Детективный Новый год Текст

4.3
Читать бесплатно 34 стр.
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Детективный Новый год
Детективный Новый год
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 268 214,40
Детективный Новый год
Детективный Новый год
Детективный Новый год
Аудиокнига
Читает Некрасова Тамара
149
Подробнее
Детективный Новый год
Детективный Новый год
Детективный Новый год
Бумажная версия
249
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Вильмонт Е.Н., 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Глава I. Утро Нового года

Обычно Гошка встречал Новый год вдвоем с мамой. Елку покупал он сам, а наряжала ее мама и прятала под елкой подарки для сына. А еще мама украшала квартиру гирляндами и фонариками, которые делала сама, и это было волшебно красиво… На елке зажигали настоящие свечи, пили детское шампанское, болтали и смотрели телевизор. Иногда уже во втором часу ночи заглядывала на огонек мамина приятельница с десятого этажа, тетя Лена, и приносила необыкновенно вкусные пирожки. Но в этом году… Мама как-то вдруг подружилась с Ириной Истратовой, знаменитой артисткой и мамой Мани и Саши. Познакомились они в школе, на родительском собрании (Гошка и Саша Малыгина учились в одном классе), и мгновенно нашли общий язык. А тетя Лена дружила с ними обеими. Так получилось, что Новый год решено встречать вместе: Саша и Маня, их мама, тетя Лена и Гошка с мамой.

– Для полноты картины не хватает еще трех девиц, – смеясь, сказала мама.

– Каких девиц? – испугался Гошка.

– Восемь девок, один я. Ты, сынок, у нас единственный мужчина.

– Мам, а может, Никиту позовем, а?

– Нет, Гошка, Никита встречает Новый год с родителями. Он же обещал приехать к тебе первого.

– Тогда, может, Леху? Его родители запросто отпустят.

– Что, кисло тебе одному среди баб? – засмеялась мама. – Бог с тобой, зови Леху!


Леха жутко обрадовался приглашению, но он не был уверен, что его отпустят. Однако Гошкина мама позвонила Лехиной, и та согласилась отпустить сына. Леха явился тридцать первого утром и вручил Юлии Александровне две трехлитровые банки. Одну с маринованными помидорами, а вторую с клубничным компотом.

– Тетя Юля, это вам от мамы, – смущенно проговорил он.

– Какая прелесть! – всплеснула руками Юлия Александровна. – Это очень кстати!

– И еще… может, вам надо чем-то помочь? Ну принести там чего-то, сбегать в магазин…

– Отлично! – ответила Юлия Александровна и отправила Гошку с Лехой в магазин.

А вечером в десять часов Леха явился сияющий и нарядный, как никогда.

– Охренелушки, – воскликнул он при виде новогоднего убранства. – Во красотища! А это чего?

– Сам, что ли, не видишь? – пожал плечами Гошка. – Свечи!

– Живые? Их зажигать можно?

– Ясное дело.

– А пожара не будет?

– Ну, если не следить – тогда, конечно, а вообще-то мы всегда настоящие свечи зажигаем.

– Во кайф! А стол-то, стол! Слюнки прямо текут! Когда сядем? – шепотом спросил он у Гошки.

– Ну, когда все придут, думаю, не раньше полдвенадцатого…

– Долго ждать, – вздохнул Леха.

– Сани-Манина мама поздно придет, у нее сегодня спектакль.

– Во житуха, даже Новый год нормально не встретишь… – посочувствовал Леха тяжелой доле артистов.

Но наконец все собрались. Гошка при виде Саши в новом нарядном платье так и ахнул. Она была сегодня до невозможности красивой. А Маня, как и собиралась раньше, пыталась бороться со своей любовью к Гошке, но у нее плохо получалось. Их мама Ирина Олеговна первым делом схватила со стола пирожок.

– Так есть хочется, просто сил нет, – простонала она.

– Садитесь, садитесь, – говорила Юлия Александровна, – уже без двенадцати двенадцать.

– А когда свечки-то зажгутся? – шепотом спросил Леха.

– Без пяти двенадцать, – тоже шепотом ответил Гошка.

Он сидел между Лехой и Маней. А Саша сидела напротив, и ему было мучительно трудно отвести от нее взгляд. Она была так хороша, когда ела салат оливье! Без пяти двенадцать Леха толкнул Гошку локтем в бок:

– Пора!

Гошка схватил спички и принялся зажигать свечи, а Юлия Александровна потушила верхний свет.

– Какая прелесть, боже мой, до чего же уютно, Юленька! – воскликнула Ирина Олеговна.

Потом Гошка зажег еще свечи в большом подсвечнике. А тут и куранты начали бить. Тетя Лена ловко открыла бутылку настоящего шампанского, все вскочили, стали чокаться, желать друг другу счастья, а потом уже накинулись на еду.

– Гошка, здорово, что ты меня пригласил, – шепнул Леха.

Маня сидела тихо, задумчиво глядя на трепещущие огоньки елочных свечек. Она пыталась что-то сочинить: «Мы встречаем Новый год, не простой, двухтысячный…» Но дальше у нее ничего не получалось.



– Юленька, – сказала вдруг тетя Лена, – давай соберем чего-нибудь вкусненького, и я отнесу этой бедной девочке.

– Какой девочке? – не поняла Юлия Александровна.

– Няньке, которая сидит с дочкой нашей бизнес-леди. Такая милая простая девушка.

«Бизнес-леди» тетя Лена называла соседку с седьмого этажа Элеонору Федоровну Голубовскую. Это была красивая элегантная дама, весьма деловая и очень часто уезжавшая. Ее трехлетняя дочка Инночка оставалась с часто меняющимися няньками.

– Да ради бога, – ответила Юлия Александровна, – только лучше это сделать утром, она наверняка уже спит. И ребенка незачем ночью тревожить.

– Да, правильно, – согласилась тетя Лена, – только давай сейчас все отложим, я заберу с собой, а утречком отнесу.

Так они и поступили.

А потом все стали играть в шарады, и тут оказалось, что лучше всех играет Ирина Олеговна. Смеху было! Но в четвертом часу Ирина Олеговна увела дочек, и тетя Лена ушла. Леха с Гошкой быстренько помыли посуду, мама все прибрала, чтобы первое утро Нового года встретить в чистоте и порядке. Потом мальчики улеглись в Гошкиной комнате.

– Кайф! – сказал Леха. – Ломовой! Никогда еще так клево не встречал Новый год. У нас уже в полпервого все-все пьяные. И таращатся в телевизор. А потом мордой в салат…

Гошка промолчал, а что на это скажешь?

– В общем, спасибо, друг!

– Спи, Леха!

– Ага, спокойной ночи!


Они проснулись от громкого, пронзительного звонка в дверь. Гошка глянул на часы. Десять утра. И кого это принесло в такую рань? Он выскочил в прихожую одновременно с мамой.

– Кто там? – крикнул он.

– Гоша, открой, это тетя Лена!

Гошка распахнул дверь. Это и вправду была тетя Лена. И вид у нее был какой-то встрепанный. В руках она держала пластиковый мешочек.

– Леночка, что стряслось? – спросила мама.

– Кажется, беда.

– Какая беда? Да зайди же в квартиру, Лена.

– Ах да, да.

– Что случилось, Лена?

– Там. У Голубовских…

– Что? Да говори же толком!

– Там никого нет.

– Ну и что?

– Как «ну и что»? Как «ну и что»? А если Инночку похитили?

– С чего ты взяла? Сядь, успокойся! Гошка, принеси воды!

Гошка в трусах ринулся на кухню. Отпив глоток воды, тетя Лена сказала:

– Понимаешь, Юля, я встала в девять, я не могу утром долго спать, когда бы ни легла, и подумала, что, наверное, Аля тоже уже встала, разве ребенок даст поспать утром? Ну, я взяла то, что мы вчера отложили, и спустилась на седьмой. Звоню-звоню, никто не открывает.

– Лена, успокойся, они наверняка пошли гулять. А тебе уж бог знает что мерещится.

– Да, мне почему-то страшно. Наверное, интуиция…

– Лена, прекрати, ты вчера слишком много торта съела, – улыбнулась Юлия Александровна.

– Юля, как тебе не стыдно!

– Почему мне должно быть стыдно? Ты с утра пораньше в Новый год отправилась в гости. Может, эта нянька спит как зарезанная, может, гулять ушла, может, взяла ребенка и поехала к своим родственникам. Да мало ли что… А ты в панику ударилась. Надо подождать.

– Думаешь?

– Убеждена! Часа в два сходи туда еще разок, уверена, все будет нормально.

– А я вот чувствую, что там беда стряслась. Юля, поверь, у меня нехорошие предчувствия…

– Ой, мамочки, – простонала Юлия Александровна, которой смертельно хотелось спать. К тому же у нее не было никаких оснований особенно доверять интуиции подруги. – Ну и что ты предлагаешь?

– У меня есть ключи…

– Какие ключи?

– От квартиры, от Элеонориной квартиры.

– Ты там уже побывала?

– Нет, я боюсь… Я хотела, чтобы ты пошла со мной…

– Вот еще! Ни с того ни с сего лезть в чужую квартиру! А если девчонка ушла гулять? А потом там, не дай бог, что-то пропадет? Лена, тебе это надо?

– Так ты считаешь, лучше подождать?

– Разумеется! Оснований для паники я пока не вижу, как хочешь. Лена, кстати, а что за нянька у Элеоноры?

– Очень милая провинциальная девушка, зовут Аля.

– Ты ее хорошо знаешь?

– Откуда? Просто видела несколько раз, говорила с ней…

– А откуда она?

– В каком смысле?

– Где ее Элеонора нашла?

– Не знаю, если честно. Но, думаю, не с улицы взяла, все-таки ребенка и квартиру ей доверила.

– Да, наверное. И вообще, Лена, зря ты беспокоишься.

– Ох, вот с тобой поговорила, вроде легче стало, а то прямо ужас какой-то. Но если через два-три часа никто не появится, я все-таки попробую туда зайти, как ты думаешь?

– Часа через два-три уже можно будет сунуться к их соседям, вдруг они что-нибудь знают.

– Юлечка, ты просто гений, и как мне это в голову не пришло! Но я не буду ждать, прямо сейчас пойду!

– Лена, побойся бога! Люди спят после Нового года, а ты к ним заявишься в такую рань!

– Но что, если там случилась беда?

– Тетя Лена, – решительно вмешался в разговор Гошка, – вы правы!

– Гошка, ты куда суешь свой нос? – воскликнула Юлия Александровна.

– Мама, подожди, – поморщился Гошка, – я считаю, что надо действительно заглянуть в квартиру, и если там что-то не так…

Юлия Александровна побледнела:

– Ты тоже думаешь, что там…

– Я не знаю, я ничего не думаю, но если тете Лене неспокойно, то стоит заглянуть туда хотя бы за тем, чтобы она… то есть тетя Лена, успокоилась. Мы с Лехой пойдем с вами!

 

– Гошенька, золотце мое! Спасибо тебе! – воскликнула тетя Лена.

– Леха, вставай! – сдернул с него одеяло Гошка.

– Чего тебе? – проворчал заспанный Леха.

– Вставай, дело есть!

– Какое дело? Гошка, у тебя крыша съехала?

– Пока нет. – И Гошка в двух словах объяснил другу, что от них требуется.

Леха сразу же вскочил.

Через десять минут все четверо – Юлия Александровна тоже пошла с ними – поднялись на седьмой этаж.

– Погодите, надо сперва осмотреть дверь, – шепотом произнес Гошка.

С виду дверь была в полном порядке.

– Тетя Лена, давайте ключи!

– Ох, я садовая голова, они же у меня дома! Я сейчас! – И она почему-то пешком ринулась наверх.

– Гошка, позвони-ка в дверь, может, эта нянька просто спит как сурок, – посоветовала Юлия Александровна, очень надеясь, что не придется лезть в чужую квартиру.

Но никто им так и не открыл.

Вскоре вернулась тетя Лена с ключами. Руки у нее дрожали, и она никак не могла попасть ключом в замочную скважину. Тогда Гошка отобрал у нее ключи и сам отпер дверь. Прежде чем открыть ее, он помедлил. Тетя Лена перекрестилась.

– Ну, с богом, Гошенька! – прошептала она.

Гошка толкнул дверь. И первым шагнул в квартиру. За ним последовали и остальные. Они прислушались. Все было тихо.

– Аля! – негромко позвала тетя Лена. – Аля! Аля!

– Похоже, нет никого, – заметил Леха.

– Да что время терять, надо просто посмотреть во всех комнатах, – сказала Юлия Александровна. И направилась на кухню. – Никого!

Никого не было и в других комнатах, только вдруг из детской раздался какой-то странный голос. Они распахнули дверь и обомлели. Посреди комнаты на полу стояло какое-то странное существо с огромными карими глазами. Оно слегка покачивалось взад вперед и что-то верещало. Серенькое, пушистое, оно было необыкновенно трогательным.

– Господи помилуй, что это? – всплеснула руками тетя Лена.

– Есть хочу! Есть хочу! – заголосило существо.

– Матерь божья!

Леха наклонился и поднял чудо-игрушку.

– Это Пушистик! – со знанием дела сказал он. – Электронная игрушка. Только я еще не видал, чтобы они по-русски говорили.

– Какое очарование, – сказала Юлия Александровна и погладила зверушку. Та отозвалась каким-то невнятным урчанием.

– Хватит! – сказал вдруг Гошка. – Вы сюда играть пришли?

– Ох, правда, – закивала тетя Лена.

– Мне, например, ясно, что если бы ребенка увезли надолго и без злого умысла, то уж точно взяли бы с собой эту игрушку, – проговорил Леха.

– Значит, ты тоже считаешь, что Инночку похитили? – побледнела тетя Лена.

– Неизвестно, может, они просто гулять пошли, – ответил Леха.



В квартире как будто бы все было в порядке. Никаких следов борьбы или сопротивления. Все чистенько прибрано, вещи на своих местах, только в детской несколько кукол валялось на кровати и на полу.

– Тут всегда так? – спросил Гошка у тети Лены.

– Ну, в общем, кажется, да… Ребенок все-таки, за ней не уследишь…

– Оттого, что мы сюда залезли, ровным счетом ничего не изменилось, – сказала Юлия Александровна, – мы точно так же ничего не знаем. А потому надо просто подождать.

– До каких пор? – нервно спросила тетя Лена.

– Часов до двух, наверное… А в два часа можно уже будет смело наведаться к соседям.

– А если они ничего не знают?

– Подождать до вечера.

– А вечером?

– Не знаю, Лена… Наверняка к вечеру эта нянька с ребенком просто вернется домой. Я вообще думаю, она уехала с девочкой встречать Новый год к каким-нибудь своим приятелям. Скучно же молодой девчонке одной в Новый год, тем более двухтысячный.

– Ну, тогда уж она бы пригласила своих друзей сюда, – предположила тетя Лена.

– Да нет, тут кто-нибудь что-нибудь увидел бы и услышал бы, доложил бы хозяйке, а если она втихаря слиняла с девочкой…

– Мама, это мысль! – воскликнул Гошка. – И даже очень неплохая, к вечеру она отоспится и приедет сюда.

– Значит, ждем до вечера? – спросила тетя Лена.

– Полагаю, да, – ответила Юлия Александровна.

– Ну что ж, давайте подождем. И к соседям я не пойду до вечера. Конечно, незачем панику поднимать.

На том и порешили.

Глава II. Пушистик

– Сашка, тебе понравился Новый год? – спросила, потягиваясь, Маня.

– Да, понравился. Особенно свечки на елке. Так уютно и романтично.

– Ага! И вообще там все было клево!

– Ну еще бы! Это ведь у твоего обожаемого Гошки было, – улыбнулась Саша слегка снисходительно.

– А скажешь, было плохо? Невкусно, некрасиво и скучно? – рассердилась Маня.

– Я ничего подобного не говорила! И Гошкина мама очень милая. Кстати, наша мама от нее в полном восторге.

– И я очень этому рада! – как-то задиристо произнесла Маня.

– Я рада, что ты рада, – засмеялась Саша. Она пребывала в прекрасном настроении. – Мань, а что это ты за всю новогоднюю ночь ни одного стишка не сочинила? На тебя не похоже.

– Вдохновения не было.

– Неужели для того идиотизма, который ты сочиняешь, тоже нужно вдохновение?

– Мне – нужно! – отрезала Маня и вылезла из кровати.

– Манька, ты обиделась? Извини, у меня просто вырвалось!

– Да-да, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке!

– По-твоему, я пьяная? – расхохоталась Саша.

– Ты вчера два бокала шампанского выдула!

– Полтора!

– Неважно.

– Ладно, Маняшка, хватит дуться, я пошутила…

– Смотри, записка от мамы. «Дорогие девочки, с Новым годом! Вернусь поздно. Не сердитесь, целую, мама».

– Она вчера ничего не говорила… Странно, куда ее унесло первого января?

– Я думаю, на свиданку.

– Что? На какую свиданку?

– Почем я знаю, на какую, просто ничего другого и быть не может. Если б у нее был сегодня утренний спектакль, мы бы это знали. Если бы ее вызвали неожиданно на замену, она бы так не написала. А она именно ничего не пишет, просто ухожу, и все! Значит, на свиданку.

– Ну, Маняшка, ты даешь! У тебя просто железная логика. Так, может, ты в состоянии вычислить, с кем у нее свиданка?

– Нет, пока не знаю, но к концу каникул запросто могу выяснить. А ты, что ли, против?

– Против чего?

– Против того, чтобы мама ходила на свидания?

– Честно? Я не знаю. Я, когда они с папой развелись, думала, что у мамы может быть новый муж…

– И что надумала?

– Мне не хочется.

– Мне вообще-то тоже.

– Да, неплохо бы все-таки узнать, кто он такой…

– И если он нам не понравится, мы ему устроим жуткую жизнь!

– Ты с ума сошла? А мама? Ведь если она его полюбит…

– Разлюбит!

– Так нельзя!

– Пускай она его любит, сколько хочет, но без нас. Зачем обязательно замуж выходить?

– Ну, может, ты и права. Замуж необязательно. А если он хороший и нам понравится?

– Тогда поглядим.

– Какая ты решительная, Маняшка. Ладно, давай вставать, уже второй час. Я есть хочу, умираю!

– Там полный холодильник.

Девочки в ночных рубашках побежали на кухню.

– Мань, давай умоемся сначала!

– Нет, в Новый год необязательно! В Новый год быть можно сытым даже с рылом неумытым!

– Первое стихотворение двухтысячного года. Поздравляю! – засмеялась Саша, наливая в стакан ярко-зеленую воду «Тархун».

– Сашка, и мне «Тархунчика»!

В этот момент зазвонил телефон.

– Алло! – схватила трубку Маня. – Гошка? С Новым годом!

– Мань, вы уже проснулись?

– Отчасти. Поесть собрались.

– Маня, моя мама сегодня вечером уходит в гости…

– А наша с утра умотала, и неизвестно, когда вернется!

– Отлично! Предлагаю часиков в шесть-семь собраться у меня. Еды осталось навалом, придет Ксюха, и Никита подвалит, соберемся всей командой. Вы как?

– Сейчас Сашку спрошу. Саш, Гошка нас сегодня вечером приглашает к себе в гости. Никита приедет. И Ксюха придет.

– Не возражаю!

– Гош, наша принцесса не возражает!

– Ладно, жду вас к семи.

– Будем! – Положив трубку, она повернулась к сестре, и глаза ее сияли.

– Манька, ты же обещала разлюбить Гошку, – с огорчением проговорила Саша.

– Обещанного три года ждут! – вспыхнула Маня.

– Не получается?

– Нет, не получается.

…Когда девочки спустились на пятый этаж к Гошке, там уже все были в сборе.

– Мы вот еще рыбу под майонезом принесли! – поспешила сказать Маня. – И пепси!

Саша тут же уединилась с Ксюшей – они ведь больше суток не виделись! А Маня радостно рассказывала Никите, как здорово они тут встречали Новый год.

– Гош, а свечки все сгорели, да? – спросила она.

– Да, сгорели, – с сожалением кивнул Гошка, покривив при этом душой. Просто мама категорически запретила ему зажигать свечки на елке в отсутствии взрослых и даже заперла их в свой стол.

– Да вы что, веселиться сюда пришли? – сказал вдруг Леха.

– Шмаков, ты шизнулся? – закричала Ксюша. – Конечно, веселиться! Зачем же еще?

– А затем, что нам, возможно, предстоит новое дело!

– Что?

– Какое дело?

– Что за новости? – закричали все наперебой.

– Мы ждем до восьми, а потом…

– Слушай, Леха, не тяни! – раздраженно проговорил Никита. – Гош, что случилось?

– Пока еще, может, и не случилось…

И он рассказал обо всем, что произошло сегодня утром.

– Скорее всего, это фигня! – заявила Ксюша. – Нянька наверняка решила с кайфом встретить Новый год…

– Ох нет! – воскликнула Саша. – По-моему, у нее в Москве никого из близких нет.

Все повернулись к Саше.

– Понимаете, я как-то случайно слышала во дворе… она говорила, что в Москве никого не знает.

– Ты уверена? – быстро спросил Гошка.

– Уверена… да, уверена!

– Давно это было?

– Недели две назад.

– Ну, с тех пор она запросто могла с кем-нибудь познакомиться, ее пригласили на встречу Нового года, вот она и согласилась.

– Послушайте, – перебил их Никита, – вы давно проверяли, дома она или нет?

– Часа два назад, – ответил Гошка.

– Так надо еще раз проверить, может, и говорить-то не о чем. Пошли, Гошка, поднимемся и позвоним в квартиру.

– Точно! – обрадовался Шмаков.

Они втроем поднялись на седьмой этаж и долго звонили в квартиру. Там по-прежнему никого не было.

– Странно, – сказала Саша, узнав об этом. – Очень странно.

– Да что тут такого странного? – пожала плечами Ксюша. – Скорее всего, эта Элеонора отправила няньку с девочкой куда-нибудь за город, в пансионат или еще куда-нибудь…

– Но тогда она наверняка предупредила бы тетю Лену, попросила бы поливать цветы, ведь у тети Лены есть ключи.

– А там цветов нету, – заметил Леха. – Ни одного цветочка.

– Ты уверен? – спросила Ксюша.

– На все сто! Специально внимание обратил… ни единого листочка.

– Тоже странно, – сказала Саша.

– Что тут странного? Ну не любит она комнатные цветы, эта Элеонора, или у нее на них аллергия! – предположила Ксюша.

– Но должна же она была кого-то предупредить! – стояла на своем Саша.

– Да почему? С какой стати?

– А почта? Кто-то же должен вынимать почту! – закричала вдруг Маня. – Об этом уж точно она бы не забыла! Полный почтовый ящик – первый признак для воров, что в квартире никого нет!

– Верно, – кивнул Никита, – только ведь еще не факт, что эта ваша Элеонора не попросила кого-то из соседей вынимать почту.

– Нелогично, – покачал головой Гошка. – Если она держит запасные ключи у тети Лены, то должна была бы ее и попросить вынимать почту.

– Эй, послушайте, чем языками молоть, пошли бы лучше поглядеть, что там с ее почтовым ящиком! – не без яда заметил Леха.

– Точно! – хлопнул себя по лбу Гошка. – Я мигом!

– Я с тобой! – бросился за ним Леха.

В почтовом ящике явно что-то было, но сказать, что он забит, было бы неверно. Он ничем не отличался от других ящиков.

– Фигня какая-то, – проворчал Леха. – Гош, давай еще разок позвоним в квартиру, а? Вдруг эта чертова нянька вернулась?

– Давай, попытка не пытка.

Но им опять никто не открыл.

– Слушай, а вроде тетя Лена хотела к соседям сунуться? – вспомнил Леха.

– Мы ей сейчас позвоним.

Вернувшись в квартиру, Гошка набрал номер тети Лены.

– Тетя Лена, это Гоша. Есть какие-нибудь новости?

– Новости? Что ты имеешь в виду?

– Ну, это… насчет няньки и девочки…

– А ты почему интересуешься?

– То есть как? – поперхнулся Гошка. – Интересно все-таки, нашлись они или нет?

– И тебе не все равно?

 

«Сдурела она, что ли?»

– Почему мне должно быть все равно? Разве я чурбан бесчувственный?

– Ох, Гошка, извини, я так разнервничалась, а мне все кругом твердят, что волноваться не о чем, мол, Новый год и все такое… А я вот волнуюсь, жутко волнуюсь и, главное, ума не приложу, что надо делать, даже в милицию не заявишь, вроде пока оснований нет.

– Тетя Лена, а вы не знаете, как связаться с Элеонорой?

– Боже мой, она улетела в Бразилию, как же с ней свяжешься?

– В Бразилию? Да, действительно… Но вообще-то, тетя Лена, может, и вправду ничего плохого не случилось?

– Я молю бога, чтобы так оно и было… Ну ладно, Гошенька, надо пока набраться терпения и подождать, может, все еще и обойдется. А что там у тебя за шум?

– Да это все наши собрались. Мама ушла…

– А вы веселитесь на свободе?

Гошка хотел сказать, что с весельем у них пока не очень, но промолчал.

– Ладно, в вашем возрасте без веселья нельзя! Желаю счастья!

Гошка поблагодарил милую женщину и повесил трубку.

– Ну что? – накинулись на него все.

– Ничего, все по-прежнему. Предлагаю пока забыть об этой истории, до утра.

– А утром что? – полюбопытствовала Маня.

– Откуда я знаю? Поживем – увидим, – раздраженно ответил Гошка. – И вообще, я уже озверел от всего этого. Хочу есть, пить, и давайте не думать про всякие ужасы.

– Так-то оно так, только ни хренульки не получится, – покачал головой Леха.

– Почему это?

– По привычке.

– Да ну тебя, Леха! – отмахнулся Гошка и подцепил вилкой кусок рыбы под майонезом. – Ммм, вкусно!

– Это я готовила! – заявила Маня.

– Молодец! – одобрил ее Гошка.

Маня зарделась от удовольствия. Еще бы, сам Гошка похвалил ее кулинарные таланты!

Но все-таки мало-помалу они сумели отрешиться от тревожных мыслей и отлично провели время. Потом Леха пошел проводить Ксюшу, Гошка с Никитой поднялись с Сашей и Маней на десятый этаж и простились с девочками до завтра. Никита остался ночевать у Гошки.

– Клевенько посидели! – сказал Никита.

– Ага, – согласился Гошка. – Только давай все приберем, чтобы мама не сердилась.

– Давай. По-моему, твоя мама редко сердится.

– Вообще-то да, но пусть ей будет приятно.

– Гош, скажи, а Ксюха…

– Что Ксюха?

– Она, по-моему, неплохая девчонка, да?

– Ты на нее запал, что ли?

– Почему это сразу запал? Просто спросил, хотел проверить свои впечатления…

– А, ну если проверить впечатления, – лукаво улыбнулся Гошка. – Они тебя не обманывают, Ксюха и вправду девчонка первый сорт!

– Но не высший?

– Да почему?

– Высший сорт, по-твоему, это, конечно, Сашка!

– Да ладно тебе. Они обе высший сорт!

– То-то же! – засмеялся Никита, вместе с Гошкой принимаясь за уборку.

Через полчаса квартира была приведена в порядок, и мальчики включили телевизор. Однако через пять минут оба заснули, Гошка на диване, а Никита в кресле. Сил уже не было. Так их и застала Юлия Александровна, вернувшаяся домой во втором часу ночи.

– Это что такое? – громко сказала она. – Живо отправляйтесь спать!

– Мам, ну мы же и так спали, – простонал Гошка, едва не свалившись с дивана.

– Кто это спит, не раздеваясь, при свете, да еще под телевизор? Только старички-пенсионеры! И зубы наверняка не чистили! Просто безобразие!

Несмотря на строгие слова, чувствовалось, что она совсем не сердится, а, наоборот, чем-то очень довольна.

Утром, за завтраком, мама сказала с улыбкой:

– Вы мне сделали прекрасный подарок!

– Какой подарок? – не понял Гошка.

– Я ожидала застать полный раскардаш в квартире, а тут такой порядок! Это было очень приятно. Кстати, Гошка, ты не знаешь, нашлась Инночка?

– Вчера вечером ее еще не было. Позвони тете Лене, может, уже и нашлась.

Но у тети Лены никто не отвечал.

– Ладно, я ей потом позвоню, – решила Юлия Александровна. – Вы тут оставайтесь, а я пойду.

– Мама, сегодня же праздник, а ты хочешь работать? – огорчился Гошка.

– Ты что забыл, что я художник? А что по этому поводу сказал мой любимый поэт Пастернак? «Не спи, не спи, художник, не прерывай труда!»

– Там не так, – засмеялся Гошка. – «Не спи, не спи, художник, не предавайся сну, ты вечности заложник у времени в плену».

– Это верно, я чуть-чуть переврала, для краткости.

– А что переврано? – полюбопытствовал Никита.

– Там раньше сказано: «Не спи, не спи, работай, не прерывай труда, не спи, борись с дремотой, как летчик, как звезда!» Ну все, я побежала, а ты, Гошка, приобщай кузена к поэзии!

– Еще чего, – проворчал Гошка.

Мама ушла.

– Слушай, Гошка, у нас в школе есть один парень, у которого совершенно потрясная собака, немецкая овчарка, умная до жути.

– Ну и что? Если хочешь знать, немецкие овчарки по интеллекту выше всех других собак, а самые глупые – афганские борзые.

– Дело не в этом. Просто я подумал: если надо будет искать эту малявку, можно будет привлечь Зорика.

– Зорик? Так зовут овчарку?

– Так зовут хозяина.

– Не ври!

– Честное слово, Зорик Гейбер, очень клевый парень.

– А что это за имя – Зорик?

– Вообще-то его зовут Зиновий, но все называют Зориком.

– Понятно. Только зачем нам собака с этим самым Зориком?

– Если надо взять след…

– След?

– Ну да, ты что, не понимаешь, как это может быть важно?

– Во-первых, след уже давно простыл в буквальном смысле слова, а во-вторых, он в лучшем случае приведет нас к тому месту, где стояла машина. А дальше твоему Зорику делать нечего.

– Кстати, собаку зовут не Зорик, а Цезарь.

– Цезарь? Шикарно звучит. Знаешь, Никитка, больше всего на свете я бы хотел, чтобы эта нянька с девчонкой нашлись и нам не надо было бы брать какой-то там след. Мне это и в прошлом году надоело. А начинать с этого Новый год…

– Так ты уже начал, а я лично не против что-нибудь расследовать на каникулах, тем более ваше последнее дело мимо меня прошло, черт бы побрал этот грипп.

– Ну, ты дурной, – помотал головой Гошка.

– Давай, звякни еще раз этой тете Лене. Может, она за хлебом ходила и уже пришла.

Гошка нехотя набрал номер. Тетя Лена сразу же сняла трубку.

– Гошенька? – обрадовалась она. – Я уж собиралась тебе звонить, но, думаю, вдруг вы еще спите, а второй раз будить вас не хотелось… ты знаешь, никаких новостей… Просто не знаю, что и думать. Я встретила Нину, Элеонорину соседку, спросила, очень осторожненько, чтобы не поднимать панику, как там Аля справляется с Инночкой, но Нина сказала, что понятия не имеет, ей в чужие дела соваться неохота и все в таком роде.

– А вы ей не сказали прямым текстом, что девочка и нянька пропали?

– Гоша, но ведь и в самом деле, вдруг они где-то за городом – и с ведома Элеоноры…

– Тогда почему вы волнуетесь? – с трудом скрыв раздражение, спросил Гошка.

– Не знаю… Интуиция, наверное. Гошка, у меня к тебе просьба… Последняя, и я оставлю тебя в покое.

– Какая просьба?

– Пойти со мной в ту квартиру… Я одна… мне как-то боязно.

– Зачем?

– Понимаешь, я там в прошлый раз платок свой теплый забыла…

– Хорошо, – согласился Гошка, которому помимо всего прочего жутко хотелось еще разок взглянуть на того удивительного электронного зверька: карие глазищи игрушки запали ему в душу. Он, конечно, никогда, даже под пыткой, никому не признался бы в этом, но…

– Тогда, Гошенька, через двадцать минут поднимись на седьмой.

– Договорились.

– Что там такое? – с любопытством спросил Никита.

Гошка все объяснил ему.

– Можно, я тоже с тобой пойду?

– Пошли, что за проблема!

Через двадцать минут они поднялись на седьмой этаж, и тут же к ним спустилась тетя Лена.

– Все-таки я для начала позвоню, – как-то нерешительно сказала она.

Но на звонок опять никто не откликнулся. Тетя Лена перекрестилась.

– Господи, спаси и помилуй! – прошептала она и отперла дверь.

– Знаете, я на вашем месте осмотрел бы шкафы, – зловещим голосом произнес Никита.

– Какие шкафы? – вздрогнула тетя Лена.

– Какие есть в доме.

– Боже мой, зачем?

– А что, если их убили и трупы спрятали?

– Ты что, совсем спятил? – рассердился Гошка, у которого душа ушла в пятки от такого предположения.

– Ничего я не спятил, на днях в криминальной хронике такое видел. Хотя вряд ли тут есть трупы, в квартире тепло, и уже наверняка появился бы трупный запах.

Тетя Лена побелела как полотно и схватилась за сердце.

– Ну ты и козел! – шепнул Гошка Никите и распахнул большой стенной шкаф.

Никаких трупов там, слава богу, не было.

– Да, я что-то погорячился, – смущенно пробормотал Никита.

– Тетя Лена, где ваш платок? – спросил Гошка.

– Кажется, я его в детской оставила.

Гошка открыл дверь детской и чуть не вскрикнул. Серого Пушистика не было. Он обвел взглядом комнату. Ничего. Что же это значит?

– А вот мой платок!

– Тетя Лена, – понизил голос Гошка, – тетя Лена, вы помните, тут на ковре была игрушка?

– Игрушка? Ах, та, с карими глазами… Да.

– Мы ее оставили тут, на ковре…

– Ты хочешь сказать, что она пропала?

– Я ее не вижу!

– Она ведь электронная, могла куда-нибудь уйти.

– Игрушка? Уйти? – ахнул Никита.

– Я хочу сказать, под диван или в какой-нибудь угол… – в изнеможении проговорила тетя Лена.

Гошка распластался на полу и заглянул под кроватку, под небольшой диван, под стол. Пушистика нигде не было.

– Чертовщина какая-то, – проворчал Гошка.

– Ты можешь объяснить, что ищешь? – потребовал Никита.

– А ты еще не понял? – огрызнулся Гошка. – Электронную игрушку! Она была тут, посреди комнаты, а теперь ее нет!

Они обыскали все. Пушистик исчез!

С этой книгой читают:
Секрет пустой квартиры
Екатерина Вильмонт
176
В поисках сокровищ
Екатерина Вильмонт
164
День большого вранья
Екатерина Вильмонт
176
Секрет пропавшего клада
Екатерина Вильмонт
164
Секрет убегающей тени
Екатерина Вильмонт
164
Танцы с Варежкой
Екатерина Вильмонт
109
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»