Логан : Бегство Логана; Мир Логана; Логан в параллельном миреТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Охотник рассердился. Ей ведь известно, что выбора у него не оставалось. Она не замерзла насмерть только потому, что получила одежду, но почему-то не хотела мириться с тем, что за эту одежду пришлось убить человека.

– Я послушал тебя, когда мы входили на платформу, – сказал Логан. – Я спрятал пистолет, чтобы сопровождающий не понял, что я песочный человек. С пистолетом у нас был бы хоть какой-то шанс. Но раз пистолета у нас нет, сейчас ты нуждаешься во мне гораздо больше, чем я в тебе.

Вскоре он почувствовал, что Джессика успокоилась.

– Что мы будем делать дальше? – спросила она.

– Ничего. Пока не получим больше информации.

У входа послышалось какое-то дребезжание, и вошел надзиратель.

– Идемте, покажу вам Черного Тома.

Логан и Джессика последовали за ним под пронизывающими порывами ледяного ветра. К счастью, идти оказалось недалеко.

– Вот и он. – Театральным жестом надзиратель указал на темное пятно в глыбе льда.

То был человек. Без ног. Одну его руку расплющило как весло. Вторая, с длинными ногтями, была неестественно вывернута вперед. Скелет, обтянутый кожей. Согнутые руки будто цеплялись за жизнь. Голова лежала на плече, на искаженном лице виднелись белки глаз. Ветер, солнце и холодная пустыня гладко отполировали эту черную фигуру.

– Когда-то он был белым человеком, – сообщил надзиратель.

Джессика отвела взгляд.

– Черный Том оказался здесь не просто так, – продолжал надзиратель, – он здесь не для украшения. Том – пример для подражания. Он провел в «Аду» два года и пережил многих. Через год пребывания здесь он ослеп, затем, месяц спустя, из-за обморожения потерял ноги, но и это не сломило его. Он сам выкопал две пещеры и выдубил шкуры, которые сейчас надеты на вас. Говорят, он откусил себе руку, когда ее придавило льдом, во всяком случае, вернулся он без нее. Том прожил дольше всех, потому что учился быстрее всех. – Надзиратель сплюнул на лед. – Я в «Аду» больше года, дольше, чем все, кто сейчас здесь находится. Делайте то, что вам говорят, и, возможно, недельку продержитесь.

– Вы – дикари! Зачем вы так поступаете? – гневно воскликнула Джессика.

Ответ надзирателя прозвучал резко:

– Лучше жить, чем умереть.

– Вы могли бы делать все сообща, а не убивать друг друга.

– Что именно делать?

– Добывать еду, одежду, инструменты.

– Здесь чертовски мало еды, еще меньше одежды и совсем нет инструментов. Чтобы что-то построить, нужны дерево, камень и металл. Единственное, что здесь можно найти, – это металл, и то у Киборга.

Надзиратель бросил к ногам Логана и Джессики сверток.

– Ваша доля.

Логан подобрал сверток, развернул его и, увидев печень и сердце Гарри 7, сразу выронил их на снег, который тут же пропитался кровью. Джессика отпрянула с выражением ужаса на лице.

– Мы тут не разбрасываемся едой, – отрезал надзиратель. – Здесь вам не жилой комплекс в Небраске. Забирайте свою долю. Поверьте, когда проголодаетесь, съедите все до последнего кусочка.

– Разве здесь нет другой пищи? – спросил Логан.

Надзиратель махнул рукой в сторону горизонта.

– Возможно, там и есть. Через пару километров или, может быть, через сто с малой долей вероятности вы наткнетесь на тюленя. Однажды Черный Том убил белого медведя ледяным копьем. В прошлом месяце мы потеряли троих, пытаясь завалить тюленя. А Реддинг и вовсе лишился всех пальцев, лед слишком толстый, чтобы добраться до рыбы, если она там вообще есть. Охота может длиться всего час, после человек замерзает. Шэклфорд сделал рогатку из шкуры, но замерз насмерть, не успев даже воспользоваться ею. Конечно, здесь есть еда: белые медведи, куропатки, дикие утки, выдры, – только они быстрее и ловчее нас, поймать их – задача практически невыполнимая. Если вам не нравятся наши устои, ступайте к Киборгу.

– Кто он?

– Существо.

Логан кинул на надзирателя вопросительный взгляд, и тот продолжил:

– Возможно, у него и есть имя, только я его не знаю. В десять лет во время пыток его словно через мясорубку пропустили, он практически умер, но система не отпускает так просто. Его собрали, а вместо тех частей тела, которых не хватало, пришили искусственные. Как только он попал сюда, сразу исчез, и найти его сложно. Но Киборг знает, где добыть пищу. Если у вас получится отыскать его, возможно, сумеете заставить его рассказать вам об этом. Попытайтесь поискать на севере, километрах в трех отсюда, возле скал.

Надзиратель по-волчьи оскалился:

– Могу поспорить, он не будет вас ждать с распростертыми объятиями.

– Мы рискнем, – сказал Логан.

– Тогда идите. Уверен, вы больше не вернетесь.

Едва Логан и Джессика вышли из укрытия, неистовый ветер набросился на них.

Киборг жил среди снега и льда в полном одиночестве. Он не уставал, не мерз, половина его никогда не спала. Миром Киборга были фарфор и бледный мрамор, алебастр и слоновая кость. Он строил замки из айсбергов и дворцы из ледников, тенью бродил по вечной мерзлоте, и такая жизнь его вполне устраивала.

Увидев, что в его сторону движутся две сгорбленные фигуры, сбиваемые с ног ветром, Киборг исчез.

Логан боролся с усталостью во всем теле. Ветер жестоко хлестал его по лицу и рукам, рвал одежду, мешал дышать. Расстояние до скал, которые были их целью, не уменьшалось. Логан и Джессика прошли уже более пятнадцати километров, но скалы оставались миражом. Ноги налились свинцом, они еле их передвигали, каждый шаг давался с величайшим трудом. Совсем обессилев, Джессика упала. Охотник потянулся к ней, пытаясь поднять за руку. Вперед идти некуда, но и назад пути нет. Скалы – лишь игра воображения; они не существуют.

Логан опустился рядом с Джессикой. Девушка закрыла глаза. Нужно, чтобы она их открыла, иначе умрет, а это будет очень плохо.

«Если я закрою глаза, – подумал охотник, – я сразу же их открою. Никаких проблем – закрыть и открыть. Я бы сказал ей открыть глаза, но я сделаю это позже, я покажу ей, как легко открыть и закрыть глаза».

Логан сомкнул веки. Он поднимет их через мгновение, совсем скоро, а затем скажет Джессике, чтобы и она открыла глаза… да, через секунду он так и сделает. Логан вдруг перестал ощущать ветер и холод. Странно. Сейчас он откроет глаза, без проблем.

И охотник заснул.

Когда он все же открыл глаза, то увидел перед собой хрустальных зверей, танцующих в синем огне. Логан моргнул, фигуры приобрели отчетливые формы: вот рыба с радужными чешуйками, заточенная в волне циркона; вот морж с бивнями и зеркальными ледяными глазами, его тело покрыто черными и фиолетовыми прожилками; чуть дальше – хрустальные птицы парят в хрустальном небе. Логан разглядел замысловатые узоры: желтые одуванчики, багряные озера, синяя лазурь, сверкающая и отражающая свет лампы размером с бочку из резной кости. И держала эти хрупкие кружева огромная колонна, переходящая в сводчатую крышу ледяной пещеры.

В комнате воняло раскаленным тюленьим жиром. Джессика лежала на полу рядом с Логаном. Ее веки дрогнули. Девушка тоже проснулась и открыла рот от изумления.

– Превосходно, не так ли? – раздался звонкий голос.

Перед ними стояло существо на хромированных ножках, из его груди к бедрам тянулись провода и кабели, одна рука представляла собой режущий инструмент. Голова была наполовину из плоти, наполовину из металла.

– Робот! – воскликнула Джессика.

– Нет! Не робот, не человек, а идеальное их сочетание. Я лучше каждого из них по отдельности. Ты видишь перед собой непревзойденного художника, чье творчество возникает благодаря соединению человека и машины. Человек живет голодом и страстью; металл выполнен с микрометрической точностью. Ни один человеческий скульптор не сможет сотворить такое великолепие, которое вы видите перед собой.

Это и был Киборг: безумный получеловек-полуробот, живущий в созданном им мире фантазии. Логан невольно задался вопросом: сколько же в нем осталось человеческого?

– Нам сказали, вы можете помочь найти еду.

– Болваны! – пронзительно закричал Киборг. – Варвары! Ходячие животы!

– Мы люди, и мы голодны, – огрызнулся Логан. – Ты не ешь?

– Я питаю душу, а не тело. Искусство важнее голода.

Джессика пыталась сфокусировать взгляд на сверкающей комнате.

– Все это очень красиво, – тихо произнесла она.

Одна половина Киборга улыбнулась.

– Вот подождите, когда задует ветер. – Его голос зазвучал тише. – Тогда мои птицы запоют, морж задышит, по всему дворцу зазвенят колокольчики, забьют куранты, а пещеры будут эхом передавать друг другу мое имя. – Киборг всхлипнул и затих.

– Здесь и птицы, и рыбы, и животные, – заметила Джессика с ноткой удивления.

– Да, все существа, кроме человека. – Киборг нахмурился. – Люди преследуют меня, хотят заполучить мой металл. О, как бы они хотели разобрать меня на части и построить печку из моего сердца! Мои ноги превратились бы в тонкие ножи, рыболовные крючки, копья. Но они – слепые кроты, я видел их застывшие тела на льду, бесполезные, уродливые, изувеченные ветром. Но сегодня я нашел вас: новых, свежих, прекрасных – вы будете моделями для моего шедевра. Позируйте для меня!

– Мы получим за это еду? – уточнил Логан.

– У меня нет еды.

– Тогда зачем нам это делать?

– Зачем? Знаете ли вы, как долго простоит этот храм? Не двадцать один год, не двадцать одну тысячу лет, а двадцать одну тысячу тысяч лет! И вы будете его частью, жемчужинами моей коллекции. Пройдут годы, тысячелетия, а вы будете здесь, влюбленные, навечно застывшие в объятиях.

Логан отвернулся. Киборг встревожился и произнес льстивым голосом:

– Что я могу вам предложить?

– Ничего, – ответил Логан. – Нам нужна еда и выбраться отсюда. Еды у тебя нет, а выбраться отсюда невозможно.

– Возможно, – возразил Киборг.

– Тогда почему ты все еще здесь? Почему сам не сбежал?

– Сбежать и оставить мою белую страну чудес? Оставить пение ветра, тишину и чистоту, великолепное небо? Ради чего? Ради ваших ссор, смога, пробок и спешки? Нет. Я мог бы уйти, если бы захотел.

 

– Как? – спросил Логан.

– Я расскажу, – мягко пообещал Киборг, – только сперва попозируйте.

– Сначала ты все рассказываешь, а потом мы попозируем.

Киборг на миг заколебался, какой-то механизм щелкнул в нем, и он поднял металлическую руку в знак капитуляции.

– Полагаю, я должен вам доверять, – проговорил он.

Логан засомневался, что Киборг на самом деле может показать им выход. Между тем полуробот-получеловек закрыл рукой металлическую половину головы, прикрыл человеческий глаз и начал описывать свои видения:

– Я стою во тьме, далеко, я – это миллиарды нейронов в могучем мозге, мой мозг сделан из стали, я управляю лабиринтом.

Логана вдруг осенило: Киборг описывал «Мыслителя», они были связаны; будучи наполовину роботом, Киборг являлся в прямом смысле частью великого машинного мозга.

– Надо мной – великий воин верхом на земле, изгибы черной горы внизу, огромные птицы на моих гранитных плечах, подо мной просторы, я – часть Тхашу́нкэ Витко́.

Неистовый Конь!

– Я – брат «Мыслителя», – продолжал Киборг. – Я знаю его схемы и пути и разделяю его великую мудрость, я пронизываю силовое поле лабиринта, я могу покинуть «Ад».

И он рассказал им, как можно выбраться из «Ада».

Киборг открыл глаза:

– Теперь вы должны выполнить свою часть договора.

– Как мы должны позировать? – спросил Логан.

– Обнаженными, – ответил Киборг.

– Сними одежду, – велел Логан Джессике, сам начиная раздеваться.

Девушка с сомнением взглянула на него.

– Все будет хорошо, – заверил он.

Джессика скинула капюшон куртки и стала развязывать кожаные ремни. Сбросив шкуру, она коснулась магнитной пуговицы-защелки на блузке и, пряча глаза, сняла ее, затем прозрачный корсет и юбку, скинула туфли.

– Обворожительно, – заметил Киборг.

Он показал им на платформу, укрытую белыми мехами:

– Туда.

– Мы должны просто стоять? – спросила Джессика. – Или нам нужно…

– Обними ее, – потребовал Киборг.

Логан посмотрел на Джессику. Свет лампы играл на изгибах ее тела, в свете пламени кожа девушки сияла, приобретая оттенок слоновой кости.

– Хватит тратить время, – отрезал Киборг. Он уже приготовил глыбу льда, чтобы творить.

Логан неуклюже обнял Джессику.

– Нет, нет, нет, – негодовал Киборг. – Мне нужны эмоции, чувства, она – твоя любовь, твоя жизнь. А ты прильни к его сильному телу, посмотри ему в глаза. – Эти слова были обращены уже к девушке.

Джессика посмотрела в глаза Логану. Он почувствовал ее сладкое тепло, ее близость. Грудью она прижималась к нему, их ноги соприкасались, ее руки обвивали его. Логан ощутил прилив страсти, и даже чего-то гораздо сильнее страсти: восторга, нежности и дикой, сладкой грусти; раньше он такого никогда не чувствовал.

– Великолепно! – одобрил Киборг.

Его металлическая рука загудела, и он принялся работать, яростно, с невероятной скоростью. Глыба начала приобретать очертания двух фигур. Настоящее волшебство, идея воплощалась в форме.

Логан обнимал Джессику. Это место тоже было стеклянным домом, только, в отличие от тех стеклянных домов, куда он ходил в городе, реальность здесь наполнялась смыслом. А там – только желание получить удовольствие. Как же Логану хотелось забыть обо всем: о полуроботе, вырезающем скульптуру изо льда, о каторге «Ада», о Фрэнсисе и Балларде, лабиринте и Убежище, – он желал лишь одного: чтобы этот момент с Джессикой длился вечно.

– Готово! – произнес Киборг и отступил от своего творения.

Логан неохотно отпустил девушку. Они смотрели на друг друга, воплощенных во льде. Художник передал их формы, их настроение и эмоции, запечатлел бесконечный момент, в котором были любовь, страсть и красота.

Логан попытался изгнать из головы эти мысли. Им надо одеваться и уходить отсюда, на любовь, страсть и чувства нет времени. Охотник повернулся, чтобы дотянуться до одежды, и внезапно потерял сознание.

Очнувшись, он услышал:

– Пытки – это тоже искусство, и я в нем мастер. Твоя смерть, милая, будет изысканной.

Дурман в его голове рассеялся, и Логан увидел, что находится теперь в ледяной клетке, возле которой беспомощно лежит прикованная к ледяной плите Джессика, по-прежнему нагая и дрожащая от холода. Перед ней – конструкция, на одном конце которой балансировал десятитонный ледяной блок, под ним горело масло. Лед плавился. Постепенно под действием силы тяжести блок начнет скользить в сторону Джессики и придавит ее. Девушка неминуемо погибнет.

Киборг сидел на гладкой платформе, скрестив хромированные ноги.

– Умоляй меня, – пробормотал он. – Я все еще могу спасти твою жизнь.

Джессика молчала, в ее глазах блестел страх. Логан попытался сломать ледяную решетку, но она не поддавалась. Он заметил в одном из прутьев замерзшую рыбку, а в углу клетки нашел свою рубашку. Поспешно схватив ее, он три раза обернул ткань вокруг правой руки.

Киборг по-прежнему призывал девушку молить о пощаде. Ледяной блок наклонился еще больше.

Логан напрягся, ощущая прилив энергии в спине и ногах, он чувствовал позвоночник, пульсирующие мышцы, как они наполнялись кровью. Охотник сконцентрировал все внимание на руке, он будто сам стал рукой. Несколько глубоких вдохов. Нет никакой решетки, ее просто не существует. Жесткий удар – и ледяные прутья разлетелись на осколки. Логан быстро схватил одну из туфель Джессики и спрыгнул на плиту, не обращая внимания на балансирующую глыбу льда у себя за спиной. Он принялся разбивать ледяные кандалы, сковавшие запястья и ноги девушки.

Послышался грохот, глыба двигалась в их сторону. Логан оттолкнул Джессику и прыгнул навстречу льду сам, через миг произошло столкновение, и комната наполнилась холодной пылью.

Логан развернулся и увидел, что к нему приближается Киборг.

– Забирай свою одежду и убирайся! – крикнул он Джессике, и она тут же повиновалась ему.

Киборг мчался к Логану со свистом, человеческая половина его лица исказилась от ярости и разочарования. Он замахнулся железной рукой, однако Логан успел нырнуть под нее, и рука воткнулась в центральную колонну, разрезая ее. Охотник отступил, оценивая ситуацию. Его взор упал на статую: он и Джессика в идеальном мире, в вечных сладких объятиях, – придется уничтожить ее, уничтожить самого себя. Логан оперся плечом о статую и, столкнув ее на колонну, побежал. Колонна не выдержала, начала рушиться: птицы посыпались с хрустального неба, выдры визжали и разбивались на мелкие кусочки, морж встал на дыбы.

Киборг умер, издав маниакальный металлический крик. Ледяные существа трещали и звенели, разбиваясь, как зеркала. Великий дворец превратился в руины.

Логан делал все в точности, как рассказал Киборг. Они преодолели силовое поле лабиринта и вышли на открытую равнину. Чем дальше они продвигались, тем сильнее становились порывы ледяного ветра: два шага вперед, шаг вправо… Безнадежно; Киборг солгал. Еще три шага, поворот направо, затем налево, три шага вперед, один назад.

Наконец они оказались на теплой платформе. Невероятно! Им удалось выбраться из «Ада».

Логан и Джессика сбросили грязные шкуры.

– Можешь вызвать машину? – спросила девушка.

– Сперва пистолет, – сказал Логан.

Он достал его из ниши в боковой части платформы и тщательно проверил. Осталось пять зарядов: сетка, испаритель, разрывная пуля, иглострел и умная пуля.

Логан вскрыл заднюю панель телефонной будки и начал переставлять терминалы.

Лабиринтолет, просигналив, подъехал.

– Куда теперь? – уточнила Джессика.

– К Черным холмам Дакоты, – ответил Логан. – Баллард знает, как контролировать лабиринт. Он направляет эти машины, когда они ему нужны. Если мы хотим найти его, мы отправимся к источнику. Мы отправимся к «Мыслителю».

6

Он – это и есть само насилие. Не двигаясь, он ждет, когда на панели следящего устройства загорится маячок. Он не ест и не спит, технические работники его избегают. Вдруг на панели появилась светящаяся точка, один из сканеров зарегистрировал присутствие беглеца. Местонахождение: Южная Дакота, Черные холмы. Превосходно, охота продолжается.

Наступило раннее утро.

«Неистовый Конь» – проект со сроком реализации в полвека. Идея его состояла в том, чтобы высечь в горе статую индийского воина высотой сто семьдесят два метра и длиной сто девяносто пять метров. Предполагалось, что это будет монумент из шести миллионов тонн дакотского гранита, возвышающийся над девственным черным лесом. Монумент должен был превзойти по размерам знаменитую гору Рашмора. Под руководством скульптора Корчака Циолковского из скального массива каждый год вырабатывалось сто пятьдесят тысяч тонн камней. Спустя десять лет более миллиона тонн гранитного щебня лежали кучами у подножия будущего монумента – у него появились очертания пера великого военачальника племени оглала-сиу. Одержимый своим проектом, Циолковский объездил все континенты, выманивая деньги у богатых, тщеславных и титулованных особ. Деньги он тратил на порох, динамит, кордит[1], инструменты, лебедки и веревку. Работа продолжалась, и постепенно гора приобретала форму скульптуры. Многие люди тратили деньги на это строительство, воодушевленные драматическим изображением великого боевого вождя на диком жеребце. Тысячи рабочих и художников трудились над фигурой лошади, разбивая гранитное сердце горы отбойными молотками.

Медленно, но верно гигантская фигура появлялась под небом Дакоты. Тхашу́нкэ Виткó, или Неистовый Конь, был безжалостным индейский гением, который руководил уничтожением Седьмого Кастера на Малом Большом Роге. Весь мир восхищался создаваемой скульптурой.

За три года до завершения проекта, в один апрельский полдень рабочий по имени Бальдер «Большой Эд» Тхэг чистил кисть на восточной стороне Неистового Коня. Расщелина в скалах привлекла его странным, завывающим звуком: из недр горы дул ветер. Тхэг шагнул к широкому отверстию и заглянул внутрь. Поток ветра ударил его с такой силой, что рабочему пришлось упереться ногами, дабы не упасть со склона. К несчастью для Тхэга, на часах было ровно четыре часа двадцать семь минут. Завывания и свист ветра резко прекратились. Настала абсолютная тишина. Затем Тхэг вновь почувствовал поток ветра, однако на этот раз он не вырывался наружу, а засасывал внутрь с непреодолимой силой. Тхэгу не повезло, он потерял равновесие и свалился в расщелину. Гора дышала, а Тхэг – нет.

Прошло много лет, прежде чем пещеры Неистового Коня были обнаружены снова. Миллиарды лет потоки воды вымывали известняк в основании горы, образовывая самую крупную сеть пещерных образований в мире. Даже Карлсбадские пещеры намного уступают им.

В Кастере, Южная Дакота, автопилот произнес:

– Вы въезжаете в запретную зону. Мне нельзя ехать дальше.

На рассвете Джессика и Логан вышли из лабиринта и пошли дальше пешком.

В глубоком овраге сбоку от Неистового Коня стоял белый металлический столб с табличкой:

«ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН! СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНО! НЕ ВХОДИТЬ! ПРАВИТЕЛЬСТВО США».

За густым кустарником виднелся невысокий пьедестал цвета древесной коры, чуть дальше на выступе – еще один и еще. Луч невидимого света соединял их между собой.

Пятнистый олененок вышел из укрытия и осторожным шагом двинулся вверх по оврагу, не чуя опасности. В поисках пищи он опустил голову, освещенную солнцем, и начал пить воду из природного чистого каменного бассейна. Олененок загородил собой невидимый луч – сигнал был передан. Зверь не заметил две тени, которые взмыли со склона Неистового Коня и беззвучно приближались к нему. Бронзовое оперение, светящиеся глаза, наточенные когти, стальные клювы – робосоколы. Они безжалостно атаковали животное.

Логан посмотрел на табличку.

– Мы почти на месте.

– Там сказано «Смертельно опасно». – Джессика колебалась.

– Продолжай идти, – сказал он девушке, держа пистолет наготове.

Металлические птицы с шестиметровыми крыльями парили в небе, наблюдая за местностью. Они заметили внизу две фигуры и, движимые командой убить, ринулись вниз.

Логан заметил приближающихся птиц в самый последний момент. Он толкнул Джессику, и она кубарем покатилась по земле. Охотник принял удар на себя. Ослепляющая боль пронзила его тело – птицы нанесли ему три глубокие раны на спине. Сквозь туман боли Логан пытался нашарить в траве выпавший из руки пистолет.

 

Солнечный свет отражался от медного оперения. Робосоколы сделали круг и летели обратно, их задача – убивать чужаков.

Пальцы не слушались Логана. Нащупав пистолет, он никак не мог схватить его. Царапая и роя землю, он все же ухватил оружие. Превозмогая боль, охотник сжал рукоятку, уперся коленом о землю и рывком перевернулся на спину. Птицы бросились на него, закрывая собой все небо. Логан крикнул и выстрелил разрывной пулей. Соколы-убийцы взорвались и рассыпались на бронзовые обломки.

Джессика и Логан расположились в тени на заросшем мхом берегу возле ручья, чистая и прохладная вода которого спокойно текла сквозь щели в скале. Джессика смочила в воде тряпку и протерла искалеченную кожу на спине Логана, который, казалось, впал в беспамятство. Девушка потянулась, чтобы коснуться его спутанных волос, губы охотника шевельнулись, и он простонал:

– Джесс… – Логан попытался сесть, но она мягко удержала его.

– Лежи спокойно. – Джессика видела, как ему больно, его лихорадило. На мгновение он посмотрел на нее, но не узнал.

– Отдохни, – мягко сказала она. – Тебе нужно отдохнуть.

Услышав ее голос, Логан успокоился. Легкий ветерок в ветвях деревьев и тишина подействовали на него умиротворяюще, дыхание выровнялось, пульс замедлился.

– Надо продолжать двигаться, – пробормотал охотник. – Баллард… мы должны…

– Успокойся.

Через некоторое время они продолжили путь. Неистовый Конь возвышался над ними – такой огромный, что перо воина скрывалось за облаками.

Путники нашли старую заросшую тропу, ведущую к основанию горы, и по ней вышли к пещере. Внутри – кромешная тьма, однако глаза постепенно приспособились к темноте и стали различать какие-то объекты впереди. Пол пещеры покрывал толстый слой пыли, по нему явно никто не ходил уже очень давно. Шаги Логана и Джессики отозвались гулким эхом, когда они начали спускаться вниз.

– Как ты? – спросила Джессика.

– Идти могу, – ответил Логан.

Пещера вела в тоннель, который расширялся. Они обогнули крутой изгиб стены и остановились: перед ними предстал «Мыслитель». В оглушительной электронной тишине их взору открылось бесконечное множество светящихся огоньков: они видели Танжер и Лондон, Макао, Капри и Бейрут, Эль-Кедереф, Шато-Шинон и Вундед-Ни, из этой пещеры передавались сигналы в медпункт в Хемнице, стеклянный дом в Шропшире, телефонные будки в Биллингсе и Монтане. Огромный, спрятанный в горе электронный мозг посылал сигналы по нервной системе Земли в отдаленные места, деревни, города и мегаполисы, наводя порядок и принося миру спокойствие.

Апофеоз компьютеризации общества. Распространение электронных мозгов в Колумбии и Калифорнии в шестидесятых годах двадцатого века стало серьезным прорывом в области полупроводниковых технологий. Компьютеры соединялись между собой в стремительно растущей прогрессии.

Президент Кертейн первым предложил перенести «Мыслителя» из Ниагарских пещер в пещеры Неистового Коня, а после того, как Республиканская партия прекратила свое существование, в 1988 году законопроект о строительстве Неистового Коня был принят без какого-либо вмешательства со стороны оппозиции. Ориентировочная итоговая стоимость проекта составляла двадцать пять миллиардов долларов. Старик построил его для молодежи.

– Выглядит пугающе, – заметила Джессика.

Они спустились вниз. Логан ничего не понимал: на платформе, где рядами было установлено компьютерное оборудование, он заметил, что некоторые из рядов не освещены, и никакой закономерности в этом не наблюдалось. Нужно разобраться. Беглецы подошли к первому ряду вычислительных машин. Табличка на гладкой металлической поверхности сообщала: «СОБОР – JCV 6° 49883, Западный жилой массив, Лос-Анджелес, Калифорния, Западная Америка».

Вдруг тишину нарушил вой сирены. Из глубины тоннелей что-то стремительно на них надвигалось. Логан схватил Джессику за руку, и они побежали. Звук усиливался. Нечто с воем и визгом двигалось прямо на них. Беглецы спрятались в одном из темных рядов. Вой сирены внезапно смолк.

Логан прижался к металлической стене, крепко держа в руке пистолет, Джессика спряталась за ним. Где-то в темноте неподвижно застыл Смотритель – вооруженный робот из бронебойного металла, весом более полутонны. Он ждал.

«Все, мы обречены, – пронеслось в голове у Логана. – Против этой штуки бессилен даже пистолет охотника Вечного сна. Но почему он выжидает?» Охотник сглотнул, поднял глаза и прямо перед собой увидел еще одну табличку: «МНОГОЦЕЛЕВОЙ БЛОК С КОРОТКИМ СРОКОМ СЛУЖБЫ – VJK 8° 1704, Тихий океан, Западное полушарие». Там же находится «Молли»! Ну, конечно, для Смотрителя «Молли» не существует, это мертвая зона, потому-то он и не видит Логана и Джессику. Собор, как и «Молли», тоже мертвая зона, он был вторым этапом на пути к Убежищу, значит, есть третий – еще одна мертвая зона, нужно только до нее добраться.

Логан повел Джессику в глубь ряда. Смотритель остался на месте – следовать за ними он не может, ему придется идти в обход. Так они выиграют немного времени. Дойдя до конца ряда и выйдя в освещенную зону, охотник и девушка перешли на бег. Нужно успеть нырнуть в спасительную темноту следующего ряда.

Робот стремительно их преследовал, он уже был рядом, прицеливался.

Успели. Новая табличка гласила: «ВАШИНГТОН – LLI 70 5644, округ Колумбия, Восточная Америка».

– Вот куда должна была нас доставить машина из «Молли», – заключил Логан. – Баллард в Вашингтоне.

– Но как нам отсюда выбраться? Эта штука нас не выпустит.

Логан осмотрелся:

– Думаю, есть другой путь.

Метрах в пятидесяти от беглецов прямо в толще горной породы были высечены узкие зигзагообразные ступеньки. Смотрителя вроде не слышно. Логан спрятал пистолет за пояс, снял ботинки, размахнулся и швырнул один из них на другую сторону гигантской электронной панели. Как только ботинок коснулся металлического пола, Смотритель издал пронзительный визг и рванул в ту сторону.

– Вперед!

Девушка застыла в ужасе:

– Ничего не выйдет!

– Беги, черт тебя побери!

Они бросились к ступенькам. Робот уже испепелил ботинок и двинулся в сторону Логана и Джессики.

Убегая, девушка поскользнулась на гладком полу и упала на колени. Логан рывком помог ей подняться. Сирена пронзительно выла. Логан бросил второй ботинок, пытаясь выиграть еще несколько секунд. Робот замешкался, и беглецы торопливо начали карабкаться по ступенькам.

– Он нас так и будет преследовать?

– Не сможет, – проговорил Логан, поднимаясь. – Ступеньки не под напряжением.

– Куда мы идем?

– Туда, куда они нас ведут, наверх.

Беглецы шагали, ступенька за ступенькой. Раненая спина охотника пульсировала; он сцепил зубы от боли, силы покидали его. Короткого отдыха у ручья было явно недостаточно, чтобы восстановиться.

По мере того, как Логан и его спутница поднимались, становилось темнее, огни «Мыслителя» почти скрылись из виду. Темнота даже нравилась Логану, он совсем не желал видеть, на какой высоте они оказались, нужно смотреть только вверх.

Внезапно охотник замер – кто-то спускался по ступенькам им навстречу. Может, Баллард? Логан прижался к каменной стене, вглядываясь в луч света, медленно приближающийся к ним. Фигура уверенно двигалась по извилистой лестнице, вот она уже совсем близко, и Логану удалось рассмотреть накидку охотника Вечного сна и его лицо. Фрэнсис.

Логан поднял пистолет и прошептал:

– Джессика, знаю, ты ненавидишь убийства, но он – охотник, вооруженный умной пулей. Либо я выстрелю первым, либо он убьет нас. Решай.

Ответа не последовало.

– Джесс! – Логан повернулся – Джессика исчезла.

Где она? Не могла же девушка так быстро спуститься вниз.

– Логан, сюда! – услышал он ее мягкий голос.

Охотник быстро нащупал в стене узкий боковой лаз и, спрятав пистолет, скользнул туда. До Фрэнсиса оставалось всего двадцать ступенек.

Логан нащупал лодыжки Джессики.

– Продолжай двигаться вперед, я за тобой.

Тоннель постепенно начал сужаться, и они в нем были, словно живые пробки. Джессика тихонько заплакала, она не могла двигаться дальше, гора давила на них со всех сторон. Логан почувствовал приступ клаустрофобии, но усилием воли заставил себя не думать об этом.

– Кажется, впереди немного шире, – прошептала Джессика.

– Тянись, – сказал Логан резко. – Мы не можем вернуться.

Бедра девушки то и дело застревали в узком проходе, но она медленно и упорно ползла вперед. Теперь беглецы могли уже перемещаться на руках и коленях. Потолок стал выше. Еще немного – и они оказались прямо в сердце огромной горы. Острые камни впивались в босые ступни Логана, темнота была непроглядной.

– Куда теперь? – спросила Джессика.

Логан взял ее за руку и сделал осторожный шаг вперед. Нога ушла в пустоту. Восстановив равновесие, охотник отступил назад и попробовал сделать шаг в другую сторону. Малейшая небрежность – и они оба рухнут вниз.

1Кордит – название одного из видов нитроглицеринового бездымного пороха.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»