Волк. Зов предковТекст

Из серии: Волк #2
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Часть 1. Лисица в западне

Глава 1.Тайна шумерского зиккурата

Где-то между Тигром и Евфратом.

Июль 1836 г.

«Какая же тут все-таки духота», – думала Аманда Фокс, расчесывая длинные пряди волос цвета спелой пшеницы после их тщательной утренней промывки.

Очень хотелось вымыться самой и полностью, но здесь, в Месопотамской пустыне Ирака, ныне принадлежавшей величественной и, без сомнения, грозной Османской империи, вода была непозволительной роскошью, и ее приходилось экономить. Хотя сама Аманда считала себя привыкшей к такому образу жизни, но иногда все же так хотелось простых женских радостей в виде пенной ванны, смягчающего молочка для тела и цветочной эссенции для мытья волос. Именно по этой причине мисс Фокс и позволила себе этим утром легкий каприз и наконец-таки вымыла голову.

«Как же теперь хорошо», – расчесывая пряди, с облегчением думала Аманда, а затем вздыхала, предчувствуя, что к вечеру они вновь будут забиты коварным песком.

Как и всегда, в эту ужасную, душную и обжигающую пустыню ее затащил отец. Ее отец Генри Рой Фокс был профессором археологии и членом Лондонского Королевского Общества. Мать Аманды покинула этот мир рано, чуть больше двадцати одного года назад сразу после родов, и отцу, целиком погрузившемуся в изучение бездушных камней, оставшихся от цивилизаций прошлых эпох, ничего иного не оставалось, как везде таскать дочку с собой этаким лисьим хвостиком. Так Аманда и выросла в бесчисленных экспедициях на полях археологических раскопок Индии, Китая, Египта и Сирии.

Теперь же исследования профессора Генри Роя завели их в пустыню Ирака, в долину между двумя легендарными реками Тигром и Евфратом – местом, воистину считающимся колыбелью цивилизаций. И, кажется, что на этот раз отец наткнулся на что-то действительно достойное внимания. Впрочем, так утверждал он сам, а дочь, к слову, разделяющая его интересы и за годы путешествий научившаяся разбираться в археологии не хуже любого мужчины-профессора Лондонского Королевского Общества, склонна была согласиться. Хотя это самое Общество, что послало отца на раскопки, выделило такое жалкое финансирование, что денег едва ли хватило на то, чтобы оплатить все расходы и нанять с десяток арабов-копальщиков.

«Ну, ничего, – говаривал профессор Фокс, сотрясая воздух маленьким кулачком, – после этого открытия они больше не будут обделять меня финансами и смеяться над моими теориями!»

И Аманда верила отцу, поскольку то, на что они наткнулись, обещало стать действительно значимым открытием. Несколько недель назад их группа раскопала в пустыне верхнюю часть зиккурата – трехступенчатого пирамидального храма народа шумеров. По скромным предположениям профессора Фокса, зиккурат мог быть возведен от четырех до пяти тысяч лет назад, и, что удивительно, он оказался почти не разрушен, лишь полностью погребен под песком. Верхнюю часть строения уже полностью очистили, но вот входа там не обнаружилось, поэтому арабы под руководством отца копали дальше.

Аманда отложила гребень и принялась одеваться. В экспедициях, вдали от больших городов, она предпочитала простую, практичную и совсем не женского типа одежду: песочного цвета брюки, хлопковую рубашку и сапоги. Легким дополнением послужила фетровая шляпа, под которую девушка спрятала роскошные волосы, чтобы в те не набился песок. Хотя она тут же отметила про себя, что это не поможет и коварные песчинки все равно найдут дорогу к ее прядям.

Наконец она покинула палатку. В лицо тут же ударило яркое слепящее солнце. Аманда недовольно фыркнула и, надвинув шляпу на карие глаза, зашагала вперед, по раскаленному песку к раскапываемому зиккурату. Но не успела она пройти и десяти метров, как увидела отца. Профессор Фокс, чуть ли не спотыкаясь, бежал к дочери, а на лице его сияла радостная улыбка.

– Что случилось? – спросила Аманда.

Генри Рой снял шляпу, обнажив седую голову с довольно внушительной лысиной, и, достав платок, принялся вытирать вспотевший лоб. Он тяжело дышал, но все же улыбался, а в глазах блестели искорки мальчишечьего азарта.

– Мы это сделали! – восторженно заговорил профессор Фокс. – Мы откопали вход, лисенок!

«Лисенок», именно так, любя, он называл дочь, когда был в хорошем настроении и всем доволен. В иные моменты, когда Аманда оказывалась в чем-то повинна или вела себя неподобающе юной леди, что, к слову, случалось довольно часто, отец прозывал ее «чертенком в юбке».

– Неужели?! – радостно воскликнула девушка.

– Да, да! Поэтому я и бежал к тебе. Пошли скорее! Мы с тобой будем первые, кто войдет внутрь, возможно, за последние пять тысяч лет!

Аманда кивнула.

– Только не беги быстро, папа. В твоем возрасте это вредно.

– Лисенок, какое это сейчас имеет значение? Мы с тобой стоим на пороге великого открытия…

– Именно поэтому я и хочу, чтобы ты был здоров, когда мы вернемся в Лондон, и ты станешь читать отчет перед всеми этим напыщенными снобами из Королевского Общества, – сказала Аманда, а затем строго добавила: – Я не хочу, чтобы вышло, как в прошлый раз, когда ты подхватил лихорадку и…

Но профессор Фокс лишь махнул на дочку рукой и устремился к месту раскопок. На что Аманде только и оставалось, что вздохнуть и, наморщив маленький носик, двинуться следом.

Возле очищенного до половины зиккурата толпились арабы-копальщики. Без строгого руководства профессора Фокса они побросали работу и сейчас о чем-то громко переговаривались на родном языке, с благоговейными лицами взирая на вырастающее из песка строение. А восхититься и в самом деле было чему. Шумерский храм, несмотря на ступенчато-пирамидальную форму, совсем не напоминал древнеегипетские гробницы фараонов. Он состоял из трех ярусов, где каждый последующий оказывался чуть ли не в два раза меньше. Копальщики очистили верхний ярус и второй до половины, основание, как и три лестницы, ведущие к вратам, две боковые и одна центральная, все еще были погребены под тоннами песка. Зато огромный центральный вход зиял тьмой, пустынный ветер задувал в его лоно и протяжным гулом разносился по древнему храму, будто предостерегая своих открывателей. Но Генри Рой Фокс не обратил на это никакого внимания.

– Ты готова, дорогая? – спросил он у дочери.

Аманда кивнула.

– Ну, тогда пойдем, – сказал профессор Фокс и, подхватив зажженный масляный фонарь, первым ступил внутрь древнего храма, где, по его предположениям, возможно вот уже пять тысяч лет не ступала нога человека.

– Вы двое пойдете с нами, – указав на ближайших копальщиков, распорядилась Аманда.

Арабы переглянулись, один нервно сглотнул, второй что-то затараторил на родном языке – похоже, перспектива оказаться первыми за пять тысяч лет посетителями древнего храма им явно не улыбалась. Девушка слегка понимала их язык, она гневно взглянула на избранных ею в помощники и пренебрежительно ответила:

– Да нет там никаких джиннов – это всего лишь глупые суеверия вашего народа! Бояться нужно только живых, а не сказочных духов! – не осознавая, насколько ее слова окажутся точны, заметила Аманда.

Но арабы, видно, не поверили, а так и продолжили что-то недовольно бурчать.

– Хорошо, я поняла, – усмехнулась девушка. – Те, кто пойдут со мной, получат дополнительно два золотых куруша1!

Копальщики переглянулись, будто решаясь. В задних рядах поднялся высокий бородатый араб в белом тюрбане и на ломанном английском гордо заявил:

– Саид не боися джиннов! Саид пойдет с белокурой красависой за три золотых курушка!

Аманда усмехнулась и лишь покачала головой:

– Да, умеете вы арабы торговаться. Хорошо, будет тебе три куруша. Еще желающие есть?

На удивление, за три золотых монеты желающих нашлось с избытком. Девушка выбрала одного худощавого араба с полубеззубой улыбкой и, передав ему масляный фонарь, двинулась внутрь зиккурата.

Вдалеке темного коридора мерцал огонек лампы. Приблизившись, Аманда разглядела отца, рассматривающего барельеф на каменной стене.

– Восхитительно, – забормотал профессор Фокс, то ли заметив приближающуюся дочь, то ли, как всегда, рассуждая вслух.

Аманда шагнула к отцу и взглянула на стену. Искусно выдолбленный барельеф изображал существо, напоминающее человека, но с птичьей головой и крыльями.

– Восхитительно, – вновь забормотал Генри Рой и, взглянув на дочь, добавил: – Они так хорошо сохранились, что это просто удивительно.

– Да, отец.

– Пойдем же скорее дальше, я хочу увидеть центральный зал! Если он в таком же состоянии, как эти стены, то это воистину величайшее открытие!

И, не дожидаясь ответа, профессор Фокс быстро зашагал вперед, освещая стены с изображенными на них мифическими полулюдьми-полуживотными. Двое арабов двинулись следом. Их шаги гулким эхом разнеслись по храму, отчего несколько маленьких камушков, отколовшихся откуда-то сверху, с вековой пылью упали вниз.

«Похоже, не такое уж это и надежное строение, – глядя на упавшие камушки, подумала Аманда. – Надо быть осторожней».

И она двинулась вслед за отцом.

Вскоре они добрались до центрального зала. Никаких ворот или дверей, закрывавших путь, не оказалось.

«Возможно, когда-то они были деревянными и просто сгнили за бесчисленные века, – подумала Аманда. – А возможно, их и вовсе не существовало».

Но долго задумываться над этим предположением ей не пришлось, отец вновь с восхищением воскликнул, углядев очередной занимательный рисунок. Впрочем, и арабы с интересом стали к нему присматриваться. Аманда подошла ближе – барельеф изображал странных людей, вместо ног у которых были змеиные хвосты, да и лицами эти создания больше напоминали змей. Далее по стене, напротив этих существ, стояли другие, с вполне человеческими телами, но звериными головами. Складывалось впечатление, что две эти группы вот-вот и сойдутся в смертельном поединке.

 

– Джинны! – неожиданно вскричал Саид, указуя на змееподобных созданий.

– Нет, Саид, это не джинны, – покачала головой Аманда. – Джинны – это бесплотные духи, совсем из другой, не шумерской, религии…

Но здоровяк-араб явно ей не поверил, он затряс бородатой головой и, указуя пальцем на стену, вновь повторил:

– Джинны! Джинны!

Аманда лишь усмехнулась:

– Ну, хорошо, Саид, если тебе от этого легче, пусть будут джинны.

– А наш друг араб, в сущности, прав! – вдруг произнес профессор Фокс, заинтересовавшийся чем-то под барельефом.

Аманда пригляделась – внизу оказались начертаны клинописные символы. До недавних пор они считались лишь диковинным шумерским узором, пока в начале века немецкий профессор Георг Фридрих Гротефенд не нашел ключ, положивший начало их разгадке. Основываясь на исследовании Гротефенда, профессору Фоксу впоследствии удалось зайти гораздо глубже в дешифровке шумерского письма, хотя многие из коллег считали, что он ошибается и трактует символы так, как ему вздумается.

– Если я правильно перевел эти письмена, то здесь написано примерно следующее: «Небесные сыны изгоняют ночных демонов в лоно земное»… Так что демонов этих вполне можно назвать и джиннами.

– Они мне больше индусских наг напоминают, – произнесла Аманда, рассматривающая змееподобных чудовищ.

– Ну, лисенок, наги уж точно совсем из другой оперы, – снисходительно улыбнулся профессор Фокс.

– А не ты ли, отец, постоянно говорил мне, что древние народы имели больше сношений друг с другом, чем это пытаются утверждать современные историки?!

– В принципе, да, – не стал отпираться профессор Фокс. – Не смотря на отрицание подобной теории моими коллегами, я все же считаю, что древний мир имел куда более плотные связи, чем полагается. Это можно проследить по сходству некоторых культурных и мифологических аспектов. Особенно это заметно касательно религии. В древнем мире царило многобожие, и, на первый взгляд, боги совсем не походили друг на друга, но если углубиться, то мы сможем найти множество сходных черт. К примеру, возьмем греческую и варяжскую мифологию, где верховным божеством является бог-отец: у греков Зевс, у варягов Один. Они основатели рода, родители других богов: Ареса, чьи черты мы находим в Торе; Аполлона, чье сходство с хитрецом Локки несомненно, и так далее, если углубляться. Даже жены верховных богов, отвечающие за семейный очаг, как Гера и Фригг, весьма схожи меж собой. – Генри Рой на секунду замолк, обведя взглядом дочь и изумленных арабов, которые из неожиданного красноречия профессора, хорошо, если поняли хоть пару строк, но, тем не менее, выпучив глаза, слушали, явно надеясь, что за такую покорность им может перепасть еще по одному золотому курушу. Впрочем, открытые рты копальщиков профессору Фоксу польстили и он, подняв палец кверху, продолжил:

– Но, возможно, вы упрекнете меня, как упрекают меня мои коллеги, что в угоду собственной теории, я сравниваю лишь те факты, которые мне выгодны!..

Арабы покачали головами, они явно не собирались ни в чем упрекать профессора, только бы им досталось еще по монете. Да и Аманда лишь усмехнулась, зная, что подобное вещание необходимо больше отцу, любившему рассказывать свои теории пусть даже и собственной дочери и таким нелепым слушателям, как два неграмотных копальщика, поскольку в Лондоне его уже давно перестали воспринимать всерьез.

– Но это не так! – продолжил профессор Фокс. – Мы можем взять, к примеру… ну, хотя бы мифологию древних руссов, и там найдем то же самое – славянский Сварог обладает теми же чертами, что и Зевс, и Один, и прочие верховные боги-отцы-творцы! А его сыновья и дочери…

– Отец, – наконец подала голос Аманда, понимая, что углубление в славянскую мифологию может ой как надолго приостановить дальнейшее исследование зиккурата. – Но ведь не все религии многобожия имеют такие явные элементы сходства! К примеру, египетская мифология совсем не похожа ни на греческую, ни, тем более, на славянскую! И большинство богов там имеют животные начала, как Ра с головой сокола!

На что профессор Фокс даже хлопнул в ладоши и радостно улыбнулся, словно ребенок.

– Но это совершенно не противоречит моей теории! – вновь подняв палец кверху, произнес Генри Рой. – И в других религиях у богов есть животные реинкарнации и подобные символы! Вот ответь мне, лисенок, какое животное символизирует Зевса?

– Сокол, – нехотя ответила Аманда, уже поняв, к чему клонит отец.

– Именно! Сокол! Тот же символ что и у Ра! И тут на помощь нам приходит та же славянская мифология, где символом божественной власти является сокол, именно эту птицу в качестве отличительного знака избрал Рюрик, родоначальник первой монархической династии руссов, как свой герб!

– Но, отец, не все ведь схожие боги отвечали за одно и то же?! – попыталась выкрутиться Аманда.

– В этом ты права, дочка, – кивнул Генри Рой. – Но это как раз-таки и является еще одним доказательством моей теории працивилизации, из которой когда-то вышли все остальные народы. Разделившись по неизвестным пока для нас причинам, они разошлись по миру, создавая новые царства и творя новые порядки. Где-то главенствующее место заняли воины, как у викингов, так верховное божество стало покровителем военного дела. Где-то, как в Египте, у фараонов возникла необходимость подтвердить свое божественное происхождение, так Ра стал символом солнца, неба и земли, а фараон – его наместником. Древние религии искажались или усовершенствовались во благо тех, кто находился у власти, так происходили изменения первооснов! Но если приглядеться и копнуть вглубь, эти первоосновы все же остались видны для нашего глаза!

– Звучит красиво и, на первый взгляд, аргументированно, – выразила собственное мнение Аманда, – но твои лондонские коллеги, как всегда, скажут, что ты выбираешь лишь те факты, что выгодны тебе, дабы подтвердить свою теорию.

– Глупые застенные снобы! – вдруг стукнув маленьким кулачком об такую же маленькую ладонь, взвизгнул профессор Фокс. – Большинство из них никогда не выезжали за пределы Лондона, а метят в неоспоримые эксперты, чье мнение единственно верное. И даже те, что в душе и согласны со мною, никогда не скажут об этом в открытую, ведь тогда придется пересмотреть всю мировую историю, поставить под сомнение столько фактов, лишить столько профессоров их научных степеней и переписать столько книг, которые тоже написаны во благо наших правителей. Нет, здесь уже вступает в дело политика и финансы, а против них достоверные факты не факты!

– Но что же тогда делать, отец? – спросила Аманда, она разделяла теории отца и понимала, что с политиками тягаться бесполезно.

– Найти факт из фактов, что заставит всех признать существование працивилизации, из которой впоследствии вышли все остальные! Эта моя цель, лисенок! Надеюсь, что когда-нибудь я докажу всему миру – что прав! А если у меня это и не получится, то я надеюсь, что ты продолжишь мое дело, дочка.

– Конечно, – улыбнулась Аманда и подошла к отцу ближе, чтобы обнять и поддержать.

А вот арабы, совсем замученные этими длинными и непонятными речами на языке, который они с трудом понимали, уже вовсю начали скучать. Здоровяк Саид, будто заправский археолог, отойдя в сторону, водил масляным фонарем по стенам, разглядывая каменный барельеф, а вот его худощавый товарищ просто позевывал.

– Думаю, нам все же стоит продолжить исследование зиккурата, – наконец произнесла Аманда. – А то наши друзья копальщики скоро потребуют с нас еще по монете за выслушивание твоих лекций.

Профессор Фокс усмехнулся:

– Ты права, дочка. – Затем он перевел взгляд на здоровяка араба и сказал: – Что там у тебя, Саид? Небось, очередные джинны?

Саид отвернулся от барельефа и негодующе начал что-то тараторить на родном языке. При повороте луч масляной лампы скользнул по залу, и Аманда заметила, как в конце комнаты что-то блеснуло. Впрочем, никто кроме девушки не обратил на это никакого внимания. Генри Рой подошел к Саиду и, уставившись на барельеф, произнес:

– Как интересно!

На стене оказались высечены фигуры уже виденых ранее Небесных сынов со звериными головами, но зато вместо змееподобных демонов, прозванных Саидом джиннами, в этот раз против них стояли другие, не менее интересные создания, более похожие на обезьян.

– Возможно, так древние зодчие изобразили первых людей, символизируя их первобытность, – предположил профессор Фокс.

Впрочем, Аманду в этот момент более занимал блеск в конце зала. Девушка взяла у Саида фонарь и двинулась навстречу загадке.

– Будь осторожней и смотри под ноги, – только и успел сказать отец. – Здесь все так шатко и ненадежно, как-никак этот храм был пять тысяч лет погребен под песком.

Но Аманда не нуждалась в подобных напоминаниях. Осторожно ступая, она медленно шла вперед. Свет лампы старательно рассеивал тьму, открывая блеск, исходящий от противоположной стены и начертанному на ней. Девушка увидела двух высеченных львов, стоящих на задних лапах, а передними поднимающих сверкающий диск, от которого и исходил блеск.

«Наверняка, это символизирует восход солнца», – предположила Аманда.

Она подошла вплотную к высеченным львам и, протянув руку, смахнула с диска вековую пыль. Символическое солнце оказалось сделано из чистого золота. Мисс Фокс захотелось очистить этот сияющий диск до конца, и она принялась тереть еще тщательней. Она надавила ладонью, и вдруг диск вжался в стену. Неожиданно что-то загудело, стены здания задрожали, пыль, маленькие осколки камней и глины посыпались с потолка, и девушка отпрянула назад.

– Что происходит? – вскричал отец.

Арабы тоже беспокойно загудели.

– Я не знаю! – постаралась оправдаться Аманда, пятясь назад и со страхом взирая на потревоженное солнце.

Профессор Фокс и арабы кинулись к девушке. И вдруг львы разошлись в стороны, а стена, на который они были высечены, раздвинулась, открывая потайной ход. После чего содрогание храма прекратилось.

Все так и обмерли. Арабы поразевали рты, Аманда от удивления присвистнула, и лишь профессор Фокс с азартным блеском в глазах, произнес:

– Как интересно!

Фонарем он осветил открывшийся потайной ход, и все увидели лестницу, ведущую куда-то вниз.

– Как интересно! – повторил профессор Фокс. – Думаю, не стоит терять времени, а стоит, как можно скорее, выяснить, куда ведет эта лестница.

И Генри Рой уже было двинулся в открывшийся проем, когда Аманда схватила его за руку.

– Отец, а что если это какая-то древняя ловушка для расхитителей?!

– Не волнуйся, лисенок, шумеры никогда не увлекались подобными шутками. Ловушки больше свойственны древним египтянам или китайцам, и то там и там их устанавливали в гробницы, дабы расхитители не беспокоили покой почивших правителей. А это храм, и думаю, нам ничто здесь не угрожает.

– Ну, все же будь осторожен, отец… – только и успела сказать Аманда, а профессор Фокс уже бодро шагал по ступеням вниз, освещая путь масляным фонарем. Покачав головой, девушка двинулась следом.

Спустившись вниз, группа оказалась в большом зале. Лестница вывела их в центр комнаты, и свет фонарей не смог охватить всего пространства.

– Интересно, почему этот зал захотели скрыть от посторонних? – спросила Аманда.

– Наверное, строители храма хранили здесь что-то ценное или же что-то, не предназначенное для чужих глаз, – произнес Генри Рой, подняв лампу кверху и шаря по сторонам.

– Но, видимо, что это «что-то ценное» они все же успели вывезти, – предположила Аманда, поняв, что зал, как и предыдущий, полностью пуст.

– Ну не скажи! – неожиданно воскликнул профессор Фокс. – Стены! Стены-то остались!

– Что? – удивилась Аманда и перевела взгляд на отца.

– Светите все сюда! – вместо ответа приказал Генри Рой, указывая вперед.

Арабы подошли ближе и подняли фонари. Лучи трех масляных ламп осветили стену и то, что на ней находилось. Но это оказался не барельеф, как раньше. Стена была вымощена маленькими кусочками цветной керамики разных размеров и форм. Но из-за тысячелетнего слоя пыли определить так сразу, что же изображено на мозаике, не представлялось возможным. Тогда, опустив фонарь на пол, профессор Фокс принялся быстро смахивать пыль со стены. Не тратя времени, к нему присоединились Аманда и арабы.

Когда работа оказалась окончена, все отошли назад и вновь осветили мозаику. Увидев, что же собой представляет рисунок, Аманда ахнула, а Генри Рой, как-то странно улыбнувшись, произнес:

– Не может быть!

– Отец, это что… карта?!

– Как видишь, дорогая.

 

Мозаика и в самом деле оказалась изображением карты, где синие камушки превращались в реки и моря, зеленые – в леса и равнины, желтые – в пустыни, и так далее, и тому подобное. Но назвать эту карту древней или примитивной язык не поворачивался, поскольку она охватывала всю Африку и половину Евроазиатского материка, тянущегося далеко за Уральские горы, а кусочки керамики были так идеально подобранны друг к другу, что прорисовывали почти правильные линии берегов.

– Как они сделали это?.. Откуда они знали? – пробормотала Аманда. – То есть… я не понимаю…

– Они просто знали! – радостно, почти по-детски, улыбнулся профессор Фокс. – Это в очередной раз доказывает, что древние были не так уж и примитивны, как утверждают мои коллеги.

Аманда, все еще не веря глазам, подошла ближе и, приложив ладонь к мозаике, повела ее от Уральских гор вглубь континента.

– Но это ведь Сибирь, отец?! Откуда древние ведали про эти земли? – Неожиданно ее ладонь остановилась, а зрачки карих глаз расширились от удивления. – Отец, смотри, что это?

Генри Рой подошел ближе и чуть ли не ахнул. Дочь указывала на маленький черный треугольник в центре сибирской земли, месте, в котором никто и никогда не предполагал наличие древней и развитой цивилизации.

– Здесь что-то написано, – произнесла Аманда и указала на керамические кусочки с продавленными на них клинописными символами. – Отец, ты можешь это перевести?

– Я попытаюсь, – пробормотал профессор Фокс и сосредоточился на древних символах. Через минуту он посмотрел на дочь – в глазах его сиял уже знакомый мальчишечий азарт.

– Не может быть....?! Это просто невероятно! Я должен зарисовать… – С этими словами Генри Рой достал из кармана старый потрепанный блокнот и раскрыл его в поисках чистой страницы. Найдя оную, он схватился за карандаш и принялся перерисовывать фрагмент мозаики.

– Отец! – возмутилась Аманда. – Кажется, ты опять увлекся и забыл про меня! Что там написано?

Профессор Фокс оторвался от работы. С легким недоумением он поднял голову, а затем, вдруг что-то осознав, произнес:

– Там написано примерно следующее… Но примерно!.. если я правильно перевел все символы! – уточнил он, возведя палец, по своему обыкновению, кверху: – Город богов… Пирамида луны!

– Что? – удивилась Аманда.

– Именно! – воскликнул профессор. – Доченька, ты понимаешь, что это значит?.. – И, не дожидаясь ответа, он продолжил: – Это может быть тем самым ключом, что доказывает общий старт культуры всех ранних цивилизаций! Духовный центр! Тот самый начальный этап! Иерусалим и Мекка древних! Божественный город, из которого потом образовались все последующие культуры!

– Но, отец! – возмутилась Аманда и не потому, что она не верила в подобное, а лишь потому, что она была практиком и всегда старалась проверять вновь открытое, а не принимать, как должное. – А если это просто легенда! Наивное верование древних, которые, возможно, и знать не знали этих земель, а лишь предполагали, что они существуют! Возможно, древние даже отправляли туда походы, но столкнулись с холодной сибирской зимой и остановились, решив, что боги запрещают им!.. Возможно, тогда-то они и решили создать этот миф о земле богов, запретной для простых смертных… Отец, мы ведь знаем, что даже сам Александр Великий, дойдя до земель современной России, не стал трогаться дальше, столкнувшись с сопротивлением, неподвластным ему или еще с чем-то… Хотя пусть, пусть истинные причины и не известны, но ведь мы можем понять, что пересечь земли, объятые льдом и холодом, оказалось просто не в его силах, и он придумал красивую легенду!.. Отец, ты же видишь эту древнюю карту материка, она обрывается!.. Это просто миф древних… и нет никакой земли богов!

Профессор Фокс, будто не слушая дочь, наконец поднял голову. На его лице не было и тени недоумения или раздражения, а лишь царила легкая снисходительная улыбка.

– Лисенок, с чего ты решила, что древние были лжецами? Что они изначально старались запутать нас и придумать какие-то легенды? Спустя тысячелетия это звучит красиво… но, если исходить из их эпохи, то им от этого не было никакого прока! Поверь, они не задумывались об археологах, которые через пять тысяч лет начнут раскапывать их храмы! Иначе их бы следовало посчитать величайшими хитрецами в истории!

– Но, отец! Я ведь говорю о простых легендах!

– Легенды всегда на чем-нибудь основываются, лисенок! Просто так они не рождаются!.. И к тому же, ты права насчет Александра. Он ведь не смог покорить тех, кто были ближе к Божественной земле?! Александр Великий не покорил скифов!!! Почему?! Это история, конечно, могла извратить! Но, может, они были близки богам и знали что-то, чего на тот момент не ведал и сам Александр?! И он ушел! Проиграл и создал легенду о племени охотников, для которых погоня за зайцем куда важнее войны2! А, может, дело в чем-то другом?! Вспомни дальнейшую историю! Рим тоже возвысился, завоевал полмира, а потом пришли гунны – примитивное варварское племя, как утверждают современные историки, и уничтожили величайшую на тот момент империю. Кто были эти гунны? По историческим документам мы знаем, что они варвары и пришли с земель, ныне принадлежащих России.

– Отец, – Аманда даже улыбнулась, – не мне говорить тебе, что империи имеют свойства разрушаться, и причина тому подчас не внешние конфликты, а внутренние. Рим прогнил изнутри, а гунны лишь довершили дело.

– Я соглашусь с этим, лисенок, – все еще делая тщательный набросок мозаики, вырисовывая леса и реки вблизи Черной пирамиды, пробормотал профессор, – но и ты согласись со мной, дочка, что о загадочных гуннах мы не ведаем почти ничего!.. Возможно, они были не такими уж и варварами, как то хотели показать нам римские хроникеры и их последователи. Возможно, они были частью иного племени и иной культуры, отличной от европейской!

– Частью?

– Скорее остатками или потомками, – поправился отец. – Ты ведь помнишь, как мы долго жили в Китае и Индии…

– Почти все мое детство.

– Да, – кивнул Генри Рой. – И ты, наверняка, помнишь, как я был поглощен переводами индусских эпосов?

– Рамаяна и Махабхарата, – припомнила Аманда. – Ты читал их мне вместо сказок перед сном.

– Да, – вновь кивнул отец. – Одни из самых древних литературных источников, дошедших до нас из глубины веков. Помнишь, о чем там говорится?

– О войне богов на летающих колесницах и прочие сказки-предания.

– Именно! Война богов, уничтожившая почти весь древний мир и ввергнувшая его в пучину катастроф!

Аманда уже было открыла рот, чтобы возразить, но отец, как всегда, возвел палец кверху и продолжил:

– И как я уже говорил ранее – легенды всегда на чем-то основываются. Изучая индусский эпос и другие источники, я пришел к выводу, что такая война действительно когда-то произошла.

– Понимаю, куда ты клонишь. Опять твоя працивилицация, из которой в последствии вышли все остальные.

– Да. Но не просто какая-то древняя и примитивная цивилизация, а могучая и великая, возможно, даже развитей нашей нынешней, способная поднимать колесницы в небо и уничтожать города мановением руки. Да! Такая цивилизация уже была когда-то, но, как мы знаем из тех же легенд, она погубила сама себя и почти весь мир в придачу. Остатки ее разбрелись по земле: одни одичали, другие стали возводить новые города и строить свои царства, а легенды о древних и всесильных правителях послужили прообразами богов. Возможно, те же гунны и скифы являются потомками тех первых людей, что выжили после войны богов и сохранили часть древних знаний, что впоследствии позволило им не покориться никому.

– Все это лишь легенды и домыслы, – покачала головой девушка. Ей искренне хотелось верить отцу, но она понимала, что кроме древних преданий и предположений в доказательство тому нет ничего.

– Боюсь, отец, что в средние века тебя бы просто сожгли на костре за подобные теории, – улыбнулась Аманда.

– Джордано Бруно тоже сожгли на костре за его идеи, – вздохнул профессор Фокс. – Передовых мыслителей, ставящих под сомнение догматы предков, всегда считали ересиархами, их притесняли, не признавали и убивали, и лишь всемогущее время всегда расставляло все по своим местам. Возможно, и мои теории сейчас кажутся глупыми и наивными, поскольку не имеют прямых доказательств, но пройдут годы, может даже столетия, и время все расставит по своим местам. – Генри Рой улыбнулся и с любовью посмотрел на дочь. – Знаешь, как говорят египтяне? «Все боится всемогущего времени…

1Куруш – основная монета Османской империи
2По легенде Александр Македонский выстроил войска в решающем поединке против скифских воинов, но когда скифы увидели пробегающего зайца, они рванули за ним, поскольку считали себя, прежде всего, охотниками.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»