Уведомления

Мои книги

0

Ангел мой. Книга первая. В начале времён. Часть I

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Т/0 "НЕФОРМАТ" Издат-во Accent Graphics Communications, Montreal, 2016

* * *
Посвящение
 
Что чувствуешь ты?
Что чувствую я?
Тепло и нежность,
Для тебя и меня.
 
 
Мы в тишине,
Над землею парим.
Ангелы словно,
Живем лишь ветром одним.
 
 
Но это лишь там, в облаках.
Ты лежишь и мечтаешь.
А я вот, любимая знаешь,
Любуюсь, держа тебя на руках.
 
 
И дивный лес мой,
Околдован тобой.
И сказки твои,
Все здесь до одной.
 
 
Животные дивные,
Приют нам совьют.
Они тут гуляют,
И птицы поют.
 
 
Ты обернешься,
Посмотришь в глаза.
Поведаешь тайны,
Узнать чужим,
О которых нельзя.
 
 
И слышится мне,
Шелест крыльев моих.
Откуда? Зачем?
Ведь не было их!
 
 
Ты вновь улыбнешься,
Прогонишь испуг.
Руки ты коснешься,
– "Не бойся мой друг"
 
 
– "Хоть ты человек,
А я вся твоя,
Но вспомни опять.
Ты немного забыл,
Что умеешь летать".
 
 
– "Душою своей,
Ты коснулся меня.
И я помогла,
Оживив вновь тебя".
 
 
Секунда, минута,
Небесный полет.
Ты рядом,
Блаженство вперед нас несет.
 
 
Получилось ли?
Не знаю.
Хоть чуть-чуть, выразить словами,
То, как сильно я тебя люблю.
 

Пролог

На высоком холме, у края обрыва стоял скрипач. Вдохновенно и трогательно он играл музыку собственного сочинения. В ней словно в зеркале отразился мир окружавший музыканта. Мир яркого света и ветвистой радуги. Особыми, тиснеными нотами в нотной книге была записана партия о Мие и Кристиане. Прекрасной будто звезды королеве и добром, справедливом короле, которым было суждено стать живым сердцем целого мира. За великую любовь и преданность друг другу творцом был уготован им прекрасный дар, способность зажигать в душах людей и иных существ негасимый светильник. Озаренный человек становился необыкновенным. Сила и умение в нем приумножались, им руководили высокие и чистые помыслы. Будь то простой ремесленник в Городе мастеров или же путник в далеких краях. Желание в своем деле дотянуться до звезд, вот что двигало ими. Отважные моряки и путешественники отправлялись на край земли, дабы открыть всем новые красоты созданного творцом мира. Искусные мастера создавали все новые и новые шедевры из камня, металла и ткани. И не было им равных в своем деле. Создав что-то новое, они неустанно брались за дело, дабы превзойти самих себя и приумножить к всеобщей радости красоты мира. Было место и праздникам. Из города в город бродили непревзойденные менестрели, сказатели музыки и стихов. До тех времен не было и никогда не будет после более счастливых и вдохновленных народов, чем те, что собрались под рукой государя и государыни. Сами же Миа и Кристиан были открыты любому человеку с добрыми помыслами, ибо в стремлениях своих готовы были принять совет каждого из пришедших к ним. Зла вокруг себя они не терпели, да и не могло оно существовать в ярком свете их пламенных душ. Свет, согревающий благое начинание и испепеляющий черное зло, ненависть и зависть.

Сказано, что встретились Миа и Кристиан когда были еще детьми. Кристиан был средним наследником короля Мериаречья, а Миа маленьким ангелом из затерянного для всех Города над облаками. В обширной, цветущей долине, меж высоких холмов, на берегу моря раскинулась Сафиния – столица королевства. Когда-то, в самом начале времен ангелы и люди жили рядом, в прекрасном, белоснежном Городе над облаками. Они были похожи внешне, но многим отличались внутри. Крылатые существа любили небо. Им было не ведомо понятие времени и страха. Людей же манили дороги, что пролегали по земле. И два народа расстались в дружбе, пути их разошлись, но сохранилась незримая связующая нить между ними. Оттого иногда ангелы посещали людей. Прекрасные мечты и дела людей рождали музыку сердца. От человека она легче перышка возносилась вверх, выше облаков. Крылатые существа дивились и наслаждались чистоте звуков. И к самым прекрасным из людей ангелы смело спускались на землю, пересиливая природную тягу к небесам.

Итак, давным-давно, на закате дня, где-то далеко, на краю света в королевстве Мериаречье день клонился к закату. Дворец наполнился предвечерней тишиной. Обманчивым было спокойствие лишь одной из комнат. В дальнем углу от посторонних глаз укрылись девочка и мальчик. Прекрасные мечты преисполнили их.

"Когда я вырасту, я стану взрослым", – проговорил мальчик: "И тогда мне можно будет гулять там, где я захочу. Я отправлюсь за моря и океаны. У меня будет множество опасных приключений. Я повидаю далекие, прекрасные страны и смогу дотянуться до звёзд. Познакомлюсь непременно с драконами и саблезубыми тиграми, с феями и единорогами, с добрыми и еще неизведанными существами. И смогу подружить их друг с другом и с людьми"

Девочку насторожило слово опасные. Она знала, опасность это то, что случается неожиданно и внезапно и ничего хорошего не приносит. Наоборот доставляет сплошные неприятности и беды. Взрослые учили ее быть подальше от людей. Ведь они непредсказуемы и от них исходит та самая опасность. С другой стороны девочка не могла устоять перед приключениями. Они сулили таинственность и загадку. А еще множество удивительных открытий и встреч с добрыми и красивыми существами.

"А ты возьмёшь меня с собой?" – девочка постаралась не показывать того, что испугалась опасностей.

– "Конечно, возьму. Ты хорошая и мне с тобой весело, ты мне нравишься"

Слова были сказаны от всего сердца. Мальчик проговорил их быстро, не задумываясь. Оттого немного смутился своего смелого признания.

"А покажи ещё раз тот фокус с шариком", – выдержав паузу, попросил он.

И девочка поспешила исполнить желание друга. Она взяла лежащий в стороне круглый, стеклянный предмет. Бережно положила его перед собой и, закрыв глаза, простёрла над ним руки. Очень скоро внутри загорелась ярка, яркая звезда. Её мягкий и лучистый свет не слепил глаза. Наоборот радовал разнообразием и глубиной своих оттенков. Медленно шарик начал подниматься, озаряя лица детей. В воздухе наметилось движение. Словно бы ветер дальних стран пожаловал в гости, поиграть с их кудрями. Мальчик был в восторге, ведь тысячи переливающихся точек завели хоровод вокруг волшебного предмета. Незаметно для себя девочка обрела крылья. Полукруглые они обозначились у неё за плечами. Кончики их, будто косы, переплелись, растелившись по полу.

"Ой!" – воскликнула юная леди, почувствовав преображение.

Тут же дивное видение позади неё рассыпалось золотым песком.

"Кристи, ты не должен был видеть этого", – поднявшись, взволнованно произнесла девочка.

"Миа, прошу, не бойся, я никому не расскажу", – попытался успокоить её мальчик.

– "Честно?"

– " Честно. Я сохраню всё в тайне"

– "Ну хорошо"

Миа успокоилась. Она посмотрела в большое, раскрытое окно на убегающее солнце и догоняющую его тёмно-синюю тучу.

"Мне пора", – тихо произнесла юная леди: "Скоро начнётся гроза, и я могу не успеть домой. У тебя тут дожди идут очень часто"

– "А ты ещё придёшь?"

– "Да, приду. Обязательно приду"

На какое-то время она отвернулась, устремив взор к небу. Высота всё больше манила и звала её к себе.

"Тогда пока", – попрощался молодой человек.

"До свидания, Кристи", – произнесла юная леди, поднявшись на подоконник.

– "До скорых встреч, Миа"

Еще долго мальчик провожал взглядом девочку, устремившуюся к облакам. Сам ветер нес ее над землей. Кристиан был уверен, что это не последняя их встреча. Как только взойдет солнце она появиться вновь, так он думал. Но ни на следующий день, ни множество дней после него Миа не приходила. И видимо так она повлияла на мальчика, что однажды он забыл о том, что когда-то знал ее. Ему не было ведомо то, что маленькая девочка-ангел решила стать человеком, родиться вновь в далеких краях. Начать все сначала, дабы встретиться и прожить вместе до конца удивительную жизнь. Очередное свидание было отложено на много, много лет…

Глава I. Сон

 
Начну я легенду с трех красочных слов,
Мотив их звучанья не так уж и нов.
Они с малых лет знакомы все нам,
Позвольте, напомню сейчас их я вам.
 
 
Под номером первый назову я добро,
Его от других отличить так легко.
Оно бескорыстно и просто совсем,
Оно не попросит награды взамен.
И станет на свете сильным лишь тот,
Кто через бури с ним вместе идет.
Отважно и смело плыви капитан.
К мечте неустанно сквозь океан.
 
 
Любовь я поставлю под номером два.
Все глупости? Юношей пылких слова?
Не верьте, вы злобе и знайте одно.
Пусть на висках сверкнет серебро,
Морщинки украсят пусть ваше чело,
Любовь не покинет вас все равно.
Корона, дворец, их нет у меня,
Но с ней я богаче сто крат короля.
 
 
Мой домик старинный в далеком краю,
Я бережно счастье свое там храню.
Счастье оно под номером три,
Ты прилетай, приходи, посмотри.
В избушке моей просторно, светло.
Там, где чьей-то души,
Всегда приоткрыто окно.
 

Оно и сейчас приоткрыто навстречу свежему ветру в комнате ставшего совсем взрослым Кристиана. Там далее, на холме солнце едва коснулось лучами верхушек деревьев, пробуждая природу от ночного сна и прогоняя сумрачный туман. Прохладная дымка проигрывает в этой битве теплому свету. И гонимая ветром, цепляясь за траву, она пытается спрятаться в глубинах тёмного леса. Весеннее утро, зачаток нового дня. Самое подходящее время для начала истории. Истории сказочной, волшебной. Самой настоящей и правдивой. Однако стоит задержаться и пересказать сон, так часто посещающий Кристиана и на этот раз не обошедший его. В своих видениях, быть может предвещающих грядущие события, он идет по подземелью замка, по колено в воде. В левой руке молодой человек сжимает эфес шпаги, в правой держит факел, которым освещает себе путь. Одежда его местами сильно порвана, а на лице заметны царапины, свидетельствующие о недавнем сражении. Сверху угрожающе смыкаются каменные своды, поглощая блики огня. В конце тоннеля Кристиан замечает массивную, деревянную дверь. Ничуть не сомневаясь в правильности своих действий, он бросается к ней. Насыпав черного порошка в висячий замок, молодой человек прижимается к стене и подносит факел. В туже секунду раздается глухой раскатистый звук, а былая, металлическая преграда, дымясь, падает вниз. С шипением пронзает воду и разносит в стороны сотни мелких брызг.

 

В небольшой комнате заполненной водой царит непроницаемая, густая темнота. Так что свет, принесенный Кристианом, с трудом справляется со своей задачей. Яркий источник занимает свое место на стене, а клинок ложится в ножны. В дальнем углу возвышается грубо сделанная кровать. Темная жидкость, стремительно поднимаясь, уже намочила расстеленное на ней одеяло. На этом единственном во всем помещении основании пытается спастись от наводнения девушка. А вместе с ней и пару грызунов. Ее красивое платье порвано и испачкано, а края давно впитали в себя влагу. Молодая особа испугана и, не сразу узнав своего спасителя, отстраняется от него в угол.

"Миа, это я, Кристиан", – пытается успокоить ее молодой человек: "Ты не узнаешь меня?"

По всей видимости, девушке до этой минуты пришлось пережить немало испытаний. Отчаяние и страх, навеянные злом, были ее соседями. Они осаждали и досаждали ей, вынуждая сдаться и более не сопротивляться. Но Миа не сдалась, она сохранила чистыми сердце и душу, не запятнала их ненавистью и злом. Девушка лишь потеряла ощущение реальности, потеряла счет времени и позабыла, где находится. Насильно поселенное рядом отчаяние нашептывала все время только одно, что за ней никто и никогда не придет. Оттого скованными и нерешительными стали движения ее.

"Кристи", – наконец то произносит Миа, увидев сквозь туман забвения знакомое лицо.

Девушка делает шаг вперед и обессиленная попадает в объятья Кристиана.

"Я знала, я знала, что ты придешь за мной", – зашептала она.

– "Сейчас я с тобой. Как ты?"

– "Теперь будет лучше"

– "Кругом вода, ты сможешь идти?"

Не произнося ни слова, Миа кивает. Молодой человек, держа за талию, переносит ее вниз. Погрузившись по пояс в холод, девушка вздрагивает.

"Нам пора выбираться", – произносит Кристиан, заметив стремительное повышение уровня черной глади.

Забрав факел, молодой человек и девушка устремляются вперед по тоннелю. Но спустя некоторое время они вынуждены остановиться, поскольку выход оказывается затопленным. Единственным спасением оказываются две лестницы, разместившиеся одна слева, другая справа.

"Куда дальше?" – спрашивает Миа.

"Я пришел оттуда", – Кристиан указал огнем вперед: "Но там вода! Давай направо"

Крутой и узкий подъем ведет наверх. В какое-то мгновение молодой человек отстает от девушки. Он прижимается к стене, прикоснувшись рукой к левому боку. Кровь, густая и липкая проникнув сквозь одежду, оказывается на его пальцах.

"Ты ранен?" – устремляется к нему девушка.

– "Немного. Но это пустяки, идем"

Оказавшись на открытой площадке, молодой человек и девушка осматриваются, пытаясь понять, куда они попали. Небольшой, каменный балкон, нависая над пропастью, был будто бы прилеплен к одиноко стоящей, высокой башне. Тут же стены содрогнулись и путь, приведший Мию и Кристиана в тупик, оказывается заваленным камнями. Посыпались мелкие осколки. Плотный, грязно-белый дым на время затянул холодный, серый пол. Другого выхода с башни, находящейся рядом с грозной цитаделью, не было. Почти во всех строениях замка властвует огонь. Черный дым, сливаясь с ночью, время от времени прячет отдельные крепостные стены и более низкие башни. Пламя пожара, вместе с яркими точками на холмах и в долине, на всю округу остаются единственными источниками света посреди ночной темноты. Звезд не видно. Где-то во мраке раздается множество голосов. Они повествуют о разном: о победе, о прошедшей недавно битве, об отдельных все еще сопротивляющихся отрядах врага. Но молодой человек и девушка их не слышат. Они существуют друг для друга и больше никого вокруг, только черное небо, да башня, грозящая, вот-вот обрушится.

"Вот и все", – произносит молодой человек, подойдя к краю: "Отсюда нет пути"

"Ну и пусть", – девушка осталась стоять у стены: "Зато мы вместе"

На расстоянии Кристиан увидел в ее глазах доброту и нежность, сияющую ярким светом. Настырный ветер теребил волосы Мии и пытался задуть пламя факела в руках молодого человека. Лицо девушки выражало спокойствие и смирение. Она была готова к любому даже самому печальному исходу событий.

"Да, мы вместе", – Кристиан вернулся к Мие, и прижал ее к себе крепко и нежно. Коснувшись щекой ее лица, произнес: "Навсегда. И никто и никогда не вправе нас разлучить"

Минуты следовали одна за другой непрерывно, монотонно и долго до тех пор, пока не наступило утро. Сквозь тучи на горизонте, словно надежда отдельными лучами блеснуло рассветное солнце. Миа и Кристиан были по-прежнему на балконе башни. Никто не догадывался об их местонахождении. В пылу сражения молодого человека и девушку просто потеряли. Уставшие, пытаясь побороть сон, они присели на пол. Девушка прислонилась спиной к стене, удерживая в своих объятьях молодого человека. Шел снег, первый, белый-белый. Он будто бы стирал грязь и сажу с земли. Частичка света, отделившись от общего луча, устремилась к узникам башни. Фея, мерцая, как утренняя звезда, сошла с небес. Она была обеспокоена за судьбу Мии и Кристиана.

"Как хорошо, что ты успела найти нас, передай остальным, что мы теперь свободны", – обратилась девушка к крохотному существу.

Пожар, бушевавший всю ночь, совсем ослабил каменную твердыню, взлетевшую над грозной цитаделью. Замок зажатый в ущелье между двумя утесами дрожал и стонал. Он был готов в любую секунду высвободить реку, томящуюся позади него за толстыми стенами. Издав последний грозный и протяжный рокот, оглушивший всю округу, цитадель вместе с башней стали разрушаться. Мие и Кристиану осталось лишь только взглянуть друг на друга.

"Я люблю тебя", – произнесла девушка.

"И я люблю тебя", – ответил молодой человек.

Вибрация усилилась, пол заходил ходуном и круто наклонился. Швы в кладке стремительно разошлись. Камни потеряли незыблемую связь друг с другом. В этот момент сон обрывался. Просмотрев словно послание это видение, Кристиан проснулся встревоженным, взволнованным. Душа словно бы провалилась из неведомого мира обратно в физическое тело.

Дневной свет, проникая сквозь арки окон, белым туманом наполнил огромный коридор. В противовес сну реальность была чистой, яркой и стабильной. Казалось бы, это должно успокаивать, только вот было что-то невероятно притягательное в увиденном. Будоражащее воображение, беспокойное, необычное.

Белоснежный камень слагал стены и своды дворца также как всегда, как и сотни лет до этого. Темные, большие плиты устилали пол. Повсюду фрески, роспись и ажурный металл радовали глаз изысканностью не одно поколение королей. Убранство достойное их величия и славы. Так оно и есть. Дворец огромный и статный. Такой, что даже солнцу приятно и нестыдно прогуливаться по его коридорам и комнатам. Дымка солнечного луча ведет Кристиана в библиотеку. Здесь, среди вороха старинных книг пожилой человек с седой бородой ищет ответ на свой вопрос. Время щедро одарило его лицо морщинами.

"Кристиан!" – восклицает он, заметив молодого человека: "Что привело тебя сюда в столь ранний час?"

– "Все тот же сон"

"Скажи, ты видел ее?" – прозвучал еще чей-то голос из глубины комнаты. В высоком, деревянном кресле украшенном золотом, наполненный величием восседал государь. На голове его, блистая самоцветами, красовался венец. Край его туники, сшитой из тканей чужеземных стран, касался пола.

Старец отстранился от стола и оперся на палку.

– "Да отец, видел. Но лица не помню. Странная штука, когда был там, помнил, а проснулся, забыл. Все как в тумане! Мне известно одно, она прекрасна как свет звезд в самую темную ночь. И даже обе наши луны вместе не сравнятся с ней. Она властительница моих снов и мыслей. Отец, я знаю то, что я скажу сейчас о моих видениях, обрадует тебя еще больше. Я видел множество разных флагов и слышал многоголосие труб. Видел, как разные народы в дружбе собрались вокруг нашего королевства. Я думаю мудрость той прекрасной девушки, чей образ посещает меня, столь же глубока, сколь красота неповторима. А ее внутренний огонь, что так ярко указывает мне путь, удивит и вдохновит всех до самого края известной нам земли"

– "Что скажешь отец?"

– "Я скажу, что вижу в твоих глазах ее свет. И быть истиной, что этот свет озарит все земли, прогонит прочь тьму и всех мыслимых врагов, что осаждаю наши границы и дальние владения. Но меня беспокоит дурное предчувствие. Ты что-то недоговариваешь мне"

– "Все, так как есть. Как я тебе поведал, отец. Я ничего не утаил, ни единого слова, ни единого события"

– "Что ж, поиск невесты будущего государя дело достойное. Наши великие предки, каждый в свое время уходили за море за своей королевой.

Отправляйся в путь, сын мой. Остов корабля уже на стапелях. Он скоро будет готов. Готовься и ты"

Государь положил руку сыну на плечо. Одобрительно потеребил его и преисполненный гордости и удовлетворения покинул комнату.

"А имя, Кристиан, ты помнишь хотя бы имя?" – старец приблизился к молодому человеку: "Так было бы легче разыскать ее на просторах девяти морей и трех океанов"

– "Веришь, нет, тоже не знаю. Знаю только, что произнесший его уподобится соловью поющим прекрасную песню на рассвете"

Кристиан и сам удивился себе. Нужно ли было ему имя? Имя было не так важно. Оттого он его не помнил.

"Вот что я тебе поведаю, старец Кура, она зовет меня. Но где я мог видеть ее раньше? Голос ее мне знаком. Звонкий и чистый, как ручей. Нежный и спокойный, теплый, как весеннее солнце", – широко раскрыв глаза, рассказывал молодой человек: "Там где она, там даже среди обреченности есть доброта и покой. Даже там, на вершине той холодной и угрюмой башни. Весь мир был в моей ладони, счастливый и светлый. Вот такая вот она. Преображает и меняет к моему удивлению меня самого"

– "Да, задача не из легких, но ты знаешь, здешнее собрание книг хоть и внушительное на первый взгляд и насчитывает несколько веков, но всё-таки уступает вместилищу знаний затерянной Лессы. Я перебрал не одну сотню пергаментов и потертых временем книг и в древнем городе и в столице, дабы найти таки кое-что. Ты прав, этот сон неспроста посещает тебя. В нём обозначен путь и судьба не только твоя и даже не королевства, но всего мира. Так было решено задолго до нас, древними силами, что выше всех. Ты мне рассказывал о созвездии…"

– "Да. Оно есть у меня. Я его никогда не замечал. Может, оно было на моей руке с самого детства, а может, появилось только сейчас"

Кристиан торопился, невольно перебивая собеседника. На правой руке он поднял рукав рубашки выше, до тех пор, пока не показался непонятный рисунок, составленный из коричневых родинок в виде крохотных пятнышков.

"Вот эта горела ярче всех", – произнес молодой человек, показывая на верхнюю точку, та, что ближе к запястью.

"Да, все именно так", – согласился Константин: "Я просмотрел много, много книг, сверил все рассказы и предания, и вот что получилось"

Он взял со стеллажа свертки и быстро разложил их на столе. Поверх невольно легла его седая борода. Взмахом руки пожилой человек сбросил её.

"Вот здесь, на западе, за океаном есть интересные места", – бурча под нос и указывая пальцем в пожелтевшую бумагу, начал он рассказ.

При этом усы его заметно шевелились, будто бы мешали ему говорить.

"Мы, в отличие от наших предков теперь редко там бываем, и та информация что есть, сродни легендам"

– "Что это?"

Молодой человек указал на карту. Его заинтересовал замысловатый, довольно протяженный рисунок с рваными краями, непонятными надписями и пунктирами.

– "Это каньон туманов, мой мальчик. Он широкий и протяженный, вечно полон плотных облаков, а отвесные скалы поднимаются вверх на огромную высоту. Дабы пройти здесь, нужен особый корабль, тот, что сможет двигаться вперед по белой дымке"

– "То есть над облаками?"

– "Да, с точностью до слова. По ним можно добраться до одной из дельт, где находится столица заоблачной страны. Навала, так называют её"

"Именно над ней, в зените сияет это созвездие", – закончил повествование старец.

 

– "Корабль уже строится, это означает одно, ты знаешь, как поднять корабль в небо"

"Есть один хитрый способ", – глаза старца блеснули: "Будешь в Лидии, загляни на верфь. Я сам тебе все покажу. Вижу, ты торопишься. Будь осторожен. Ты сам не заметишь, как скоро свершится предначертанное судьбой, нелегкое путешествие"

– "Не хочу упускать ни на минуту путеводную нить туманных видений. Я уже слышу звук походных труб и песни, повествующие о славном мероприятии. А когда мы вернемся, нам будут играть свирели"

Старец осуждающе нахмурил брови.

"Хорошо, я буду осторожен, о мудрый", – добавил Кристиан.

В это время на степных равнинах, где гордо и величественно царствует город Навала, покоилась ночь. И если бы люди королевства Мериаречья обладали чуть меньшими знаниями, они бы решили, что земли эти лежат на самом краю земли. Черное словно сажа небо освещали две луны в сопровождении множества звезд. Ветер развивал величественные флаги на башне неизвестного замка. Подле его стен расстелилось поле грозовых облаков, протянувшееся до самого горизонта. В мрачных глубинах то тут, то там вспыхивали яркие огни, мгновенно распространяя свой свет на большие расстояния. Словно нос корабля одна, центральная башня выдавалась вперед, разрезая бездну. Неторопливо на вершину, залитую небесным, бледным светом, поднялась девушка. Высокая, невероятно стройная. С волосами чернота коих соперничала с темнотой ночи, густыми и длинными, до самого пояса. Глаза ее были светлы как небо в ясный день. Взгляд нежный, теплый. В нем неугасимый огонь, что способен гореть ровно, но в нужный час прожечь любую преграду. Длинный шлейф платья, подхватываемый ветром, струился по камням. Грустный и задумчивый взгляд молодой леди был устремлен в бескрайние просторы, то и дело, издающие угрожающий грохот. Она будто ждала кого-то.

"Непогода сегодня", – произнес пришедший следом за ней мужчина.

Растительный орнамент его одежды, прекрасно сочетающийся со светло-коричневой тканью, привнес немного красок.

"Знаю, что рано еще, а все равно захотелось придти сюда", – обернувшись, говорит девушка: "Мои воспоминания, словно древние легенды, что удивляют и завораживают, но достоверность всех ее деталей вызывает сомнения. Что если он изменился, стал другим? И нет уже прекрасного героя на востоке. Холодное течение, что разделяет моря, не пускает сюда песню его сердца. Быть может, благородное пламя Анэ потускнело в его груди? Знать так, не свидится нам более"

– "Нет, Миа. Еще не наступил закат, и наше королевство не уснет в пучине дней. Я тебе обещаю. Пусть буря на севере не пугает тебя"

– "А мама? Ей не легко"

– "Связь ее с этой землей велика. И пусть даже приблизится океан и водами своими наполнит равнины она не уйдет. Она еще ребенком стала посвященной в тайны переплетения жизненной энергии, что везде и всюду окружает нас. Она рассказывала мне об этом, но я мало, что понимаю про все эти нити и связи. Такие люди как она, словно узелок. Если твоя мама покинет навсегда или же даже на не очень долгое время королевство, то узелок развяжется и воцарится на обширных территориях хаос. Все живое и неживое потеряет всякие ориентиры в этом мире. Не меньшие чувства связывают ее с нами. И если зло с севера придет сюда нелегкий выбор будет уготован ей. Вот и печалится она"

Молчание в воздухе и хоровод слов в сердце.

"Становится прохладно", – замечает Миа: "Пойдем в дом"

Просторное помещение круглой формы часть вышеупомянутой башни. Видимый холод каменных стен смягчает богатство материй. Широкие полотна с изображением зверей, растительности, гербов и знамен тянулись с потолка до пола. В глухих нишах и в центре зала, свисая на цепях, разместились фонари, скрывающие в плену своих стекол источники яркого, желтовато-белого света. От них исходит множество золотистых лучей. Они обволакивают окружающее пространство и даруют ему свое тепло, заполняют собой каждый, даже самый потаенный уголок сознания. Свет создает приятное, согревающее чувство уюта, что располагается внутри тела. Так что хочется оставаться здесь как можно дольше, съежившись до крохотных размеров. Так, наверное, себя ощущает ребенок, когда его начисто вымытого заботливый родитель, укутав, несет в кровать. И вот ему, маленькому существу, слушающему сказку, кажется, что все удивительные истории сосредоточены в окружающих стенах, а их герои живут в этой комнате. Где-то под потолком начинается лестница. Изгибаясь, она проходит по станам, повторяя все изгибы. Лестница, заканчиваясь по правую сторону, ведет вниз Мию и ее отца. Стражники на их пути вытягиваются по струнке, не смея шелохнуться.

"Велите подать горячий, травяной чай", – отдает распоряжение отец девушки: "Принцесса замерзла. На улице нынче холодно и ветрено"

В противовес этой половинке мира распростертой от одной стены комнаты до другой существует иная частичка вселенной. Это Сафиния, столица родного королевства Кристиана. Величественный и сильный город. Каждый человек увидевший его впервые радуется и восхищается красотой его улиц и зданий. Тот же, кто был не раз в Сафинии, низко поклонится истории славного города. Мужеству и отваге его жителей. Со времен нелегких испытаний развиваются на башнях и стенах победные флаги. Каждое утро сотни звонких труб поют торжественную песнь о славе и древних легендах. Безошибочно в воображении слушателя они формируют образы огромного, непобедимого и в небе и на земле воинства. Звуки звонкие и чистые до самых облаков. В них живет дух ветров стремительный и крепкий от севера до юга. Кажется, будто паришь над землей, и видишь отчетливо с высоты абсолютно все на огромные расстояния.

Множество ручейков, совсем маленьких и больших, наполняет город, питая его жителей. Силу свою они воплощают везде и всюду в разнообразии трав и деревьев. Мощеные дороги петляют между домов. Возможно, впервые попав сюда, кто-то посчитает тропинки и дороги истинными хозяевами города. Они разбегаются в разные стороны, забегаю за дома, посещают крохотные дворики, уводя путника за собой. Затем вновь встречаются, тем самым, соединяя, улицы друг с другом, одну площадь с другой. Здесь даже можно, а порою нужно заблудиться. Можно бесконечно долго гулять по ним, впитывая в себя и познавая дух и историю города. Но вот на пути встречаются блестящие змейки воды. Царствование дорог заканчивается, и былой правитель вынужден воспользоваться переправой в виде моста. Ступая по нему, можно заметить, что края немного ниже центральной части. Когда идет дождь, осадки скапливаются по бокам и, стекая по этому своеобразному каменному водопроводу вниз, пополняют ручей. Стоит остаться всего лишь на месяц в этом городе, чтобы насладиться разнообразием дождей. Иногда неизвестно почему капли увеличиваются в размерах, оказываясь немного больше обычных. Вероятно, им становится одиноко, и поэтому две капли объединяются в одну. Жадные тучи, до последнего мгновения скрывают сокровище в своем плену, не хотят отпускать частички воды. Те же в свою очередь неминуемо тяжелеют и сил удержать их, уже нет. Тучи безуспешно пытаются вернуть беглецов обратно, тем самым, замедляя их падение. И вот, словно снег, крупные капли, вопреки ожиданиям, неторопливо спускаются вниз. Но бывает другой дождь. Теплый ветер, уподобляясь дыханию моря, волнами гонит мельчайшие брызги воды, пока те не оказываются на земле. В иной раз дождевые нити просто лениво свисают сверху. Или же прячутся, играя на пару с солнечными лучами. Так или иначе, как бы ни проявляла себя стихия, надолго она не задерживается. Обрываясь вовремя, небесные реки дают дорогу свету ясных звезд либо яркого солнца.

Но вернемся на дорогу. Спускаясь с возвышенности, она минует мост и прежде чем отправится дальше, образует за ним небольшую площадку весьма подходящую для короткого отдыха и разговора. Ее возможностями и уединенность воспользовались двое молодых людей, облаченных в легкие воинские доспехи. Они отпустили лошадей, те чуть в стороне неспешно пощипывали сочную, зеленую траву.

– "Там бесподобно, Кристи. В тех краях чувствуется мир таким, каким он был в самые первые дни своего рождения. Там первородное дыхание земли. Холодное и суровое, но чистое. Там властвует тишина и мудрость. Всяка птица и зверь внимают ей. Я полюбил те места, оттого выпросил у отца дозволения на княженье нашими северо-восточными владениями. Изумрудные башни крепости Эльффарм уже устремились к небу. Алые стены Эльфанель возведены наполовину. Совсем скоро настанет время для небесно-голубой Эльфтемиль. И вот тогда третья цитадель замкнет кольцо и сохранится тот край таким, какой он есть сейчас"

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»