Читать книгу: «Даяна I. Ярость небес. Том 10. Часть 1»

Шрифт:

Пролог

– Эй, что ты там об меня вытер?!

– Свою веру. В людей.

(из аниме « Атака титанов/ Вторжение титанов»).


Джунгли Масархуда. Форт Газим.

Поверхность рва с затхлой водой внезапно пошла мелкой рябью.

Можно было бы решить, что причиной тому были местные обитатели – водоплавающие монстры, которым на то, чтобы обглодать неосторожного глупца, сдуру решившего сунуться в этот самый ров, потребуется не более двух ударов сердца, но только местные чудовища здесь были ни при чём.

Через несколько секунд волнистое зеркало воды снова исказилось, подняв небольшую волну, а земля под форпостом ощутимо вздрогнула, заставив ночных жителей непроходимых джунглей испуганно замолчать.

Подобного в этом краю не видели более двух веков. Ровно с того момента, когда один из давно потухших вулканов вдруг решил, что ему достаточно сна.

В то страшное время, изрыгающим магму с пеплом Серпом Танатоса, так позже прозвали этот вулкан, было уничтожено около полусотни поселений, тысячи гектаров джунглей, а на долгие полвека жизнь здесь полностью замерла. Точнее, замерла Смерть. Те, кого здесь застал природный катаклизм – погибли моментально, а те, кому повезло спастись лишь фактом достаточного отдаления от эпицентра, предпочли никогда более не соваться в эти места.

Слишком много разумных здесь осталось навеки. А тревожить покой мертвецов – себе дороже. В джунглях к усопшим своё, особенное, отношение.

Массивные каменные блоки, из которых были сложены стены Газима, натужно застонали. Ужасный скрежет услышал не только весь форпост, но и вся округа. Предчувствуя неладное, зверьё, которое выходило на промысел, когда на джунгли опускалась тьма, предпочли сейчас оказаться подальше, нутром чуя, что здесь не стоит задерживаться. Себе дороже.

Любой в Масархуде, будь то разумный или бессловесное животное, твёрдо знал, какую цену все здесь платят за любопытство. Жизнь ценилась наравне с лёгкой смертью, коей удостаивались далеко не все. Так что бездумно менять жизнь на мимолётное удовлетворение собственного интереса, желающих почти никогда не было.

Находились конечно и те, которые думали по-другому, но это, скорее, исключение. Недолго живущее исключение.

Для того, чтобы на стенах зажглись дополнительные факелы, рваными кусками высветившие пространство перед фортом, хватило нескольких минут, хотя любой скажет, что это было довольно глупо. Когда начинает стонать земля, нужно быть, как можно дальше от этого места, если не свезло здесь оказаться, а не тратить время на то, чтобы удовлетворить своё любопытство.

Любопытство – это смерть!

Так всегда говорили аборигены, для которых джунгли были колыбелью, и так теперь говорят те, кто намеренно поселился в этих суровых краях. Истина всегда одна, и неважно, из чьих уст она звучит.

Но, видимо, старожилы или сильно верили в несокрушимость стен Газима, либо за столько лет научились определять, что именно происходит, поэтому паники в крепости не случилось. Лишь твёрдые отрывистые команды старшего караула звучали под ночным небом Масархуда. Вот только часовым, привыкшим за столько лет, что опасность приходит из джунглей, нужно было вовремя понять, что в этот раз джунгли ни при чём.

Смертельная опасность была внутри.

Более того, предки их предков сами выстроили Газим вокруг неё, когда один из живущих здесь и откликавшийся на имя Хорд сотворил Колосса и нарёк его вечным стражем форта, когда-то прознав, что в этом месте будет ставится крепость.

В этих краях все слышали о Мастере Хорде, отзываясь о нём с большим уважением, как к творцу, который смог создать гениальную скульптуру на окраине Масархуда. Вот только если попытаться дальше задавать вопросы местным, выяснится одна прелюбопытнейшая особенность. Все знали Мастера, но никто не знал, куда он потом пропал. Когда пропал? Сколько времени жил в этих местах?

Ответов на эти вопросы у местных не было.

И здесь можно было бы списать всё на то, что Хорд просто пропал, но позже обязательно выяснится другая штука, которая сразу поставит под сомнение само существование Мастера, поскольку никто из местных не мог даже ответить на вопрос: «какой расе он принадлежал?». Всё потому, что никто об этом никогда не думал, что само по себе являлось очередной странностью.

Имя Мастера вспомнили только сейчас, когда голем, который был поставлен Хордом вечным стражем Газима, вдруг шевельнулся на постаменте, заставив одного из находившихся поблизости солдат от испуга взвизгнуть совсем уж по-бабьи. Треснувший камень под ступнями исполина нельзя списать на игру света или обман зрения.

«Колосс ожил!», – заполошный крик, после секундной паузы, тут же был подхвачен и разнесён по Газиму со скоростью лесного пожара ещё до того момента, как Колосс сделал ещё один шаг. Вот только времени, как следует удивиться, либо почесать языками, охая и делясь шокирующей новостью, народу, находившемуся в этот момент в форте, никто давать не собирался.

Каменный голем, внезапно до этого бывший чересчур неповоротливым, вдруг начал осыпаться каменной крошкой, которая, как налипшая на дворнягу грязь, целыми пластами отваливалась с тела «голема», обнажая совсем другое – поджарое, мускулистое, с лоснящейся короткой шерстью, по которой изредка пробегали искры.

Живое тело, а не тот каменный истукан, простоявший в форте столько лет.

Существо небрежно повело плечами, окончательно стряхивая с себя пыль веков, а потом издало угрожающий рёв, запрокинув клыкастую пасть к безлунному небу. Повторный крик, более яростный, прозвучал в абсолютной тишине, так как весь Газим сейчас просто-напросто парализовало от страха.

И только спустя некоторое время жители крепости начали запоздало понимать, что тот, кто был поставлен охранять форт, в момент пробуждения стал его погибелью.

Нет, существо не тронуло никого. Ни единого жителя форта не погибло в эту ночь от его ужасающих когтей. Колосс даже ни к кому не прикоснулся, одновременно с тем погубив Газим, как форпост.

Теперь уже плевать, кто виноват: смена, которая не поняла, что существо хочет, как можно скорее покинуть стены Газима, и не опустило мост, либо же само существо, оказавшееся настолько тупым, что пришло в неописуемое бешенство, когда поняло, что толстенное кольцо стены, опоясывающей форт, ограничивает его передвижение.

Крепостная стена была просто сметена за считанные мгновения. Колоссу было мало простой бреши, через которую он уже вполне проходил даже с широко расставленными длинными лапами. Продолжая яростно крушить многовековой камень, голем, будто вымещал на нём всю накопившуюся за столько веков злость.

Когда спина беснующегося Колосса, наконец, растворилась в темноте джунглей, жители и защитники Газима продолжали бездумно смотреть на полностью разрушенную крепостную стену, три оставшиеся целыми стороны из которой, уже не могли спасти положения.

В то, что форт под натиском тварей из джунглей сможет продержаться до утра, не смог бы поверить даже самый закоренелый оптимист. Это попросту невозможно.

Любопытство – это смерть!

Любопытство тех, кого ночами не приглашают к очагу, возводя подобные заграждения вокруг поселений – тоже смерть, тоже твоя, только более быстрая.

И сейчас форт Газим готовился умирать.

Глава 1

Только те, кто предпринимают абсурдные попытки, смогут достичь невозможного.

(Альберт Эйнштейн).


Флерал, Аиталская империя, Дон-Мор.

Только в тот момент, когда счёт идёт на секунды, понимаешь, насколько ценно время. Обострившиеся чувства вопили, что я катастрофически не успеваю, и каждая секунда, потраченная на то, чтобы выбраться с нижних ярусов Дон-Мора на поверхность, была словно очередной гвоздь в крышку гроба тех, кто сейчас вынужден сдерживать яростный натиск захватчиков.

Увиденного там перед этим, мне вполне было достаточно для понимания, что врагам нужен вовсе не Дон-Мор с Алтарём. Им больше нужны были Ведьмы, а точнее – мёртвые Ведьмы. Остальное – уже второстепенно. Только в тот момент у меня не было возможности чем-то помочь жителям, а сейчас я даже не хотел допускать мысли, что помогать уже некому.

Когда стремишься к какой-то цели, вряд ли будешь терять драгоценное время на побочные задачи, которые к этой самой цели тебя никак не приближают. Это вполне логично.

А уж если захватчики, вместо того, чтобы пробиваться к Алтарю, к сердцу Дон-Мора, выискивают по узким переулкам их жителей, чтобы гарантировано уничтожить, это свидетельствует совсем о другой причине нападения.

И виновницу этого нападения я прекрасно знал. Вряд ли Эмиссар самостоятельно принял подобное решение. Демоны, да даже самый тупой «моб» в «Даяне I» не мог не понимать, чем может обернуться подобная выходка.

Страшной войной она может обернуться. Уже обернулась.

Стремясь наверх, я лишь единожды взглянул на карту в интерфейсе. Убедившись, что мои спутники не отстают, я только ускорился, на ходу пытаясь создать вкладку нового отряда и включив в него всех.

«Внимание! Вы создали отряд "Всехпорвем"».

Забив в название первое, что пришло в голову, я смахнул вкладку, предварительно убрав звук информационных сообщений и загнав виджет в верхний угол обзора, чтобы не мешал.

«Игрок "ТвойFazer" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Олес" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Свэйн" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Капитан Омерика» вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Ньютон" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Воруван" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Утрамбовщик" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "Пандорра" вступил, -а в ваш отряд».

«Игрок "ДаЯХилю" вступил, -а в ваш отряд».

Первое, что я услышал, когда наконец вырвался из плена затхлых нижних ярусов, был звук дуговой сварки. Огромной такой электрической дуги, способной не только сварить два континента, но и прожечь в этом континенте изрядную дыру, в которую провалится и Дон-Мор, и половина Гуконского хребта впридачу.

Я только успел инстинктивно прикрыть глаза, когда яркая вспышка взрыва докатилась ко мне упругой волной.

– Блин, да когда же это закончится уже? – раздражённо просипел я, вспоминая, сколько раз я изображал в этой игре подбитый дельтаплан, причём во всех случаях не по своей воле. – Достало!

На этот раз в вертикальном положении я всё же смог удержаться, поскольку сзади, по счастливой случайности, находилась стена, в которую ваш покорный слуга влип, словно мешок с пыльными валенками, чтобы через несколько секунд сползти по ней и ошалело тряхнуть седой шевелюрой, наводя фокус.

Странно, что «хиты» не сняло. Судя по остаточному звону в ушах, у меня должно было слизать минимум треть. В этот раз обошлось.

Ближайшие ко мне здания устояли, лишь кое-где растеряв черепицу, но, в целом, этот странный взрыв не причинил Дон-Мору никакого вреда.

Моему Дон-Мору, на минуточку, который сейчас пытаются громить уроды из Фракции, объявившей нам войну по всем правилам!

– Это там, – указал в сторону выхода возникший рядом Ньютон. – Оттуда звук.

– Серьезно? – не удержавшись от сарказма, поморщился я, снова тряхнув головой, чтобы унять вернувшийся противный звон в ушах. – А я-то думал, что это в Гарконской Пустоши что-то уронили. Тьфу, – раздражённо сплюнул я каменную крошку, непонятно как попавшую в рот. – А оно вон оказывается как.

– Судя по всему, там схлестнулись серьёзные персонажи, – Ньютон то ли не понял иронии, то ли предпочёл сделать вид, что не заметил моего саркастического тона. – Обычно, так взаимодействуют разнополярные умения. Ну там, Огонь и Вода, Воздух и Земля, Огонь и Лёд.

– Кровь и сопли ещё, – проворчал Утрамбовщик, отодвинув ракшаса в сторону. – Завязывай умничать, – неприязненно покосился он на замершую за левым плечом ракшаса Фатиму. – Лучше подругу свою отправь на разведку, лишним не будет. Ты сможешь что-то по-быстрому изобразить из своих рисовалок? Ну там, может заготовки какие?

– Это начертание! – растерялся Ньютон. – Мне нужно минимум полчаса, для материализации простейшей печати. И то, я не смогу на ходу рассчитать вектор направленности действия.

– Ну вот тогда пусть она и отдувается, раз ты не можешь, – упрямо буркнул Утрамбовщик, прекрасно зная, сколько на самом деле времени нужно для начертания печати. – Ну, чего зыркаешь? – покосился он на Фатиму. – Смотри, окосеешь так скоро!

Гном, несмотря на то, что уже все давно понимали полезность Фатимы, как в клане, так и для самого Ньютона, старался до сих пор зацепить её при каждом удобном случае, иногда не замечая, что перегибает. Ну вот не нравилась она ему, и хоть ты провались. Гном знал, что неприязнь была обоюдной.

Вот и сейчас, одарив Утрамбовщика презрительным взглядом, Фатима снова промолчала, гордо вскинув подбородок, а в мою голову закралась мысль, что «пет» Ньютона понимает многие вещи намного лучше, чем это демонстрирует остальным.

Учитывая, что она, по сути, «моб», знающая совсем другую сторону «Даяны I», а не ту, в которой «варились» игроки, то на месте гнома я был бы весьма сдержан в выражениях. Вовсе не удивлюсь, когда в один прекрасный момент «страшица» умудриться отплатить Утрамбовщику той же монетой, вот только гораздо изобретательнее, в сравнении с его неуклюжими, иногда детскими подначками.

А вот если к этому всему присовокупить её непонятное обожание Ньютона, выходящее далеко за рамки отношений «хозяин-питомец», то месть девочки-нежити будет для гнома неприятным сюрпризом. Фатима весьма плохо относилась к тем, кто пытался задеть её Ньютона.

Это было заметно по её ревнивому взгляду. Будто у неё в голове сейчас ведётся видеофиксация, а только потом будет раздача бонусов по итогам съёмок. Не знаю почему, но мне было бы весьма интересно посмотреть на вручение «пальмовой ветви в рамках фестиваля» одному борзому гному-неформалу.

– Да какая разведка, в самом деле? И так всё понятно! – фыркнул я, пресекая намечающуюся перепалку. – Действуем по ситуации. Я – к Лиэль, Фазер со мной на подстраховку. Остальные режут Наказующих, по ходу дела, привлекая к этому оставшихся Ведьм. Всё понятно? Тогда погнали!

Для того, чтобы выбраться к главному входу, нам потребовалось совсем немного. Вот только увиденная картина мне не понравилась, от слова совсем. Первое, что бросилось в глаза – уродливые наросты каменных сталагмитов, практически полностью перекрыв единственный вход в Дон-Мор. Сейчас они позволяли держать оборону малыми силами, задерживая продолжающих напирать Наказующих. Вот только единственными малыми силами были только мы.

А вот то, что я увидел вторым, заставило меня заскрежетать зубами, поскольку в схватке Эмиссар – Лиэль, Карая, лидирующую позицию сейчас удерживал именно Эмиссар, который с момента нашей последней встречи подвергся серьёзным метаморфозам.

Чёрные доспехи, полностью растерявшие намёк на предыдущие отливающий золотом, окутанные таким же чёрным пламенем, подрагивающие языки которого сейчас плавили вековой камень, словно пластилин, и немыслимая скорость Эмиссара, с лёгкостью уходившего от атак противниц. Слишком легко и стремительно.

Если бы в схватке против этого монстра участвовала только одна из Ведьм, исход был бы понятен заранее – они и вдвоём-то мало что могут противопоставить Борзуну. А уж поодиночке – гарантированный слив.

– Работаем! – прорычал я, активируя одно из своих любимых умений.

«Завеса боли».

Послушная моей воле Мгла тут же окутала отряд, скрыв нас от чужих глаз. Стороннему наблюдателю лишь приблизительно можно было гадать, где сейчас находится каждый из участников нашего маленького формирования.

«Завеса боли» мне нравилась тем, что будучи «заюзанной» в составе отряда, она автоматически начинала работать на сокрытие каждого из его участников. При этом, дистанция могла быть какой угодно. Радиус в пятьдесят метров – более, чем достаточно, чтобы упрятать в клубах тумана довольно крупный отряд в несколько десятков, не говоря уже о нашем. При этом, если кто-то из нас попробует выйти из зоны Мглы, система тотчас предупредит его уведомлением.

Внезапно появившийся туман, там где его не могло быть априори, привлёк внимание Наказующих, которые тут же переключились на нового противника, посчитав нас угрозой большей, нежели жителей Дон-Мора.

Свист стрелы, щедро напитанной Мглой, и вот уже один из монахов заваливается с оперением в глазнице, рассыпаясь светящимися искрами. Димон настолько уже поднаторел во владении луком, что я даже не успел заметить, когда он появился у него в руках. Хоть кто-то качает физические навыки и меткость, в отличии от меня, который только «уберплюшки» собирает.

Активированная «Акупунктура» раскрасила ближайшую тройку Наказующих в красную точку, а я, материализовав «Близнецов», скользнул в их сторону.

Короткий шаг я совместил с выверенным уколом в район солнечного сплетения одного из монахов. Тот только успел вскрикнуть, прежде, чем я взорвался серией точных ударов, уже забыв о свежеиспечённом покойнике.

Глаз, печень, горло, снова глаз, короткий шаг влево, и вот уже ряды Наказующих потеряли ещё двух бойцов, которые, кажется, даже не поняли, как именно умерли.

Я сейчас был настолько зол на Миардель, подложившую мне такую свинью, что осознанно вымещал свою злобу на её прислужниках, ничуть при этом не мучаясь угрызениями совести. Когда «крис», не встретив сопротивления, прошёл сквозь горло очередного монаха, возомнившего себя воином, путь к сцепившимся в схватке Ведьмами и Эмиссаром неожиданно оказался открыт.

Впереди был только полукруг из частично разрушенных «Каменных шипов», среди которых мелькала расплывчатая фигура Борзуна, которая, как мне кажется, стала двигаться ещё быстрее.

«Это что такого он сожрал, что его так носит? – задумался я, лихорадочно пытаясь понять, что только что привлекло моё внимание. – Да ладно! – выдохнул я, заметив, что заклятье, пущенное Караей-Османдиной, впиталось в фигуру Эмиссара, лишь на миг его замедлив. При этом я не заметил, что оно нанесло какой-то вред.

– Дима, – не оборачиваясь прошептал я. – А влепи-ка ты по этому спринтеру обычной стрелой.

– Может умением? – удивился он. – Толку от обычной? Этот бройлер на стероидах её даже не заметит.

– Нет, именно обычной, – повторил я. – Сам смотри! Вот!

Нам действительно не показалось.

Ещё одно заклинание, только уже огненное, при попадании в Эмиссара просто бесследно впиталось в его доспехи, заставив на миг вспыхнуть их ярче.

– Этот урод жрёт «фаерболлы», как твоё печенье, – охнул Димон. – Они же его сейчас просто кормят халявной «маной». Белый, ты видел?

– Насколько точно ты можешь положить стрелу? – не став отвечать на очевидный вопрос, я уже пытался просчитать свои дальнейшие действия. – В шею или в забрало ему сможешь влепить?

– Я тебе что, лучший снайпер Шервуда? – проворчал Димон, медленно натягивая лук. – Может ему ещё и волосы на ушах сбрить незаметно? Как смогу, так и попаду! А чтобы в щель попасть, нужно как минимум, чтобы он башку свою сюда повернул и хотя бы на секунду остановился. Они у меня не самонаводящиеся, – съязвил он, отпуская тетиву.

Понятно, что мой, приятель больше выделывался, поскольку я прекрасно знал, как он стреляет в «реале». А уж здесь, где физические навыки очень хорошо дополняются игровыми, сам Боженька, и плевать какой из них, велел класть стрелы так, чтобы у мух крылья в воздухе отлетали.

Грозно пропев, стрела с красным оперением попала в узкую щель под шлемом, заставив Эмиссара на миг сбиться с шага.

– Красавчик, – кивнул я одобрительно. – Теперь твоя задача, по моему знаку, сделать так ещё раз, понял? Меня только не зацепи! Если получится – бей этому козлу в глаз, – с этими словами я устремился к Борзуну, специально не слушая мат Димона, который был явно недоволен поставленной задачей.

– Знак какой? – заорал он мне в спину, но я только отмахнулся.

Сам разберётся. Не маленький.

«Прокол Мглы».

Шаг сквозь родную стихию окончился за спиной Эмиссара. Именно там я и вынырнул, готовясь всадить «крис» в его подмышечную впадину, где имелась уязвимая точка.

Вот только в этот раз мой удар оказался заблокированным, причём я даже не понял как именно Борзуну это удалось – ведь он стоял спиной. Просто в один момент на меня внезапно навалилась жуткая апатия, перед глазами замелькали красные «логи», а рука с одним из «Близнецов» оказалась сжата чёрной латной перчаткой. Видимо, какое-то пассивное умение. Неприятно, однако.

– Мне есть, что тебе сказать, Первожрец! – глухо пророкотал Борзун изменившимся голосом, не пытаясь меня атаковать. – И ты меня сейчас выслушаешь!

К этому я точно был не готов.

– Хорошо, – только и смог произнести я, справившись с удивлением. – Хочешь поговорить – давай поговорим, – кивнул я, непроизвольно бросив взгляд на Димона.

«Нет! – захотелось заорать мне, сообразившему, что именно сейчас произойдёт. – Не вздумай, идиот!!!».

Когда в глазной прорези шлема повернувшегося ко мне Эмиссара вдруг затрепетало знакомое красное оперение, я с ужасом понял, что мирные переговоры только что благополучно накрылись первичными половыми признаками той самой троллихи-подавальщицы, которую я сегодня лицезрел в таверне.

«Этот точно не сдохнет от "ваншота", – мрачно констатировал я, заметив разгорающееся пламя под шлемом Борзуна. Явно оно не было показателем его отличного настроения. – Красавчик, чо!», – успел я подумать, перед тем, как моя кисть, всё ещё зажатая в руке Эмиссара сухо треснула, сминаемая словно гидравлическим прессом.

«Получен урон…».

Над тем, кто именно красавчик: Димон, Эмиссар или всё-таки я, думать времени уже не оставалось.

Возрастное ограничение:
12+
Дата выхода на Литрес:
01 февраля 2024
Дата написания:
2024
Объем:
290 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают