Уведомления

Мои книги

0

Сердце Вербарии

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Act 0

Над лесистыми горами, выше макушек самых рослых кедров, стыла полная луна. Ее свет едва пробивался сквозь густую хвою, но в покойном озере свечение выстраивалось мерцающей тропкой, мостившей гладь от берега до берега.

Агрхвал столкнул на воду долбленку, прыгнул в нее и чуть не упал, едва успев схватиться за борта. Уняв раскачку, он сел на шершавое дно лодки, достал весло и погреб прочь от берега.

Горное озеро и его окрестности сразу понравились Агрхвалу, как и многим из Племени. Здешний лес пестрел грибами и ягодами, с кедров сыпались жирные шишки, а дичи хватило бы на несколько лет охоты, и потому вождь Племени, могучий Кхта-Лу, рассудил, что они задержится здесь до первых заморозков.

Агрхвал отложил весло, растер озябшие ладони и потуже затянул пояс.

– Холодает, однако.

Становище разбили недалеко от берега, и если присмотреться, то сквозь деревья были видны огни костров, на которых сейчас жарили кабана.

– Тепло им… – пробормотал Агрхвал, вздохнул и снова взялся за весло.

Агрхвал больше любил рыбу и выбрался на озеро, чтобы опробовать одну свою придумку, могущую помочь в ночной ловле.

Метрах в тридцати от берега он отложил весло и огляделся.

– Кажется, приплыл.

Здесь было много донных ям, облюбованных горными сомами. По крайней мере, несколько дней назад он поймал одного именно в этом месте.

Один крючок слабоват для такой рыбины, поэтому он связал сразу четыре. Наживка – подгнившие птенцы сойки.

– Ничего, – воротил нос Агрхвал. – Зато наверняка клюнет.

Он забросил наживку и неторопливо размотал скрученную из жил лесу. Потом достал саму придумку – небольшую плоскую колотушку, которой стал шлепать по воде. После каждого третьего шлепка Агрхвал делал паузу и дергал за привязанную к борту лесу, дразня рыбину.

Вдруг луна пропала. Агрхвал поднял глаза к небу, полагая, что налетела внезапная туча, и оцепенел от ужаса. Вместо тучи он увидел громадный пузырь, медленно садившийся в озеро. Полупрозрачный, отливающий синевой, – это он затмил луну.

О борт лодки ударила волна и разбила оцепенение Агрхвала.

Дражащими руками он схватил весло и погреб к берегу, но в тот же миг коварная рыба заглотила наживку и потянула его лодку в обратную сторону. Агрхвал налегал на весло изо всех сил, но лишь приближался к предмету с небес. Изо рта, вместе с дыханием, стал вырываться хриплый рык, точно у зверя под ножом охотника.

– Нож! – Агрхвал бросил весло, выхватил висевший у пояса нож и перерезал звонко лопнувшую лесу.

Наперекор страху он оглянулся.

Огромный, как скала, пузырь был светел и недвижим. Он наполовину погрузился в озеро, вздыбившись округлой, неподвижной волной. Чем дольше смотрел Агрхвал, тем отчетливей видел движение внутри пузыря. Высокие и статные… Боги! – вот кто спустился к ним на землю. Агрхвал стиснул зубы и до боли в руках погреб к берегу. Мгновениями казалось, будто в плеске воды слышится чужеродный оклик, мучительно сжимавший сердце.

У самой кромки берега он прыгнул в воду, несколько раз поскользнулся на глинистом скате, выбрался, пустив в ход ногти, и, наконец, юркнул в сень деревьев.

– Они идут! Боги спустились к нам! – заголосил Агрхвал и бросился к становищу, с треском прокладывая новую тропу сквозь бурелом.

Грязный, с всклокоченной бородой и выпученными глазами, он одним своим видом всполошил сородичей. Путаные мычания Агрхвала обеспокоили их еще сильней. Мужчины, наскоро посовещавшись, схватили топоры и устремились к озеру. Но когда они вышли на берег, то озеро оказалось пустым. Лишь крупные волны тревожили его гладь.

Act l

Звук поединка третировал лес: на залитой солнцем поляне метались вскрики, хруст щебня, стон рассекаемого воздуха и звон. Именно холодный звон прервал утреннюю тренировку и созвал на поляну доларгов. Эти двое сходились в поединке редко.

Взмах запала. Еще и еще один. Атака парируется и возвращается серией коротких выпадов. Звон, блеск солнца, и противники замирают друг перед другом. Длинные сабельноострые кромки запалов скалятся и ждут. Короткий выкрик, рубящий удар; шаг в сторону, широкая дуга с разворота над головой, звон!.. И вновь плотоядные оскалы клинков.

Ни друзья, ни враги. Просто разные.

Обычно, наблюдая за сражением, доларги не стеснялись комментировать. Но сейцикл они молчали. Ни единой улыбки – сплошь суровые мрачные лица. Эти поединки больше всего напоминали доларгам, кто они есть и кем они станут.

Взбитые щебнем тени продолжают танец вместе с дуэлянтами. Сталкиваясь и расставаясь, они точно боятся своих хозяев, покорно дублируя каждое движение.

Череда коротких выпадов рассыпается искрой о подставленный для блокировки запал. Напор силен, и обороняющийся отступает. Шаг назад, еще один, мгновенный отскок и длинный взмах клинком на вытянутую руку, что едва не касается лица противника.

Тени вновь расстаются. Их разделяют три шага, три мгновения, и вновь поднимается звон.

Говорили, что в куполе они появились вместе. Как и многие другие, они были сиротами Той войны. Никто не мог сказать наверняка, но слухи шептали, что парней даже привезли на остров Бредби из одного приюта. А еще говорили, что они – дети одной женщины.

– Опустить запалы! – высокий окрик порвал мистическую атмосферу в клочья. Но клинки не пали.

– Прекратить! Немедленно!

Тонкая голубая дымка окутала голову наставницы. Из ее рта и ноздрей невесомыми струйками клубилась лазурь, а глаза блестели отражением ясного неба.

– Крайтер! Сейвен! Прекратить! Я приказываю!

Бойцы замерли.

– Ничего. Верно? – негромко, так, чтобы его слышал только противник, сказал Крайтер, взвалил на плечо запал и вышел из разомкнувшегося кольца доларгов.

Сейвен выдохнул. Расправленные плечи опустились, голова поникла, отчего темные волосы привычно закрыли глаза. Все тело будто стравило нагнетенное боем напряжение. Он оперся о запал и молча смотрел себе под ноги – ждал, когда доларги разойдутся. Сила, еще недавно правящая им исчезла, а вместо нее осталась только тень. Тень… Сейвен очертил взглядом свою. «Вроде я, а вроде и нет. А без меня и вообще не было бы ничего, кроме этого щебня. Ни меня, ни мыслей этих». Он исподлобья посмотрел на наставницу. «И тебя бы, пожалуй, тоже здесь не было».

– Какого демона, Сейвен?! – доларги разошлись и наставница Диз с удвоенной яростью накинулась на подопечного. – Сколько можно вас разнимать?! А если бы визитатор раньше меня пришел? Да еще и сегодня! Чего молчишь?! О, хранители… Когда же ты уже поумнеешь…

«Статус ларга, чин наставника или год разницы в возрасте. Что из этого дает тебе право так со мной разговаривать? Хе-х. Скорее, это право даю я. Попробовала бы ты так на Крайтера выступить…»

– Полагаю, тренировка закончена. Я могу идти?

– Можешь, – язвительно ответила Диз. – Какая же ты все-таки ледышка, Сейвен.

– Снег. Куча снега, – буркнул он через плечо и пошел прочь.

***

Лучи солнца мерцали в листве деревьев и опадали тенью на узкую утоптанную тропу. У стремительного ручья Сейвен остановился, присел и зачерпнул колючей воды. Умылся. Струйки текли по подбородку, капали и терялись в журчащем потоке. «Как мы». Он посмотрел сквозь поредевший лес на блестевший вдалеке купол Бредби.

Купол возвышался грандиозным пузырем, наполовину застрявший в изумрудной луговине. Под высоким солнцем полусфера блестела до рези в глазах. Сейвен сощурился и пошел вниз по тропе.

Чуть погодя он различил колонну автоскоров у главных ворот купола. «Пять. Или шесть, кажется… Нет, все-таки пять. Портовое такси не в счет». Для чего фургоны подогнали к главным воротам, Сейвен знал. Вчера из герцогства Франдия поступила заявка, а уже сегодня доларги-выпускники внимали приказу собраться в семидесятом нарне шестого цикла у главных ворот. В полной готовности. «Партизаны шалят, скорее всего. Снова, отказываются подчиняться законам континента, и континент отрицает законность иного мнения. Как всегда, впрочем».

Впрочем, задание должно быть достаточно простым, раз его выбрали в качестве экзамена.

Парадный вход он обошел стороной – не хотел попасть в кругозоре товарищей, деловито теснящихся возле транспорта. Доларгам не терпелось повоевать. Сейвен мрачно усмехнулся. «Нарны считают. А на экзамене, верно, добрая половина будет обратный отчет вести: чтоб все поскорее угомонилось». Он хорошо знал их. Гораздо лучше, чем если был бы частичкой их общества.

В прошлом году Крайтер провалил такой экзамен: ослушался куратора группы и сделал по-своему. Поставленную задачу-то он выполнил, но не так, как велено было. Результат – строгий выговор ларгу-куратору и прости-прощай чину Крайтера. Однако ж за него заступился протектор купола Бредби – Олаф Швассер и строптивцу подарили второй шанс. «Любимчик, демон его дери…»

У выхода к тренировочным площадкам на скамейке сидела незнакомая девушка. «Не здешняя?» Ясность внесла форма. Белая юбка и такой же китель с ярко-оранжевой каймой на лацканах и манжетах, черные аксельбанты и погоны с черно-оранжевыми полосками. Наконец, эмблема – снежный барс под перекрестьем копий. Без сомнений незнакомка приплыла из купола Крисалия.

Подле гостьи с морозного острова громоздился сак. Девушка оставила его рядом с лавкой, на которой сидела. Понуро опустив голову, она не заметила остановившуюся рядом фигуру. Сейвен с интересом отметил, что ее короткие волосы переливались огнем. Он еще ни разу не видел рыжеволосых.

– Ты кто?

Девушка встрепенулась и в лицо Сейвену сверкнула хорошая веснушчатая улыбка. Сочные зеленые глаза просто умиляли.

– Лейла.

– Лейла, – повторил Сейвен и, чуть помедлив, добавил: – Зачем ты здесь?

– Я здесь по обмену. Только что, вот, приплыла, а тут экзамен начинается, а я ничего и нигде не знаю!

Она оживилась и с надеждой продолжила:

 

– Помогите мне, пожалуйста. Я должна была встретиться у главных ворот со старшей наставницей Диз, но ее не было нарнов тридцать, наверное… И вот я здесь. Совсем не знаю, что мне делать.

«Спросить. У кого-нибудь, мол, я здесь из другого купола – перевели – подскажете к кому обратиться».

– Спросить.

– Что?

– Пойдем.

Сейвен приложил ладонь к ключевой панели на стене и вошел сквозь расступившуюся дверь. Лейла вошла следом, волоча за собой поклажу.

Высокий коридор, по которому они шли, точно пронзал водяной пласт. Казалось, что через несколько шагов им откроется морское дно, но коридор закончился, и они попали на кольцевую тропку, огибающую нутро сферы. В центре купола возвышался конус учебного корпуса, опоясанный спиралью овальных окон. С самой его вершины лились четыре водопада, поднимавшие в неглубоком ровике у подножья вселенную влажных искр. Все это благолепие утопало в зелени растительности и пестром кружеве цветов.

– Вот учебный корпус, – указал он. – Там есть лифт. Поднимешься на третий этаж. Повернешь налево и войдешь в первую дверь. Скажешь, откуда ты и зачем. Предъявишь документы. Все. Диз тебе больше не нужна.

– Спасибо… – Лейла его почти не слушала. – У вас тут все такое… Такое зеленое, живое. У нас в Крисалии не так.

– Зачем ты здесь? – повторил Сейвен.

– Что? – отвлеклась она. – Почему перевели? Я клирик, а в куполе Бредби клириков не готовят. Вот. Сделали ставку на меня, – Лейла улыбнулась, – правда, не совсем понимаю, почему так внезапно. Перед самым экзаменом, я имею в виду…

– Здесь нет наставников, компетентных в твоей специализации, поэтому ты как доларг здесь никому не нужна. Зато куполу нужен ларг-клирик.

– Да, наверное, – вздохнула она.

– Не распаковывай багаж, – кивнул Сейвен на ее поклажу. – Если провалишь – вернешься в свой купол уже завтра.

– Я справлюсь! – пухлые губы Лейлы надулись. – Не для того я приперлась сюда, чтобы с позором возвращаться.

– Самоуверенно, – хмыкнул он в ответ. Эта вспышка негодования ему понравилась. – Удачи, Лейла.

– Постой, постой! – заволновалась она, поняв, что Сейвен сейчас уйдет. – У меня здесь еще совсем никого нет. Друзей… Как вас… Тебя зовут?

– Сейвен. Но не думаю, что мы подружимся.

***

Он вернулся в свою комнату и, в чем был, улегся на не убранную после ночи кровать. «Плевать». Форсить перед собой и доказывать себе же, что нормальные люди постель убирают, – не хотелось. «Себя все равно не обманешь».

Цикл сборов приближался. Нужно было достать из шкафа форму, проверить ее, отутюжить как следует. Сейвен вздохнул и посмотрел на тускло блестящий возле двери запал. Металлическое нутро комнаты растушевывало оружие, оставляя лишь силуэт – темный контур на гладкой стене. «Если отсюда, то и ничего, как картинка». Он перевел взгляд на письменный стол, квартировавший у изголовья кровати. В одном из выдвижных ящиков – самом нижнем, том, что на замке, хранились атрибуты запала. Масла, полироли, шомпол, коробка с патронами… Ключик висел тут же на ручке ящика. Сейвен повернулся на бок и попытался дотянуться до ключа. Не вышло. Тогда он снова откинулся на подушку, широко зевнул и рывком поднялся с кровати.

Тридцать два патрона выстроились на черной блестящей столешнице шеренгой бледных, измученных ожиданием солдат. Из основания рукоятки запала Сейвен вынул желоб с пружиной, уложил в него шестерых «солдатиков», вернул обойму на место и передернул затвор. Теперь, если спустить курок, запал харкнет свинцом так, что без труда настигнет самую прыткую цель. Он взял оптический увеличитель, покрутил его в руках, приставил к глазу и положил на край кровати.

Крайтер всегда стрелял лучше. На полигоне, даже в дождь и ветер, его выстрелы достигали мишеней, словно намагниченные. Он бы мог стать лучшим, относись к ремеслу серьезно. Но, как казалось Сейвену, служба нравилась Крайтеру не больше, чем игра. И он играл, играл, попирая правила, жульничал, осмеивая других игроков и саму игру в целом. «Фигляр». Сейвен неловко дернул запалом и едва не зацепил настольный дисплей. «Все бы ему паясничать да глумиться. Почему некоторые так глупы, что спускают в нужник собственный талант?»

Форму по комнатам-«скорлупкам» разносили ключницы. Они же убирались, поливали цветы, уносили грязную и возвращали чистой одежду. Их присутствия никто не замечал. «А вот пропади они пропадом, заметили бы все. Это как?! Ведь носки? Самому? Стирать?! Ай-ай-ай!» Сейвен криво ухмылялся и разглядывал свою форму. Темно-синяя с вкраплениями серого… Одень ее и мигом станешь похожим на другого такого же, как капля воды. Черпай таких бойцов ковшиком – не убудет. «Обезличены, слиты в массу и только массой значимы».

На спинку стула легли черная плотная куртка с высоким воротником, черные же брюки с множеством карманов и белая майка. Форма из шкафа – жесткая. Не часто надевая ее, казалось, что с каждым разом она становилась все грубее и тверже.

Переодевшись, Сейвен взял в руки оружие и попробовал несколько движений. «Как в смирительной рубахе. Теперь понятно, отчего на полевом экзамене даже неплохие доларги валятся с грохотом. Хе-х, путаются в изгибах одежды».

Обувшись, он встал у зеркала. Как по приказу щелкнул каблуками, вытянулся в струнку и отдал честь, прижав левую руку к груди. Потом развязно ухмыльнулся, что совсем не пошло на пользу форме. Немного постоял так без движения, вздохнул и, наконец, вышел за дверь.

Отфильтрованный толщей воды свет, разливался по куполу бархатными волнами. Купол представал тихим домом, защищенным от всех невзгод. Даже если смерть разинет пасть на вселенную, обитель ларгов, несомненно, станет той дробиной, что сломает зуб. Сейвен поднял взгляд на палящее снаружи солнце и усмехнулся. «Здесь ты просто лампочка. Большая, далекая и дармовая».

Возня у главных ворот раздражала уже издали. А вблизи так и вовсе как в столовой. С той лишь разницей, что голос, резкий отрывистый голос, горланил не про жесткий салат с черствым хлебом, а про свою боевую группу состоящую, по мнению голосящего, сплошь из кретинов и бездарей.

– Нет, нет и еще раз нет! Не буду, понимаете?! Не мо-гу! Лучше впишите сразу, что провалился, ведь, клянусь хранителями, именно так и будет, если я с этим.., с ним… Мне этот урод как дуло в жопе! Хотите на курок нажать? Хотите?!

И так далее.

Шумел Зак Дейв. Невысокий, широкоплечий, с хорошо развитой мускулатурой. Он когда нервничал, то краснел. И потел. Сейвен уселся на поребрик у края главных ворот и с интересом посмотрел на Диз Кристу, невозмутимо выслушивающую брань доларга. «Хе-х, а Зак-то плюется, когда орет».

– Эй, Диз! Платок дать?

Наставница сверкнула на него глазами, ничего не ответила и вернулась к нарушителю спокойствия.

– Я вот что скажу: быть убийству! Я чувствую… Нет, я гарантирую тебе это! Я пришибу это сволочь! Ну… Может, и не насмерть… Только крови не избежать! О-о-о! Ты хочешь этого? Хочешь?! – Зак вытаращился на наставницу, да так истово, что едва не касался носом ее лица. – Как хочешь, но вдвоем в группе В мы на экзамен не поедем!

Зак слыл фигурой оригинальной. Острые черты лица могли сбить с толку, внушив, что личность коварна и хитра. На деле же он оставался простаком, пусть и вспыльчивым, но живо отходящим. Как и у Крайтера, у Зака были светлые волосы, но если первый аккуратно зачесывал их со лба на затылок, то прическа второго напоминала сердитого ежа. Остроты лицу добавляла татуировка дракона, змеившаяся от левого глаза, вскользь уха к плечу.

– Конечно вдвоем я вас никуда не отпущу, – едва сдерживаясь, отвечала на восклицания Диз. – Экзаменационная группа состоит из четверых доларгов…

– Да знаю я, знаю!

– Из четверых. В группу В, кроме вас, мы включили Сейвена Болферта, – они разом посмотрели на присутствующего. – И Лейлу Миллет.

«Приехали…»

– Почему именно мы, узнать можно? – не поднимаясь с места и не повышая голоса спросил Сейвен.

– Нет.

«Ясно… Прямо месть какая-то».

– А четвертый кто? Крайтер?

– Крайтер.

– С-скотина! – прошипел Зак.

«Ну, спасибо».

– И он командир группы.

«Просто нет слов».

Услыхав полный состав группы, Зак несколько воодушевился. Об отношениях Сейвена с Крайтером знал весь купол, и он решил, что соперники прежде всего поспорят друг с другом.

– Эх, ладно, записывай меня, – махнул рукой Зак, так, будто Диз его долго и слезно упрашивала. – В ве группе, так в ве. Эй, Сейв! Я рассчитываю на тебя!

«Давай, давай, рассчитывай». Вокруг Сейвена стало невыносимо людно – он предпочел покинуть теплое место и подойти к наставнице. «Крайтер все равно тебя в покое не оставит. А твою размалеванную физиономию я защищать не намерен».

– А кто такая эта Лейла, а? – спросил ничего не подозревающий Зак. – Что-то я не помню такую…

– А ее и не было, – пожала плечами Диз. – Перевели, буквально сегодня.

– Да?

– Да.

– А еще ее кто-то должен был встретить.., – к месту ввернул Сейвен.

– А я не виновата, что два балбеса никак ума не наберутся! – огрызнулась Диз, не смутившись осведомленности подопечного. – Пока разнимешь, пока наврешь, отчего тренировка сорвана, так еще и виноватой останешься!

Синие искры гнева заплясали в глаз Диз Кристы. Временами, когда она сильно сердилась, то теряла над собой контроль. Сейвен помнил, как однажды доларг – моложе его на год или два – без разрешения оставил пост… Когда бедняга вернулся, наставница его так отстегала лазурным кнутом, что того потом в лазарет на руках несли.

– Прошу внимания! – на сцене появился визитатор с мегафоном в руке. – Тишина! Кандидатам в ларги и кураторам групп – построиться! Остальным – покинуть площадку. Немедленно!

Толпа схлынула, обнажая форменных кандидатов. Сейвен огляделся. Всего осталось пять квадратов, во главе каждого – по наставнику. И только их группа походила на треугольник. «Командир, где же ты? Нехорошо так откровенно подставлять куратора…» Лейла, в новенькой форме купола Бредби, стояла позади, в одном ряду с Заком. Скорее всего она подошла загодя, но ждала где-то в стороне, не вмешиваясь и ни с кем не заговаривая.

Появился еще один визитатор и встал рядом с первым. В позолоченных головных уборах, из-под которых виднелись только гладкие подбородки, они походили на чудные грибы. Белоснежно-просторные кружева рубах и малиновые шаровары только добавляли сходства. «Поганки, как есть».

Наконец тот, кто пришел вторым, наклонился к коллеге, что-то шепнул и удалился. Едва он скрылся из вида, как появились две новые фигуры: Крайтер и Олаф Швассер. Первый вальяжно занял место в строю, а второй встал рядом с визитатором за трибунку.

Старина Олаф в своем извечном красном жилете из бархата, походил на какой-то овощ. Нет, никаких плохих ассоциаций он и его манера одеваться не вызывали, даже напротив… Он вкусным казался, что ли? В любом случае приветливая улыбка, седые виски, сложенные за спиной пышные руки и едва скрываемый пуговками живот сказывались позитивно, и любой начинал улыбаться ему в ответ.

Олаф снял очки, засунул их в нагрудный кармашек, откашлялся и приступил к напутствию:

– Когда мы впервые пришли в это место, здесь ничего не было. Только грязные стены сферы, горы мусора и такие заросли бурьяна, что в них бесследно сгинуло полсотни наших сподвижников! Хе-хе, шучу. Вам наверняка тяжело представить, что двадцать фаз назад в этом месте царило полнейшее запустение. Мы – горстка энтузиастов – горели желанием разгадать тайну куполов, выяснить, что они, откуда и с какой целью были построены. А самое главное – как и кем. Вы знаете, сколько фаз куполам? Около ста сорока тысяч. В то время наши предки с костяными бумерангами на белок охотились… Мы еще шутили что, может быть, это хранители пускали мыльные пузыри и несколько из них угодило к нам. Эти шутки были черной иронией. Наши фонды заканчивались и мы были вынуждены сворачивать изыскания… Если бы не эхо Той войны, то стояли б купола в прежнем запустении. Война оставила после себя немало сирот… Многие ветераны, смыслом чьих жизней была война, так и не приспособились к миру и просто выгорали. Я заведовал тогда приютом, мои друзья знали много отличных солдат. Нашлись и фонды, – тут Олаф покосился на стоявшего рядом визитатора. – Учредив школы ларгов мы остались, с надеждой когда-нибудь докопаться до правды о предназначении куполов, но…

– Протектор, – шепнул визитатор. – Пожалуйста, покороче.

– Хм. Да. И вот, я уже семнадцать фаз бессменно руковожу куполом Бредби. Срок немалый. Но только последние шесть фаз я имею удовольствие поздравлять со вступлением в ряды ларгов. Самый первый выпуск доказал, что тогда мы сделали правильный выбор… Мне больше всего хочется, пожать каждому из вас руку и сказать: «Поздравляю, теперь ты ларг». Я знаю каждого…

– Кх-кхм, – сдержанно кашлянул визитатор.

 

Олаф подтянулся и торопливо продолжил:

– Профессионалы нужны в любом деле. Военное дело исключением не является. Ларг – не просто наемник. Ларг – гораздо большее. Ларг – символ защиты и безопасности, символ мастерства, совершенства тела и разума. Символ мира. Вы нужны нам, вы нужны Вербарии. Желаю каждому удачи. Пусть хранители пребудут с вами.

Он поклонился и, слегка конфузясь, удалился в купол.

– Итак, доларги, – грянул в свой мегафон визитатор. – Сейцикл вы группами рассаживаетесь по фургонам и следуете в порт Бредби. В порту вас ожидает гидроглиссер купола. Вы пересаживаетесь и следуете до пункта назначения – восток Гелионского континента, префектура Франдия, порт Лонция. Дальнейшие инструкции получите от ларгов в гидроглиссере. На этом все. По местам!

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»