Уведомления

Мои книги

0

Воспитай в себе мужество! Месячная программа на пути к идеальному телу и тотальной самодисциплине

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Воспитай в себе мужество! Месячная программа на пути к идеальному телу и тотальной самодисциплине
Воспитай в себе мужество! Месячная программа на пути к идеальному телу и тотальной самодисциплине
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 648  518,40 
Воспитай в себе мужество! Месячная программа на пути к идеальному телу и тотальной самодисциплине
Воспитай в себе мужество! Месячная программа на пути к идеальному телу и тотальной самодисциплине
Аудиокнига
Читает Олег Томилин
349 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Joe De Sena, John Durant

SPARTAN FIT!: 30 Days. Transform Your Mind. Transform Your Body. Commit to Grit

© 2016 by Spartan Race, Inc

© Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company

© Качалов А.А., перевод на русский язык, 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

* * *

Посвящается древним Спартанцам.

Адресовано современным Спартанцам.


спартанский прил.

1. Отличающийся строгой самодисциплиной.

2. Простой, неприхотливый или аскетичный.

3. Немногословный, отличающийся лаконизмом.

4. Отважный при столкновении с болью, опасностями и невзгодами.


спартанец сущ.

1. Гражданин Спарты.

2. Обладатель спартанского характера.

3. Тот, кто пробежал Spartan Race (спартанские гонки).

Пролог
Слеп и связан

Джею Джексону завязали глаза. Руки скрутили за спиной, лодыжки туго стянули. В глотку ему запихнули махровую салфетку, а вокруг рта обвязали наволочку, чтобы кляп не выскочил. И приставили к голове пистолет.

За полтора часа до этого Джей спокойно отходил ко сну в собственной постели, как вдруг какой-то человек распахнул дверь его спальни, включил свет и вытащил ствол.

– Переворачивайся на живот, – приказал человек.

– Ты что творишь?

– ПЕРЕВОРАЧИВАЙСЯ, Я СКАЗАЛ.

Человек связал Джея по рукам и ногам тонкими гладкими бечевками, которые достал из карманов, а также обувными шнурками, галстуками и рубашками, вынутыми из шкафа в спальне Джея. Затем завязал ему глаза. Кляп появится позже – после продолжавшегося больше часа странного диалога, касавшегося множества вещей – от обыденных подробностей жизни Джея (которые были известны этому человеку) до тщательного выяснения того, сможет ли Джей идентифицировать неизвестного для полиции. В результате разговора выяснилась зловещая деталь: человек пришел не за деньгами и не торопился уходить.

Потом – кляп.

Потом – тишина.

Трудно переоценить тревогу и дезориентацию, охватывающие человека, когда он теряет способность видеть. Люди – животные «зрительные»; при передвижениях в пространстве мы зависим от своего зрения больше, чем от любых других органов чувств. Каждому случалось спотыкаться ночью по пути в ванную – в полной темноте нам трудно оценивать дистанцию, направление и положение своего тела, можно запросто удариться пальцем, оступиться и упасть. Простейшее движение превращается в сложный маневр.

Но утрата зрения облегчает другое: с завязанными глазами гораздо проще увидеть, как перед тобой проносится вся твоя жизнь.

Джей мысленно вернулся в детство, когда отец заставлял его и старшего брата бороться друг с другом с завязанными глазами на мате в подвале. Используя лишь осязание, мышечную память и воображение, они стремились добиться преимущества в неблагоприятных условиях, стараясь прижать друг друга к полу.

Борьба с завязанными глазами была безумной идеей их отца.

– Если будете тренироваться в более жестких условиях, реальный поединок покажется вам легкой прогулкой, – говорил он.

Потом он напоминал им (кажется, в тысячный раз) о Даге Блюбау, борце, завоевавшем золотую медаль на Олимпиаде 1960 года. У того было настолько плохое зрение, что он, как говорили, становился практически незрячим, когда снимал очки с толстенными стеклами – а снимать их ему приходилось перед каждой схваткой.

– Учитесь предвосхищать действия своего противника даже тогда, когда не можете его видеть, – наставлял отец.

Сказать проще, чем сделать. Брат Джея занял позицию, ухватил Джея за руку, уложил его на спину и прижал к полу. Со временем Джей станет более умелым борцом, но на тот момент его старший брат был сильнее и опытнее.

– Сопротивляйся, – призывал отец. – Продолжай бороться.

Отец заставлял их тренироваться до изнеможения (или до тех пор, пока не вмешивалась мать). Но когда твой отец – учитель физкультуры в средней школе, по выходным приходится отрабатывать приемы борьбы в подвале собственного дома, иногда с завязанными глазами.

Другие дети в школе считали отца Джея чересчур требовательным – суровым, не терпящим оправданий и заставляющим пахать до упаду мужиком, для которого поступки всегда весомее слов. Он постоянно подчеркивал важность усердной работы, но не насаждал ее посредством внешних проявлений дисциплины (Джея, например, никогда не наказывали сидением дома), предпочитая развивать и культивировать в сыновьях внутреннюю дисциплину. Кроме того, он некогда служил в спецназе (был «зеленым беретом») – этот факт не слишком удивил Джея, если не считать того, что он узнал об этом лишь в восьмом классе от своего одноклассника. Придя домой, Джей спросил у отца, правда ли это. «Ага», – ответил тот с характерной небрежностью. «Зеленому берету» не было нужды кому-то говорить об этом.

Дисциплинированный, жесткий, немногословный, скромный – таким был Пол Джексон. А еще, быть может, немного чокнутым, особенно в атмосфере безопасного, тихого и финансово благополучного пригорода, где его строжайшая дисциплина казалась в лучшем случае неуместной, а в худшем – карательной. Человек, созданный для более сурового времени. Человек, приучавший своих детей в каждом препятствии видеть возможность. Человек, достаточно сумасшедший, чтобы учить своих сыновей бороться друг с другом с завязанными глазами.

Но в данный момент все эти тренировки имели бы значение, только если бы Джей сумел высвободить руки – а они все еще были стянуты рубашками, галстуками и шнурками. Его ноги тоже по-прежнему были связаны, во рту торчал кляп, глаза ничего не видели из-за повязки, а еще в его комнате находился вооруженный человек. Даже Гудини из таких пут не выбирался.

Джей знал, что может умереть. Но вместо того, чтобы паниковать или сдаться, он прислушался к голосу своего отца. Он сделал выбор, решив превратить эту ситуацию в вызов, в очередное препятствие, которое просто нужно преодолеть. Почти в игру.

Тихо и незаметно Джею удалось ослабить узлы рубашек и галстуков – они были толще, и их было проще развязать, чем шнурки, но на этом ему пришлось остановиться, так как его руки были на виду, и он не мог их просто развести.

Джею нужно было как-то прикрыть руки. Тогда он притворился, что дрожит. К его изумлению, человек в его спальне купился на эту уловку и укрыл его одеялом, скрыв таким образом руки Джея от собственного взора. Затем человек предложил выключить в спальне свет. Большинство людей это повергло бы в ужас – он что, собирается сейчас нажать на курок? Но Джей, мыслями вернувшийся в детство, к борьбе с завязанными глазами с братом, понимал, что этот факт дает ему преимущество. Он согласно кивнул. Теперь не только его руки были скрыты от глаз, но и сам его мучитель находился в темноте.

Затем человек лег на кровать рядом с Джеем, ужаснув того своей близостью. Джей слышал его дыхание.

Но при этом он был сосредоточен на следующем шаге: нужно было развязать руки полностью. Сейчас это было важнее всего. С каждым маленьким движением Джей приближался к свободе. К счастью, в тот момент, когда его связывали, ему хватило выдержки инстинктивным движением слегка развести руки, что обеспечило немного свободного пространства между ладонями – пространства для маневра. Если бы его кисти были прижаты друг к другу вплотную, он ни за что не смог бы их высвободить.

Джей освоил этот прием в совершенно невероятных обстоятельствах: когда подвергался «хейзингу»[1] в колледже. В сборной колледжа по борьбе он оказался единственным первокурсником, и студенты старших курсов развлекались, связывая его и кидая на бильярдный стол смеха ради. Джей никогда в жизни не мог и предположить, что однажды наступит день, когда он будет благодарен им за эти жестокие розыгрыши. Они сделали его сильнее.

Ему потребовалось примерно шесть-семь минут для того, чтобы освободить руки. Затем Джей медленно и бесшумно вытащил их из-за спины. У него был, вероятно, всего один-единственный шанс схватить лежавшего рядом человека, скрутить его и отобрать пистолет. Но ноги Джея по-прежнему были связаны, во рту был кляп, а на глазах повязка, так что он не мог точно знать, где находится человек. Но он мог слышать его.

И тогда Джей что-то промямлил.

– Что? – отозвался человек, невольно выдавая свое примерное местонахождение.

Джей снова что-то неразборчиво пробубнил.

– Что ты там говоришь? – спросил человек.

Этого было достаточно, чтобы понять, где он. Джей кинулся на него, обхватив теперь уже свободными руками, прижал его руки к торсу и тут же потянулся к его запястьям. Ошеломленный человек прорычал, что у него в руках пистолет, но Джей уже добрался до его запястий и ладоней и понял, что тот блефовал. Неужели пистолет упал?

Слава богу, что я борец, а не теннисист.

Схватив противника за запястья, Джей вжал его голову в пространство между кроватью и креслом, стащил с постели, сел на него верхом и прижал его спину к полу. Затем Джею удалось сорвать повязку с глаз и вынуть кляп. Но развязать ноги, одновременно удерживая человека в таком положении, не было никакой возможности. Вдобавок тот сопротивлялся, пытаясь ногами оттягивать путы на ногах Джея. От этого лодыжки у Джея горели и кровоточили, но он игнорировал боль. Если бы он дал человеку подняться, все было бы кончено.

 

Джею нужно было вырубить его, но прежде он никогда не дрался по-настоящему. Тогда он стал лупить человека головой, снова и снова, раз за разом, пока лица обоих не залила кровь.

Следующие пятнадцать минут они боролись на полу. (Борцовский поединок в колледже длится в общей сложности семь минут.) Обогнув в процессе кровать и оказавшись с другой стороны, они продолжили схватку. Человеку удалось схватить телефонный провод, но Джей перехватил его, обвил вокруг его шеи и крепко стянул правой рукой, одновременно локтем прижимая его руку к полу. Левой рукой Джей поднял телефонную трубку и набрал 911.

Поначалу офицеры полиции ему, по-видимому, не поверили. На часах было 4 утра, да и случается такое в Пало-Альто нечасто. Но пять минут спустя полицейские уже прибыли к дверям его дома.

Диспетчер по телефону попросил Джея открыть полицейским дверь.

Джею это, конечно, было в тот момент немного не с руки.

– Скажите им, чтобы высадили дверь!

Затем, сколь бы невероятным это ни казалось тем, кому доводилось отражать нападение злоумышленников голыми руками, диспетчер заявил, что полиция не может выбить дверь. На это требуется разрешение руководства. На получение разрешения ушло еще двадцать минут. Таким образом, жизнь Джея зависела от того, сможет ли он – со связанными ногами и при том, что где-то рядом валялся пистолет – удерживать прижатым к полу взрослого человека на протяжении более чем двадцати пяти минут. Наконец, полицейские вошли, достали пушки, и все было кончено.

А для Джея началась новая жизнь. Он взял телефон, позвонил отцу и поблагодарил его. Позже он узнал, что стал культовым персонажем среди местных врачей «Скорой помощи». Они никогда еще не видели, чтобы кто-то в одиночку сумел так сильно отделать злоумышленника.

Главный борцовский поединок в жизни Джея случился не на мате в спортзале. В этом бою не было никаких правил, никаких судей со свистками, не было секундомера и перерыва на воду. Условия были непредсказуемыми и неравными, а кроме того, они менялись на лету. И, как в результате узнал Джей (а в итоге и его противник), между тренировочной схваткой и дракой не на жизнь, а на смерть существует огромная разница.

Быть подготовленным ко всему, что пошлет судьба, – это и значит быть в спартанской форме – Spartan Fit.

Глава первая
Выйти на линию старта

Храбрейшими поистине должно считать тех, кто ясно видит, что их ожидает, будь то слава или опасность, но несмотря ни на что идет этому навстречу.

Фукидид

Меня зовут Джо Де Сена, и если вы ищете здесь только тренировочную программу, то переходите сразу к списку упражнений в главе 6 и рекомендуемым рецептам, которые найдете на странице 228 и далее.

Или, если уж совсем просто: выходите на улицу прямо сейчас и бегите как можно дальше. Потом сделайте столько берпи, сколько сможете. Потом бегите, идите или ползите домой. Ешьте только натуральные продукты, исключите десерты, не напивайтесь, загорайте хотя бы иногда, принимайте холодный душ, поднимайте тяжести, пользуйтесь лестницами, а не лифтами, медитируйте или молитесь и найдите того, кого сможете полюбить. В 8 вечера гасите свет.

Вот ваша программа – а теперь вперед, выполняйте.

Поймите, если бы привести себя в хорошую форму было так же легко, как отыскать список нужных упражнений, Интернет положил бы конец проблеме ожирения. Ведь там можно найти миллиард тренировочных программ! Команда Spartan Race ежедневно выкладывает на сайте новые планы тренировок – все есть, все бесплатно. Эта информация даже не на расстоянии вытянутой руки, она на кончиках ваших пальцев. Главное препятствие для вас – это не нехватка информации.

Ваше главное препятствие – это вы сами.

Но также вы – ваша величайшая возможность.

И это в равной степени применимо как ко мне, так и к любому другому человеку.

Цель этой книги – помочь вам преодолеть любые физические или ментальные препятствия и раскрыть возможности, которые находятся внутри вас. Добиться спартанской физической формы – стать Spartan Fit.

В частности, эта книга содержит 30-дневную тренировочную программу для подготовки к Spartan Race, гонке с препятствиями, которую я придумал и которой руковожу. Spartan Race доводит участников соревнований до пределов возможностей, чтобы они могли преодолеть эти пределы. Наш девиз звучит так: «Ты все поймешь на финишной черте», – и ты действительно поймешь; однако большую часть своего времени я занимаюсь тем, что убеждаю людей по всему миру выйти на линию старта, что для них еще труднее. Как только они выходят на старт, гонка берет свое.

Но как бы ни было трудно убедить некоторых людей выйти на линию старта, я раз за разом поражаюсь тому, чего эти же люди добиваются после того, как добегут до финишной черты. Джей Джексон боролся с завязанными глазами не потому, что думал, будто однажды это может спасти ему жизнь, – он тренировался ради спорта, и это изменило его жизнь так, как он не мог себе и представить. Пережив этот опыт, Джей сменил род занятий, стал школьным учителем и вместе с нами разработал пособие, которое мы назвали Spartan Edge. Оно помогает детям преодолевать любые препятствия благодаря стойкости и упорству. Я получил десятки тысяч электронных писем от ветеранов-инвалидов, людей, победивших рак, и обычных людей, совершивших далеко не обычные поступки после финиша в нашей гонке. Я посвятил себя тому, чтобы помочь другим развить бо́льшую силу и стойкость, нужные для достижения их целей в спорте и в жизни. Мне нравится вдохновлять людей на достижение того, что кажется им невозможным.

Я регулярный участник ультрамарафонов на выносливость, и мне посчастливилось принять участие в сложнейших забегах по всему миру. Я пробежал свыше пятидесяти ультрамарафонов и поучаствовал в большем числе этапов Ironman, чем могу упомнить. Большую часть этих забегов составили гонки на сто и более миль; кроме того, была пара традиционных марафонов. Как-то раз я поучаствовал в трех забегах в течение одной недели: Vermont 100, Ironman в Лейк-Плэсид и Badwater Ultra. Последняя из этих трех гонок – забег на 135 миль из Долины Смерти к горе Уитни в самый разгар лета. В тот год температура там была 137 градусов по Фаренгейту (58 градусов по Цельсию). Моя футболка натурально расплавилась.

Однако каким бы сложным ни был вызов, стоящий передо мной, я никогда не сомневаюсь в том, что смогу финишировать в гонке. Звук выстрела из стартового пистолета сбрасывает меня в абсолютно пустое пространство, в котором я не слышу ничего, кроме собственного дыхания и стука своего сердца. Мое тело движется вперед, но все остальное замирает на месте. Я не думаю о надеждах или сожалениях, о том, что съем на ужин или чем заняты мои дети. Все, о чем я думаю (если это вообще можно описать словом «думать») – мерные шлепки моих подошв по земле. Я обязательно финиширую, независимо от того, насколько сильно мне нужно напрячься, чтобы добраться до финишной черты. Это просто должно произойти, вот и все.

Что касается того, почему я вынужден постоянно соревноваться, то ответ на этот вопрос стоит поискать в моем детстве, прошедшем в 1970-е в Куинсе, Нью-Йорк. Моя мать познакомила меня с йогой, древней формой комплексной тренировки организма, захватившей ее воображение и изменившей ее жизнь – йога подарила спокойствие ее смятенному уму. Истинные мастера йоги способны удерживать одну позу в течение многих минут, часов или даже дней. Разница несущественна, потому что время для них останавливается. Они настолько глубоко постигли взаимоотношения между своим разумом и телом, добились такого единения между ними, что все прочее перестало иметь для них значение – только звуки их дыхания и стук сердца.

Но даже если вы практикуете йогу, медитируете и бегаете без устали, жизнь все равно найдет способ застать вас врасплох. Вы будете сталкиваться с препятствиями, которые потребуют от вас быстрой адаптации, так что такие вещи, как «эйфория бегуна», покажутся чепухой. Итак, вы бежите вперед, уверенные, что контролируете ситуацию. Здорово. А что, если тропа внезапно оборвется, вы окажетесь в каменистой местности и сломаете лодыжку? Что тогда будете делать? Что, если вам понадобится влезть на скалу, чтобы продолжить свое движение, – вот только вы не тренировались для такого, а значит, можете запросто свалиться и сломать шею? Сумеете вы адаптироваться или растеряетесь потому, что прежде знали лишь монотонный стук бегущих по дороге ног, а дорога вдруг кончилась?

Что говорить о вызовах, стоящих перед участниками марафона, когда некоторые люди настолько плохо подготовлены к неожиданностям, что холодный кофе с утра или пробка на дороге способны испортить им весь день. Крайне редко бывает, что мы, проснувшись, проживаем свой день в точности так, как себе наметили, поэтому мне стало интересно, насколько многие люди физически не подготовлены даже к самым рядовым событиям в жизни, не говоря уже о нерядовых. Их подготовка не соответствует непредсказуемым сложностям жизни. Соревнование вроде забега на длинную дистанцию, каким бы сложным оно ни казалось многим людям, является крайне предсказуемым, но это прилагательное редко можно применить к тем тяжелым жизненным испытаниям, которые по-настоящему определяют нашу личность. Если марафон на 5 километров кажется вам хорошим стимулом улучшить собственное здоровье, подумайте об альтернативе, которая не будет полностью распланированной наперед и позволит закалить как ваш дух, так и ваше тело. Подумайте о Spartan Race.

ВАШЕ ГЛАВНОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ – ЭТО ВЫ САМИ.

НО ТАКЖЕ ВЫ – ВАША ВЕЛИЧАЙШАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ.

Я основал Spartan Race в 2010 году, чтобы испытывать общую физическую подготовку людей, а этот термин включает в себя и сопротивляемость организма, и силу, и выносливость, и скорость, и атлетизм. Я также хотел испытать их способность адаптироваться физически и, что, пожалуй, еще более важно, психологически – особенно к сюрпризам. Я хотел подвергнуть стресс-тесту слабости, делающие нас уязвимыми в непростом, а порой и опасном мире, где хаос сражения становится все более подходящим эпитетом для описания повседневной жизни и нашего общества. Моя теория состоит в том, что значение такого испытания для жизни человека куда серьезнее, чем простой фитнес. Я считал, что, участвуя в гонке Spartan Race, человек научится лучше справляться с препятствиями, ежедневно возникающими в его жизни, и это позволит ему эффективно действовать в любой роли – родителя, работника, государственного служащего или какой-то иной, требуемой жизненными обстоятельствами.

Спартанцы называют эту готовность «иммунитетом к препятствиям», что означает способность преодолевать любое препятствие на своем пути, обходя его вокруг, прорываясь насквозь или перепрыгивая. На наших трассах мы создаем грязевые участки, воздвигаем скользкие стены и другие физические препятствия на пути участников – но каким бы ни было препятствие, его истинная цель не в том, чтобы заставить кого-то оплошать и поплатиться за неудачу тридцатью берпи. Эти препятствия – метафоры тех трудностей, с которыми мы сталкиваемся на жизненном пути. Диагностированный рак – это препятствие. Уведомление об увольнении – препятствие. Разрушенный брак – препятствие. Жизнь посылает их нам бесконечной вереницей.

Spartan Race задумывалась как испытание, но никому не следует участвовать в гонках (по крайней мере, в таких, как эта) без адекватной подготовки. Недостаточная натренированность приведет к провалу, и это понятно. В моем представлении подготовка к гонке даже больше, чем сама гонка, служит источником существенного прогресса в жизни.

Спортсмен, тренирующийся для участия в Spartan Race, сталкивается с теми же вызовами, что и джазовый музыкант, готовящийся к выступлению. И то и другое требует длительной подготовки, но содержание этих событий не всегда известно заранее. Музыканты не могут подготовиться к концерту, просто репетируя то, что собираются сыграть, ведь без импровизации джаз уже не джаз. Поэтому им приходится отрабатывать все те навыки, которые потребуются для того, чтобы эффективно импровизировать на сцене. Им нужно оттачивать свою технику работы пальцами, экспериментировать с разными регистрами и уметь находить способы играть в незнакомых им музыкальных ситуациях. Успешные джазовые музыканты отказываются от принципа «Нет уж, если я собираюсь играть перед публикой, то буду репетировать именно то, что запланировано». Им нужно действовать по обстоятельствам.

 

Как человек может подготовиться к гонке с препятствиями, аналогов которой никто никогда прежде не видел? В отсутствие конкретного плана люди сочетали разные тренировочные схемы, строившиеся на догадках о том, чего можно ожидать на гонке. Но даже такой подход вызывал вопросы. Если предстоит преодолеть стену высотой восемь футов, нужно ли строить такую стену и несколько раз в неделю ее перелезать? Да, это подготовка к конкретной задаче, но является ли она оптимальной? Быть может, было бы лучше посвятить это время тренировкам с собственным весом, подтягиваниям, упражнениям на хват и так далее – просто на тот случай, если стена вдруг окажется выше, будет наклонной или особенно скользкой. Таким вопросам не было конца.

Spartan Fit! является продолжением Spartan Up!, моей предыдущей книги, ставшей летом 2014 года бестселлером по версии New York Times. Эта новая книга – руководство по тренировкам и диете. Spartan Fit! будет ценным инструментом для тех, кто решил слезть с дивана и начать жить. Книга Spartan Up! вдохновляла людей раздвигать границы возможного, принимая дерзкий вызов. Они ответили на него и в результате развили в себе новую веру в себя и свои способности. Теперь у них есть надежда. Есть уверенность в себе. Теперь они готовы к переменам в том, что касается сна, питания и активности. Spartan Fit! будет их руководством.

Я разработал 30-дневный план тренировок и питания, который позволит вам перейти из вашего нынешнего состояния, каким бы оно ни было, в состояние готовности к гонке Spartan Sprint. Это означает, что вы будете подготовлены к участию в самой легкой из наших гонок, которая совсем не такая уж легкая. Я задумывал эту книгу как практическое руководство, которое поможет вам как начинающему спартанцу (или тем из вас, кто хочет отточить свои навыки) внедрить спартанские принципы в подход к своему здоровью и физической подготовке. Прочитав эту книгу, вы получите все инструменты, необходимые для самостоятельного продолжения спартанского образа жизни и, что не менее важно, для помощи другим в достижении успеха.

– Первые тридцать дней важнее всего, – говорит Джо Ди Стефано, который совместно с Джеффом Годином, доктором медицины, а также нашим Тренировочным отделом разработал Spartan SGX – курс сертификации спартанских тренеров, спортсменов и фанатов. – Если вы собираетесь натренировать себя к гонке, сбросить вес, освоить подтягивания – по сути, неважно, чего именно вы пытаетесь достичь, – первые тридцать дней зададут настрой и предопределят ваш будущий результат. Более того, они станут для вас той точкой опоры, которая поможет вам в будущем, когда ваш путь станет тернистее, а прогресс замедлится.

Впрочем, именно потому, что достичь уровня Spartan Fit непросто, это увлекательная задача. В плане физической подготовки вы должны будете развить самые разнообразные качества. Это программа общей подготовки, а не узкоспециализированной. Сила будет играть важную роль, но мощность и мышечная выносливость не менее важны. Вам нужно будет выработать аэробную выносливость, но также стремиться поднять свой анаэробный порог. Здесь вам на помощь придут высокоинтенсивные интервальные тренировки (HIIT), которые позволят легче переносить усталость, всегда нарастающую по мере преодоления препятствий между отрезками забега. Столкнувшись с одним из наших непростых препятствий посреди трассы, вы сможете восстановиться после его преодоления быстрее, чем среднестатистический человек, если у вас будет хорошо развита аэробная выносливость. Также она позволит вам приложить максимум усилий к преодолению следующего препятствия.

Эта книга научит вас тому, как правильно подготовиться к гонке Spartan Race, но в процессе работы над ней мы обнаружили, что спартанские тренировочные методы способны подготовить вас к занятию почти всеми видами спорта. По правде говоря, тренировочный план и рекомендации по питанию, представленные в этой книге, могут с успехом применяться в любом деле, будь то занятия бегом, борьбой, горными лыжами – да практически любым видом спорта, который только придет вам на ум. Более того, они подготовят вас к каждодневной жизни! Они могут помочь восстановиться после увечья, тяжелого расставания, эмоциональной травмы и стресса.

Даже если вы не собираетесь бежать гонку, эта программа все равно станет для вас отличным подспорьем для приведения себя в хорошую форму. Предположим, вам нужно сбросить лишний вес. Вы добьетесь этого, однако потеря веса станет лишь одним из результатов, причем далеко не самым главным; скорее, это будет побочным эффектом. Ведь, помимо сжигания жира, вы нарастите мышцы, разовьете в себе выносливость и начнете обретать иммунитет к препятствиям; иными словами, ничто больше не сможет выбить вас из колеи. У вас будет больше энергии, вы избавитесь от каши в голове и депрессии. И да, если вы хотите отлично выглядеть, привлечь партнера и спариваться, как настоящее животное, вы добьетесь и этого. Ваша уверенность в себе, как и уровень вашей физической подготовки, взлетит до небес.

Вы, должно быть, задаетесь вопросом, как кто-то может всерьез рассчитывать финишировать в такой требовательной и сложной гонке на выносливость, как Spartan Race, после всего лишь тридцати дней подготовки. Я полагаю, люди способны проявлять героическую выносливость в ситуациях, когда от этого зависит их жизнь. Представим, что ваша машина неожиданно сломалась на дороге и вам теперь предстоит пройти 26 миль в поисках еды и питья… Что вы сделаете? Пойдете пешком или просто умрете? Я надеюсь, что пойдете, но, к сожалению, в ситуациях вроде этой многие выбирают второй вариант. Черт возьми, да люди лишь в 55 % случаев принимают по графику препараты, от которых зависит спасение их жизней! Даже когда у людей есть волшебная таблетка, они зачастую ее не глотают. Проблемы со здоровьем угрожают миллионам людей в этой стране, и многие из них знают, что спасение их жизней напрямую зависит от радикальных перемен в образе жизни, но при этом все равно предпочитают ничего не предпринимать. Я считаю, что во многом их проблема заключается в том, что они не знают, как начать.

Я обещаю вам гигантские перемены в жизни благодаря этой книге, но, прежде чем вас захлестнет энтузиазм, поймите одно – предпринять такой рывок редко бывает легко. Следовать рекомендациям, которые я даю на этих страницах, может показаться менее соблазнительным, чем просто сидеть на диване. Но придерживайтесь спартанского образа жизни – и, я уверен, вы спасете или как минимум продлите собственную жизнь.

Переход к здоровому образу жизни труден, как и любая другая радикальная перемена в жизни, потому что все мы заложники привычки. Мы знаем, когда смотреть любимые сериалы, когда приезжать в аэропорт, чтобы не опоздать на рейс, когда чистить зубы. Мы идем на работу в понедельник и отсыпаемся в субботу. Одни из нас ходят в церковь, другие смотрят футбол. Нам нравится предполагать, что мы опять пообедаем, проживем еще один день, получим очередную зарплату и ничего необычного не произойдет, ничто не остановит наше уверенное и поступательное движение к какой-нибудь цели. Мы часто увязаем в этой монотонной рутине, не осознавая этого, пока однажды не просыпаемся в незнакомом месте, растерянно моргая и спрашивая себя: «Как я здесь оказался? Где я был все это время?» Привычки глубоко укореняются в нас и обретают громадный, ни с чем не сравнимый контроль над нашими жизнями, для сопротивления которому порой недостаточно одной лишь силы воли.

Лишь немногие избранные способны противостоять силе привычки, превращающей жизнь в сон наяву. Даже лучшие из нас могут подпадать под власть комфорта, и дни их жизни начинают сливаться в недели, недели превращаются в месяцы, и вот, не успев опомниться, человек уже оказывается глубоко погрязшим в жизни, течение которой по большей части напоминает состояние сна. Черт, да я и сам двадцать лет назад понятия не имел, что происходит с моим здоровьем, когда, работая трейдером на Уолл-стрит, обрастал жиром в своем офисном кресле. Я знал только, что и близко не чувствую себя так хорошо, как, по идее, должен был чувствовать. Многие из нас спят и сейчас. Если мы не проснемся в ближайшее время, то в конечном итоге можем оказаться совсем не там, где хотели бы, или, что еще хуже, вообще нигде.

Идя по жизни словно сомнамбула, человек может упустить шанс всей своей жизни, решив, что это нечто «странное» и «непривычное», а значит, несовместимое с понятием «нормы». А вдруг эта самая «норма» – совсем не то, что надо? Вдруг по-настоящему счастливую жизнь постепенно затапливало и подавляло нечто другое, пока она наконец не оказалась похоронена где-то глубоко-глубоко? Вдруг то, что мы считали жизнью, на самом деле мешало нам жить по-настоящему? Да и вообще, разве может жизнь быть какой-то другой? Правда ошеломляет нас, выбивает из колеи, даже ужасает, потому что так резко контрастирует с нашими скромными обывательскими ожиданиями и представлениями о нормальности. Правда требует от нас слишком многого. Нам пришлось бы радикально все поменять. Более того, различные устройства, системы и инструменты, имеющиеся у нас для облегчения и упрощения жизни, на самом деле лишь причиняют нам вред. Это бандажи и гипсовые повязки для наших психических мускулов, вызывающие атрофию способности нашей психики к адаптации и преодолению.

1Хейзинг (от англ. hazing – «злое подшучивание») – ритуализированное жестокое, унизительное обращение в ходе инициации при вступлении в определенную группу (прим. перев.).
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»