался с места, не говорил, не дышал. Птицы умолкли. Даже ветерок не шевелил листву деревьев, и солнце остановилось, так и не поднявшись над горизонтом. Оцепенение продолжалось несколько дней. Казалось, что королевство Сицильяно погрузилось в летаргический сон…

Крик младенца и появившаяся на небе радуга, вернули жизнь всему вокруг. У Ильжбетты родился сын – принц Леопольд I. Никто не посмел спросить королеву, куда исчез незнакомец. Подданные придумали сказку о короле звездочёте, подарившем им надежду на долгую, счастливую жизнь. Рассказывали, что король появлялся ещё несколько раз, чтобы укрепить границы Сицильяно. Последний раз его видели на коронации Леопольда I. Он стоял рядом с Ильжбеттой, когда она передавала сыну серебряное копье и шептала на ухо заветные слова. Когда Ильжбетта выпрямилась, незнакомец взял её за руку и повел за собой в небесный замок по Млечному пути.

Люди долго смотрели в небо, не желая верить в то, что Ильжбетта ушла от них навсегда. Когда они опустили головы, то увидели справа от трона портрет своей любимой королевы. Ни у кого больше не было сомнений в том, что Ильжбетта – посланница небес, а значит и все её потомки несут в себе частичку космической силы, способную творить чудеса.

 

С тех пор в королевских семьях Сицильяно рождались только мальчики, которые становились королями в двадцатилетнем возрасте. Казалось, так будет всегда, но…

У короля Леопольда, десятого по счету короля Сицильяно, долгое время не было детей. Он обращался за помощью к магам и волшебникам, пил целебные травы и даже стоял на голове, но ничего не помогало. Пока однажды в королевстве не появился звездочёт. Он преподнес королеве букет незабудок и сказал:

– Через год в это же время у вас родиться принцесса Леоне.

– Девочки в Сицильяно не рождались никогда, – сказал король раздраженно.

– Вы станете первым королем, с которого начнётся новый виток времени, – проговорил звездочёт и исчез.

– Первым быть всегда приятно, – король улыбнулся. – Подождём…

Как и предсказал звездочёт, у короля с королевой родилась дочь. Звездочет появился в день её рождения, преподнес королеве букет маргариток и исчез.

Королева забыла об этом человеке сразу же, а король Леопольд, давший необдуманное обещание, вспоминал о звездочёте каждый раз, когда смотрел на свою правую руку, на которой не хватало фамильного перстня со знаком бесконечности…

Леопольд утешал себя тем, что пятнадцать лет – это достаточно долгий срок. Но… пятнадцатый день рождения принцессы наступил неожиданно.

Утром, как обычно, Леоне поцеловала отца, села за стол по правую руку от него. Ей подали омлет из перепелиных яиц, а на десерт – взбитые сливки с ягодами вишни. Принцесса взяла вишенку за веточку и замерла. Король повернул голову, чтобы взглянуть на то, что так заинтересовало принцессу, и воскликнул:

– Не-е-ет! Нет, ещё рано…

– Уже самое время, Ваше Величество, – сказал звездочёт, поклонившись. Повернулся к принцессе, улыбнулся. – Вы красавица, Леоне. Вам уже говорили, что Вы точная копия королевы Ильжбетты?

– Нет, – она смутилась.

– И Вы не видели её портрет?

– Нет… – она растерянно посмотрела на короля.

– Портрет исчез, когда принцессе исполнился год, – проговорил король, побледнев.

– Охотно верю. В книге предсказания говорится об этом, – звездочёт улыбнулся, начертил в воздухе знак бесконечности, взял в руки появившуюся книгу, прочёл:

– Время сольется из двух чаш в одну, чтобы начать новый виток. Исчезнет портрет, появится роза, – посмотрел на принцессу. – Если не ошибаюсь, Леоне означает – роза. Вы знали об этом, Ваше Величество?

– Нет, – король облизал пересохшие губы. Сердце сжалось от странного недоброго предчувствия.

А принцесса во все глаза смотрела на звездочёта, желая продолжения его удивительных фокусов. Ей было безумно интересно. Ей захотелось проникнуть в его тайны, научиться этому волшебству. Но испуг на лицах родителей не позволил ей заговорить со звездочётом.

– Вам, наверное, не терпится узнать, кто я и зачем пожаловал в Сицильяно? – проговорил звездочёт, обратившись к принцессе.

– Да, – ответила она.

– Нет! – король вскочил, заслонил дочь.

– Успокойтесь, Ваше Величество, – проговорил звездочёт миролюбиво. – Для паники нет причин, я Вас уверяю. Вы обещали выполнить любое моё желание через пятнадцать лет, – улыбнулся. – Лю-бо-е… Так вот, на балу по случаю дня рождения принцессы я желаю станцевать с ней первый танец. Надеюсь, это не слишком трудное задание для Вас, Ваше Величество?

– Нет, – король обмяк, опустился на стул.

– Вы станцуете со мной менуэт, моя Роза? – спросил звездочёт принцессу.

– Конечно, господин волшебник, – её лицо просияло. – Вы ведь не против, мой король?

– Нет, Леоне, нет, – король улыбнулся. – Я с радостью уступлю право первого танца нашему дорогому гостю. Это большая честь для нас и для всего Сицильяно.

– Прекрасно! Значит, увидимся на балу, – звездочёт поклонился и исчез.

– Какой прекрасный человек… – сказала принцесса. – Кто он такой, отец?

– Звездочёт, предсказатель будущего, – ответил король с ноткой грусти в голосе.

– Предсказатель будущего?! – принцесса бросила вишенку на стол. – Почему же Вы так напугались, увидев его? Неужели Вы не хотите знать о том, что нас ждет впереди? Неужели Вы боитесь?

– В будущее заглядывать не стоит, – сказал король. В его голосе послышались нотки, которых принцесса раньше не слышала. Это её напугало.

– Что с Вами, отец? – она побледнела. – Вас что-то тревожит, да?

– Нет, милая, нет, – он обнял её. – Просто я не готов к тому, что ты стала взрослой. Я слишком сильно тебя люблю и хочу оградить тебя ото всех напастей… Но… мы, люди, сделать этого не в силах. Хоть я и всемогущий правитель Сицильяно, но я всего лишь человек, и мое могущество заканчивается за пределами королевства. А ты… – он поцеловал Леоне в лоб. – Ты – Роза из созвездия Вениус!

– Скажите, отец, а я правда похожа на королеву Ильжбетту? – спросила принцесса.

– Да, – он достал из кармана табакерку, протянул ей.

Леоне открыла крышку и ахнула. На портрете было изображено её лицо. Разница состояла лишь в цвете волос и королевской диадеме, которую ей предстояло в скором времени примерить. Леоне посмотрела на отца. Он погладил её по голове, сказал:

– Это – королева Ильжбетта, прародительница нашего рода. Её портрет стоял в тронном зале, а мне хотелось видеть её лицо постоянно, и днем и ночью. И тогда я попросил художника Юнга сделать мне эту копию, – он улыбнулся. – Маленькая табакерка позволила мне смотреть на королеву тогда, когда я этого хотел. Никто не знал о моей тайне, никто… Ты, Леоне, единственная, кому я её раскрыл.

– А Юнг? – спросила принцесса.

– Он был очень больным и очень старым человеком. Он умер через несколько дней после того, как закончил этот портрет, – король вздохнул. – Юнг принёс мне свою работу и сказал:

– Верю, что я трудился не напрасно. Придет время, и эта безделушка спасет Сицильяно…

– Твои слова кажутся мне странными, Юнг, – проговорил я, нахмурившись.

– Многое, о чём мы говорим, кажется странным, Ваше Величество, – он улыбнулся. – Но проходит время, и всё, сказанное, приобретает смысл и особое значение. Надеюсь, что моё пророчество исполнится не скоро… Желаю вам счастья и долгоденствия…

Он поклонился и ушел, взяв в уплату за свою работу розовый куст, который теперь растет на его могиле.

– Сколько лет прошло с тех пор? – спросила принцесса.

– Двадцать… – ответил король. – Двадцать лет – магическая цифра для Сицильяно. В двадцать я взошел на престол. Сегодня двадцать лет моего правления и двести двадцать лет со дня основания королевства Сицильяно, – обнял принцессу. – Ты, моя дорогая девочка, будешь первой королевой после Ильжбетты. Через пять лет, когда тебе исполнится двадцать, я короную тебя. Таков закон Сицильяно, который оставался неизменным все эти годы.

– Скажи, отец, а что будет с тобой, когда я стану королевой? – спросила Леоне.

– Я буду твоим Первым министром, а потом… – он усмехнулся. – Потом, моя дорогая, я, как и все короли Сицильяно, обрету пристанище в фамильном склепе.

– О, как это грустно, – простонала принцесса, прижавшись к королю. – Если бы я могла, я бы попросила время замедлить свои шаги. Я бы попросила его постоять на месте, отдохнуть немного. А если бы оно не послушалось меня, я бы приказала ему замереть… Ну, почему, почему люди должны умирать? Разве ему нас не жалко? Разве ему трудно открыть нам свою тайну вечного движения? Не смейся… Я знаю, знаю, что время – это нечто особенное, не поддающееся объяснению. Иногда оно бежит с бешеной скоростью, а потом ни с того ни с сего останавливается и долго-долго стоит без движения, словно кто-то приказал ему замереть. Взгляни на часы. Мы сели завтракать в десять. Стол пуст, а время не сдвинулось с места.

– Наверное, часы сломались, – проговорил король неуверенно. – Я прикажу часовщику их проверить.

– Не утруждай себя, отец, – сказала принцесса. – Послушай, как стучит сердце часов, и всё поймёшь.

– Ты выдумщица, Леоне, – король поцеловал её в лоб. – Иди, готовься к балу. Сегодня твой пятнадцатый день рождения и твой первый бал.

Когда принцесса убежала, король подошел к часам. Стрелка перескочила на цифру двенадцать. Леопольд вздрогнул. Сердце снова сжалось от предчувствия чего-то недоброго. Король несколько раз глубоко вздохнул, открыл табакерку и спросил у Ильжбетты:

– Могу ли я изменить предначертанное нам?

– Не-е-ет, – сказал кто-то за его спиной. Он обернулся. Никого. Захлопнул табакерку, пошел проверить, всё ли готово к празднику…


В назначенный час в замке собралось много гостей, всем хотелось поздравить принцессу Леоне с пятнадцатилетием. Она вошла в тронный зал под руку с королем. Мелкие розочки с капельками бриллиантов украшали её волосы. Платье цвета чайной розы подчеркивало её изящество и красоту. Принцессой невозможно было не восхищаться. В ней соединились девственная чистота и мудрая строгость, нежность и величие, небесное и земное.

Даже музыканты, заглядевшись на принцессу, забыли о том, что нужно играть. Тишину нарушил хрустальный звон. Кто-то невидимый стукнул по стеклянному шару:

– Дзинь-нь-нь…

В центре тронного зала появился звездочёт в синем плаще с золотыми звёздами и остроугольном звёздном колпаке. Поклонился, протянул руку принцессе. Она улыбнулась, пошла к нему. Заиграла музыка, негромкая, красивая, чарующая. Гости с любопытством наблюдали за танцующими. Казалось, что принцесса и звездочёт парят над землей, поднимаясь всё выше, выше, выше к небу. Легкое дуновение ветерка растрепало волосы принцессы, чуть-чуть приподняло подол её платья, и люди поняли, что это – не иллюзия. Над их головами вместо потолка – звёздное небо, луна и млечный путь, по которому уходит из замка принцесса Леоне под руку со звездочётом.

– Не-е-е-т! – закричал король, но было уже поздно.

Музыка оборвалась. Повисла тишина. Только часы громко тикали, напоминая людям о быстротечности всего земного…


Он сидел в мастерской и, не мигая, смотрел перед собой.

– О чем задумались, господин Хулиган? – вывел его из оцепенения звонкий девичий голос. Тонкие руки обвили его шею, горячие губы прикоснулись к щеке.

– Ларетта, – он улыбнулся. – Ты сегодня раньше обычного.

– Есть повод, – она уселась напротив на высокий стул. – Угадай, какой?

– Не знаю, – сказал он, глядя мимо неё.

– Ах, вечно ты… – она рассердилась. Вскочила, воткнула руки в боки. – Почему, почему я должна все помнить за нас двоих? Почему ты вечно витаешь в облаках? Неужели нельзя быть таким, как все нормальные люди? Неужели тебе трудно сделать это ради меня, ради нашей любви?

– Не сердись, Ларетта, – проговорил он с нежностью. – Я размышляю над сном, который мне приснился сегодня.

– Опять?! – она схватилась за голову. – О, я не вынесу этого… Почему твои сны важнее меня, важнее нашей реальности, нашего с тобой будущего? Ты – не Хулиган, а эгоист… Злой, бессердечный эгоистище, – она набросилась на него с кулаками. – Ненавижу, ненавижу, ненавижу… Зачем я сшила подвенечный наряд? Зачем вырастила в палисаднике белые розы, если тебя это не интересует? Все, хватит… Я так больше не могу, – отбежала к двери. – Я не желаю больше знать тебя, Хулиган. Я выйду замуж за первого встречного, а ты всю жизнь будешь винить себя за то, что не смог удержать меня…

– Постой, Ларетта, – он схватил её за руку. – Не сердись, пожалуйста. Прости меня. Прости ещё раз… Да, я странный человек, ты права. Но прошу тебя, не совершать необдуманных поступков, о которых ты потом будешь сожалеть всю свою жизнь.

– Обойдусь без твоих советов, – фыркнула он. – Подай мне воды.

Она снова уселась на высокий стул, посмотрела на него испытующе.

– Ну, что там тебе приснилось? Опять лабиринт…

– Нет, – он протянул ей воду. – Нынче ночью я был в мастерской художника…

– О, этого ещё не хватало для полноты всех наших несчастий, – простонала она, закатив глаза. – Сапожник стал художником и остался без гроша… Ларетта поставила стакан, схватила Хулигана за грудки, закричала:

– Только не вздумай сказать, что этот художник научил тебя… – осеклась. – Не-е-ет, Хулиган. Я запрещаю тебе рисовать. Я… – она увидела на столе рисунок, метнулась, схватила его, побледнела. – Кто это?

– Отдай, – попросил он.

– Нет, – она спрятала рисунок за спину. – Скажи мне, кто это?

– Незнакомка, – ответил он.

– Незнакомка?! – губы Ларетты задрожали. Она разорвала лист на мелкие кусочки, швырнула ему в лицо и убежала, крикнув:

– Любуйся теперь своей девкой…

Хулиган присел на корточки, собрал обрывки, попытался их соединить, чтобы восстановить портрет, но ничего не вышло. Скомкал обрывки, бросил в огонь. Достал чистый лист и нарисовал по памяти новый портрет. Остался доволен своей работой.

 

– Сейчас портрет получилась лучше… – похвалил он себя.

– Лучше, потому что ты уловил то, чего не заметил прежде, – раздался за его спиной голос.

Хулиган обернулся, на высоком стуле, на котором минуту назад сидела Ларетта, теперь сидел незнакомец.

– Вы тот художник, который приснился мне нынче ночью! – воскликнул Хулиган. – Но, разве такое возможно?

– Ты боишься меня, Ален? – спросил художник.

– Нет, нет, просто это – волшебство, перед которым я благоговею, – признался он. – Я догадывался, что связь между реальностью и снами есть, но не мог предположить, что сам стану участником таких превращений.

– Волшебная нить, связывающая сон и реальность, давно в твоих руках, Ален. Просто ты не был готов к главным испытаниям, поэтому ни о чём и не подозревал, – пояснил художник. – Догадки, возникавшие в твоём сознании, были предвестниками великих событий. Ты повзрослел, стал прекрасным мастером. Ты умный, добрый, честный человек с открытым сердцем и чистой душой. Но самое главное, ты – мальчик, желающий найти звезду, упавшую с небес.

– Пятнадцать лет я думаю о ней, – признался Ален. – Мне постоянно снится сон, в котором я вижу падение звезды. Я, как в детстве, бегу к ней, но спотыкаюсь, падаю и теряю её из вида. Бегу, спотыкаюсь, теряю… А сегодня…

– Сегодня ты наконец увидел то место, куда она упала, – Ален кивнул. Художник встал. – Это место – королевство Сицильяно, а незнакомка на портрете – принцесса Леоне.

– Ясно, – Ален опустил голову.

– Знаю, ты думаешь о том, что не достоин быть её избранником, – художник положил руку ему на плечо.

– Вы правы, – сказал Ален. – Я бегу, спотыкаюсь и…

– Никто не знает, что нас ждет, Ален. Всему своё время. Всему… – улыбнулся. – Я пришел к тебе не только для того, чтобы научить тебя рисовать, но ещё и для того, чтобы сказать тебе нечто важное…

Ален с интересом посмотрел на художника. Этот человек был ему симпатичен. У него хотелось учиться мудрости и выдержке. Его хотелось слушать бесконечно. Ален превратился в слух.

– Дочь короля принцесса Леоне исчезла, – сказал художник. – Вернуть её сможет лишь тот, кто сошьет летающие туфли и подарит их звездочёту в день звездопада.

– Подарит звездочёту в день звездопада, – повторил Ален. – А где найти звездочёта? И как узнать, какие туфли ему подойдут?

– Ответ ты найдешь в своём сердце, господин Хулиган…

Художник исчез, оставив на стуле карту, на которой красной пунктирной линией был обозначен маршрут к королевству Сицильяно. Ален повертел карту в руках, почесал затылок, сказал:

– Наверное, пришло время собираться в дальний путь. Не зря же я стал лучшим мастером своего дела…

Он взял сундучок с инструментами, положил туда несколько видов кожи, закрыл мастерскую и ушел. Исчез из привычной реальности. Забыл обо всём, что было прежде. Главным теперь стало желание вернуть принцессу.

Ален не спросил у художника, как сделать летающие туфли, потому что однажды уже пытался их сшить. Закончить работу помешала Ларетта, ворвавшаяся в его жизнь кометой. Он влюбился до беспамятства. Он боготворил эту взбалмошную красотку, носил на руках, выполнял все её капризы. А она из милой, нежной, доброй девушки превращалась в злобную фурию. Её бесконечным желаниям не было конца. Её голос звучал всё строже и требовательней. Угодить ей было невозможно.

Ален сник. Ему надоело находиться в постоянном напряжении, угождать и подчиняться капризам возлюбленной. Он увидел, что Ларетта не так прекрасна, как ему показалось вначале. Всё в ней стало его раздражать. Он понимал, что они разные люди, что им не нужно быть вместе, но не знал, как сказать Ларетте об этом. Слезы, крики, истерики, угрозы, сопровождавшие все их встречи, превратили его жизнь в ад.

– Хорошо, что я решил уйти. Хорошо, что больше не будет скандалов и драк, – думал Ален, уходя всё дальше и дальше от дома. – Пусть Ларетта считает меня трусом, эгоистом, слабаком, кем угодно. Пусть. Мне всё равно. Меня в этой реальности больше нет. Я сбежал, исчез, испарился, – улыбнулся. – Мы свободны друг от друга, Ларетта… Я оставляю тебя… Я улетел из твоей клетки… – остановился возле громадного стога, оглянулся, сказал громко:

– Прощай…

– Здравствуй, Хулиган, – звонкий голосок заставил его вздрогнуть.

Он повернул голову, увидел розовую стрекозу, подумал:

– Стрекозы не умеют разговаривать. Или умеют?

Стрекоза сделала нечто похожее на реверанс, замерла в воздухе чуть поодаль от него и воскликнула:

– Здравствуйте, мастер Ален! Теперь к вам нужно обращаться именно так…

– Здравствуйте, – он улыбнулся. – Для меня большая честь беседовать со стрекозой.

– Я не стрекоза, а розовая фея, – сказала она, превратившись в человека. – Меня послали для того, чтобы вам помочь.

– Помочь? – он удивился. – Интересно-интересно. Не предполагал, что феи владеют сапожным мастерством.

– Я не собираюсь учить вас тому, что вы прекрасно умеете делать и без меня. Я научу вас тому, чего вы не знаете, – сказала она строгим голосом и через паузу добавила. – Я помогу вам сделать туфли для звездочёта. Но вначале вам нужно будет подняться на стог и дождаться ночи.

– Странное предложение, – он рассмеялся. – Но я выполню его, потому что мне безумно хочется забраться на этот стог и дождаться ночи.

– А ещё вам хочется снова стать пятилетним мальчиком, наблюдающим за падением звёзд, – добавила розовая фея.

– Да. Я хочу снова стать маленьким Хулиганом, который ещё ничего не знает о превратностях судьбы, – подтвердил он. Поставил ящик с инструментами на землю и полез на стог. – Мне нужно вернуться в детство, чтобы потом…

– Стать тем, кем нужно стать, – пропела фея и исчезла…

Ален взобрался на стог, лег, раскинув руки в стороны, и заснул. Ему приснился цветочный луг, над которым летают стрекозы. Не стрекозы, феи. Маленькие разноцветные феи. Вначале он подумал, что они играют в прятки. Но понаблюдав за их игрой, понял, они что-то прячут. Но, что это такое, он никак не мог разглядеть до тех пор, пока сам не стал большой стрекозой и не включился в игру.

И когда ему передали странный предмет, который нужно было спрятать, он понял, что это – волшебные туфельки. Они были такими малюсенькими, что поместились на его ладони. Он сжал руку в кулак и проснулся.

Солнце ушло за горизонт, и его последние лучи чуть-чуть подсвечивали небо, разливались розоватой краской по земле. Ален разжал кулак, посмотрел на туфельки, улыбнулся.

– Спасибо за подарок, милые феи.

– Это – не подарок, а макет того, что вам нужно будет сделать, мастер, – проговорила розовая фея, появившись перед ним. – Рассмотрите его внимательно, запомните каждую деталь, сосчитайте количество стежков и пряжек, чтобы потом повторить всё с максимальной точностью. Малейшая неточность приведет к беде. Звездочёт – злой волшебник. Его невозможно перехитрить. Его сможет победить только человек с чистой душой и чистыми помыслами.

– Скажи, фея, а где я возьму материал для волшебных туфель? – спросил Ален.

– В королевстве Сицильяно у короля Леопольда X, – ответила она, превратилась в стрекозу и улетела.

– Постой! – крикнул он, но она растворилась в розовых лучах рассвета. Ален скатился со стога, пробурчал недовольно:

– Спасибо за помощь, – и пошёл вперед.

– Вам не нужно сердиться на меня, мастер, – пропела розовая стрекоза, сев ему на плечо. – Я буду рядом с вами. Только никто не должен знать об этом. Никто не должен видеть меня, чтобы не пропал мой волшебный дар.

– Обещаю хранить тайну, – сказал он, прижав ладонь к груди.

– Хулиган, где ты? – разнесся на всю округу крик Ларетты. Ален остановился.

– Не оборачивайтесь, идите вперёд, если не хотите стать её покорным слугой, – предупредила фея.

– Стать покорным слугой Ларетты… – Ален усмехнулся. – Ну, уж нет… С меня довольно. Я уже испытывал прелесть этого рабства. Возвращаться снова на эту дорогу я не желаю. Слишком лживы все слова и уверения Ларетты в пылкой любви…

– Значит, сердце на ключ запри. И забудь обо всём, что было, чтоб не тратить напрасно силы, – посоветовала фея.

Ален ускорил шаг. Знал, что нужно спуститься с горы, чтобы исчезли все звуки, чтобы не было слышно несущегося следом за ним крика Ларетты:

– Хулиган, вер-ни-сь… ве-е-ер-ни-и-сь… Ху-ли-гаа-а-ан…

Ларетта сжала кулаки, процедила сквозь зубы:

– Ты ещё пожалеешь обо всем… пожалеешь, но будет поздно… Я не прощу тебя, не прощу…

Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»