3 книги в месяц за 299 

Империя драконов. Сказание о лягушонке IТекст

0
Отзывы
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Гуань ошарашенно стал озираться, он больше всех из тройки удивился произошедшему. Ничего не оставалось, как ретироваться через пробоину в металлической стене склада. Каждая минута была на вес платины.

7.

Сун стоял на страже у ворот Амисан и не подозревал, что происходило с его подопечным. Пятнадцать лет назад воин-дракон нашел замерзшего и обезвоженного маленького мутанта. Ребенок не сумел выйти из города, не хватило сил, и он, клубочком свернувшись у входа в солдатские казармы, уснул на холодном песке.

В ту памятную ночь защитник города позабыл об одиночестве и сером существовании солдата. Сун с рвением мамочки-наседки отогревал малыша, поил теплым отваром и протирал нежную кожу, доставшуюся Гуаню от Древних, шелковыми простынями со своей постели.

Удивительно быстро ребенок пришел в себя, стал улыбаться, щечки подернулись ярким, озорным румянцем. Пятилетний Гуань активно отбросил одеяло, подскочил на постели и начал шнырять по казарме. В эту же ночь пара солдат потеряли свои ручные ножи, маски от песчаных бурь и фляги со спиртным (о флягах они, естественно, не доложили, но яро обсуждали воришку между собой в пересменку).

Спустя годы характер Гуаня не изменился, а Сун стал более ответственным и серьезным. Теперь у него появился смысл жизни – защищать названого сына от посягательств недобросовестных дворян, голода и смерти.

8.

Закат дня оказался более спокойным и размеренным.

Удо неспешно брел по отполированному до зеркального блеска мосту, оставляя пыльные следы от потрепанных кожаных бот. До отлета утреннего воздухолета оставалось больше десяти часов, время на раздумья было предостаточно.

Озирис клонился к закату. Словно лебедь, уплывал он по воздушной глади за горизонт. Алое небо стало тускнеть, усыпляя пески на засушливом материке. Кто бы мог подумать, что Асианская твердь, такая неприветливая, суровая вотчина ящеров, с трех сторон омывается безбрежными океанами, из которых то и дело возникали новые частицы суши, сплошь залитые вулканической лавой. Четвертая же окраина плавно переходила в замерзшие льды полиса. Ни одно существо так и не смогло пробраться вглубь этой смертельно опасной зоны, даже теплые шерстяные восьминоги не совали на северную окраину свои длинные, влажные носы.

Мальчик остановился и прислушался к завыванию ветров в глубокой расщелине. Мост Славы соединял две части плоской возвышенности: одна из них состояла из плотного, желто-алого песка и миллионного Затерянного города с аппендиксом в виде полуразрушенного внешнего города, другая – представляла собой влажный оазис, остров, покрытый озерами и зеленью тропических лесов. Трещина в земной тверди будто нарочно возникла миллионы лет назад, дабы сохранить живую природу от обезвоживания и отмирания.

Добраться до островка сладких грез можно было лишь по мосту, а жить в нем категорически запрещалось. Ящеры с благоговением охраняли этот мирок, даже от самих себя.

Страшная черная бездна манила одинокого путника, взгляд то и дело опускался в непроглядную тьму, пугая и завораживая.

Молодому мутанту вспомнились те времена, когда он умолял отправить его в райский уголок, однако неприступные военные исследователи и ученые, создавшие расу полуящеров – полудревних отказали в такой милости.

– Даже Император, сын Бога, не позволил себе нанести урон этому месту, – говорил друид-медик, отрицательно покачивая головой.

Теперь, спустя годы безнадежного одиночества и скитаний в неприветливом мире ящеров, Гуань мог позволить себе полюбоваться на мир грез.

Правда, наслаждаться моментом ему предстояло недолго.

Порывы воздушных масс усилились. Мальчик находился на полпути до оазиса. Отсюда были хорошо различимы многовековые папоротники, покачивающиеся в такт мелодии ветров и взлетная полоса Р-9, над которой висели плотные, влажные облака.

Он зябко повел узкими плечами и улыбнулся.

– Иди к чертям император, вместе со своей свитой. Теперь вам меня не достать. Раб умирает во мне.

Вибрации за спиной Гуаня заставили повернуться на рождающийся шум. Со стороны города несся длинный электрический возок. Серебристые бока транспорта отражались в полимерном стекле дороги, создавая впечатление двойной пули, летящей навстречу парнишке. Он стоял посередине моста и представлял опасность для быстроходного поезда. Конечно, полимерное стекло не треснуло бы при ударе о мягкое детское тело, но внутренности мутанта, несомненно, помешали бы видимости водителя и пассажиров.

Гуань отскочил к перилам, крепко схватившись за них, в ту секунду, когда возок должен был настигнуть его. Порыв ветра прижал мальчика к ограде так, что грудь перевесилась через металлическую трубу, а широкие штанины затрепетали флагами на худощавых длинных ногах.

Задохнувшись от испуга, парень еще сильнее сжал ладонями теплый металл, мышцы напряглись до предела. Страх смерти настиг его так неожиданно, что он не поверил своим эмоциям. Чего Гуань меньше всего боялся раньше, так это умереть.

Возок промчался, даже не затормозив, он оставил маленького полуящера бороться с ветром в одиночку. Холодный и беспристрастный механизм непреклонно продолжил путь, так как его возродили по схемам и планам только для этого, водителю же не было никакого дела до убытков в окружающей среде. Он нес пост у датчиков на панели управления, ни на минуту не отвлекаясь от их показателей.

Гуань, не дыша, зацепил ногой вертикальную балку и потянулся назад. Успешно справившись со своим спасением, он стер рукавом пот со лба и продолжил путь, время от времени озираясь назад.

9.

До главы внешних стражей дошли сведения, от которых горечь во рту становилась сильнее, и в сердце забили барабаны тревоги: один из выживших мутантов убил у врат Центрального парка двух солдат алого отряда.

Всех воинов оповестили и просили быть настороже, так как сражаться с окрепшим убийцей в одиночку или дуэтом не стоило. Силы у модифицированного ящера оказалось гораздо больше, чем предполагали ученые, тем более он проявлял способности, которые ранее не наблюдались ни у одного существа на планете.

О происшествии с алыми сообщили очевидцы события. Ящеры, как один, давали показания, что мутантов было двое, но, если парня с большими желтыми глазами и черными волосами, все запомнили, то о втором никто ничего сказать не мог. Он, словно видение, испарился из воспоминаний горожан.

Дисплей детектора загорелся голубым, голос в наушнике подтвердил догадку Суна:

– Да, командир, это Гуань Удо 888. Больше некому. Мутантов осталось мало, по пальцам пересчитать, а с такой внешностью, как у парня, вовсе нет.

– Спасибо, солдат.

Сун схватил меч-дао, вложил его в ножны до знакомого щелчка, накинул алый плащ с защитной маской и рванул от Врат Амисан в город. Ничего не оставалось, как отыскать парня до того, как его найдут другие воины. Смертный приговор уже вынесен, в суд мутанта никто не поведет и защищать не станет.

Первым делом воин-дракон посетил клинику, где проводили процедуры над подобными Гуаню. Агама как раз переписывала результаты анализов молодого человека в электронную базу медицинского центра. Она сидела в коморке без окон на втором этаже, низко склонившись над монитором.

Особой радости от появления незваного гостя женщина не испытала. Даже то, как он беспардонно распахнул дверь, которая ударилась о стену, выбив кусок песочно- каменной кладки, напугало ее не на шутку. Двухметровый ящер схватил даму за ворот элегантного платья и поднял над полом.

Маска не давала рассмотреть лица, и было понятно только то, что перед ней солдат. Под тканью плаща хорошо выделялись полимерные золотые доспехи стражника.

– Где Гуань Удо?– отчеканил дракон.

Агама пыталась встать на носочки, чтобы почувствовать земную твердь и успокоиться, но красноглазый только выше поднял тело и потряс медсестру.

– Где парень?

– Он ушел отсюда часа четыре назад. Я не знаю. Правда, – сдавленно прошептала дама. Чешуйки на ноздрях заходили ходуном, ей было сложно дышать.

– Результаты обследования, где они?

– На столе,– Агама указала пальцем на зеленую папку.

Сун поставил жертву на каменный остывший пол и толкнул ее к стене. Женщина повиновалась и смирно встала в угол. Спрятав папку во внутренний карман плаща, воин вышел.

Через пару кварталов воин-дракон остановился отдышаться после быстрого бега. Вытащив папку, он открыл ее и прошелся взглядом по иероглифам. Кровь вскипела в жилах и, чтобы успокоиться, он вынужден был зайти в ближайший проулок и пару раз с силой впечатать кулак в пластиковый таблоид с названием улицы. Из содранной чешуи потекла красная густая кровь. Сун усмирил пыл и смог теперь трезво оценить ситуацию.

Следующими из списка общих знакомых, которых посетил солдат, были два беспризорных молодых ящера, которые слонялись по окраинным улицам и срезали кошельки у приличных граждан. Далее были Непенф – трава-дурман из местного питейного заведения для элиты и Кицу и хитрый, прижимистый начальник продовольственного склада Р-9.

Последний удивил его новостью об отправке парня на аэродром Оазиса Бессмертных и оттуда – на Остров первых поселенцев.

Другие книги автора

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»