3 книги в месяц за 299 

ПодчинениеТекст

Автор:
0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Chillu22, 2020

ISBN 978-5-0051-0325-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Метка


Она вошла в комнату, медленным шагом. Раздетая, скромная, с потупленным от стыда взглядом. Она подошла к женщине напротив, вальяжно развалившейся на софе, и откровенно разглядывающей ее. Она опустилась на колени, склоняя голову в покорном жесте, смиряясь с дальнейшей своей судьбой.

Женщина на софе медленно и будто с неохотой приняла собранную позу, соединяя колени, выпрямляя спину, опуская хищный, властный взгляд вниз. На свою жертву. Ее взгляд прошелся еще раз по обнаженному телу, отмечая мурашки, скользящие по обнаженной коже и нервную дрожь предчувствия. Ее не накрашенные губы сложились в усмешку, которая почти моментально сползла с лица, отдавая лидерство отстраненному выражению, холодному и пустому, как и окружающая комната.

Она наклонилась вперед, проводя пальцем по подбородку дрожащей женщины, поднимая ее лицо, негласно отдавая приказ смотреть в глаза. Дыхание жертвы участилось. Она чувствовала себя загнанной в ловушку, из которой уже нет выхода. Ее согласие уже получено, а сознание жгло воспоминание о подписанном контракте с этим дьяволом, с блестящими от предвкушения глазами. Ей оставалось лишь смириться и ждать своей участи, поэтому она смотрела в лицо своей судьбе, и надеялась на снисхождение, на милость. Воля женщины напротив, подавляла, заставляла отвести глаза, захотеть спрятаться от всего мира, но собственная гордость говорила ей держать голову, и не отводить взгляд. Молчание затягивалось. Наконец, женщина, держащая власть, сжалилась, убирая палец с лица, и откидываясь назад. – Мне нравится твой строптивый характер. Я люблю таких как ты… Но обещаю, очень скоро ты будешь идеальной Сабой. Я научу тебя, как положено вести себя с Верхней. – Ее губы тронула хищная улыбка, быстро угасшая. Место снова заняло холоднее выражение, впрочем, достаточно красивого лица. Обнаженная женщина вздрогнула от этих слов. Дрожь возбуждения пробежала по ее телу, заставляя дыхание участиться. Быть подчиненной кем-то, вот что привело ее в это место. И это то, что она гарантировано получит, если будет вести себя по правилам. Но для кого эти правила? И что будет, если нарушать поставленные правила? Вопросов в ее голове было больше чем ответов, но она решила идти до конца в своем желании узнать эту сторону себя.

Верхняя вновь пробежала глазами по стоящей на коленях женщине, оценивая взглядом ее возбужденные соски, нервно подрагивающий живот, и руки сжатые в кулаки.

– Я хочу, преподнести тебе первый урок подчинения. Я хочу, чтобы ты почувствовала, что принадлежишь мне… – Она лениво подняла руку, указывая на стол стоящий в поле ее досягаемости. – Дай мне маркер, лежащий на столе. —

Обнаженная женщина замерла, недоверчиво глядя на приказавшую. Ей всего и надо было, что протянуть чуть подальше руку, чтобы взять его. В чем смысл данного приказа? Верхняя приподняла бровь, явно ожидая исполнения своего слова. Через секунду, когда Саба, все же выполнила поручение, она одобрительно кивнула, подтверждая, что поняла ее сомнения, но ее слово – закон, которому необходимо подчиняться. Взяв протянутый маркер, она снова выпрямила спину, принимая более напряженнее положение. В следующую секунду она поднялась, делая последний шаг к поджидающей Сабе. Она сделала неторопливый круг, вновь оглядывая принадлежащее ей имущество, довольно ухмыляясь, и наслаждаясь эффектом, который создавала ее Воля.

Вновь вставая перед лицом ожидающей женщины, она протянула руку, давая разрешение подняться. Когда та встала на свои уже затекшие ноги, их глаза вновь встретились. Верхняя сняла колпачок с маркера и с твердостью и жесткостью начала писать на теле своей жертвы слова принадлежности.

Первым делом на грудине она написала большими буквами слово «Саб». Оставляя жирный черный след на светлой коже, не заботясь о том, насколько кричаще это выглядит. Ей необходимо показать, что эта женщина теперь принадлежит ей, что она ее собственность. Поэтому следующим шагом Доминанта, было написание на верхней части правой руки слова «Собственность». Да, это и правда была ее собственность, она оценила своим взглядом, как закрылись от возбуждения глаза женщины, на тело которой наносились надписи. Она уже подчинялась. Поэтому на другой руке, симметрично, она написала «Подчинение». Да, это было напоминание о том, что их отношения будут состоять из приказов и беспрекословного подчинения. Потому что она Доминант. Потому что она хочет, чтобы эта Сабмиссив подчинялась ей. Потому что теперь, она принадлежит только ей. Дом окинула взглядом покрасневшую от возбуждения женщину, вновь оценивая повышение температуры тела, еще более напрягшиеся соски, и постоянную мелкую дрожь живота. Она положила руку на живот, ласково его поглаживая, и отмечая как под ее рукой дрожь лишь усилилась. Она хотела ее. Медленно опуская руку вниз, и останавливая ее около тонких, почти невесомых трусиков. Так же неторопливо она опустилась на одно колено, приближая свою голову к обнаженной коже. Когда ее щека почти соприкоснулась с животом, она остановила движение, замирая в паре миллиметров и втягивая глубоко воздух. Она желала ощутить запах женщины, соединить его с ощущением текстуры кожи под своими пальцами, запомнить. Это мгновение было ее любимым. Знать, как в теле человека борется желание подчиниться, быть самостоятельным, и чтобы его… Просто трахнули. Это было… Возбуждающе. Волнительно. Восхитительно эмоционально. Ее тело тоже трясла дрожь желания, но сейчас было не время. Для выплеска сексуального желания еще будет возможность. Сейчас надо закончить задание. Поэтому также уверенно и размашисто, как и ранее, она написала на животе последние слова, но самые замечательные слова для нее: «ПРИНАДЛЕЖУ СВОЕМУ ДОМИНАНТУ». Удовлетворенно вздохнув, она поднялась с колена, закрывая маркер, и кладя его на стол. Она окинула взглядом свою работу, вновь испытывая желание взять эту женщину здесь и сейчас, но откидывая его как преждевременное. Верхняя подняла взгляд к лицу своей Сабы.

– Я хочу, чтобы ты носила эти надписи, которые будут напоминать о том, кто ты теперь есть. Ты не можешь их специально убирать, пока они не сотрутся сами. – Она посмотрела в широко раскрытые от удивления и возмущения глаза, видя желание перечить ее Воле. – Ты будешь ходить с ними везде. На работе, дома, в театре, на встрече с друзьями. Они теперь часть тебя. Ты поняла меня? – Ее бровь взметнулась вверх, ожидая услышать возражения. Она видела, как слова готовы сорваться, с красных от постоянного прикусывания губ, но в последнее мгновение женщина передумала и просто кивнула. Верхняя тоже кивнула, принимая покорность Сабы. – Ты должна вести дневник. Я хочу, чтобы в нем ты писала все свои мысли и чувства, которые будут у тебя возникать по поводу ношения надписей принадлежности. А чтобы ты не забывала, что они есть, ты будешь смотреть на них в течении дня. Тогда, когда я тебе скажу, или ты захочешь вспомнить, кому ты теперь принадлежишь. Это моя метка на тебе. Я хочу, чтобы ты с благодарностью приняла ее, и с гордостью носила. Я знаю, что твои чувства будут очень противоречивы. Ты будешь ненавидеть меня, возбуждаться от этих рисунков, стесняться того, что кто-то увидит, смущаться своей зависимости от меня. Мне нужно, чтобы ты написала все чувства, которые будут. Даже если это гнев и отвращение. Мне нужно знать все о тебе. Вечером, я жду тебя и твой дневник, который ты так же постоянно будешь вести, на протяжении наших отношений, и будешь давать мне по первому моему требованию. Ты меня поняла?

– Да. – Еле слышно ответила женщина. Верхняя смотрела на нее, ожидая продолжения. – Да, мой Доминант. Я поняла.

– Хорошо. Я буду ждать тебя вечером. А теперь одевайся и иди. – Дом отвернулась, показывая, что на этом встреча окончена.

***

Весь день ее обуревали разные чувства. Ей хотелось стереть эти проклятые надписи, которые постоянно висели в ее воспоминаниях. Эта жестокая женщина заставляла смотреть на них почти каждый час, заставая врасплох в разных общественных местах. Это было унизительно, понимать, что тебя считают собственностью. Это было возбуждающе, когда кто —то ставит на тебе свою метку, и ты чувствуешь свою принадлежность сильному человеку. Гнев чередовался с похотью, а желание принадлежать, с чувством стеснения, что кто-то увидит эти чертовы надписи.

Она была послушной, она вела дневник, где честно написала все эти эмоции, что были в ее душе. Она ненавидела и одновременно мечтала о том моменте, когда сможет отдать эти эмоции в руки своей Верхней. Своей. Вот так она поймала себя на мысли, что уже чувствует себя принадлежащей человеку, которого едва знает. Как это возможно? Как возможно испытывать столько чувств к человеку, которого видела всего пару раз? Но они были. Яркие, горящие, требующие выхода, чувства страсти и похоти.

Когда она вошла в квартиру, где ее уже поджидала эта… Возбуждающая природные инстинкты женщина, она уже была готова. Готова ко всему, лишь бы получить еще больше ярких эмоций, ощутить себя действительно принадлежащей ей, покорной. Это упоительное чувство, когда отпускаешь власть. Когда другой принимает решение, делает с тобой все, что захочет, но в конечном итоге, все это доставит тебе неземное блаженство. А она была уверена, что эта Верхняя сделает так. Сделает ее счастливой.

В полном молчании она разделась, принимая положение, прописанное в контракте: никакой одежды, кроме черных тонких трусиков. Поежившись от своей наготы, но принимая ее как часть своего будущего удовольствия, она прошла в комнату, куда уже ушла Доминант.

Закрывая за собой дверь, она надеялась, что ее возбуждение уже скоро найдет свою разрядку, потому что ходить весь день на взводе было невыносимой пыткой. Такой же острой, как и желание прикосновения этих твердых, но нежных рук.

 

Дом ждала ее на софе, как и утром, так же вальяжно разместившись на своем месте. Ее рука лениво протянулась вперед, открытой ладонью вверх, показывая, что необходимо предоставить ей дневник. Саб подчинилась, проскальзывая вперед, опускаясь на колени, склоняя голову и протягивая журнал. Затем ее руки покорно опустились на колени, замирая в ожидании.

Верхняя все также неторопливо открыла дневник, оценивая красивый округлый почерк. Затем ее взгляд заскользил по линиям предложений, впитывая все, что было в них излито. Ее довольное выражение лица сменялось хищным. Затем снова менялось на довольное. Но Саб этого не видела. Ей не разрешалось смотреть на Дома. Она ждала разрешения. Она была твердо намерена заслужить сегодня похвалу и свою награду. Великолепную, чертовски притягательную… Награду.

Женщина отложила тетрадь, положив ее на журнальный столик. Она вновь откинулась назад, оценивая слегка поистертые надписи, но все еще отчетливо видные на нежной коже.

– Встань. – Тихо, но отчетливо произнесла она. Саб повиновалась. Поднимаясь с колен, но так же упорно не поднимая взгляд. – Подойди ко мне. – Продолжила Дом, слегка похлопывая себя по коленям. Женщина подошла, но не знала как ей лучше сесть, чего именно от нее хочет Верхняя. – Я хочу, чтобы ты села мне на колени, лицом ко мне. Я хочу видеть твои глаза. —Закончила она приказ. Саб повиновалась. Опускаясь на колени, широко разведя ноги, и чувствуя, как в ней растет новая волна возбуждения. Ее грудь была прямо напротив губ хищницы, ее теплое дыхание скользило по обнаженной коже, вызывая приятное томление внизу живота. Рука Дома скользнула по надписи на груди, обводя символы, медленным движением прохладного пальца. Затем ее рука опустилась на правую руку, скользя коротким ногтем по исписанной коже. Дальше, вниз по руке, прямо на последнее клеймо, обрисовывая его, наслаждаясь его присутствием на коже.

Когда палец закончил рисунок, рука скользнула еще ниже, по кружеву трусиков, и ниже по внутренней части бедра, пока рука хозяйки не вернулась на положенное место.

Дыхание Сабы участилось от этого простого, но, безусловно, эффективного движения.

Ее тело было готово к этому моменту почти весь день. Она молилась, чтобы это продолжалось. Чтобы рука Верхней вернулась к ласкам, но та не спешила, мучая ее, своим оценивающим взглядом, впрочем, уже с оттенком похоти.

Она не знала, что ей надо сделать, чтобы ее Доминант притронулась к ней. Она готова была плакать от досады, что та не трогала ее. Ей это было необходимо. Необходимо как воздух.

– Я хочу, чтобы ты попросила меня. Попроси меня притронуться к тебе. – Спокойно и невозмутимо сказала женщина.

– Прошу… Пожалуйста. Мне…. Мне надо, чтобы моя Верхняя притронулась ко мне. – Оставляя последнюю гордость, попросила женщина. Желание, томившееся весь день, было слишком сильным, чтобы все испортить своим гордым характером. Довольный выдох, был тем ответом, который она мечтала услышать весь день. Сейчас, она будет самым счастливым человеком, сейчас, она сделает ее полностью своей. Подчинит ее тело так же, как сегодня подчинила эмоции, и подмяла под себя характер. Одна мысль об этом чуть не привела ее к оргазму. Когда рука медленно скользнула обратно по ноге, и по хозяйски двинулась вперед, туда, где ее весь день ждали, ее тело вздрогнуло от силы желания, пронзившего тело. Когда пальцы лениво отодвинули тонкую ткань нижнего белья, скользя по влажным складкам, ее тело выгнулось от удовольствия. Прикосновение было нежным, почти трепетным, когда она погружались в жаждущую плоть, выводя неторопливые круги по пульсирующему клитору, дразня, наказывая и одновременно награждая, волнами удовольствия. Ритм движений стал нарастать по мере того, как бедра Сабы начали более яростное движение под рукой Верхней.

– Я довольна тобой сегодня. Ты хорошо выполнила задание, и ты достойна награды. Сегодня, я хочу подарить тебе этот оргазм, как напоминание, что только со мной ты будешь испытывать столько эмоций. Никто не даст тебе больше удовольствия, чем я. – Сказала Дом, подхватывая увеличившийся ритм движений женщины, выгибающейся от подступающего оргазма. – Я хочу видеть твое лицо, когда ты будешь кончать. Ты поняла меня?

– Д-д-да… Верхняя. – Еле слышно прошептала женщина, возвращая свою голову в прямое положение, открывая доступ к своему лицу, эмоциям и судя по всему душе. Она видела, как женщина улавливает запахи ее возбуждения, ловит глазами эмоции на ее лице. Она никогда раньше не была так открыта, беззащитна и защищена одновременно. Эти чувства подстегнули и без того яркие ощущения, и она замерла от оргазма, пронзившего все ее тело, а затем ее тело вновь задвигалось, на крепко прижатых пальцах, продлевая ощущения, дрожа от силы оргазма. Когда ее тело успокоилось, она облегченно опустила голову на плечо сидящей женщины, глубоко и часто дыша, ловя воздух, с цитрусово-мускусным запахом. Впитывая его, запоминая, как самый божественный аромат на свете, связанный с чувством удовольствия. – Спасибо. – Было последнее, что она смогла сказать, все еще сидя на бедрах своей любовницы. Своего… Доминанта.

Наказание


Любовь. Это чувство неуместно в подобных отношениях. Это прописано в контракте, но это чувство нельзя контролировать. Собственность. Она собственность своей Верхней. Она должна подчиняться. Но как выполнить поручение, если приказано разделить сладкие чувства к этой женщине, с другой? Как привести новенькую, когда ты сама еще не в полной мере насладилась близостью и не разделила момент эйфории?

Как эта Верхняя посмела, приказать ей привести еще одну Сабу на их встречу? Разве ее недостаточно?

Гнев клокотал в груди женщины весь день. Желание подчиниться боролось с чувством ненависти, предательства и ревности. Да, она была влюблена в свою Верхнюю, нарушая все установленные правила. Ей было наплевать, что прошло всего пара дней с момента начала их встреч, но она была уже зависима от нее. Наркотик. Она была наркотиком, с которого было невозможно слезть, от которого нет лечения, и от которого нет спасения.

Она попала в зависимость. Она шла на встречу, зная, что ее ожидает наказание. Знала, что сегодня та сделает все, чтобы поставить ее на место, но единоличное пользование своей Верхней стоило всех испытаний, предстоящих ей.

Когда она раздевалась, она гордо держала голову. Когда она входила в комнату, она не опустила глаза. Она встретила взгляд Дома твердо, понимая, что нарушает все правила. Она медленно опустилась на колени, все также непокорно, не опуская взгляд. Она отчетливо видела, как раздуваются от гнева ноздри Доминанта, но даже это не поколебало ее уверенность в себе. Дрожь в теле, и вздыбившиеся волоски на теле, вот и все, что выдавало ее нервное состояние.

– Ты должна опускать глаза, пока Я не разрешу тебе поднять их. – Стальным тоном сказала женщина. – Я верно поняла, что ты ослушалась моего приказа, и не привела новую Сабу в мое распоряжение?

– Да, Верхняя. Я не нашла ту, кто устроил бы тебя в этой роли. – Ровно ответила женщина.

– Я не давала приказ рассуждать о том, кто подойдет мне, а кто нет. Я решаю, кто может быть со мной, а кто нет. Ты разозлила меня своим неповиновением. Я также знаю, что ты сделала это специально. И я решила, что ты заслужила наказание. – Дом замолчала, внимательно оглядывая женщину снизу вверх, явно принимая решение, какое наказание будет наиболее эффективным. Ее взгляд стал хищным, и ухмылка исказила ее лицо. Молча развернувшись она вышла из комнаты, оставляя свою Нижнюю в одиночестве.

Саба в свою очередь растерялась от этого поступка. Ей не разрешалось вставать и даже поднимать взгляд, но неизвестность пугала.

Буквально спустя пару минут она услышала, как отворилась дверь, и почти моментально щелкнул замок, запирая ее в одной комнате с ее наказанием. Уверенные, приближающиеся шаги вывели ее из растерянного состояния. Желание поднять глаза было таким сильным, что она чуть не ослушалась приказа, но вовремя остановилась, делая судорожный глоток воздуха. Ее сердцебиение зашкаливало, а рецепторы буквально сигналили об опасности. Но она все равно покорно сидела, сложив руки на коленях.

Дом подошла к ней, вставая перед опущенной, голой, покорной женщиной.

– Почему ты не привела новенькую, несмотря на мой приказ? – почти гневно спросила она.

– Я не хочу делить тебя ни с кем. Разве тебе недостаточно меня? – с обидой в голосе ответила Нижняя.

– Значит, ты хочешь всю меня только для себя? – спросила Верхняя, делая неторопливый круг вокруг женщины. Ее палец коснулся обнаженной кожи на плече Сабы, и медленно двинулся в сторону лопаток, по мере того, как женщина делала круг. Мурашки моментально вспыхнули в ответ на это действие, и подчиняющаяся женщина судорожно вздохнула, от моментальной физиологической реакции своего тела.

– Да, Верхняя. – Почти шепотом ответила она. В ту же секунду она была схвачена за волосы, а ее лицо запрокинуто назад. Глаза встретились с зеленым взглядом верхней, полными ярости.

– Ну, забирай себе ВСЮ меня. – Почти спокойно ответила женщина, беря под контроль свои эмоции, и наклоняя голову Сабы к своему паху, где был надет страпон. Она целенаправленно подтолкнула голову женщины к нему, не оставляя сомнений в своих намерениях. На какое-то мгновение Нижняя начала сопротивляться, протестуя перед Волей, но буквально через секунду сдалась. Она примет свое наказание. Она его заслужила. Она докажет, что она будет самой лучшей, а значит и единственной.

Она подняла глаза вверх, смотря на лицо Верхней, пока она вбирала в рот фаллоимитатор. Она неторопливо увеличивала амплитуду движения, постоянно углубляясь, скользя по нему вперед и назад. Она знала, что это должно было унизить ее, поставить на место, но неожиданно для самой себя она поняла, что получает удовольствие. Странное, извращенное удовольствие от процесса, поглощения органа, не имеющего чувствительности. Она понимала, что все те чувства, которые были написаны на лице Верхней, вызывались не тактильными ощущениями, а эмоциональными, но это лишь подстегивало ее продолжать работать.

Она возбудилась. Эта… Странная ситуация неожиданно оказалась для нее весьма эротичной, и волнующей. Ее рука потянулась к трусикам, начиная ласкать свой клитор, чтобы поднять эти чувства на новый уровень.

– Не смей. – Жестко произнесла Доминант. – Ты не должна получить от этого никакого удовольствия. Оргазм заслуживают Сабы, выполняющие приказы. Ты, ослушалась меня. Это – наказание. Продолжай. Я скажу, когда ты можешь завершить процесс.

И Нижняя продолжила облизывать дилдо, ее руки скользнули на ноги Дома, царапая ногтями гладкую кожу, и наблюдая, как на ее лице растет тень удовольствия. Да, она определенно наслаждалась процессом, наблюдая, как женщина работает над игрушкой. Ей нравилось смотреть, как колышется ее красивая подтянутая грудь, как возбудились ее соски, а мурашки начали скользить по груди, вызывая новые волны удовольствия в теле женщины.

Многие люди, почему-то игнорируют эмоциональное удовольствие, отдавая предпочтение физическому. Они, забывают, что на самом деле, самая сильная часть идет именно от эмоций. Физическое… Это лишь один «камень» в целой россыпи чувств. Почти все остальные «камни» – эмоциональные. Она умела ценить все возможности. Но в частности сейчас, она наслаждалась тем, что эта… Непокорная, непослушная женщина расплачивалась за свое ослушание. Она еще не знает, что это лишь малая часть наказания. Большая и самая сладкая часть будет на следующий день. Именно чувства предвкушения были теми чувствами, что заставили ее закинуть голову и застонать от приятной дрожи пробежавшей по ее телу. Когда ее голова вернулась в прямое положение, она опустила руку на затылок Сабы, останавливая ее движения и неторопливо перебирая между пальцами ее волосы. Она пробежала глазами по возбужденной груди, отмечая легкое покраснение от желания, а затем заглянула в горящие глаза. Она поняла, что наказание не было усвоено так, как она рассчитывала, и это вызвало новую волну возбуждения. Эта «игра» обещала быть интересной…

Отойдя от женщины на пару шагов, она направилась к софе, совершенно не стесняясь прикрепленной к ее телу игрушки. Она спокойно опустилась на нее, принимая свое любимое вальяжное положение.

– Встань. – Почти равнодушно произнесла она. Когда Саба повиновалась, она продолжила. – Ты не должна была получать удовольствие от процесса. Но ты это сделала. Это безмерно… Меня раздражает, твое непослушание. Но в тоже время, это также безмерно возбуждает мой интерес. Поскольку сегодняшний урок тобой не усвоен в достаточной мере, я хочу, чтобы завтра на работу ты пошла без нижнего белья.

Это означает, что на тебе не должно быть лифчика и трусиков. Я хочу, чтобы ты оделась в достаточно откровенную обтягивающую блузку, и короткую юбку. Не ниже середины бедра. Тебе нельзя надевать колготки или чулки. Я могу проверить, как ты исполнила мое задание в любой момент. И будь уверена, я это сделаю. – Дом замолчала, оценивая и смакуя панику на лице женщины. Целая гамма эмоций боролась несколько мгновений, прежде чем Нижняя покорно кивнула, признавая свое поражение – На сегодня ты свободна. Иди.

 

С этими словами Дом встала, непринужденно отстегивая фаллоимитатор, и уверенно двигаясь по направлению к двери, явно намереваясь покинуть комнату, даже не посмотрев в сторону Сабы.

***

Следующий день начался с весьма разносторонних ощущений. Надевать одежду без нижнего белья… Было несколько непривычно. Чувства были странными, но волнительными. Легкое предвкушение и ожидание проверки лишь добавляли остроты эмоциям, не давая рецепторам успокоиться, а возбужденным соскам перестать оттягивать тесную рубашку, через которую весьма хорошо просматривалось очертание груди женщины.

Юбка была слишком короткой на ее вкус. Обычно она носила длину до колена, как того требовали стандарты их компании. Но сегодня… Она не посмеет ослушаться. Это лишь один день. Зато после ее ждет награда. Сладкая, долгожданная награда.

Она повторяла эти слова как мантру, когда вошла в здание, и почти моментально поймала на себе несколько заинтересованных взглядов. Мужчины оценивающе пробегали глазами по ее силуэту, и затем замирали завороженными взглядами на ее груди, явно забывая, куда они шли до этого. Это было… Некомфортно, чувствовать себя объектом их сексуального желания. Это было волнительно, думать, что она делает это для конкретного человека, для женщины, для Верхней, и что все эти люди, могут видеть то, что по полному праву принадлежит ее Доминанту. Даже надписи на ее груди и животе, едва видные через столько дней, лишь подтверждали ее принадлежность.

Это был мучительный день. Ее голые ноги неоднократно жестко и болезненно скользили по кожаному креслу, оставляя красные следы на незащищенной коже. Холодные порывы кондиционера постоянно вызывали эрекцию сосков, и легкий дискомфорт между ног. Она весь день не могла сосредоточиться на работе, думая лишь о том, что за ощущения обуревают ее. Когда время перешагнуло обед, она несколько успокоилась. Доминант не звонила, она слегка привыкла к ощущениям, и чувство дискомфорта ушло в сторону.

И именно тогда началось это.

В 15 часов Верхняя прислала ей сообщение с инструкциями. Это было… Неожиданным. Она хотела, чтобы Саба мастурбировала в туалете, но не получила оргазм. Лишь возбудилась, а затем прислала ей фото с доказательством. Она хотела видеть влагу на ее пальцах. Одна мысль об этом уже подняла волну желания в теле женщины. Она нервно вскочила и направилась в уборную. Чувство стыда было сильным, но возбуждение и желание порадовать Верхнюю, было сильнее. Она закрылась в кабинке, приподнимая юбку выше, чтобы она не мешала скользить пальцами, по весьма возбужденной плоти. Пальцы нежно прикоснулись к клитору, в то время, как ее глаза закрылись. Представляя перед собой эти зеленые глаза, которые будут светиться от удовольствия, когда она получит доказательства. Представляя эти руки, которые будут скользить по ее телу, доставляя ей удовольствие уже этим вечером. Мысли об этом чуть не привели ее к оргазму. Саба вовремя поймала момент, пока не стало слишком поздно. Она остановила движения своей руки, делая последние медленные круги, чтобы немного снять напряжение. Ее грудь тяжело вздымалась, а кожа покраснела. Определенно по ней будет видно, чем она занималась здесь. Но ей уже было все равно.

Она достала телефон, делая снимок блестящих от влаги пальцев, и отправляя своей Верхней.

Когда она вернулась к своему рабочему месту, ее телефон завибрировал, оповещая о сообщении, где было написано лишь одно слово: «Хорошо».

Еще два часа прошли как в тумане. Возбуждение и невозможность разрядки давили, и заставляли чувствовать себя как непоседливый ребенок. Ей хотелось пойти и закончить начатое в уборной, но она не хотела ослушаться приказа. Когда до конца рабочего дня оставался один час, ее телефон вновь завибрировал. В этот раз это был видеозвонок. Она быстро одела наушники, чтобы их не подслушали, и включила связь, с интересом ожидая этого разговора.

– Я хочу, чтобы ты прямо сейчас продемонстрировала, что на тебе нет нижнего белья. Немедленно. – Твердо проговорила Доминант.

– Но… Я не могу. Я на работе! – почти взмолилась женщина. Властная женщина подняла бровь, будто спрашивая, уверена ли она, что хочет ослушаться приказа. Нижняя резко выдохнула, понимая, что у нее нет выбора. Она подняла глаза, окидывая взглядом офис, удостоверяясь, что все заняты своими делами. Она медленно опустила телефон под стол, раздвигая ноги, и направляя камеру на обнаженную, и весьма влажную от постоянного возбуждения плоть.

– Хорошо, – Почти промурчала Дом. – а теперь верх. – Телефон вернулся обратно, направляя камеру на вновь возбужденные соски, которые дерзко оттягивали тонкую рубашку.

– Достаточно хорошо? – почти с вызовом спросила Саба.

– Еще нет. – Ухмыльнулась Верхняя. – Теперь, я хочу, чтобы ты мастурбировала на рабочем месте. Но теперь ты должна кончить. Ты не должна издавать ни звука, но я хочу видеть на твоем лице все эмоции, когда ты будешь испытывать оргазм. Ты поняла меня, Саб?

– Да, мой Дом, поняла. – Почти прошептала она в ответ. Это была самая сумасшедшая ситуация в ее жизни. Она не была уверена, как оказалась в этой ситуации, но знала одно, что если не сделает, что ей велено, она пожалеет. Она не хотела расстраивать Верхнюю, она не хотела лишать себя законного удовольствия. Оставалось лишь выполнить требование так, чтобы никто ничего не заметил.

Она поставила телефон на стол, чтобы ее лицо было в кадре, а затем ее рука скользнула вниз. Слегка приподняв юбку, она скользнула пальцами между половых губ, распределяя влагу по всей поверхности, и медленно наращивая темп движения. Несколько раз стоны были готовы сорваться с ее губ, но она вовремя ловила себя. Опасность подстегивала ее чувственность, и кульминация нарастала быстрее, чем она предполагала. Ее глаза были готовы закрыться от предвкушения скорой разрядки, но ей было необходимо контролировать ситуацию, и поэтому она осторожно, затуманенным взглядом следила за коллегами. Казалось, никому нет до нее дела, и это позволяло несколько расслабиться, забыться и потеряться в ощущениях.

Ее губы были приоткрыты, дыхание учащено, а кожа на щеках, шее, и декольте покраснела. Она определенно выглядела так, будто пробежала марафон. Она молилась, чтобы никто не обратил на нее внимание в ближайшие несколько секунд, ибо такого позора она не переживет. Именно на этой мысли ее застал оргазм, молнией пронзивший ее тело и заставивший сжаться, от пробежавшей по коже дрожи. Ее глаза закрылись, веки трепетали от силы сдерживаемых эмоций, а рот сжался в тонкую линию, сдерживая рвущиеся наружу стоны удовольствия. Она замерла, а затем ее глаза открылись, демонстрируя расширенный зрачок, и потемневшую радужку. Ноздри резко втянули воздух, пытаясь успокоить сердцебиение. Опухшие от прикусывания губы открылись, выпуская воздух наружу, освобождая легкие для новой порции живительного кислорода.

Но самое прекрасное было, в наблюдении за жилкой на ее шее, которая пульсировала, как сумасшедшая, показывая всему миру, что она только что испытала очень яркий оргазм.

Дом смотрела на все это с особенным удовольствием. Ее глаза были прищурены, будто боясь потерять хоть одну эмоцию на лице женщины, стараясь запомнить, а может даже закаталогизировать все чувства, что были ей только что продемонстрированы.

Лишь когда дыхание женщины успокоилось, она, наконец, произнесла:

– Твое наказание закончилось. Я надеюсь, в следующий раз ты будешь слушаться. До следующего вторника, Саб. – С этими словами она отключилась.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»