Имя ему 666

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Предисловие

Настала эпоха, когда мы перестали удивляться новым открытиям – эта эпоха XXI век – век фантастических сенсаций. Искусственный интеллект стал реальностью, киборги – тоже реальность, и многое другое, что когда-то смоделировал человеческий разум, сейчас всё это бытует в нашем обществе. Писатели и сценаристы фантастического жанра уже не знают, чем ошеломить искушённого читателя или зрителя. И я не удивлюсь, если мне скажут, что современные фантасты даже представить себе не могут о существовании тех разработок, что засекречены в специальных ведомствах. Другими словами, изобретения под грифом секретно опережают фантазию писателей. Фантастика – интересное поприще, где могут посостязаться величайшие выдумщики всех времён и народов. Я тоже захотел попробовать себя в этом жанре и взялся за клавиатуру. Апокалипсис – наиболее популярная тема в этом жанре, многих мастеров пера пугает именно гибель земной цивилизации. Наиболее «накатанный» сюжет – угроза извне: космическое зло из других галактик в лице злостных пришельцев пытается погубить жизнь на нашей планете. Существует и много других разноплановых версий. Но моя идея – воспользоваться пророчествами из Откровения Иоанна Богослова. Богохульства на моих страницах не будет, я – не толкователь Святого писания и не буду этого делать, это не в моей компетенции. В данный момент я просто чувствую себя писателем-фантастом, в моей книге всё написанное – выдумки, но они не выходят за рамки Православного учения. Хотя, как знать, выдумки выдумками, но история показывает, что сбылись предсказания многих классиков этого увлекательного жанра. Я не буду пытаться угадать сценарий пришествия лжемиссии, а просто пройду со своими героями через хаос и ложь современного мира, пытаясь сопоставить изложенное на Евангельских страницах любимым учеником Иисуса Христа, с событиями, происходящими в наши дни. Каждый сюжет я проживаю с персонажами моей повести и, конечно же, многие решения выхода из создавшихся ситуаций – это, прежде всего, и моя жизненная позиция. В книге использованы наиболее интересные в моём понимании факты из Откровения Иоанна Богослова, которые вот уже на протяжении двух тысяч лет не дают покоя пытливому человеческому разуму. Вокруг них я и закрутил свой острый сюжет…

Фантастическая остросюжетная повесть в сеттинге киберпанк на тему Апокалипсиса. Главный герой – футбольный форвард под воздействием искусственного интеллекта становится геем. Чтобы избавиться от грехопадения, он уничтожает чип, имплантированный ему в кисть руки, вследствие чего лишается ладони. Его невеста, узнав, что он больше никто, уходит к владельцу модельного салона – выходцу из африканского континента. Далее Максима (так зовут нашего героя) захватывает водоворот событий: находка сокровищ «Чёрного принца», он по-настоящему влюбляется, и на этот раз всё происходит взаимно. Героя похищают с целью выведать местонахождение клада, но ему не оставили выбора, он убивает «оборотня в пагонах» и спешно уезжает в Италию. В Риме его тренер через влиятельных людей помогает Максиму воспользоваться богатствами «Чёрного принца», и он вновь становится миллионером. Во время свадебного путешествия в Бангкоке молодожёны стали случайными свидетелями коварного преступления перед человечеством. Их начинают преследовать иностранные спецслужбы, но им чудом удается уйти от погони. Во время съёмок фильма в Израиле супруги и их видеооператор разоблачают страшную тайну на Храмовой горе в Иерусалиме, за что искусственный интеллект подписал им смертный приговор. Мистический смысловой финал, загадочные убийства и многое другое заставляют читателя задуматься – на чьей стороне окажется он в предстоящей битве при Армагедоне?

I

Мягкий солнечный свет через оконный проём осторожно проник внутрь квартиры, расположенной на втором этаже пятиэтажного дома. Его игривые лучики заискрились на осколках стекла от разбитых бутылок, которые повсюду валялись на потертом линолеуме. Рассыпавшись по закуткам старой хрущёвки, яркие солнечные зайчики разогнали последние клочья мрачной холодной ночи – день вступал в свои права. Под замызганным верблюжьим одеялом на старом, с заскорузлой кожей диване, ютились два маленьких человечка, они мирно спали. В углу заваленной всяким хламом комнаты, на корточках, зажав голову между колен, сидела молодая женщина. Она изредка вздрагивала, будто от удара электрошокера. За старыми с облупленной краской окнами на голых ветвях тополей сновали юркие воробушки. Они радовались ласковому осеннему утру и наперебой чирикали, спеша возвестить всему миру о рождении нового дня, но этому были рады не все. С большим трудом, превозмогая боль во всём теле, женщина, со стоном поднявшись с пола, поплелась в санузел. Холодные тонкие струи, вырвавшись из душевой воронки, падали на дно эмалированной, пожелтевшей от времени ванны, в которой валялись использованные медицинские шприцы. Опершись о стену дрожащей рукой, страдалица подставила голову под поток холодной воды и застыла в неестественной позе. Бодрящая влага постепенно возвращала рассудок. Отерев голову грязным махровым полотенцем, она взглянула на себя в небольшой осколок зеркала, стоящий на узкой пластмассовой полочке, небрежно прибитой к стене. Тёмно-синие круги под выцветшими глазами, опухшие растрескавшиеся губы, впалые щёки и коротко остриженные светлые волосы довершали портрет, схожий с узником «Бухенвальда». В усталом взгляде застыли боль и безразличие. Пройдя на кухню, она взяла со шкафа фанерную шкатулку, расписанную хохломой, и дрожащими руками вывернула на стол её содержимое. Во все стороны раскатились мелкие монеты – «Пожалуй, на эти деньги особо не разгуляешься». Засучив рукав вытянувшегося от частых стирок пуловера, и ,взглянув на исколотую иглой левую руку, она в отчаянии выдавила сквозь стиснутые зубы: «Да когда же всё это закончится?»

Через минуту она уже стояла на лестничной клетке, нажав на кнопку звонка соседской квартиры. Обитая чёрным дерматином, дверь бесшумно отворилась: – Ну, что ты, Настя, ни свет, ни заря звонишь, опять за деньгами пришла? Не дам я тебе больше ни копейки, у меня осталось лишь за коммуналку заплатить, да на хлеб, – старушка хотела было затворить дверь, но девушка успела мимо неё проскользнуть в квартиру: – Бабушка Катя, дай я хоть позвоню с твоего телефона.

Не дожидаясь ответа, сняв с аппарата трубку, она судорожно начала крутить диск номеронабирателя…

Громкий, будоражащий нервы трезвон раздался в прихожей в тот самый момент, когда Виктория Ивановна снимала свистящий чайник с газовой плиты.

– Кто там спозаранку, да ещё в выходной? – бормоча себе под нос, женщина быстрым шагом направилась в прихожую, чтобы поскорее снять трубку с аппарата.

– Позовите Гургена Акоповича, это я – Настя, – услышала она в трубке.

– Что там такое случилось срочное, что ты в такую рань не даёшь покоя порядочным людям?

– Скажите Гургену Акоповичу – я согласна.

– Кто там, Котик? – в дверном проёме в синем махровом халате (явно привезённом из Турции) обозначился хозяин квартиры. Это был худощавый, среднего роста армянин с ярко выраженными кавказскими чертами лица. Виктория – полноватая, невысокого роста блондинка, с достойными женскими формами, прижав к бедру микрофон телефонной трубки, умилённо проворковала: «Эта наркоманка приняла наше предложение!» Зажмурив от удовольствия глаза, мужчина на мгновение погрузился в сладостные мечты. Наконец-то задуманное им мероприятие начинает реализовываться, и он на мгновение представил себя на кожаном сиденье чёрного «Мерседеса».

«Ну, что же? Птичка в клетке, осталось захлопнуть дверцу», – радостно потирая ладони, ликовал Гурген Акопович. Возбуждённый «хорошим» известием, он взял из рук жены трубку: «Да, Настя, это я. Хорошо, через час мы будем у тебя…»

Настя стояла посреди комнаты, с обеих сторон к её ногам прижались четырёхлетние двойняшки Полина и Максим. Малыши чувствовали, что сейчас происходит что-то нехорошее, и защитить их семейство некому. Отец у них умер от передозировки, когда им было полтора годика, они его и не помнили. Опустошённый взгляд хозяйки квартиры (теперь уже бывшей) сверлил старый с расхлябанными дверцами сервант. Всё её детство прошло в этих стенах. В этих стенах она потеряла свою горячо любимую мать и здесь же сама стала матерью. Сильная головная боль не давала ей сосредоточиться, она не до конца осознавала суть происходящего. Все мысли целиком были заняты думкой о скорейшем приобретении наркотиков…

– Ну, вот и всё – сделка состоялась, – с трудом сдерживая радостную улыбку, нечистый на руку риэлтор взял из рук Насти подписанные документы и ручку «PARKER» с золотым пером.

– Вот – здесь пятьдесят тысяч, держи.

– Акопович, это же грабёж, накинь ещё хоть десятку.

– Если учесть проценты долга, то и этого не стоило бы тебе давать, но жалко мне твоих деток, чисто по-человечески жалко. Давай бери, и чтоб к обеду вас здесь не было. Квартиру нужно привести в порядок, завтра покупатели придут, – мужчина вложил в руки растерянной женщине конверт с деньгами, взяв свою супругу под руку, покинул комнату…

Девушка со слезами на глазах последний раз взглянула в окно – наискосок от их дома виднелся кинотеатр «Аврора» – визитная карточка Краснодара. Сколько приятных воспоминаний связано с этим ныне запустевшим строением? По дороге, искря лыжами по проводам, проезжали троллейбусы – всё это уходило в прошлое. Наспех собравшись, Настя с детьми вышли из подъезда, с трудом таща за собой чемодан на колесах. Железнодорожная станция «Краснодар – 2» находилась в десяти минутах ходьбы от их дома, туда они и направились.

***

В этот день у Колька дела не ладились. Осеннее солнце подбиралось к зениту, а он ещё не продал ни одной дозы: «Собачья работа – барыжишь, барыжишь, а толку никакого», – на душе было скверно, парень понимал, насколько все его ненавидят, и те, кто отдает за наркоту «последнюю рубаху», и те, кто его «крышует». Порывшись в карманах и не найдя ни сигарет ни денег, он направился к автобусной остановке. Там вокруг урны валялось множество окурков, выбрав глазами самый большой, он нагнулся, будто завязать шнурок на кроссовке, и попутно поднял с земли трофей. В этот самый момент из-за мусорки выскочила собачонка, маленькая длинненькая, совсем как в рассказе А. П. Чехова «Каштанка». По обе стороны коричневой мордочки торчали култышки обгрызенной куриной голени. От неожиданности барыга подскочил как ошпаренный, затем, оценив ситуацию, он злобно отфутболил животинку. Бегущий по рельсам трамвай чудом не переехал четвероногую тварь, с визгом бросившуюся наутёк. Граждане, ожидавшие на остановке общественный транспорт, молча, словно в телевизоре созерцали происходящее. Нервно воткнув в рот трофейную полусигарету, Колек сунул руку в карман за спичками, как вдруг откуда ни возьмись перед ним появилось пламя горящей зажигалки. Прикурив, он поднял глаза и увидел Настю: – Спасибо за огонёк, но кредита сегодня не будет, сам пустой как барабан, видишь – «бычки» курю.

 

– Расслабься, я с «бабками», – тихо заговорила девушка. Она вынула несколько купюр и подала их парню.

– Возьми долг, а на остальные дай товар.

– Опачки, откуда мы такие богатенькие, хату подняла?

– Брат приехал. Давай товар и меньше базарь, это не твоего ума дело.

– Ну, хорошо, хорошо! Пройдём за остановку, не будем лишний раз мозолить глаза трудовому народу, – Колек вновь прибегнул к своему коронному трюку – нагнувшись к шнуркам, он осмотрелся по сторонам, не заметив ничего подозрительного, вынул из носка несколько пакетиков и сунул в руки Насте. Девушка, взяв наркотики, зашагала к железнодорожной станции. Колёк был парнем со «стажем» и поэтому, когда ему было совсем тяжко, он шарил у граждан по карманам. В тот момент, когда Настя клала пакетики в боковой карман куртки, он увидел там край конверта, его воровской опыт подсказывал, что в конверте лежит не письмо…

***

Нина Григорьевна сошла с вагона на перрон, поставив чемодан на землю, огляделась по сторонам. Ровно год прошел с того момента, как она приезжала на похороны своей младшей сестры, а кажется – это было вчера. Все эти двенадцать месяцев у неё не выходила из головы племянница Настя и её малыши. Женщина прекрасно понимала, какой образ жизни она ведёт. Даже на похоронах матери Настя была одурманена наркотиками, и это было видно, как принято говорить «невооружённым глазом». И вот сейчас, приехав на поминки, Нина Григорьевна твёрдо решила приложить все усилия, чтобы спасти племянницу. Добравшись до нужной остановки на трамвае, она, задыхаясь от волнения, направилась к дому, где прошло детство её и Любы. Квартира на втором этаже была их «родовым гнездом». После смерти сестры, всё имущество, в том числе и жилплощадь, перешло Насте. Как она сейчас живёт, как её детки, здоровы ли? С этими мыслями тётушка поднялась по лестнице и остановилась у двери, сердечко трепетало в груди, не давая восстановиться дыханию. Немного отдышавшись, Нина Григорьевна нажала на черную, затёртую от времени кнопку звонка, ту самую, что многократно нажимала в юности, возвращаясь из школы. Прикрыв глаза, она на мгновенье вернулась в прошлое – в дверном проёме ей виделась белая головка сестрёнки Любы. Ах, как она её любила…

– Вам кого? – прокуренный мужской голос вернул женщину из детства. Открыв глаза, Нина Григорьевна увидела перед собой человека, которого охарактеризовать можно было лишь одним единственным словом – бомж. Из-за его плеча выглядывал другой человек, уже женского пола, но того же сословия.

– А где Настя?

– Мы не знаем никакой Насти. Нам Гурген Акопович дал ключи и заплатил, чтобы мы здесь прибрались. Было ясно – нужно встретиться с этим Гургеном Акоповичем, других вариантов выяснения ситуации не представлялось. Спустившись вниз, она села на лавочку у подъезда и стала ожидать. «Что же происходит? Кто такой Гурген Акопович? Похоже, он новый владелец квартиры. Неужели Настя всё же продала её? Где теперь она и малыши?» – мысли хаотично атаковали её мозг. Начинало смеркаться, когда к подъезду подъехала бежевая «девятка», из неё вышел мужчина далеко не славянской внешности.

Встав с лавочки, Нина Григорьевна громко к нему обратилась: – Гражданин, простите. Не вы ли будете Гурген Акопович?

Замедлив шаг, риэлтор остановился и, повернувшись к ней, спросил: – А вы, собственно, кто будете?

– Где Настя? – женщина решила не тратить время на условности, а «брать быка за рога». – Не знаю, она съехала, теперь я владелец квартиры. С документами у меня всё в порядке, – развернувшись, он хотел было продолжить свой путь. Нина Григорьевна поняла, что нужно менять тактику, иначе она ничего не разузнает:

– Погодите, я её тётя.

– Вы из Рязани? Она говорила мне о вас.

– Где я могу её увидеть? – с волнением продолжала женщина.

«Удачливый» риэлтор расчувствовался и предложил ей присесть на лавку, у которой она оставила чемодан:

– Как к вам обращаться?

– Нина Григорьевна.

– Так вот, Нина Григорьевна, Настя увязла в долгах и решила продать квартиру, чтобы как-то решить свои проблемы. Вы в курсе, что она употребляла наркотики?

– Да, знала. Я и приехала, чтобы ей помочь.

Закурив сигарету, мужчина продолжил: – Кстати, она говорила мне, что кроме тёти у неё никого нет. Сегодня, примерно в полдень, она освободила жилплощадь и удалилась в неизвестном направлении, не исключено, что она могла уехать к вам в Рязань. Простите, у меня дела, я должен идти, – Гурген Акоповичь поднялся с лавки и пошел в сторону подъезда.

На дворе окончательно стемнело, кое-где на столбах зажглись фонари уличного освещения. Нина Григорьевна продолжала сидеть, уставившись в одну точку. Она не заметила, когда погас свет в столь дорогих её сердцу окнах. Также не слышала, как запустился двигатель «девятки» её недавнего собеседника, и как он укатил восвояси – она тоже не видела. Изрядно продрогнув, но так и не возвращаясь в реальность, немного сутулясь от навалившегося горя, женщина встала и медленно поплелась в сторону остановки. Стук трамвайных колёс о рельсы послышался невдалеке, Нина Григорьевна поспешила перейти проезжую часть улицы, пронзительный визг тормозов – последнее, что она услышала…

«Интересное явление – деньги. Какими магическими свойствами обладают эти бумажки? Ещё полчаса назад казалось, что весь мир представляет собой одну огромную клоаку, а вот теперь, когда у него в кармане появились купюры, он видит всё в розовом свете», – так размышлял Колёк, покупая в киоске пачку сигарет «Camel». Пафосно прикурив сигарету от длинной модной цигарки у сидящей на скамейке дамы с собачкой, элемент криминального мира важно зашагал по аллее. Отыскав взглядом в толпе коротко стриженный белобрысый затылок Насти, он принялся за ней следить: «Да, пожалуй «хвост фортуны» у меня в руках, как бы не опростоволоситься». В этот самый момент девушка оглянулась и мутным взглядом пробежала по толпе. Жулик успел спрятаться за мощный ствол клёна и пожурил себя за неосторожность: «Не проколись, Колек, иначе тебе удачи не видать».

Тревожное чувство подгоняло Настю, ломка не давала ей сосредоточиться. Она почти физически ощущала затылком чей-то взгляд: «Что это со мной? Почему мне так страшно? Может что-то с детьми случилось?» – она их оставила, сидящими в креслах на вокзале в зале ожидания, купив им по сосиске в тесте. От чувства вины перед малышами, защемило в груди: «Всё, нужно завязывать. Вот сейчас последний раз уколюсь и отправлюсь с детками в Рязань, там начну новую жизнь – завяжу с наркотой», – ей хотелось кому-то поплакаться, и тут она вспомнила себя маленькой – мама заплетала ей косичку и ласково что-то приговаривала. Слёзы накатились на глаза: «Последний раз, и больше не буду!» – зайдя за угол трансформаторной будки, она в «походных условиях» принялась бодяжить зелье для укола.

«Пожалуй, удвою дозу, я же завязываю, да и путь до Рязани не близкий, и вряд ли в поезде удастся уколоться», – присев на корточки, с трудом найдя иглой вену, измученная ломкой она перегнала содержимое шприца себе в кровь. Постепенно по всему телу разлилось тепло, боль прошла, мысли «поплыли». Где-то на подсознании мучили угрызения совести – её ждут Максик и Поля (так ласково она называла своих двойняшек). Опершись о стену, с трудом поднявшись, горе-мамаша плавно пошла в сторону вокзала.

Колёк выглянул из-за бетонного забора, в этот момент в его поле зрения попала Настя. Она осторожно переставляла ноги, из уголка рта на подбородок стекала слюна. Глаза были «стеклянные», взгляд отсутствовал. «Всё, пора, она «висит», медлить нельзя, лучшего момента не представится», – жулик быстрым мягким шагом настиг свою жертву. Тонкие натренированные пальцы ловко извлекли из кармана девушки конверт с деньгами, воришка развернулся и пошел в обратном направлении. Отойдя на приличное расстояние от неё, он заглянул в конверт и присвистнул от удовольствия.

Но что это? Рядом с купюрами лежал паспорт, и в нем билеты на поезд. Какое-то время он боролся с остатками своей прогнившей совести и всё же решил деньги забрать, а паспорт и билеты кинуть обратно в карман. В этот самый момент позади него послышались крики, обернувшись, он стал свидетелем ужасного зрелища. Настя стояла на рельсах, застыв будто статуя. «Поймала приход», – тихонько пробормотал карманник. К ней, крича во всю глотку, бежал путевой рабочий, а с другой стороны приближался, слегка поскрипывая на рельсах, товарный вагон. Товарняк буквально на мгновенье опередил бежавшего мужчину, толкнув буфером в спину, он опрокинул Настю на рельс и продолжил свой путь. Колёк закрыл глаза и отвернулся. Постояв минутку, сглотнув слюну, он матерно выругался: «Ну, что ж, так, пожалуй, даже лучше», – достав из кармана паспорт и билеты, он бросил их в мусорный контейнер, стоящий у бетонного забора. Ещё раз взглянув и убедившись, что Насти больше нет, он пошел в противоположную от железнодорожной станции сторону.

***

Интересно устроен мир – свет и тьма, тепло и холод, любовь и ненависть, добро и зло – во всём есть противоположность. Все события, происходящие вокруг нас – это либо физические, либо духовные явления.

Физика – естественная наука, наука о законах природы. Несложный опыт – опускаем металлическую ложку в стакан с кипятком, ложка нагревается, а вода остывает, отдавая свое тепло – логично. Ну, а если человек отдает другому человеку свою любовь, свое душевное тепло, разве он от этого становится холоднее или злее? Наоборот, чем сильнее человек изливает свою любовь, тем больше у него её становится – парадокс. Не правда ли? Физические явления тепло и холод одинаково могут быть опасны для жизни человека. Добро и зло – также противоположные по смыслу слова, но добро никак не настроено на вред человеку, а вот зло изначально существует на пагубу.

Максим и Полина уже несколько часов подряд сидели в зале ожидания железнодорожной станции, и никому не было до них дела. Дети ждали маму. Малыши пока что воспринимали мир на полурефлекторном уровне, для них мама решала все физические проблемы – поесть, попить и сесть на горшок. Духовный мир для них – также была она, ласкала и жалела. Посторонние люди для двойняшек были, как мир неизведанный. Дети сидели и ждали единственно родного человека, других вариантов у них не было, а мама всё не шла.

Физический мир дал о себе знать раньше, нежели духовный. Под креслом, на котором сидел Максим, появилась лужица. Уборщица, мывшая пол в зале ожидания, приметила это первая. Она-то и забила тревогу: «Побросают детей без присмотра, а я тут должна после них подтирать. Мне что за это доплачивают? Где их родители, хотелось бы мне знать?» В этот самый момент мимо проходила дежурная по станции, её словно осенило: «Постойте, а на рельсах это не их мать зарезал вагон?» Теперь настала очередь духовного вмешательства, кто-то стал жалеть малышей, а кто-то принялся осуждать родителей: «Понарожают детей наркоманки всякие».

И всё же мир не без добрых людей. Нашлись порядочные граждане, сводили малышей в туалет, нашли в чемодане сухие колготки, переодели и накормили, прежде чем приехали представители из детской комнаты милиции. С этого момента у Максима и Полины началась самостоятельная жизнь.

Как ни странно, но у них у двоих отпечаталась в памяти одна и та же картинка – здание вокзала, удаляющееся в окне патрульного УАЗика. Что творилось в душе четырехлетних малышей, можно только представить – они уезжали навсегда оттуда, где осталась их мама. Незнакомые люди, незнакомая обстановка травмировали психику двойняшек, которые молча сидели, прижавшись друг к другу от страха, исподлобья наблюдая за всем происходящим…

II

«Что за дерьмо у меня в голове? Какие-то мысли непонятные… Откуда они берутся? Что это может быть? Я не хочу об этом думать, у меня другие планы, я пришел в кальянную расслабиться. Может быть это как раз и есть то, о чём мне говорила Полина. Да нет, не может быть такого – это бред, фантастика. Тогда всё же что это? Какой-то невидимый источник сливает в мою башку всякую чушь. Да это же не мои мысли!»

 

– Макс, Макс, – мягкий, завораживающий женский голос сконцентрировал его внимание и обрисовал пространство кальянной. Клубы ароматного дыма, проплывая по залу, наслаивались друг на друга, создавая обстановку мнимого заоблачного уюта. Тонкие лазерные лучики, прорезая дымовую завесу, хаотично бегали по полу, по потолку и по стенам. Из мощной акустики доносились голоса Элджей и Feduk они пели «Розовое вино». Это была именно та обстановка, в которой оттягивается молодёжь. Но Максиму это не нравилось, его охватила внутренняя паника, он не понимал, что с ним творится.

– Что с тобой? Ты вроде бы здесь и будто покинул меня. Давай не будем тратить время попусту, – высокая длинноногая шатенка нагнулась к нему через стол, протягивая в руке бокал со спиртным. «Ах, да. Это Настя, его девушка, она с ним, – Макс восстанавливал в памяти события и объекты, – Но что такое, кто проникает в мой мозг?» Кто-то пытался заглушить его мысли потоком мышления, несвойственным его нравственному уровню. Конечно, он не министр культуры и даже не имеет никакого отношения к культуре, он простой футболист. Но понятия то у него есть (над этим ему много пришлось поработать в детском доме). Его продал Краснодарский ФК «Юг» другому клубу, и теперь он играет за Италию. Но те мысли, которые будоражат его сознание, словно с помойки: «Наверняка они чужды даже бродягам. А с другой стороны – кто знает, я ведь не был в их шкуре. Да и не собираюсь в неё, но и не позволю рыться в моих мозгах», – и снова его взор сконцентрировался на стакане в руках Насти.

«Да, пожалуй, лучше выпить, пока крыша совсем не съехала», – подняв со стола бутылку виски, он дополнил доверху стакан в руках девушки и, взяв его, выпил залпом. Горячие струйки разлились по всему телу, голова стала ватная, чужеродные помыслы отошли на задний план, и на душе стало легче: «Очевидно, я просто переутомился, почти сутки на ногах. Сначала в международном аэропорту имени Федерико Феллини проторчал пять часов – рейс на Краснодар задержали из-за неблагоприятных метеоусловий. Затем суета в Краснодарском аэропорту, заселение в гостиницу, и только к вечеру встретился с Настей в кальянной. Скорее всего, мне нужно в номер и как следует выспаться».

«Макс, поехали в гостиницу, ты устал, тебе нужно отдохнуть», – словно прочтя его мысли, вынесла свой вердикт его девушка…

Кальянная, такси, лифт оставили слабый след в памяти футбольного форварда. День был уже в разгаре, когда он открыл глаза. Не сразу получилось понять, где он находится. Понадобилось несколько минут, чтобы по крупицам сложить хронологию вчерашних событий. Распахнулась дверь ванной комнаты, и появилась Настя, на голове у неё была импровизированная чалма из полотенца, которая и составляла всё её одеяние. Красивое стройное тело с неестественным бронзовым отливом (наверняка приобретенным в солярии), длинные ноги, высокая упругая грудь, правильный овал лица, небольшой, слегка поддернутый носик, большие карие глаза – это была та, ради которой он мчал сюда, используя небольшой промежуток своего свободного времени. Впервые когда Макс всё это увидел, его бросило в холодный пот, он не мог поверить, что ему позволено владеть этим живым сокровищем. Тогда, подняв на руки, он поцеловал её и больше уже не помнил себя. У него были и до неё любовные связи, но такое с ним случилось впервые. Парень будто провалился в стихию страстей, неизведанную ему доныне. Сейчас, после нескольких месяцев разлуки они снова встретились – как же он ждал этого мгновения.

Но что с ним происходит? Ни одна клеточка его организма не содрогнулась при виде столь эротичного творения. Настя для него словно не существовала. В его голову бурно вливался логически нескомпонованный поток мыслей и всевозможные хаотичные видения: «Началось. Кто издевается надо мной и как ему это удается?» Последнее время перед его глазами всплывает одна и та же сцена – он в душевой после тренировки остался вдвоем с защитником Габриэлем. Сильное мускулистое тело итальянца, словно магнитом притягивало Максима, ему вдруг захотелось к нему прильнуть. Тогда он с трудом отогнал от себя эту страсть. Но вот снова и снова эта сцена будоражит его сознание: «Это явно не моё желание. Я всю жизнь питал ненависть к «голубым». Фильмы с однополыми сексуальными сценами выключал, мне было противно смотреть этот срам. Но что же тогда со мной творится?»

– Макс, что происходит, у тебя проблемы? – Настя отбросила с парня одеяло, было очевидно – дальнейшего развития событий не предвидится.

– Прости, но я ухожу, что-то у нас с тобой не клеится. Нам нужно расстаться на время, всё взвесить и проанализировать, – девушка больше не проронила ни слова. Не спеша одевшись, она молча прошла к входной двери и покинула своего бойфренда.

«Бред, бред, бред», – пройдя к холодильнику, он вынул из него бутылку виски и стал распечатывать. Затем, сделав над собой усилие, поставил её обратно на место: «Нет, это не выход из положения, нужно ехать к сестре. Полина не одобряла мою поездку в Италию и предупреждала о возможных проблемах»…

Воспоминания рванули, слово джин из кувшина, сколько всего им вдвоем пришлось пережить после смерти матери. Детдом развил в них чувство ответственности друг за друга. Макс не раз вступал в неравные схватки со старшими пацанами в защиту сестрёнки, терпел поражения, но обидеть её не позволял. У него на глаза накатились слёзы, он понял, насколько он любит единственно дорогого ему человека – свою сестру Полину. Ему захотелось поскорее прижаться к ней и рассказать о своем горе. Как долго тянулось время в детском доме. Как они мечтали поскорее повзрослеть и покинуть столь ненавистные им стены. Как-то на урок физкультуры пришел тренер из футбольного клуба «Юг» и пригласил нескольких ребят на отборочную тренировку, среди них оказался и Максим. Впоследствии его забрали в школу ФК «Юг», где он жил, учился и тренировался. Всё это позади, теперь он – известная личность. После того, как Максима забрал футбольный клуб, Насте пришлось пережить массу неприятностей. Преподаватель физической культуры в детском доме оказался педофил, что и стало причиной всех бед для сиротки. Не успела девочка как следует повзрослеть, путём угроз и обмана нелюдь стал вывозить на пьяные оргии трёх девочек и Полину. Жриц-невольниц накачивали наркотиками и отдавали на «растерзание» лысым дядькам, которые воплощали свои извращенные фантазии в компании беззащитных девочек-сирот. Участники этого мерзкого мероприятия были состоятельные мужи, которые имели много денег и положение в обществе. Они щедро одаривали устроителей оргий, и все были довольны. У Полины от рождения была чувствительная натура, и всё происходящее ею воспринималось, как кошмарные пытки. Она понимала – жаловаться некому, руководство на них зарабатывает деньги (и не малые). После одной такой особо бурной вечеринки психика у сиротки сломалась, и девочку нашли в душевой, висящей в петле. Благо – уборщица, обнаружившая её, была высокой и крепкой женщиной, она-то и успела её спасти, сняв с верёвки. Скандал, естественно, замяли – слишком влиятельные были извращенцы. Учителя физкультуры уволили, директор детского дома ушла на пенсию, а девочку перевели в другой детдом. На новом месте Полине посчастливилось – заведующая заведением для сирот оказалась глубоко верующим человеком. Изучив личное дело Полины, она прониклась к девочке материнской любовью и начала приводить в порядок её психику. Нелегко было ей – преподавателю со стажем, повидавшей на своем веку много искалеченных детских судеб, расположить к себе травмированную детскую душу. Однажды заведующая Зинаида Гавриловна вошла в комнату, в которой проживала новенькая и услышала красивое пение. Полина мыла пол и негромко напевала: «Незабудка – твой любимый цветок // Воздушный поцелуй станет самым горьким»…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»