Толстушка под прикрытием Текст

8
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Хуже мужа, который все забывает, может быть только муж, который все помнит…

Я осторожно кашлянула.

Девушка, сказавшая кому-то по телефону фразу про супруга, взглянула на меня и закруглила беседу:

– Успокойся! Ну не поздравил тебя Николаша с годовщиной вашего знакомства, и что? А представь, каково бы тебе пришлось, если бы он помнил, сколько денег ты на косметику тратишь и как часто теща в гости прикатывает. Все, перезвоню позднее. Что вы хотите?

Последний вопрос явно относился ко мне, и я улыбнулась.

– Ищу Арину Обнорскую.

– Вы ее нашли, – ответила красавица. – Слушаю!

– Меня зовут Татьяна Сергеева, – представилась я. – Вот… приехала… Здравствуйте.

Хозяйка кабинета чуть сдвинула брови, наморщила маленький носик и прикусила пухлую нижнюю губу. В больших серо-голубых глазах явственно читалось недоумение. А я, на секунду забыв о работе, от всей души позавидовала даме, которая сейчас пыталась сообразить, зачем к ней пожаловала незнакомая толстушка. Арина необыкновенно красива, внешность ей досталась от родителей, а вот о фигуре журналистка наверняка позаботилась сама. Интересно, какой у нее объем талии? Сантиметров пятьдесят пять, не больше. На Обнорской эффектное красное платье, оно выгодно подчеркивает грудь примерно третьего размера, руки обнажены, и видно, как хорошо развиты у Арины мышцы. Она, похоже, регулярно посещает тренажерный зал.

– Господи! Вы же Танюша! – воскликнула хозяйка кабинета. – Извините, не узнала вас. На фото вы… э… э…

– …значительно моложе и стройнее, – закончила я фразу за Обнорскую.

Та опомнилась.

– Нет, нет, на снимках люди всегда выглядят полнее, камера визуально прибавляет килограммы. Да и возраст тоже. Но если вы будете выглядеть более юно, чем сейчас, то придется запретить вам участие в нашем проекте, потому что к нему допускаются только те, кому исполнилось восемнадцать.

– Спасибо за комплимент, – смущенно поблагодарила я.

– Я говорю чистую правду! – очень искренне возразила Арина. – Если честно, я немного удивлена, почему вы стали одной из победительниц.

– Я совсем уродина и не подхожу для конкурса? – расстроилась я. – Рассчитывали увидеть этакую симпатяшку с длинными локонами и стройными ногами? А тут я – восемьдесят три кило, ничем не примечательная внешность.

Собеседница закатила глаза:

– Танечка! Первым делом вам придется избавиться от комплекса неполноценности и перестать думать, будто окружающие воспринимают вас как чудовище. Это не так.

– Да? – с надеждой спросила я. – Кому-то я могу хоть чуточку понравиться?

Обнорская отступила на шаг от письменного стола.

– Вы очаровательны. Свежий цвет лица, ни одной морщинки, яркие глаза, прекрасная кожа. Поверьте, миллионы женщин умрут от зависти, увидев вас на обложке нашего журнала «Дом солнца».

– Навряд ли они восхитятся моей фигурой, – уныло протянула я.

– Вскоре вы себя не узнаете! – с энтузиазмом пообещала Арина. Затем нажала на белую коробочку на столе: – Ксения, зайди, приехала Сергеева… Танюша, сейчас попытаюсь вам объяснить, почему я удивилась, поняв, что вы участница проекта «Убей лишний вес». Ольга Ивановна Николаева, наш главный редактор и владелица холдинга «Медиафорт», строго предупредила сотрудников на совещании: «Женщины, которые в этом году будут худеть вместе со звездой, должны выглядеть страшнее графика падения цен на нефть. Вес за центнер, лицо жуткое, одежда старомодная, манеры неуклюжие. Одним словом, нужно, чтобы читатели явственно увидели разницу: к нам пришла уродина невыносимая, а ушла королева. Если Олеся Фонарева ей еще и жениха найдет, совсем здорово получится». А вы очаровательны, у вас милая улыбка, одеты со вкусом. Ну, может, не по последней моде, но вполне достойно. Знаете, какие у нас претендентки были? Бегемоты отдыхают! Вот я и недоумеваю, почему такую симпатичную Танечку Сергееву выбрали? С вами и работать особенно не потребуется.

Жаль, что среди моих многочисленных талантов отсутствует способность краснеть по заказу. Сейчас порозовевшие от смущения щеки оказались бы очень кстати. Я потупилась и еле слышно пробормотала:

– О каком женихе идет речь?

Арина засмеялась.

– Я поясню. Олеся Фонарева заведует отделом «Семья и брак», она по образованию психолог. Вы же читаете наше издание?

– Конечно, – подтвердила я, – ни одного номера не пропускаю. Фонарева ведет колонки «Как выйти замуж» и «Сохраним любовь».

– Вы молодец! – восхитилась Обнорская. – Наш журнал вообще-то предназначен для женщин, но не поверите, сколько мужчин покупают «Дом солнца», а потом пишут Олесе: «Помогите мне найти супругу». И Фонарева изо всех сил старается помочь одиноким людям. На прошлогоднем проекте у нас сложилось две пары.

– Об этом в условиях конкурса ничего не было, – удивилась я.

Арина снисходительно посмотрела на наивную посетительницу:

– Танечка, у нас соревнование «Убей лишний вес», и принять в нем участие мечтают десятки тысяч россиянок. Мы и так едва справляемся с наплывом желающих, а если бы объявили, что заодно удачно выдаем победительниц замуж, сюда кинулась бы вся страна. Здание редакции разнесли бы по кирпичику! То, что мы помогаем женщинам обрести личное счастье, – наш маленький секрет.

Арина улыбнулась и привычным жестом поправила широкий браслет на запястье.

– Какая красивая вещь, – не удержалась я. – Глаз не оторвать!

Обнорская вытянула руку.

– Да уж! Умели раньше делать. Нехорошо, конечно, на работу антиквариат носить, но я обожаю это украшение. Оно мой талисман, никогда и ни при каких обстоятельствах с ним не расстанусь. С голода умирать буду, а не продам!

Я украдкой посмотрела на часы заместителя редактора, щедро украшенные россыпью бриллиантов вокруг циферблата, оценила стоящую на диване сумку из натуральной крокодиловой кожи с золотыми уголками… Однако… Смерть от недоедания, вызванного безденежьем, Арине в ближайшее время явно не грозит. Продав один ридикюль, который так и кричит: «Я стою непомерных денег!», можно неплохо жить пару-тройку лет.

Дверь открылась, и в кабинет влетела блондинка, одетая, на мой взгляд, самым странным образом: белое платье в романтическом стиле с рисунком в мелкий цветочек, джинсовый жилет, весь в металлических заклепках, и грубые, смахивающие на армейские, черные ботинки с шерстяными гольфами. В волосах у нее торчал гребешок, украшенный ярко-розовыми стразами, а на запястьях звенело штук десять разноцветных браслетов.

Кабинет у Арины крохотный, я стояла у стены, поэтому распахнутая дверь полностью закрыла меня от вошедшей. Та, решив, что Обнорская одна, громко спросила:

– Кошмар пришел? Или надо пойти на охрану и встретить помесь слона с Квазимодо?

Арина округлила глаза, моргнула, но быстро нашла выход из неловкого положения:

– Нет, Ксения, фотограф пока не прибыл. И тебе не обязательно самой его встречать, отправь секретаря. Лучше…

Но сотрудница оказалась не так умна, как начальница. Она перебила Арину:

– Эй, ты чего? Я имею в виду тетку, которая приперлась для участия в проекте.

– Служебные дела обсудим позднее, – повысила голос хозяйка кабинета, – а сейчас познакомься с одной из победительниц нашего ежегодного проекта «Убей лишний вес» Татьяной Сергеевой.

– Здрассти… – подала я голос из укрытия.

Ксения быстро-быстро заморгала, захлопнула дверь и, увидев меня, пробормотала:

– Привет. Рада встрече.

– Танюша, разрешите представить Ксению Рябикину, координатора и исполнительного директора нашего мега-мероприятия, которая сейчас все вам расскажет, покажет, объяснит, – церемонно произнесла Арина. – Кстати, Ксю у нас заведующая отделом моды, человек с тонким вкусом, она вас научит всяким фэшн-хитростям. Правда, дорогая?

– Непременно, – согласилась более чем экстравагантно выглядевшая Рябикина. – Пошли, Таня. Или у вас есть вопросы к первому заместителю главного редактора?

– Пока нет, – пролепетала я.

– Ксюш, ты не слишком спеши, не бери Танюшу сразу в оборот. Она, наверное, слегка ошарашена стремительным развитием событий, – улыбнулась Арина. – Вчера только узнала о том, что включена в команду, а сегодня уже у нас. Познакомь ее с журналом, устрой экскурсию… Вот незадача! Совсем забыла!

Обнорская поморщилась.

– Танечка, вы пришли к нам раньше остальных участниц. Те не москвички, летят из других городов, прибудут на следующей неделе. Я просила Олесю Фонареву предупредить вас, что проект стартует в среду.

– Простите, – смутилась я, – мне не звонили. Может быть, мне лучше прийти в другой день?

– Нет, нет, Танюша, мы рады видеть вас раньше, – еще шире заулыбалась Арина. – Состязание продлится месяц, его срок жестко ограничен. Вы просто стартуете первой и финишируете за несколько дней до остальных. Ну а теперь гуляйте по редакции. И последнее, дорогая. Прошу вас, если вдруг что-то будет не так, сразу – ко мне в кабинет. Входите без стука и с порога начинайте: «Что за безобразие…» – ну и так далее.

В ответ я через силу улыбнулась.

– Спасибо, я не умею скандалить.

Ксения по-свойски ухватила меня за локоть и с неожиданной для ее хрупкого тела силой вытолкнула в коридор, бормоча себе под нос:

– Тогда вы уникум. А то в последнее время к нам мастера художественной ругани зачастили… Слушай, давай сразу перейдем на «ты»? Согласна?

– Прекрасная мысль, – кивнула я, шагая по извилистому коридору. – А еще надо забыть про отчество.

– Супер! – обрадовалась Ксюша. – Похоже, мы договоримся. Честно признаюсь, когда я узнала, что в нашем очередном состязании участвует педагог, испугалась. Ну, думаю, сейчас занудина явится, сложит губы куриной гузкой, начнет уму-разуму учить, мораль читать. В прошлом году мы работали с врачом… не подумай, что с профессором, – обычная тетка из муниципальной поликлиники, рентгенолог… так она извела весь наш коллектив. И то ей плохо, и это дрянь, и буфет у нас неправильный, и сами мы кривые, диетологов пригласили тупых, а спецы из салона красоты уроды. И ведь не бабка, тридцать лет капризуле едва исполнилось. Я в первый день знакомства повела ее на экскурсию, не знала еще, с кем дело имею, и обратилась к ней: «Дорогая Ирочка…» Продолжить она мне не дала. Покраснела, руки в боки уперла и выдала: «Меня зовут Ирина Петровна. Не позволю по отношению к себе неуважение проявлять». Ладно, хватит о грустном. Начинаю экскурсию. Журнал «Дом солнца» создан Ольгой Ивановной Николаевой. У нее много успешных проектов, но наше издание особенное. Ориентировано оно на простых женщин, дает им советы на все случаи жизни, например, как вести хозяйство и хорошо выглядеть на скромные средства. Вот уже десять лет мы проводим конкурс «Убей лишний вес», чрезвычайно популярный. Огромному числу наших читательниц помогли стать красавицами.

 

– Ксю, подожди! – закричали сзади.

Мы с Рябикиной одновременно обернулись. Я увидела, что к нам спешит Арина, и лишний раз позавидовала ее точеной фигуре, облаченной в красное платье без рукавов. Мне очень нравится эта модель, ее еще называют «платье Диора». Но щеголять в нем может себе позволить только женщина с тонкой талией, а при моем весе элегантный наряд будет выглядеть как на корове коньки для фигурного катания. Впрочем, беговые коньки тоже не подойдут буренке. Я тяжело вздохнула. Носить мне всю жизнь трапециевидные балахоны или широкие брюки…

Обнорская приближалась, а я недоумевала: это Арина? Каким образом она ухитрилась измениться менее чем за пять минут? Только что ее волосы были причесаны на косой пробор, а сейчас на голове у нее ободок. Да и платье не цвета сочного томата, а скорее раздавленной клубники, к которой подмешали чуть-чуть сливок.

– Ксю, ты видела Розу? – спросила женщина, подойдя вплотную.

Только тогда мне стало понятно, что это не Арина.

– Нет, Олеся, сегодня мы не встречались, – ответила Рябикина. – Вероятно, она у Михаила. У тебя креативная прическа. Красивый аксессуар! У Арины я такой вчера видела. Кстати, сегодня Обнорская без украшений в волосах, у нее прическа с локонами.

Олеся быстро сняла ободок и руками сделала на голове пробор.

– Похоже?

– Один в один, – кивнула Рябикина.

– Супер! – обрадовалась Олеся и умчалась, так и забыв со мной поздороваться.

Я проводила красавицу взглядом.

Ксения, увидев мое удивление, хихикнула:

– Это не Арина!

– У Обнорской есть сестра? – спросила я.

Рябикина засмеялась.

– Нет. Сейчас ты видела Олесю Фонареву. Уж не знаю, из какой задницы ее вытащила Арина… Обнорская добрый человек, вечно всем помогает. Я иногда пытаюсь ей объяснить: большинство людей живет плохо не потому, что у них злая судьба, а из-за своей лени и апатии. Но разве Арину остановишь? Когда нам понадобилась сотрудница в отдел интервью, на это место претендовало несколько вполне достойных кандидаток. Фонарева на их фоне выглядела бледно. Но Обнорская выбрала Олесю. Я была удивлена, спросила у Арины: «Почему она?» И услышала в ответ: «Другие легко себе работу найдут, а эту никто не возьмет, у нее ведь ни опыта, ни таланта нет. Жалко девушку». Фонарева прониклась к Арине любовью и принялась старательно под нее подделываться: покрасила волосы, сделала похожую прическу, покупает те же шмотки. И теперь мы имеем карикатурную копию, над которой посмеивается весь коллектив. Одна Обнорская молчит, ни разу идиотке не сделала замечания типа: «Прекрати приобретать вещи, смахивающие на мои. Я ношу достойные бренды, а ты натягиваешь дешевые фейки и позоришь редакцию». У Обнорской невероятный запас толерантности. Ты видела, как Олеся ободок с головы стащила после того, как про сегодняшнюю прическу Арины услышала? Вчера наша начальница с таким же в волосах ходила, а сегодня-то уже нет… А это наш музей, входи.

Я, изрядно уставшая от безостановочно тараторящей Ксении, очутилась в просторной комнате.

– Здесь фотографии всех победительниц… – продолжала, не умолкая, Рябикина. – Фигурки «Стройная Венера»… Конкурсантки забирают награду домой, а звезды передают свою для экспозиции. Если ты всех в нынешнем году обойдешь, то непременно такую получишь. Хочешь на призы полюбоваться?

Я изобразила восторг:

– Очень!

Ксения указала на стеклянный шкаф.

– Вот они, их и вручат вам через месяц. Пока они у нас.

– На сей раз назовут только двух победительниц? – спросила я, подойдя ближе и глядя на богинь.

– Почему? – не поняла Ксюша. – Как всегда, будут золотая, серебряная и бронзовая Венеры. Ты уже победила, попала в проект. Теперь остался только вопрос: какое место ты займешь?

Я показала на полку:

– Тогда здесь не хватает статуэтки из золота.

Рябикина еще раз посмотрела. Потом ойкнула, быстро усадила меня в кресло в углу и со словами: «Посиди тут, не скучай, я скоро вернусь!» – унеслась прочь.

От нечего делать я начала оглядывать помещение.

Наверное, следует объяснить, почему руководитель особой бригады Татьяна Сергеева очутилась в редакции гламурного журнала.

На днях один из больших начальников нашей структуры, Иван Никифорович, попросил меня найти его похищенную любовницу Лору Павловну Селезневу. Шеф не юнец, и его возлюбленная не трепетная девушка. Раньше Лора преподавала домоводство в обычной общеобразовательной школе, а потом совершенно неожиданно получила место секретаря в моей бригаде. Узнав, что в коллективе есть женщина, которая будет подавать кофе, я пришла в изумление, ведь до того, как стать начальницей, я работала в разных бригадах, и нигде не было технического сотрудника. Поражал и резкий поворот в жизни Лоры – из простой школы она попала в весьма засекреченную структуру, да еще в том возрасте, когда большинство российских женщин подумывает о воспитании внуков. Сначала у нас с Селезневой не сложились отношения, но потом неприязнь исчезла. А еще мне стало известно, что у Ивана Никифоровича с Лорой роман, который они тщательно скрывают.

Когда босс понял, что его любимую похитили, он обратился ко мне. Отлично помню наш разговор, состоявшийся во дворе моего дома. После звонка шефа я примчалась на стоянку, увидела его джип, влезла на заднее сиденье и спросила:

– Что случилось?

Начальник вынул из кармана мобильный, нажал на кнопку. Раздался противный писклявый голос: «Если хочешь получить ее назад, сделай то, чего не сделал. Сроку – неделя».

– Кто это? – удивилась я.

Иван Никифорович стукнул кулаком по колену.

– Не поняла? Лора пропала.

– Господи, ее похитили… – ахнула я. – Почему?

– Отличный вопрос для профессионала, черт возьми! – зашипел шеф. – Мы с Лорой поссорились. Кстати, из-за тебя. Требовалось проверить психологическую устойчивость новой и единственной в управлении женщины-начальницы бригады, и Лора по моему приказу вела себя, скажем так, неадекватно – хамила тебе, вызывала на скандал. Ей эта роль была совсем не по душе, но я попросил, и Лора старалась. Понимаешь, она очень близкий мне человек, а на такое задание никого из посторонних, даже лучшего агента, отправить нельзя. И вот вчера Лора категорически отказалась продолжать испытывать тебя, сказала: «Татьяна настоящий профессионал и прекрасный сострадательный человек. Я упала, ушибла ногу, а Сергеева, несмотря на все продемонстрированное мною пещерное хамство, кинулась на помощь, искренне пожалела меня, приободрила. Я не желаю больше шпионить. Однако хочу остаться в бригаде, мне у них нравится. Я попросила Хоттабыча оборудовать в офисе столовую. Кстати, не смей ругать Абдурахманыча за его помощь мне, он наш с тобой старый верный друг»[1].

Иван Никифорович сложил руки на груди.

– Я вскипел, наговорил Лоре лишнего, она обиделась, схватила куртку и убежала. Мы и раньше ссорились, но всегда быстро мирились. На сей же раз получилось иначе. Мне пришло вот это сообщение. В общем, это моя к тебе личная просьба: Таня, ты должна найти Лору.

– Вам нужно сообщить о случившемся Петру Степановичу, – пробормотала я, имея в виду другого босса нашей структуры.

Иван Никифорович тронул меня за плечо:

– Нет. Это невозможно. Не спрашивай почему. Надо быстро и тайно отыскать Лору. Действовать придется в обстановке строжайшей секретности.

– Мне нужно привлечь членов своей бригады, – осторожно сказала я.

– Да, – кивнул шеф, – понимаю. Напомни им, что нельзя ничего разглашать.

– Мои люди не болтают, – ответила я. И, не удержавшись, добавила: – И не подсылают в чужие бригады шпионов-провокаторов, надеясь на то, что новая начальница оступится и ее можно будет с позором выгнать вон. Судя по всему, Иван Никифорович, я вам не нравлюсь, вы считаете меня глупой, недостойной руководящего поста выскочкой. Может, вам лучше обратиться к Федору Приходько или к Антону Котову? У них опыта поболе, чем у меня.

Шеф сгорбился.

– Нет. Так уж получилось, что полностью я могу довериться только тебе. Почему? Не спрашивай, нет времени на объяснения. Берешься за поиски?

Я кивнула. Сами понимаете, отказаться помочь в подобной ситуации невозможно.

Собирая своих подчиненных на совещание, я чувствовала большую тревогу. Почему? Сейчас объясню.

Никто не знает человека, который основал наше управление и содержит его на собственные средства. Сомневаюсь, что с ним общаются даже Иван Никифорович и второй шеф Петр Степанович. Между Иваном и Петром постоянно идет война за лидерство, один хочет выжить из системы другого. Честное слово, я не понимаю, зачем им конфликтовать. У меня есть лишь один ответ на этот вопрос: два альфа-самца не могут спокойно обитать на общей территории, каждому хочется доказать, что он круче другого.

И еще. Начальники более низкого ранга четко делятся на «Ваниных» и «Петиных». До недавнего времени бригадиров было восемь, что очень мешало принимать решения на совещаниях. Если «Петины» голосуют за, а «Ванины» против, то что делать? И тогда наш хозяин организовал девятое подразделение, во главе которого поставил женщину, то есть меня. Сама я совершенно ничего не смыслю в подковерных играх, и мой близкий друг и коллега компьютерщик Димон, понимая это, предупредил меня:

– Сейчас Иван и Петр к тебе присмотрятся и начнут перетягивать каждый на свою сторону. Задача твоя – не примыкать ни к одному лагерю. Сохраняй нейтралитет, на планерках голосуй исходя исключительно из пользы дела, а не чтобы угодить покровителю.

Я люблю свою работу и ощутила гордость, когда неожиданно поднялась вверх по карьерной лестнице. Единственное, что меня раздражает на службе, – те самые подковерные игры. Я плохо плаваю в бассейне со сплетнями, не подсиживаю коллег и никогда не пыталась захватить широкое кожаное кресло в просторном кабинете, шагая по головам коллег или наушничая высшему руководству. Я просто спокойно возделываю свой огород. Одним словом, я тихая рабочая лошадь, правда отличающаяся умом и сообразительностью.

Но сейчас, когда Иван Никифорович попросил меня найти Лору, не ставя в известность Петра Степановича, я попала в сложное положение – ведь, получается, я очутилась в стане «Ваниных».

Но вернемся к Лоре Павловне Селезневой…

1Подробно эта история описана в книге Дарьи Донцовой «Фуа-гра из топора», издательство «Эксмо».
С этой книгой читают:
Белочка во сне и наяву
Дарья Донцова
119
Приват-танец мисс Марпл
Дарья Донцова
119
Смех и грех Ивана-царевича
Дарья Донцова
119
Огнетушитель Прометея
Дарья Донцова
119
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»