3 книги в месяц за 299 

ОбъектТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Дмитрий Валерьевич Пятенок, 2019

ISBN 978-5-0050-2927-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ДМИТРИЙ ПЯТЕНОК

ОБЪЕКТ

Одинокая белка бежала по лесу, перепрыгивая с ветки на ветку и не понимая, почему не удаётся найти ничего съестного. Она не знала, что это вообще за часть леса, где и зверей-то нет, не говоря про еду. Но вдруг еда перестала заботить её: настороженно замерев, белка увидела под собой яркий свет. Свет сочился из земли, в некоторых местах – особенно ярки. Затем раздался гул, земля начала вибрировать и буквально за считанные секунды раскололась пополам. Из образовавшегося разлома лился яркий свет. Спустя пару мгновений темноту разрезали два луча, и что-то тёмное с блестящим передом быстро нырнуло в эту жуткую нору. После этого разлом закрылся, свет погас. Белка решила, что больше никогда не будет забредать в эту часть леса.

Начало. 11 июня 2019 года

Огромная вспышка. Страшный рёв. Гул.

– Нет. Не может быть. Это происходит не со мной, это сон, это неправда!

Яркое пламя пробивалось даже сквозь закрытые глаза.

Игорь проснулся. Он уже давно не просыпался с криком, и уже давно не надеялся ощутить то чувство облегчения, когда пониаешь, что только что увиденный кошмар – всего лишь кошмар, а на самом деле всё в порядке. В порядке уже ничего не будет. Никогда.

Он нащупал под рукой пульт, по одному из каналов шёл выпуск новостей. Ничего нового. Очередной виток напряжённости в отношениях, очередные военные учения. Противостояние стран, казалось, достигло своего апогея.

Но какая разница? Обычным людям остаётся только наблюдать.

Игорь переключился на медиаплеер и стал дожидаться утра за просмотром любимого сериала. Уснуть уже всё равно не удастся. Но спустя полчаса он погрузился в тревожный сон.

Лучи раннего солнца пробились сквозь жалюзи и ударили в глаза. Игорь не любил вставать рано, но сегодня был даже рад такому пробуждению. Дел было много – много в сравнении с обычным их отсутствием.

Нужно было съездить на дачу, он не был там уже несколько месяцев. Накопились счета, да и система отопления шпарила ещё с весны.

Ехать, конечно, не хотелось. Но, с другой стороны, делать не хотелось ничего. Игорь смог заставить себя ходить в спортзал с прошлого лета и хоть немного вернуться к нормальной жизни, но на этом его подвиги закончились.

Заварив себе детскую банановую кашу и полив её медом, он на скорую руку позавтракал и отправился в душ. В зеркале отразился высокий молодой человек. Игорь часто слышал, что по глазам или выражению лица людей можно сделать выводы об их жизни, недавних событиях, но его лицо не выражало ничего. Оно было таким всегда. Вероятно, только пропала улыбка.

День действительно выдался жарким.

Последняя часть его прошлой жизни, оставшаяся с ним, стояла во дворе – чёрный «Хаммер», которому скоро будет уже десять лет, по-прежнему был на ходу и в отличной форме. Надо бы только помыть. Вчера был дождь, а учитывая конструктивные особенности машины – любая лужа приводила к полному загрязнению всего кузова.

«Яндекс» рапортовал о небольших затруднениях на дорогах, что для Москвы означало, что дороги почти свободны. Путь до города Троицк оценивался навигатором в пятьдесят минут.

Маршрут был знаком до мелочей, но Игорь по нему практически не ездил. Последний раз он там был весной, чтобы ослабить отопление, а до этого – прошлым летом, когда выдался очень холодный июль.

Он уже подъезжал к дачному кооперативу, когда его взгляд упал на поле справа.

После покупки машины, а особенно после приобретения внедорожных покрышек, поля близ Троицка стали самым настоящим полигоном для проверки проходимости, и хотя по-настоящему серьёзных засад там не было, но после дождя можно было весьма неплохо помесить грязь. Это было весело. И очень давно.

Поддавшись порыву, Игорь вывернул руль вправо и, перескочив обочину, выкатился на поле.

Всё равно на мойку хотел заехать.

Сделав погромче музыку, он направил машину прямиком в колею, проложенную трактором, который всё ещё регулярно ездил по полю, хотя и ни разу не был замечен вживую. Первые сто метров дорога была вполне приемлемой, но после начинались настоящие американские горки. Может, почва здесь была более мягкой, но колея резко углубилась. Джип легко преодолевал такие препятствия, постепенно отдаляясь от дороги. Голос в колонках отчаянно пел про танки и турбины, пушки и ракеты. Поле было сравнительно небольшим. Если с одной стороны его обрамляло шоссе, то с другой был лес. Вдоль этого леса проходила небольшая грунтовая дорога, но ездить там было не очень приятно – слишком часто попадались сучья, ветки, а значит, был риск проколоть шину. Многочисленные заплатки на колёсах были тому подтверждением.

Однако в этот раз Игорь и сам не заметил, как оказался около леса. Несмотря на то, что большие сучья пока не попадались, всё равно лучше было свернуть в обратную сторону, так как жуткий треск мелкого суховья под колесами не доставлял приятных ощущений. Внедорожный запал пропал достаточно быстро.

И как только он стал поворачивать в сторону дороги, нога непроизвольно нажала на тормоз. Машина встала, как вкопанная.

– Что за чёрт? – глаза Игоря были обращены к зияющей прогалине справа. Она была образована в относительно густом частоколе леса, и туда вела небольшая колея, но явно не от трактора. Протектор был не такой крупный, но явно внедорожный. Странной казалась сама прогалина. Она была слишком ровной, и главное – кому могло прийти в голову прокладывать дорогу в никуда? Конечно, прошло много времени, вероятно, по другую сторону леса уже возвели посёлок. Хотя Игорь понимал, что это маловероятно. Лес упирался в реку, и вряд ли кто-то решил бы строить посёлок среди чащи, когда вокруг пустые поля.

Желание исследовать новую дорогу, которая в любом случае появилась относительно недавно, возникло сразу, но сходу заезжать в густой лес не следовало, хотя бы по той причине, что потом, вероятно, придётся проделать весь этот путь задним ходом.

Игорь подкатил к прогалине и выбрался из машины. След от протектора был чётким и достаточно свежим, можно было предположить, что он был оставлен буквально этим утром, может, ночью. И тут кое-что показалось ему крайне странным. Но в этот момент в лесу раздался хруст, заставив подпрыгнуть на месте. Глаза автоматически посмотрели вперёд, и мысли о протекторе вылетели из головы.

Прогалина, по сути, представляла собой арку, так как ветки деревьев переплетались примерно тремя метрами выше уровня земли. Впереди, насколько хватало глаз, дорога шла относительно ровная, не было видно ни ям, ни сучьев – как будто бы и нет вокруг леса. По какой-то причине практически отсутствовала и влага на глинистой земле. И это несмотря на сильный вчерашний дождь.

Может, в лесу всегда так? Деревья выпивают всю воду, или ещё что?

В любом случае, пешком в лес идти не хотелось, несмотря на солнечную погоду – в лесу была приличная темень. Другое дело – на машине, пусть даже придётся сдавать назад. Игорь залез обратно в «Хаммер» и медленно направился к прогалине. Если бы он ещё раз взглянул на след от протектора, то, скорее всего, понял бы, что именно показалось ему странным.

Но машина плавно преодолела арку, и салон сразу же погрузился во тьму. Переключив регулятор фар в режим «дальнего света», Игорь продолжил путь, и только то, что приходилось внимательно всматриваться в дорогу, не позволило ему взглянуть в зеркало заднего вида. Увиденное там немедленно заставило бы его усомниться в собственном рассудке. Метров через пятьдесят стало ясно: если расширения дороги не будет, то придётся сдавать задом. Ещё через сотню метров дорога пошла под горку и упёрлась в небольшую площадку. Машину пришлось остановить, так как не было видно, куда ехать дальше. Судя по всему, это был тупик.

Как бы ни хотелось остаться внутри машины, нужно было выйти и осмотреться. Даже для разворота нужно было убедиться в том, что на площадке нет ям или каких-то препятствий. Застрять здесь не хотелось.

Как только дверца открылась, на уши сразу опустилась давящая тишина, сопровождающаяся только работой двигателя. Воздух был густой и как будто вязкий, создавалось впечатление, что он не проводит звук. Сделав несколько шагов, Игорь сразу понял, что площадка достаточно маленькая, ровная и точно является тупиком.

И кому в голову пришло проложить эту дорогу?

Видимо, другая машина тоже проделала этот путь и вернулась назад ни с чем. Никаких намёков на продолжение дороги не было. Но ощущение, что что-то не так, нарастало с каждой секундой.

Уже развернувшись и двинувшись обратно, Игорь вдруг замер. Он не просто замер – казалось, что даже дыхание остановилось на некоторое время. За одно мгновенье ему вдруг стало ясно, что именно не так было с тем следом, и волосы встали дыбом.

След шёл только в одну сторону. Какая бы машина сюда ни въехала, обратно она не возвращалась.

Оцепенение прошло через две секунды. Даже не пытаясь понять, куда могла деться машина, Игорь бросился к своей. И тут же в полной мере прочувствовал выражение «подкосились ноги»»: после первого шага ногу буквально свело, и последовало неминуемое падение. Машинально выставив вперёд руки, он натолкнулся не на ожидаемо мягкую почву, а на жёсткий металл. Руку, а затем и всё тело как будто прошибло током. И в эту же секунду земля начала мелко вибрировать.

Собрав всю волю в кулак, Игорь кинулся к машине. Запрыгнув в неё, он сразу же нажал на газ и максимально вывернул руль. Кое-как развернувшись на площадке и зацепив ветки, он вдавил педаль в пол и, наплевав на осторожность, поехал обратно. Если бы он не посмотрел в зеркало заднего вида, то, скорее всего, забыл бы об этом странном приключении уже через несколько дней. У него уже давно выработалась привычка пускать всё на самотёк, даже самые интересные дела. В зеркале отразилась яркая полоска белого света явно искусственного происхождения. Но тут дорога вильнула, и в зеркале остались лишь деревья. Прогалина уже должна была появиться, но впереди был лишь лес – и тут буквально из ниоткуда впереди мелькнул свет, и машина выскочила на поле. Уже и не верилось, что на улице всё ещё ясный день. Каким образом Игорь не увидел прогалину заранее – было не ясно. Но ему было не до этого.

 

Даже не пытаясь найти тракторную колею, он погнал машину напрямую к асфальтированной дороге. И был готов поклясться чем угодно, что больше никогда и близко не подойдёт к этому месту.

Спустя пять минут машина снова выехала на дорогу, разбрасывая ошмётки грязи во все стороны. Но мысли о мойке даже не приходили в голову. Ещё несколько минут спустя Игорь подъехал к КПП дачного кооператива. Охранник долго изучал пропуск на забрызганном лобовом стекле – после событий прошлого лета охрану значительно усилили.

Ещё через минуту машина стояла у ворот дома. Игорь не спешил открывать их и просто сидел в машине, пытаясь проанализировать случившееся. Он машинально махнул рукой выглянувшему из-за ворот соседу, не обратив внимания на изумлённый взгляд, изучающий покрытую сантиметровым слоем грязи машину.

Здесь, при свете дня, рядом с людьми думалось легче. И иначе. Очевидно, что ток, пробивший тело, стал результатом падения. Когда ударяешься локтём, тело всегда прошибает ток. Это как искры из глаз. А гул или вибрация? Во-первых, работал мотор, а во-вторых, недалеко находился аэропорт, и самолёты здесь пролетали регулярно, заходя на посадку. Мысли о следе протектора и о том, куда могла деться машина, оставившая след, было решено оставить на потом. Мало ли, может, там и был небольшой проезд, незаметный во тьме. Но внутренний голос чётко сказал: «Не было».

Мотнув головой и отбросив эти мысли, он решил заняться насущными делами. Сосед в очередной раз любезно согласился передать членские взносы за прошедшие месяцы и вернуть остаток.

– Пусть останется на осенний период, – сказал Игорь и поблагодарил за помощь. После чего, активировав автоматический механизм ворот, въехал на участок. Но открыв дверцу, он понял, что выйти, не испачкавшись, ему удастся вряд ли: машина была покрыта слоем грязи вперемешку с кусками травы и сорняков; один из них смачно плюхнулся с края дверцы на порог.

Уже представляя себе взгляды работников автомойки, Игорь поехал в сторону города. Как и ожидалось, мойщики, завидев машину, беззвучно выругались. Наверное, и хотели бы повесить табличку «перерыв», да не успели.

Мойка заняла достаточно продолжительное время, так как первые двадцать минут пришлось сбивать грязь, и только после приступить к чистовой работе.

Игорь сидел в зоне отдыха, представлявшей собой стол, стул и телевизор, а также аппарат с кофе и другими горячими напитками. Несмотря на то, что убедить себя в обыденности произошедшего оказалось несложно, неприятные мысли по-прежнему лезли в голову.

Ведь не вибрирует же земля, когда самолёт пролетает, пусть даже низко. Слышен громкий шум, пусть даже очень громкий, но не трясётся же земля, в самом деле. А ведь никакого шума в лесу не было, это точно. Запомнилась как раз полная тишина. И этот разряд тока.

«Но чёрт бы меня побрал, если я хоть раз испытывал подобные ощущения, когда бился локтём – а ведь локтём-то я даже и не ударился», – подумал Игорь и посмотрел на ладони, которые приняли основной удар.

Мойщик сообщил, что машина готова. С чувством некоторого смущения Игорь стал сдавать назад, краем глаза подмечая, что ребятам ещё минут пятнадцать придётся отмывать саму мойку.

Быстро ретировавшись, он снова направился к дому. Часы показывали 15:30.

В доме была самая настоящая парилка: батареи шпарили в весеннем режиме, и температура в доме поднялась выше тридцати градусов. Полностью выключив отопление и открыв окна, он отправился в беседку. В ближайшие часы в доме не посидишь.

Игорь окинул взглядом загородный дом, который, по его мнению, было бы правильнее называть дачей. Он представлял собой небольшое двухэтажное строение с круглогодичным отоплением и централизованной канализацией, но всё же дом – это когда ты в нём живёшь постоянно, а дача – когда приезжаешь на время.

Он знал, что подсознание неизбежно вернёт его к воспоминаниям, связанным с этим местом. С недавних пор так происходило во всех знакомых и родных ему местах. К сожалению или к счастью, у него уже выработался к этому иммунитет. Поэтому грусть не захлестнула его очередной волной. Впав в прострацию лишь на несколько минут, он с радостью обнаружил, что мысли вновь и вновь возвращаются к прогалине и к площадке, которой заканчивалась дорога.

Я упал на что-то металлическое. Без всяких сомнений, в земле часто остаются разные продукты жизнедеятельности человечества, от консервных банок до каркасов старых машин.

Машина. Внезапно несколько разных фактов сошлись воедино. Это машина. В земле. Та самая, которая оставила лишь один след.

Игорь понимал, что это попахивает бредом, но почему-то был уверен в своей теории. Каким образом она могла провалиться под землю, не ясно. Кто-то её закопал? Очевидно. Закопать машину в лесу – дело нелёгкое.

Неожиданно в нём поднялось холодное и пугающее чувство уверенности: там, в земле, кто-то похоронен. Никому не придёт в голову закапывать пустую машину.

Жертва преступления? А кто же ещё. Не грабоиды же здесь объявились.

Игорь осмотрел участок. Вероятно, раньше он почувствовал бы страх. Его могли заметить, выследить. Впрочем, учитывая некоторые события, он не придавал этому особого значения. Он больше не боялся людей. Поморщившись, он посмотрел на пролетающий в небе самолёт. Их он боялся больше всего на свете.

Дом начал остывать к шести часам вечера. Несмотря на долгое отсутствие человека, пыль лишь слегка покрывала мебель и технику. В городе такой слой пыли набирается за неделю.

По сути, делать ему здесь было нечего. Но уже вечерело, в городе, скорее всего, пробки. Проще остаться на ночь. В любом случае, нужно было перебрать некоторые вещи.

Игорь быстро съездил в магазин, набрал необходимых для ужина и завтрака продуктов, которые включали в себя замороженную пиццу и детскую банановую кашу. На самом деле, последнее время, а вернее, с прошлого лета, он старался питаться правильно, хотя дома ел крайне редко. Он не увидел в магазине ту полную кассиршу, которая запомнилась ему прошлым летом. Которая стала одной из причин, повлёкших хотя бы частичное возвращение к нормальной жизни.

Есть и пить в одиночестве – не самое приятное занятие. Собственно, как и всё остальное в таком состоянии.

Ужин плавно перетёк в вечерний просмотр сериалов и в итоге, как обычно, сменился сном.

Часы показывали 2:30 ночи, когда правую руку пробило током. Игорь открыл глаза. Как это иногда бывает, всё резко встало на свои места. Не было никаких искр из глаз, не было никакого самолёта. Это очевидно. Если там что-то есть, то он должен это узнать.

Понимая, что не может противиться наваждению, он быстро оделся, схватил со стола ключи и отправился к машине. Он смутно представлял, как найдёт в темноте нужное место, но почему-то был уверен, что найдёт. Выехав за территорию кооператива, он привычно повернул направо, а спустя пару километров – в поле, примерно там, где проделывал это несколькими часами ранее. Несмотря на то, что ездить ночью по подобной местности на машине чревато последствиями, Игорь уверено вёл её точно по тому же маршруту, что и днём. И уже спустя несколько минут машина вновь стояла у прогалины. Ночью она казалась входом в царство тьмы, теперь не было видно ни колеи, ни дороги. Только тьма. Не задумываясь, он въехал внутрь. Через некоторое время арка прогалины закрылась, буквально затянувшись ветвями.

Спустя пару минут машина вновь стояла у площадки, освещая фарами покрытый туманом лес. Открыв дверь, Игорь вышел и встал рядом с капотом.

И тут он проснулся. Вернее, очнулся. Но не у себя в кровати – он очнулся рядом с машиной, на ногах, и мгновенно понял, где он находится, и что всё его ночное путешествие было проделано в некой прострации. Хотелось кричать, но крик застрял в груди. Земля загудела, ноги ощутили вибрацию, и в этот момент из земли проглянула полоска яркого света.

Забавно. Но страх пропал так же резко, как и появился. Игорь осознавал, что, скорее всего, его ждёт участь первой машины, но был уверен, что воспримет этот факт с куда большим переживанием. Жизнь уже проносилась в один миг задолго до этого, поэтому он просто смотрел, как две створки стали раздвигаться в стороны, открывая пологий спуск, по сути, образовывая продолжение дороги. После того как створки раздвинулись, наступила тишина, а контур спуска очертился яркими направляющими линиями. Никого.

Пока была возможность, надо было бежать.

Но зачем? Игорь сотни раз думал о том, чтобы пустить себе пулю в висок, но ни разу не рассматривал это всерьёз.

Может, там всё произойдёт само собой. Недолго думая, он сел за руль и плавно покатил машину вперёд. Спустя несколько секунд она поравнялась с землёй и ещё через мгновение исчезла. Створки стали медленно закрываться. Площадка снова погрузилась во тьму.

Часть первая. Становление

Большие дела начинаются с малых

Аркадий Кемеров. 27 июня 2019 года

Про Аркадия Кемерова знали давно. Про него знали многие, кто жил или был знаком с людьми в том посёлке, но никаких фактов не было. Когда-то он выкупил три участка, и для полного «квадрата» ему не хватало четвёртого. Однако Дед Семён – именно так звали владельца того участка и старожила посёлка – продавать участок и дом, где он родился и вырос, не собирался, деньги ему были не нужны, как ветеран труда он получал неплохую пенсию, которой с лихвой хватало на его невысокие запросы. Несмотря на запреты врача и солидный возраст (почти семьдесят пять лет), выпить баночку пива вечером и даже закусить чипсами, что очень не характерно для людей его возраста, было нормой для Деда Семёна.

«Это что ж теперь», – говорил он, – «чтобы прожить лишний годик, мне нужно питаться обезжиренным творогом да кроличьей едой? Нет уж, спасибо!»

Дед Семён никогда не был особо общительным, но, что называется, обладал харизмой: местные детишки одновременно и побаивались, и уважали его, всегда гуляющего с трубкой в своей неизменной кепке в стиле тридцатых годов, и все местные жители знали: человек он надёжный и хороший.

Он никогда не злоупотреблял крепкими напитками – слишком многие его друзья спились в начале девяностых. Поэтому он считал, что если уж от смерти убегать не стоит, то и бежать ей на встречу тоже не нужно.

Но всё вышло иначе. Аркадий Кемеров никогда не питал уважения к людям. Своим капиталом, по слухам, он завладел, убив директора склада и просто присвоив его имущество. С такой же лёгкостью он захватил три участка, заплатив смешные деньги их владельцам, которые и не подозревали, что их посёлок скоро станет территорией Москвы. Но неожиданно для себя он натолкнулся на проблему в лице Деда Семёна. Тот сразу сказал, что не продаст участок даже за все деньги мира. А предлагать «все деньги мира» в планы Кемерова и не входило. И даже то, что в посёлке появился новый участковый, который сразу показал себя предприимчивым человеком и мгновенно сдружился с Аркадием, не помогло. Участковый не мог открыто угрожать Деду Семёну – не то время уже было, и деньги деньгами, но идти против всего посёлка, учитывая, что он сам был родом из него, хоть и с другой стороны железной дороги, было уже перебором. И поэтому участковый старался использовать более деликатные способы, вроде намёков на постоянные проверки, возможные жалобы от соседей.

– Жалобы от соседей? – усмехался Дед Семён. – Это от Кольки-перегара, что ли, жалобы будут? Я не уверен, что он писать-то умеет, а уж если вы будете общаться с ним очно, я сомневаюсь, что сможете после этого что-то зафиксировать.

Кемеров, выслушав очередной рассказ участкового, понял, что Дед так просто не сдастся. А терпеть и идти на уступки было не по его понятиям. И так уже многие в курсе их конфликта.

Как-то ночью в доме Деда Семёна начался пожар, и ему не суждено было выбраться живым. Дальнейшая экспертиза, которая не была очень тщательной, показала невероятно высокое содержание алкоголя в крови погибшего, а причиной пожара стало использование отопительного прибора с открытой спиралью. В июле месяце.

Конечно, в первую очередь люди разозлились, пытались писать заявления – все знали, что Дед Семён не пил, и никогда не использовал никаких отопительных приборов, кроме собственной печи. Но участковый всё замял, и дело в итоге было отложено в долгий ящик.

 

Кемерову не нравилось, что другие старожилы любят потрещать на эту тему за бутылочкой. Поэтому он, использовав местных алкашей, начал спаивать остальных любителей выпить – не будем таить греха, старожилы редко отказывались от угощения.

В итоге несколько человек умерли от алкогольного отравления, другие, с организмом покрепче, просто перестали что-либо осознавать, и только целыми днями пили.

На месте четырёх участков возник большой коттедж, и когда-то дружная улица превратилась в отдельные островки, где половина беспробудно пила, а остальные уже и не общались друг с другом. Но всё знали.

– А я, – дрожащим голосом продолжил свой рассказ теперь уже бывший участковый, – не стал влезать. Я всё знал, но помог замять дело: на следующий день после пожара в моём столе обнаружилась пачка стодолларовых банкнот, а в фотографию жены и ребёнка были воткнуты ножницы.

Бывший участковый сделал смачный глоток дешёвого виски и сказал:

– А теперь убей меня, чёртово ты отродье. Видит бог, я это заслужил.

Несмотря на жуткий страх, который обуревал его, он поднял глаза. В них отразились две полоски холодного синего света. Затем мелькнуло быстрое движение, вспышка боли – и бывшего участкового окутала тьма.

***

Кемеров возвращался в свой дом после небольшого застолья в ресторане – очередная удачная сделка. «Сейчас уже не получается зарабатывать так, как раньше, – думал он, – но на жизнь хватает». Автоматические ворота поднялись вверх, запустив серебристый «Кайен» внутрь. Дома никого не было, жена отдыхала где-то в США, практически не возвращаясь домой, что не могло не радовать Аркадия. А дети день и ночь шатались по ночным клубам, постоянно ночуя у разных сомнительных знакомых.

Кемеров вошёл в кабинет, явно пребывая навеселе. Пройдя совсем близко от шкафа, он даже не заметил тень, стоящую рядом. Аркадий направился к бару у противоположной стены и начал смешивать коктейль. И тут уже почувствовал, что он не один, резко обернулся и уставился прямо на…

– Какого хрена? – он стал часто моргать, всматриваясь в странную тень рядом со шкафом.

В этот момент загорелись две синие полоски холодного света, а мгновенье спустя существо выхватило из-за спины какое-то устройство. Кемеров не раз подвергался нападениям, один раз его даже похитили прямо из дома, поэтому в столе была установлена «тревожная кнопка» – он немедленно бросился к ней.

Сверкнула вспышка – и правая нога превратилась в фарш, часть ниже колена просто осталась лежать на дорогом ковре. Пролетев по инерции около метра, Кемеров двумя руками повис на столе. Он даже не успел ощутить боль, но и мысли о кнопке уже не сильно заботили его. Он потянулся к верхнему ящику, там лежал револьвер.

Ещё одна вспышка – и часть стола превратилась в щепки, ещё одна – кисть и часть предплечья разметало по стене.

Аркадий опёрся оставшейся рукой на стол и из последних сил приподнялся на ноге, решив не умирать на коленях и взглянуть на своего врага. Сказать ему пару ласковых, в конце концов. Тень подошла к столу, попав в поле света.

Он хотел что-то сказать, но когда увидел то, что его убило, слова просто превратились в бессвязное бульканье. Единственная нога подкосилась, и он начал падать вперёд. Существо мгновенно выхватило некое подобие ножа и воткнуло его Аркадию под подбородок.

Кемерову оставалось жить несколько секунд, он чувствовал, как лезвие вошло в нёбо. Увидев, как движется плечо существа, он даже успел догадаться, что случится дальше: рука с ножом немного отпустила его назад, а затем резко рванула на себя и вверх, вырвав всю нижнюю челюсть вместе с языком и частью нёба и позволив упасть уже мертвому изуродованному телу на пол.

Постояв несколько секунд над тем, что осталось от Кемерова, существо быстро направилось к выходу, попутно стряхивая остатки челюсти с ножа.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»