Герцог фронтира, или Вселенская замятня

Текст
Из серии: Виктор Глухов #14
17
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Герцог фронтира, или Вселенская замятня
Герцог фронтира, или Вселенская замятня
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 588  470,40 
Герцог фронтира, или Вселенская замятня
Герцог фронтира, или Вселенская замятня
Аудиокнига
Читает Алексей Комиссаров
339 
Подробнее
Герцог фронтира, или Вселенская замятня
Шрифт:Меньше АаБольше Аа
 
Достигший власти и величия
Живет в тени своих зеркал.
Не знает он сопротивления,
Ему подвластен стар и мал.
Он строит планы разрушения,
Меняет мир, как захотел.
Без мук и страха поражения
Он расширяет свой удел.
Но вот приходит некто странный,
и рушится порядок данный…
 
Лигирийский императорский театр.
Ария придворного звездочета

Предисловие

Краткое содержание предыдущей части

Во вселенной пошатнулось равновесие.

В мире Закрытого сектора все готово к новой войне за передел мира.

В Инферно князьям стало тесно, и начались приграничные стычки. Это проба сил перед решающей схваткой.

Курама в этой смуте видит свой шанс вернуть себе власть над миром Инферно. Он вступает в непрочный союз с Роком, где каждый преследует свои цели.

Хранитель Преисподней Ридас, потерпев поражение от Ирридара на Сивилле, старается захватить власть над Преддверием. В его руках оказывается безвольный и хамоватый хранитель гномов Рохля. Но затем его вырывает из рук Ридаса сенгурка Лерея, ставшая правой рукой Алеша Прокса, хранителя Преддверия.

Рок подготовил масштабную войну на Сивилле. Лигирийская империя против королевства Вангор. Предгорные орки против хана орков. Лесные эльфары против снежных эльфаров.

В противостояние высших сил включились внедренные в Закрытый сектор преступным синдикатом иномирцы как на Сивилле, так и в Инферно.

Похищенная с бала в столице снежных эльфаров Ганга сумела вернуться из параллельного мира и привела с собой волшебников-вампиров.

Хранитель орков не останавливается в применении запрещенного оружия против противников. Он хорошо усвоил поговорку «С волками жить – по-волчьи выть».

Войска империи на исходных рубежах у Старых гор.

Волчата орков подходят к Вечному лесу двумя колоннами.

Магов-учеников Вангорской академии решением князя Вечного леса в наказание за то, что они осмелились отстаивать честь и достоинство человека, направили погибать против одной из колонн вторжения волчат.

Основные силы лесных эльфаров сосредоточены у подножия Снежных гор с целью вступить в гражданскую войну против Старших домов на стороне Младших.

Вангор крепит оборону, но сталкивается с нежеланием аристократов воевать с империей. Одни куплены, другие считают, что Лигирийская империя – это идеал государства. Оплот высокой культуры и цивилизации. Они только и ждут момента, чтобы предать короля Меехира Девятого. Король окружен этими предателями-придворными и начинает понимать сложность своего положения. Но еще не готов на решительные действия. Патриоты объединяются вокруг магов Вангора.

Иномирцы, обосновавшиеся в ордене Искореняющих, подготовили внезапную атаку на дворец вангорского короля.

Подобная попытка со стороны нашего героя организовать нападение на дворец императора силами демонов потерпела крах из-за предательства Курамы…

На Суровую нацелились набравшие силу Пальдония и Коморский союз.

Ирридар тан Аббаи Тох Рангор подготовил орков, бойцов для отражения атаки на Суровую и создал москитный флот из транспортов и корветов.

Мир притих в ожидании большой бури…

Глава 1

Закрытый сектор. Инферно. Нижний слой. Брисвиль

Разрывая покров ночи, над нижним слоем Инферно поднималось огромным кроваво-красным пятном светило. Обагряя своими первыми жадными проблесками лучей бегущие на запад тучи, оно ознаменовало наступление нового тревожного дня. Оттого казалось, что облака в уступавшем утру редеющем ночном сумраке пропитаны кровью. Смерть, страх и четкое ощущение надвигающейся беды, как тошнотворные запахи, витали в воздухе.

Курама не спал. Он с большой долей тревоги смотрел с балкона своего дворца на запад. Туда, куда плыли гонимые ветром облака и где шли тяжелые приграничные сражения.

Войска князя Мефистоила, в свою бытность постельничего Курамы, вторглись в пределы его владений. Слишком рано и слишком не вовремя. Курама только что как два дня назад закончил казнить и пожирать души половины своего войска. Он стал значительно сильнее, но его могущества не хватало для сражения со всем войском вторжения.

Жизни демонов для него ничто. Они были лишь пищей, не больше. Преисподняя наплодит новых демонов и заселит ими Инферно. Какое ему дело до их жалких, ничтожных жизней. Но вот то, что Мефистоил быстро прознает о потерях в войсках Курамы и предпримет попытку вторжения, он не просчитал. Шпионы князей тьмы, этих жалких ничтожеств, были повсюду. Кураму посчитали слабым. А это плохо. Предлагать бывшему слуге союз или попытаться с ним договориться не имело смысла. Никто не будет договариваться со слабым.

Немного времени что-либо предпринять у Курамы еще было. Пока шли ожесточенные пограничные сражения, которые перемалывали резервы Курамы, он мог что-то придумать. Но скоро они закончатся, и не останется войск для защиты столицы. И могут подтянуться другие падальщики… Разгром и потеря домена будут неминуемы. Ему придется вновь начинать все сначала. И пока Рок расширяет свои владения, ему предстоит еще раз испытать горечь унижения.

Радовало (хотя какая тут может быть радость), что Мефистоил тоже не спешил, осторожничал, прощупывал силы Курамы и давал ему некоторое время, чтобы придумать путь спасения. По всему выходило, что надо обращаться к союзникам. Сначала к золотому скраву. Их связывало взаимное обязательство. Для Курамы это был пустой звук, но золотой строго придерживался договоренностей, и этим надо было воспользоваться. Он уже отправил гонцов в его земли, и оттуда пришел ответ от четверорукого гиганта – мутанта, что легион демонов вышел ему на помощь. Но что такое легион без магов и демонесс, сторожащих астрал. Капля в море. Ему нужны были не просто воины, а высшие демоны… или призванные существа…

– Грустишь, брат?

Вопрос раздался очень неожиданно. Он застал Кураму врасплох. И бывший владыка Инферно вздрогнул. Кто-то смог подобраться к нему очень близко и незаметно. Курама, закрывшись крыльями, резко обернулся, приготовился атаковать наглеца и с растерянностью остановился. Он увидел благообразного старичка с седой бородкой клинышком, волосами с проседью, спадающими на плечи, в мешковатой коричневой рясе, подпоясанной простой веревкой.

Курама, не веря своим глазам, уставился на непрошеного гостя…

– Ридас… Ты ли это, старый привратник?..

– Я, Курама, я… – старичок довольно рассмеялся. Смех получился дребезжащим и неприятно резал слух. Он сложил руки на выпирающем животике и почти с нежностью, по-родственному смотрел на демона.

– Как видишь, я единственный пришел к тебе на помощь. Поверь мне, никто из наших братьев не придет… Это печально, но такова жизнь. Каждый за себя. И в этом их слабость, Курама, – и ткнув в него пальцем, сварливо добавил: – И твоя тоже, брат… Такое позволительно разве что Року. Простак Рок. Как он ловко маскировался. А я все же догадывался, что за внешностью простодушного добряка скрывается ядовитая змея…

– И поэтому ты тысячи лет сидел у ворот лабиринта? – язвительно усмехнулся Курама. Старик не обиделся.

– Я был терпелив и ждал своего часа, брат. И как видишь, я дождался. – Старик оглядел с ног до головы Кураму. – Тебя трудно узнать в этом обличье. Если бы не твоя божественная аура…

– Ридас, – Курама в раздражении прервал гостя. – Хватит сотрясать воздух пустыми звуками. Ты покинул свое место у ворот, чтобы прийти мне на помощь? Как мило с твоей стороны. Иди и умри на границе…

Старичок беззлобно рассмеялся.

– Ха-ха. Я уже не у ворот лабиринта. Твой друг, золотой скрав, мне помог пройти лабиринт, и судья определил меня хранителем Преисподней. Ты понимаешь, что это такое?

– Не совсем… но имел несчастье зачерпнуть оттуда силу. Сырая энергия хаоса сожгла мою плоть, но вечный дух остался цел.

– Я знаю о твоей неудаче в борьбе с Беотой, не понимаю только, зачем ты к ней полез? Бедная недалекая девочка с душой чернее ее кожи.

– Это все в прошлом Ридас…

– Понимаю, – кивнул Ридас, – и не хочу затрагивать эту тему. Давай поговорим о будущем.

– О будущем?.. Интересное предложение, особенно звучащее из твоих уст.

– Да, о твоем и моем будущем, брат. Мы могли бы быть друг другу полезными. Я не претендую на твою власть в Инферно, ты не сможешь отобрать у меня власть над Преисподней. Как видишь, мы не враги…

– Короче, Ридас, говори, что ты задумал, или проваливай в свою Преисподнюю! – вновь прервал его раздраженный неожиданным появлением рядом с собой старика Курама.

– Раньше ты не был таким грубым…

– Раньше я имел другое тело, такое, как у тебя. А теперь я один из этих ничтожеств, что называют себя князьями тьмы. И ты хочешь, чтобы я был вежливым?..

– Нет, брат. Мне все равно, каков ты. Главное – в другом. Я пришел договориться. Я помогаю тебе, ты помогаешь мне, и все останутся довольными.

Курама задумался. Он постоял, глядя себе под ноги.

«А чем демоны не шутят, может, этот старый трус сможет мне помочь?»

– Оба останемся довольными? – спросил он. – Сначала скажи, как ты сюда попал?

– Я же из Преисподней, братишка, – добродушно захихикал старичок. – В Инферно для меня нет закрытых мест…

 

– Тогда иди и убей Мефистоила. Этим ты мне здорово поможешь…

– Убить я его не смогу, силенок не хватит. Но могу кое-что другое. Что скажешь о сотне магов, и двух десятках демонесс – ходоков по астралу, и паре легионов простых демонов?

– Скажу, что ты брешешь, старый пройдоха.

– Понимаю твое недоверие, – не обиделся Ридас. – Ты, будучи владыкой Инферно, не смог вызвать из Преисподней и десяток высших демонов. Но у меня есть на это власть и хватает энергии.

Курама испытующе посмотрел на Ридаса. Оценивающе оглядел старика и спросил:

– И ты дашь мне эти войска?

– Если договоримся, то дам… На время. Чтобы разгромить твоего противника.

– А потом?

– А потом обсудим наши дела вновь, брат. – Ридас перешел на деловой тон.

– Я согласен заключить с тобой договор, Ридас. Если моя помощь тебе не несет угрозы мне, – ответил Курама.

– Естественно! – утвердительно кивнул старик. – Ты тот союзник, который мне нужен сильным. Суть соглашения в следующем. Я помогаю тебе отразить набег Мефистоила, предоставляю войска. А после разгрома врага ты часть войска отправляешь в Преддверие. Что скажешь?

– И это все?

– Нет! – Тон старика стал жестким. – Ты заманишь к себе золотого скрава и применишь свиток заточения.

Курама опять задумался.

«Золотой скрав – надежный союзник. У него есть хорошие связи с орденом скравов. В подчинении несколько легионов демонов. Но для победы над Мефистоилом и остальными падальщиками этого недостаточно. Ридас дает ему именно то, что нужно. И ресурсы у него безграничные. Преисподняя плодит демонов непрерывно, перерождая умерших и восполняя их убыль. И главное, он ему не соперник. Чего не скажешь о золотом… Вызвать срочно скрава будет не трудно. Применить заточение тоже. Но заточение – это своего рода тот же лабиринт, и есть шанс оттуда выйти. Что будет, когда золотой сумеет выбраться из ловушки?.. Хотя… – Курама мысленно усмехнулся. – На это у него уйдет, не одна тысяча лет. Остается решить вопрос, как переправить войска Ридаса в Преддверие».

– Ридас, – Курама сознательно избегал слова «брат».

– Да, брат, – отозвался старик. Он заметил, как Курама дернул бровью, и слегка улыбнулся уголками тонкогубого рта, глаза при этом оставались у старика серьезными.

– А как я переправлю в Преддверие столько демонов?

– Я открою тебе портал. Но он действует всего десять секунд, поэтому правильно распорядись войском…

– А почему ты сам не можешь отправить войска туда? – Курама все еще искал подвох в предложении Ридаса. Старик помрачнел.

– Если бы мог, то не пришел бы к тебе, брат. Отсюда их может отправить только князь тьмы. То есть ты, брат. И врать не буду. Я пытался пробиться в Преддверие через Преисподнюю, но золотой, будь он неладен, отбил все мои атаки.

Курама понял, что Ридас действительно пришел к нему, потому что нуждался в его помощи, и желание поторговаться вспыхнуло в нем с большой силой. Он постоял, умеряя силой воли свои желания, Ридас может обойтись без него. Он имеет свой надел и просто положил глаз на надел золотого скрава. Это в порядке вещей среди хранителей. В конце концов побеждает более сильный и умелый, более способный. А вот он без помощи Ридаса обойтись не может, и Курама решился.

– Хорошо, Ридас, я согласен заключить с тобой союз. Ты даешь мне войска и открываешь портал, я отправляю в Преддверие твоих демонов, приглашаю золотого скрава к себе и применяю свиток.

– Хорошо, брат! – Ридас довольно потер руки. – Я не ошибся в тебе. Сейчас я открою портал, и у замка выйдут твои новые войска.

Ридас сплел неизвестное Кураме заклятие, и рядом с замком на черной, выжженной земле открылся проход в Преисподнюю. Из черной дыры маршем в шеренгах по десять пошли демоны. Сначала владыки, большие красные верзилы. Они вышли и встали плотным строем перед стенами замка. Было их немного, полтора десятка. Но у Курамы такой демон остался один. Следом с хлыстами в руках вышли демонессы и встали справа от владык. Затем показались черные мантии магов хаоса. Их были сотни. Они встали за отрядом демонесс. Сразу после этого валом повалили простые демоны. Они шли неиссякаемым потоком. Заполняли и заполняли пространство перед замком. И волны голов с рогами скрыли черноту земли. Они подняли головы. Их взгляды встретились с взглядом Курамы, и тысячи глоток заревели восторженное приветствие:

– Славься, повелитель… Повинуемся!

Они встали на одно колено и с обожанием в красных горящих глазах смотрели на двух существ, стоящих на балконе дворца. Один был человеком, другой – громадным черным демоном с крыльями, на концах которых торчали острые клыки.

– Они кому кланяются? – не отрывая взгляда от орущего моря демонов, почти шепотом спросил Курама.

– Тебе, брат. Они на твоей земле, в твоем домене. Они признали твою власть и готовы служить тебе. Ты уж прости, но я пойду. Много сил потратил на этих демонов. – Сказав это, Ридас исчез.

Глаза Курамы вспыхнули торжеством.

– Саймон! – заревел он во всю глотку, вызывая демона-распорядителя.

Распорядитель ждал за балконной дверью и, трепеща, вышел на балкон.

– Саймон?.. Видишь эту армию? Теперь ты главнокомандующий этой армией. Назначь за себя еще одного бездельника и отправляйся к своей армии.

– Вижу, мой господин… – демон согнулся в глубоком поклоне.

– Вооружи, снаряди и завтра выступишь к границе. Там есть глубокий каньон в горах. Спрячешь войско там. Прикроешь его от астрала. Враг скоро захватит приграничные крепости и, обойдя каньон, короткой дорогой пойдет на столицу. Я с остатками гарнизона выйду ему навстречу. Ударишь в спину, по ставке Мефистоила. И только тогда, когда он бросит в бой все свои резервы. И запомни! – Голос Курамы превратился в шипение ядовитой змеи. – Он нужен мне живым.

– Слушаюсь, мой господин! – Демон в трепете страха и восторга, непрестанно кланяясь, покинул балкон.

Восход осветил волнующееся море, пришедших из Преисподней демонов.

Величие картины наполнило сердце Курамы ощущением безграничной силы. Он захотел немедленно, сейчас же встретиться с наглым выскочкой Мефистоилом. Разгромить его, растоптать и сожрать его душу. Но Курама помнил о цене поспешности и не забывал о договоре с Ридасом. Ему нужно срочно вытащить сюда скрава Алеша. Курама заставил себя успокоиться. В конце концов он ждал тысячу лет, подождет еще пару сотен. Для срочной связи с союзником они обменялись свитками. Свитки были дорогие и одноразовые. Но Курама не был жадным и не собирал материальные богатства. Он его использовал. Свиток связи мгновенно оказался в его руках. Курама порвал его и стал ждать. Внизу новая армия, послушная воле своего командира, отхлынула от замка и направилась прочь за стены столицы. Курама смотрел им в спины и ждал.

Прошло несколько ридок, прежде чем золотой скрав ответил.

– Слушаю тебя, Курама, – послышался глухой, хрипловатый знакомый голос.

– Золотой, нужно, чтобы ты срочно прибыл ко мне.

– Как срочно?

– Если честно, то еще вчера. На меня напали.

– Напали? – скрав надолго замолчал. Он, видимо, обдумывал слова Курамы, а тот не мешал ему думать. – Кто и сколько их?

– Пока один, но скоро их будет много. Падальщики быстро собираются, когда чувствуют добычу.

– Ты так слаб?

– Я остался без войск, и вот что я тебе скажу. Нужно переговорить, и быстро. После меня они придут за тобой в домен, который я оставил тебе.

– Хорошо, Курама, я понял тебя. Завтра буду…

– Почему не сегодня?

– Я не в Инферно.

– Хорошо, золотой, я тебя жду завтра к вечеру. Успеешь?

– Успею.

– До встречи. И еще, берегись Ридаса.

– Уже знаю. Он и у тебя побывал?

– Да.

– До встречи, Курама.

Сеанс связи прервался, и Курама довольно потер руки. Золотой не должен видеть его возросшие силы. Легион четверорукого он придержит и соединит с гарнизоном. Завтра утром отправит на запад всю новую армию. Но сначала экипирует солдат тем, что осталось от казненных воинов.

Алеш Прокс, получив вызов от Курамы, был несколько удивлен и обескуражен неожиданностью вызова. Курама не производил впечатления хранителя, который будет просить о помощи. Но именно это прозвучало подтекстом за словами о встрече. Причем встрече скорой. Поразмыслив, он пришел к выводу, что в Инферно начались подвижки. Князья тьмы, собирающие армии, решились прощупать силы более слабых соперников. И таким, по всей видимости, оказался жадный проглот Курама, что, как свидетельствуют очевидцы, поглощает души демонов ради укрепления своей силы. Алеш понимал, что тому нужно вернуть свою божественную силу и плоть, и Курама к этому стремился всеми силами.

«Какой-никакой, а он единственный союзник, – подумал Алеш. – Надо наведаться к нему и узнать, что творится в Инферно, и он прав, за ним последует падение Рована. Тогда новый князь будет сотрудничать с иномирцами, и разгромить их будет гораздо сложнее».

Прокс находился в Брисвиле, где снял большой дом и поселил в нем дриаду и девочку – снежную эльфарку. В охране дома были два скрава. Ни один князь тьмы не мог позволить себе такой охраны. Слишком дорого. Но Прокс расплачивался дарами Преддверия, которые для него как для хранителя практически ничего не стоили.

Рядом с дриадой – волшебницей Вечного леса и девочкой он чувствовал себя уютно и в безопасности. Ему хотелось навсегда поселиться вместе с ними, никогда не расставаться, но как хранитель он доложен был заботиться о Преддверии. Иначе первородный хаос вырвется наружу и разрушит весь этот изначальный мир, откуда вышел Творец.

Алеш, сколько себя помнил, никогда не принадлежал себе. Сначала интернату для метаморфоз. Потом АДу. Теперь вот служению хранителя. И везде были одни и те же так не нравящиеся ему правила, когда все личное и все, что ему было дорого, нужно было отбросить. Он не мог долго находиться в Брисвиле, а ставшие ему родными девушка и девочка не могли жить в Преддверии. Там они подвергались мутации и могли быстро погибнуть. Но тот, кому он мало верил и кому вынужден был доверять самое дорогое, подсказал выход. Дух сумел создать костюм, защищающий выходцев с Сивиллы от жесткого излучения хаоса… Предстояло все это обдумать и принять правильное решение.

В Брисвиле Прокс пробыл недолго. Встреча с посланником Вейса вселила ему надежду, что он сможет освободиться от преследования АДа, а потом и от своего служения. Должность хранителя его тяготила.

Завтра утром он должен встретиться с Штифтаном на верхнем слое Инферно, предоставить тело красного демона и свою кровь. А после останется ждать известий о его кончине и допуск на спутник. Хотя со спутником не так все ясно и просто. На него зарится молодой авантюрист, Дух, и вроде даже хочет его украсть. Амбиции парня прямо королевские…

Ночь Алеш провел дома и утром, поцеловав дриаду и эльфарку, напоследок обняв их крепко, направился на вход.

– Алеш, – остановила его девочка, – будь осторожен, злой старик затаил на тебя зло, и не верь тому, к кому ты направляешься…

– А это кто? – Алеш остановился на пороге.

– Не знаю, Алеш, это в Инферно…

– Разберемся, – отмахнулся Прокс. Он вышел к воротам дома и остановился напротив стража. – Оревгей, я убываю на пару недель. По возвращении оплачу вам за следующие тридцать дней.

– Хорошо, Алеш, за девочек можешь не беспокоиться. Мы присмотрим.

Алеш кивнул и вышел за ворота.

Дом, снятый Проксом, находился в уютном тупичке и утопал в зеленых садах. Вдоль неширокой улицы росли аккуратно подстриженные кусты и небольшие клумбы цветов. Место было тихое, спокойное, и всякие криминальные личности здесь не появлялись.

Район находился на окраине Брисвиля, но недалеко от портальной площадки.

Брисвиль. Нейтральный мир, как здесь говорят. Странный кусочек вселенной, ограниченный городом и пригородами с фермами. Непонятный, относительно безопасный, живущий по своим законам, этот мир притягивал Алеша. Ему не нужны были просторы планет и галактик. Он хотел жить и жить счастливо. Для счастья не нужно пространство. Для счастья нужно, чтобы любил ты и любили тебя. Понимая, что сейчас это несбыточные мечты, Алеш вздохнул, отбросил навязчивые мысли и свернул на широкую прямую улицу. Здесь, поднимая пыль, сновали коляски богатых жителей Брисвиля, тянулись вереницы подвод купцов. Прибывшие и убывающие разумные с обитаемых планет сектора быстро шли навстречу друг другу. Мимо него с деловым видом пробежала стайка адских псов. Бегущий впереди пес кинул взгляд на Прокса, узнал его и лениво вильнул хвостом. У высокого забора портальной площадки сидели попрошайки. Тут же, прислонившись к стене, стояли воришки, оценивая внешне безразличным, но профессиональным взглядом прибывших.

Все это Прокс подмечал автоматически, по привычке вычленяя из суеты на улице важное. Опасности не было, никто за ним не следил, и никому не было до него дела.

 

Он спокойно прошел ворота и встал за караваном толстого демона, в очередь убывающих на Инферно.

Портальная площадь обладала интересным свойством, когда-то подмеченным Алешом. Не меняя внешних размеров, она могла вместить в себя очень большое количество разумных, животных и подвод. Внутри она была значительно больше, чем ее внешние размеры. И еще один интересный момент. Прибывая в Брисвиль, нужно было заплатить выездную пошлину. Убывающий ничего не платил. Вот такой вот странный город-мир.

Он уже взошел на площадку для убытия, как на рядом стоящей площадке для прибывающих появился Дух. Прокс хотел позвать его.

Когда они виделись в последний раз, расстались недовольные друг другом. Курама неожиданно повел себя странно и отказал в помощи Духу. Проксу хотелось загладить возникшее недопонимание, но тут сработал портал, и его перенесло на верхний слой Инферно.

Красная планета встретила Прокса сильным ветром и летящим по воздуху песком. Видимо, приближалась буря, и Алеш, испытав небольшое беспокойство, стал оглядываться. Где-то недалеко должен быть Штифтан. Задерживаться на верхнем слое в момент бури Прокс не горел желанием.

Быстро обойдя по кругу вершину холма, он не обнаружил Штифтана. Лишь вдалеке вдоль реки двигался караван купца. Правее тонкой цепочкой шли охотники на мутантов, собиратели магических ингредиентов. Узнать их можно было по большим заплечным мешкам за спиной.

Прокс подождал еще полчаса. Ветер заметно усилился и стал резким, порывистым. Внизу, за рекой, над стеклянной пустыней повисло темное марево. Все это говорило Проксу, что буря близка. Выждав еще пятнадцать минут и закрывая лицо рукавом куртки, раздраженный Прокс создал с помощью камня скрава портал на нижний слой Инферно и шагнул в темный зев открывшегося дрожащего по краям окна. Буря как-то действовала и на портал.

Портал схлопнулся, прихватив с собой подхваченный порывом ветра красный песок…

Прокс вышел в заброшенном городе, ставшем столицей для сенгуров и местных демонов. Отряхнул с одежды песок и огляделся. Город преображался.

Со всего домена сюда устремились демоны, обретая защиту и безопасность. Принимали всех. И все усердно трудились. Одни очищали сады и возделывали заброшенные поля, другие день и ночь отстраивали город.

Скоро демоны узнали, что под землей живут страшные крысоподобные существа, и в подземелья не совались. Оттуда не возвращался никто. Правитель домена четверорукий князь гигант Рован не мешал крысанам отлавливать старых демонов в пищу. В конце концов в городе установилось равновесие. Подземелья принадлежали крысанам, а верх города – демонам. Если неосторожный крысан появлялся наверху, он становился пищей для демонов. Если демон был неосторожен, то становился пищей для крысанов. И в том, и в другом случае обычно погибали старики и неудачники.

Рован встретил Прокса встревоженным. Он провел его к себе во дворец. Предложил еду, но Прокс, поблагодарив, отказался.

– Что тут у вас происходит? – спросил он Рована.

– Ситуация, Алеш, напряженная и малопонятная. Для войны время еще не пришло. Но этот черный крылатый демон, Курама, совсем сошел с ума. Он казнит своих подданных тысячами. Его палачи убивают всех без разбора и кричат: «Курама, прими эту жертву!» Слухи об этом разлетаются по всему Инферно. Проходящие мимо купцы рассказывают, что несколько князей тьмы сговорились убить этого дурака. Они не хотят возвращения Курамы. Как я понял, это был старший над всеми князь. А мы союзники этого пожирателя демонов. После него придут за нами…

– Это я понимаю, – остановил поток слов Прокс. – Ты наладил контакт с иномирцами?

– Я встречался с иномирцами, и у нас с ними договор. Я не мешаю им, они помогают мне. Но в последнее время иномирцы стали более настойчивыми и хотят за свою помощь, чтобы я им поставлял разумных с Сивиллы.

– Ты можешь их прижать, Рован, – ответил Прокс. – На торговлю разумными не соглашайся. Закончишь, как и твои предшественники, путешествием на перерождение.

Прокс смекнул, что синдикат пытается восстановить поставки разумных в открытый мир. Не затем он так много сделал, чтобы это прекратить и чтобы Рован начал это дело сначала.

– Я тебя понял, – согласился Рован. – Не наше это дело – воровать и торговать разумными, а прижать их я прижму. Что делать с войной, Алеш?

– Я сейчас направляюсь к Кураме, Рован. Переговорю с ним, выясню, что да как, а когда вернусь, сообщу тебе новости. Пока я не готов ответить. Если что, на мою помощь можешь рассчитывать.

– Спасибо, Алеш, она нам здорово пригодится. Как там Лерея?

– У нее отросли ноги, и она стала мне помощницей.

– Ух ты! Здорово. Я поначалу и не верил в такое, – обрадовался Рован. Затем, осознав, что проговорился, сильно смутился. – Прости, Алеш…

– Да ладно, я сам бы не поверил, если бы не видел такое. Ну давай бывай, я к Кураме…

Прокс вновь использовал камень скрава и перенесся в столицу Курамы.

На большого красного демона редкие прохожие, жители столицы, смотрели с опаской. Столица и так небольшая, с одноэтажными халупами опустела. Стояли закрытыми постоялые дворы и мастерские. Из этого Прокс сделал вывод, что купцы перестали посещать этот домен.

Да, Курама вел себя очень странно. Он явно торопился и уничтожал все, что попадалось ему в лапы. Будь то домен или демоны. Он как будто знал нечто такое, чего не знал Прокс. И что это, Алеш хотел выяснить. В чем логика странного поведения союзника.

Он прошел до подножия большого холма. По извилистой дороге поднялся к дворцу Курамы. Его ждали. Даже не называя себя, он был принят со всей помпезностью, достойной князя. Отряд воинов-гвардейцев сопроводил его в покои князя. А сам Курама встретил его не на троне, а у входа в зал приемов.

Улыбаясь пастью, полной острых зубов, посторонился и с легким поклоном, сделав движение лапами в сторону зала, предложил Проксу войти. Прокс улыбнулся, подумав про себя, что Курама еще тот позер, и прошел в зал. За спиной он услышал треск рвущейся бумаги. Острое чувство опасности кольнуло сердце. Он обернулся и увидел, как Курама, скривившись в ехидной ухмылке, рвал свиток.

– Я предупреждал тебя, золотой, остерегайся Ридаса, – произнес Курама, и в этот момент Алеша подхватил вихрь. Он закружил его и выдернул в черное узкое окно, возникшее рядом с ним. Прокс исчез в портале, и дыра в полу закрылась. В воздухе стал витать запах тления.

– Ну вот одно дело сделано, – бросая куски свитка на пол, произнес Курама. – Мне даже тебя немного жалко, золотой. Но нельзя быть таким доверчивым. Это будет тебе уроком.

Настроение Курамы было приподнятым…

Брисвиль встречал и провожал всех одинаково. С холодным безразличием к обитателям города, равнодушный к их вечной суете и как бы отстраненный от их проблем. Разумные жили сами по себе, город – сам по себе. И это чувствовалось и витало в воздухе.

Штифтан не стал останавливаться на постоялом дворе. Этот город, в котором состоялась его встреча с агентом с позывным Демон, ему не нравился. Люди, гномы, демоны и полудемоны пугали его своей дикостью, силой, грубостью и пренебрежением к жизни. Ему хотелось убежать от холодного отчуждения обитателей Брисвиля и поскорее вернуться обратно в такой знакомый, привычный ему и родной мирок станции. Улицы, свет, заезды, пыль дорог, смешение рас и огромные просторы этого мира вселяли в него неуверенность. И хотя он знал, что его подстраховывают агенты АДа, Штифтан ужасно боялся этого мира.

После того как Алеш ушел, он встал, быстро окинул взором зал и, не обнаружив своих обидчиков, облегченно вздохнул, бросил серебряную монету на стол и направился прочь из трактира. Он спешил.

В ночь он убыл на верхний слой Инферно, чтобы там в одиночестве переждать до утра.

Место предстоящей операции он изучил по снимкам и описаниям и знал, как выглядит поверхность верхнего слоя, но все равно бескрайние просторы, открывшиеся ему с вершины холма, серебристая лента реки, сверкающие блестки в свете луны на поверхности пустыни его заворожили. Он стоял поглощенный созерцанием и не замечал ничего вокруг себя. А оглядываться нужно было. Штифтан был обычным кабинетным работником. Имел отличные знания в области оперативной работы, базу третьего уровня, но не имел наработанных навыков. Он, как и все новички, проявил неосмотрительную неосторожность и за это поплатился. На площадке появился небольшой отряд демонов, и среди них были те самые два демона, что приставали к нему в трактире при постоялом дворе.

– Вон он! – радостно указал на замершего Штифтана один из демонов. Идиот из идиотов, но прикид дорогой.

Предводитель отряда, широкоплечий коричневокожий демон с загнутыми назад рогами и козлиными ногами, молча кивнул и направился к стоящему к ним спиной хуману.

Только сейчас Штифтан услышал скрип сухой земли под ногами за спиной и оглянулся. Лицо его, выражающее благоговение перед необъятным миром, открывшимся ему, стало бледнеть, и на нем отчетливо отразился страх.

1Замятня – мужское имя, запрещенное Петром Первым. Беспорядок, смута, хаос.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»