Тьма. По Цельсию близко к нулю. Политический триллер

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 5

Я был в дороге. Уже пять дней. Заказов набралось много. Курсировал между Тихорецком, Краснодаром, Новороссийском, Сочи, Темрюком и Усть-Лабинском. Домой не заезжал, чтобы не терять время. Ночевал в машине по три-четыре часа. Питался всухомятку в придорожных кафе: гамбургеры, чебуреки, пирожки с мясом и прочее дерьмо, запивал это всё колой или чаем в пакетиках. Главная проблема, когда работаешь подобным образом на износ, сон. Постоянно хочется спать. Поэтому спасают сигареты – курить приходится часто. И энергетик, который пьёшь вместо воды. Нас называют романтики большой дороги. Я называю себя рабом большой дороги. Дорога – это полноценный живой организм, который не прощает усталости. Попасть в аварию, даже незначительную, – это самое страшное, что может случиться для любого водителя.

Оставалось отработать меньше суток. Я проехал Краснодар, через несколько километров должен был быть поворот на Динскую. Вначале мне показалось, что за мной едет тёмно-зелёная «Шкода». Без номеров. Куда я – туда и она. На перекрёстке свернул влево, глянул на «Шкоду» – она ушла вправо. Подумал, верно, всего лишь показалось.

Выгрузив один товар, меня загрузили куриным яйцом. Теперь я должен был ехать в Усть-Лабинск, там выгрузиться – и домой.

Документы оформили быстро (обычно загвоздка с ними), я снова возвратился на трассу, с которой свернул. Километров через пять опять в зеркале заднего вида появилась «Шкода». Я заметил, что в салоне сидели два человека. Складывалось впечатление, за мной следят. Как говорил Владимир Сорокин: «Увы, у всех нас всегда с собой наш маленький карманный апокалипсис».

Я специально остановился на обочине, чтобы отлить в кусты. Не то, чтобы приспичило, – хотел посмотреть, как поведёт себя тёмно-зелёная «Шкода».

Преследовавший автомобиль медленно проехал мимо и скрылся за поворотом.

Сев за руль, я не стал сразу трогаться с места. Покурил. Минут через пять поехал.

Скорость держал не выше восьмидесяти километров в час. Обычно я езжу быстрей.

Километра через три увидел снова своих «преследователей»: автомобиль стоял в тени деревьев, в лесополосе. Ни пассажира, ни водителя не было видно. Куда они подевались?

Прибавил скорость до ста. Но в скором времени меня опять преследовал назойливый автомобиль тёмно-зелёного цвета.

Притормозив, стал наблюдать, обгонят ли они меня?

Нет, не обгоняют.

Достал из бардачка травматический пистолет, который всегда вожу с собой, есть разрешение. Глянув в зеркало заднего вида, плавно нажал на педаль тормоза, чтобы не побить яйца в кузове, выпрыгнул из кабины, сделал жест рукой, чтобы водитель «Шкоды» остановился. Но тот надавил на газ и быстро скрылся за пригорком.

– Чёрт! – выругался я, держа оружие в правой руке. – Я напугал их! Как бы меня не сдали ментам…

Такая ситуация, мягко говоря, не очень-то нравилась. Я с ней сталкивался впервые. Решили деньги отобрать? Налички с собой у меня было мало. Расчёт за проделанную работу приходил на карту в течение двух недель. Так что брать было нечего. Да и не девяностые годы теперь.

Подумал, можно повернуть назад, поехать другой дорогой, но это лишний расход топлива и потеря времени. Нет. Маршрут менять не стану.

Травмат я спрятал в кузове, в одном из полупустых ящиков с ветошью и инструментом. На всякий случай, если остановит ДПС.

К своему удивлению, дальше по маршруту следования никакой другой «Шкоды» я не встретил.

Сославшись на усталость, я постарался выкинуть из головы это происшествие. Усталость – она может сыграть с любым из нас злую шутку.

Или шизофрения? Проблема психических заболеваний – в невозможности самодиагностики. Сумасшедший никогда не скажет, что он сумасшедший. Нет, просто усталость.

Товар разгрузили. Теперь я возвращался домой, в Тихорецк.

Темнело. Дневная жара лета ушла, и темноту наполнила влажная прохлада.

Решил, что можно срезать путь, чтобы сократить время, и проехать через станицу Архангельскую – второстепенная дорога почти не загружена летом. Это означало, я сокращаю семь километров. Хотя, к сожалению, никакого освещения и не очень хорошее асфальтовое покрытие: выбоины, ямы, ухабы… Однако такая дорога прогоняет сон. То, что надо. Тем более я шёл порожняком, и ямы не могли навредить грузу.

Вика так и не позвонила. Я предполагал, что звонка не будет. Стоящие книги, фильмы и женщины не раскрываются полностью с первого раза. Для меня. Наверно, если делать сравнение, современная женщина – машинка для нытья. Как говорил Чак Паланик: «Каждая женщина – это само по себе проблема». Да, женщины очень красивы и привлекательны, но, как только начинают выпрашивать деньги или подарок, – тут же становятся похожими на шредер, офисное устройство для измельчения бумаги. Со мной всегда происходило именно так. Я не жмот, нет. Но такое отношение прекрасной половины человечества к мужчине заставляет нас, мужиков, не быть, так сказать, лохами – и мы превращаемся в ёбырей: сделал дело, услышал слово «дай» – сваливаем прочь. Тем более – а мне это хорошо известно – настроение и способность к совокуплению многих женщин лёгкого поведения часто зависит от подкормки.

Но я, по-видимому, перегнул палку, относя Вику к категории женщин падших, ищущих выгоду при всяком удобном случае.

Включил радио. Играла попса. Не мой стиль, но хоть какое-то веселье.

Жить одному, конечно, легче. Пока ты здоров. Но не дай бог, если силы тебя покинут, одиночество превратится в пытку. Поэтому приходится искать, пробовать, ошибаться и, если надо, уходить прочь. Навсегда.

Уже совсем стемнело. На юге России буквально за несколько минут голубое небо делается тёмно-синим, потом чёрным, и наступает ночь. Звёзды светили, перемигиваясь между собой, полная Луна – анус Вселенной! – плыла следом. До Тихорецка оставалось километров тридцать.

Вдруг прямо посреди пустынной дороги появился силуэт – дальний свет фар выхватил чью-то фигуру на разделительной полосе. Показалось, человек идёт навстречу. Я решил, что это пьяный местный житель возвращается домой, нажрался самогону – и всё до одного места! Сбросил скорость. Медленно подъехал ближе, лучше осветил фарами пешехода и увидел – стоит молодая девушка.

Откуда взялась эта девчонка?

Одета она была в голубые джинсы и белую футболку. Но босиком. Может, ноги натёрла, мозоли? Потому и сняла кроссовки или туфли.

А где же обувь?

До населённого пункта, который я проехал, надо было идти километров пять или шесть. Девушка, видимо, шла туда. Но она как-то странно себя вела. Я решил, что, может быть, случилась какая-то беда, нужна помощь. И вышел из машины, включив аварийные огни.

Спросил:

– С тобой всё в порядке?

Тишина.

Девушка стояла на месте, а взгляд её был направлен куда-то выше моей головы. Я оглянулся, посмотрел наверх, но ничего не увидел подозрительного, только звёзды, только Луна. И стал приближаться к незнакомке. Когда между нами оставалось метра три, я заметил перед ней на асфальте жёлтую полосу, которую она как будто не могла перейти, её останавливала какая-то неведомая сила. Глаза щипало от усталости и недостатка сна. Кровь кипела. Слух и зрение обострились. Нервы были наэлектризованы до сверхчувствительности. Где-то в темноте какая-то тварь испустила пронзительный вопль ужаса, вскоре за которым последовали другие, а потом раздался последний вскрик, более громкий и продолжительный, чем все предыдущие. От этого боль врезалась в живот, как лезвие ножа, когда страх схватил за кишки и скрутил их. Все тело сжалось, как в судороге, мускулы окаменели. Я остановился и стоял парализованный, не мог сдвинуться с места.

– Ты кто? Что с тобой? – спросил я.

Ответа не последовало.

Я снова пошёл вперёд, медленно, а после опять остановился. Если говорить, что мне стало жутко – ничего не сказать. Тот, кому не страшно жить в наше время просто страдает недостатком воображения. Страх холодком пробежал по спине, тёплая южная ночь показалась вдруг холодной, а по вискам заструился холодный пот. Ноги стали ватными. Захотелось упасть на асфальт, притвориться мёртвым.

– Говорить можешь?

Нет ответа.

– Ау! Ты меня слышишь?

Девушка сделала несколько шагов в мою сторону, упёрлась в жёлтую полосу, как будто невидимая стена для неё стала преградой.

Неожиданно послышался шум, и мимо проехала фура в том же направлении, в котором ехал я сам. Водитель посигналил, объезжая «Газель». От неожиданности я подпрыгнул, как перепуганная кошка, и отскочил в сторону, чтобы не оказаться под колёсами большегруза. Упал в траву.

Когда посмотрел туда, где стояла девушка, – её уже не было. Полоса жёлтая осталась, а девушка растворилась в пространстве. Будто её не существовало вовсе. Или скрылась в кустах на противоположной обочине?

– Лунатичка! – крикнул я, поднимаясь. А сам тут же подумал – может, её сбила фура, и тело отлетело на обочину?

Обшарив кусты вокруг, я не нашёл ни мёртвого, ни живого – никакого тела.

Послышался шорох, но какой-то тихий и далёкий.

Что это было?

Меня снова охватил страх, но я заставил себя не паниковать, а выяснить причину.

Пошёл туда, откуда исходили звуки. Фонарика с собой не было, телефон остался в кабине, и я освещал себе путь зажигалкой.

Какая-то тварь вылетела из темноты и зацепила крылом мою щёку, оцарапала. Это стало триггерной точкой. Я бегом бросился в кабину «Газели», закрыл дверь, надавил на газ и постарался поскорей покинуть проклятое место. Тот, кто боится темноты, – боится того, что у него в голове.

Я не верил, что мой разум свихнулся. Но, казалось, так и есть!

Пока ехал домой, всё думал, что-то плохое в дороге может случиться ещё. Но всё обошлось, доехал благополучно, без «приключений».

Машину оставил на стоянке возле дома. Решил, лучше о происшествии никому не говорить. Это переутомление.

«Шкода», слежка, девушка на дороге… Шизофрения!

 

Бар напротив ещё работал. До закрытия оставалось минут тридцать. Я зашёл и заказал у бармена сто грамм водки. Внутри никого не было.

– Скоро закрываемся, – сказал бармен сонно.

– Я быстро.

Не закусывая и не запивая, выпил водку. Стало легче. Заказал ещё пятьдесят грамм.

– Привидение когда-нибудь встречал? – спросил у бармена.

Он подозрительно так на меня посмотрел, сказал:

– Да…

Я понял, что он шутит, ни в какие приведения не верит, у него заканчивается рабочая смена. И попросил разрешение выкурить одну сигарету в помещении.

Он дал добро.

– Странные мы существа, – сказал я, – если чего-то не понимаем, например, в мистике или магии, нас это бесит, хочется сразу навесить ярлык – чертовщина, опасно, сумасшествие.

Мне не ответили.

Я заказал ещё одну по пятьдесят. Выпил одним махом и пошёл домой.

Казалось, я пыль на ветру. Силы отсутствовали. Но я сумел заставить себя залезть под душ.

После лёг в постель и крепко уснул.

Глава 6

Утро началось в двенадцать часов дня. Я проспал до полудня.

Вылез из постели, взял пачку сигарет в руки, закурил. На пачке была изображена «мучительная смерть». Всякий раз, когда читаю о вреде курения, вспоминаю, что это тот же самый Минздрав, который разрешил пальмовое масло.

Вредные привычки – человеческое порождение. Мне кажется, чем лучше узнаёшь человеческую природу, тем больше испытываешь отвращение к людям. Не ко всем, конечно. К определённой категории. Какой именно? Об этом я не стал думать. Затянулся дымом и затушил ещё целую сигарету в пепельнице. Не с той ноги, видимо, встал. И пошёл в ванную чистить зубы.

В зеркале я увидел каменно-трупное выражение своего лица. Одна ночь крепкого сна не спасает от переутомления. Видеть я себя не хотел и, пока чистил зубы, старался не смотреть на своё отражение.

Вернулся на кухню к затушенной сигарете в пепельнице. Раскурил её. События вчерашнего дня не укладывались в голове. Теперь я соображал лучше. Тёмно-зелёная «Шкода» была реальной, красивая девушка на дороге – тоже. Первый случай – это совпадение. А девушка – она, без сомнения, страдала лунатизмом. Я вспомнил, как полная Луна плыла следом за мной. Никакой мистики, никакого криминала.

С этими мыслями я пошёл в гипермаркет за продуктами.

Летняя полуденная жара встретила меня на улице. «Предбанник Ада», подумал я.

Навстречу шли люди, измученные жарой, как и я сам.

 
…Предстали толпы влипших в кал зловонный,
Как будто взятый из отхожих ям.
 

А ещё они были измучены друг другом. Это бросалось в глаза. Моё плохое настроение не придавало оптимизма ни в чём. Даже природа была против меня: жара, влажность, увядающие листья деревьев, засохшая трава на газонах, растрескавшаяся почва, бродячие собаки с вывалившимися языками, бездомные лишайные кошки, бомжи на лавочке… Те, кто переезжает на Кубань с Севера, не понимают, что летом здесь пекло, а значит адское царство. Не хватает только котлов со смолой (гудроном) на огне. Зимой же ледяные северо-восточные ветра. Утверждения, что, мол, ваши ноль градусов в сравнении с нашими минус тридцать по Цельсию ничто, превращаются в слова: «Как же холодно у вас!». Да, у нас жарко и холодно. А ещё низкие зарплаты. Хорошо там, где нас нет – работает на всей территории России. Как и утверждение, что быть русским – почётно, это вызывает гордость (говорящие об этом имеют, конечно, в виду не только русских, а любую нацию, проживающую в России). Гордость должна относиться к чему-то, чего ты сам достиг, например, а не к тому, что вышло случайно. Никто из нас не гордится тем, что он освободил кишечник, сходил в туалет. Принадлежность к той или иной нации так же естественна, как видеть на небе Солнце днём, а звёзды ночью. Но именно у «обрусевших» своё представление об этом. И оно не самое лучшее. Может, я не прав, но по логике вещей – так и есть.

Виноваты не люди, кто так думает. Пропаганда. Но у этих зомбированных личностей уши забиты ватой – они ничего не слышат. В голове у них тоже вата – они не могут самостоятельно мыслить. Их большинство. Пока. И вот этим людям говорят: «Хочешь мечтать – мечтай, но делай это как все!». Трудно представить, если вдуматься, о чем мечтает такой человек, потому что пустота и вакуум труднообъяснимая физическая среда в человеческом повседневном представлении. И хочется, чтобы в мир вернулась классическая чистота, при которой дерьмо называлось дерьмом, а ангел – ангелом.

Скупившись в «гипере», я вернулся на улицу, в ту же самую жару. Зазвонил телефон. Это была Вика. Честно признаюсь, я не ждал от неё звонка и был не готов с ней разговаривать. Но почему-то ответил на звонок. «Всегда кто-нибудь испортит тебе день, а то и всю жизнь».

Глава 7

Когда женщина чувствует, что в её жизни чего-то не хватает, она почему-то сразу решает, что ей не хватает мужчины. То есть для любви ей нужен мужчина. И если находится такой мужчина, и он полностью не удовлетворяет все её потребности, то идеальный мужчина обозначается в нескольких лицах: с одним интересно, с другим классный секс, с третьим материально спокойно. В таком тандеме – сначала с одним, потом с другим, – если женщина находится на первом месте, она получает не только выгоду, но и моральное удовлетворение.

Пока всё тайное не становится явным.

Это сейчас я многое знаю. А тогда молодой щенок познавал мир. Удивительно, но за год после всех событий я стал другим человеком, набрался опыта на всю оставшуюся жизнь, как мне кажется.

Вика назначила встречу в кинотеатре. На вечерний сеанс. Забирать её из дома не надо, попросила она. Встретимся возле билетной кассы.

Я не люблю кино. Но согласился. В тот раз как-то всё шло против моей воли.

Вика была одета просто: тёмно-бардовые джинсы, белая блузка, кроссовки. И никакой косметики, как мне показалось. Смуглые брюнетки – это яркие женщины, и я соглашусь, что нужно лишь слегка подчеркивать свою красоту, а не замазывать.

Мы посмотрели какую-то мелодраматическую отечественную дрянь. Вика была в восторге от фильма. Я не очень. Сказал, лучше уж ужастик, чем такая порнография – в фильме присутствовали две очень откровенные сцены, вот на них-то я и обратил внимание.

При кинотеатре было кафе. Мы зашли туда. Заказали по чашечке кофе. Вика стала расспрашивать про бывшую семью. Я рассказал честно, как у нас всё было плохо. Да, говорил я, не стесняясь в выражениях, у меня была жена-алкоголичка и б***дь, я верил, что надо быть с ней до конца, надо терпеть её до конца, даже тогда, когда у нас с ней уже ничего не было, из-за чего стоило оставаться рядом. И пояснил: я говорю не только про секс. Но однажды терпению приходит конец. И ещё заметил, что «неправильная женщина» может довести мужчину до чего угодно: убийства, пьянства, измены, б***дства, сумасшествия. Но мне повезло. А неправильный мужчина чаще всего доводит женщину до развода с ним. После чего у мужчины обязательно появляется неправильная женщина, и не одна. Всё, круг замкнулся.

– У тебя много женщин? И все они неправильные?

Её вопросы вызвали усмешку. Я не стал говорить, что порой пользуюсь проститутками. Но только из эскорта, и только с проверенными девочками – дорого, но сердито. Ничего не сказал и о Таньке, соседке, которую иногда приглашаю в гости. Да, она не нравится мне. Но хорошо трахается, та ещё наездница!

– Виктория, о каких женщинах может идти речь, когда в кабине своего рефрижератора я провожу времени больше, чем у себя дома?!! Сама подумай, это не реально. Устаёшь, как собака! Женщины на дороге, или проститутки? Человек в здравом уме вряд ли принесёт кусок грязи себе в дом. А машина – мой второй дом.

Ответ её удовлетворил. Было заметно.

Несколько минут мы сидели, молчали, Вика оглядывалась по сторонам. Показалось, она кого-то высматривает среди немногочисленных полуночных посетителей кафе. Я наблюдал за ней.

«Половину бед в этом мире приносят женщины».

После речь зашла о родителях.

– Не подумай, – пояснила Вика, – что из праздного любопытства интересуюсь. Каждый из нас воспитывался в разных условиях, разными людьми. И это очень важно для каждого из нас. Потому что воспитание, условия жизни влияют в будущем на личность, какой она станет для общества и для отдельно взятого человека. Мне важно в кого влюбиться. Хотя понимаю, выбор может оказаться непредсказуемым. Я обратила, Рома, на тебя внимание, потому что ты в моём вкусе. Но это всё внешняя сторона. А я должна знать больше. Думаю, тебе понятно моё желание. Я хочу разобраться.

– Ты всех мужчин боишься, как меня?

– С чего ты взял? – Вика неподдельно удивилась.

И я объяснил:

– При любом выборе, даже простом, – например, белый цвет лучше или чёрный? – всегда присутствует страх. Белый цвет полнит, а чёрный убирает лишний вес. Значит, увы, и счастливая, безмятежная жизнь полна страхов. Как и любовь – всегда можно споткнуться на малозаметном ухабе… Я, Вика, сирота. Скрывать не стану – зачем? Воспитывался бабушкой – мне не стыдно говорить об этом. И воспитывался хорошо, если хочешь знать. – Я чувствовал себя, как на допросе. Вика посмотрела на меня внимательно, и я не понял, каким был её взгляд – то ли вопросительным, то ли разочарованным, но продолжил: – Отца я не знал… оказался мой отец не отцом, а сукою… мать лишили родительских прав, когда мне исполнилось шесть лет. Я у неё был один сын. Вначале меня хотели отдать в детский дом, но бабушка забрала к себе. Года через три мать спилась и умерла – не выдержало сердце, так говорили немногочисленные родственники между собой. И жалели меня. Но эта жалость, хоть и была искренняя, казалась лишней. Я в ней не нуждался. Вообще-то, об этом не хотелось бы больше вспоминать. Достаточно того, что я рассказал? Или хочется услышать более подробный рассказ? Например, почему в детстве я боялся темноты?

– Понимаю, это тяжело. Не продолжай, – Вика одобрительно кивнула головой. Она, видимо, не заметила, что я на какое-то мгновение разозлился на неё. Немного помолчала и добавила: – Я вижу живого мужчину перед собой, с углами и краями, за которые готова уцепиться любая женщина и держаться за них до самой смерти. Ты можешь дарить чувство надёжности, мне кажется, и уверенности. Но мне этого не надо. Потому что я сама женщина с углами и краями, за которые цепляются многие мужчины. Но, к их несчастью, у меня есть молоток, которым я могу ударить по пальцам уцепившихся мужчин. А вот тебе почему-то не хочется делать больно. Странное чувство вызываешь.

Не знаю, что имела в виду Вика, но я ей ответил:

– Возможно, если у меня была мать или сестра, мне легче было бы научиться общению с женщинами и любви. Бабушка не в счёт. Она лишь небольшая четвертинка любви, вложенной в меня. Поэтому живых людей я искал среди мёртвых – тех, кто оставил после себя красивую музыку и книги.

– Да ну! Ты некрофил, любишь мёртвых? – неудачно пошутила Вика.

– Не кощунствуй. Об этом писал Чарльз Буковски. Не читала?

– Нет. Я не очень люблю читать. Ты умён от книг, а я с рождения, – Вика съязвила. И я вдруг почувствовал, что рядом с ней прямо сейчас нахожусь как будто в каком-то незнакомом месте – на другой земле, что ли, где-нибудь на острове Ява возле загадочного древнего храма, но рядом с кучей дерьма, которую оставил какой-нибудь турист-засранец.

– Что про себя расскажешь?

– Давай, Рома, потом, хорошо? Я обязательно всё расскажу. Уже поздно, кстати сказать. Наверное, пора домой, – уклончиво ответила она.

Я посмотрел на часы: время, правда, было позднее, начало второго ночи.

– Время спать, а мы кофе напились. Уснуть-то сможешь?

– Кофе на меня не действует.

– А что нужно, чтобы не уснуть? Чай? В нём кофеина, говорят, больше.

Мы вышли из кафе, направились к машине на стоянке. Стояла душная ночь.

– Секс. Как любой женщине. Надеюсь, ты отнесёшься к моей маленькой откровенности с пониманием. Но всему своё время. Ты сам знаешь об этом. Говорить о сексе – пошло. Сексом надо заниматься.

Здесь она была права, и я ей подыграл:

– Да, да, да! А не по кинотеатрам шляться, где куча народу – даже не поцеловаться!

Как и в прошлый раз, я отвёз её домой. Мы стояли на обочине, и Вика, вспомнив, видимо, мои слова, наградила страстным поцелуем – погуляла язычком у меня во рту, пустила и мой язык к себе. Я возбудился. Член напрягся. Рука Вики шаловливо погладила ширинку моих брюк.

– Ого! Что у тебя там?

Я уже собрался достать «малыша» наружу, который был моей «большой» гордостью, но Вика резко от меня отодвинулась, вышла из машины. А на прощание сказала:

– Сам не звони. Жди моего звонка… Да, заметь, – добавила она, отдаляясь от меня быстрым шагом, – я сумела не потерять голову от того, что у тебя аппетитная попа. И большой член…

 

Сухая любовь только крушит.

Я ничего не ответил. Так быстро она скрылась за воротами своего дома.

Чертовка! Эта женщина меня дразнила. Я ей не нужен. Так казалось. Или я чего-то до конца не понимаю? Тогда зачем она это делает? Трахнулись бы в машине, места достаточно, не жарко, есть кондиционер, а на улице ночь и никого. Надо, конечно, смотреть глубже… Женщина в современном обществе мечется между рассудком и инстинктом размножения. Она не в состоянии выбрать, остановиться на одном мужчине. Ей многого хочется. Поэтому бракует почти всех подряд: один мало зарабатывает, другой «маменькин сынок», третий «лицом не вышел» и зануда, четвёртый «старый козёл», папик… В итоге женщина «за тридцать» – это сексуально неудовлетворенная одинокая неудачница. Но это не относится к Виктории. Да, у неё нету мужа, с её слов, есть сын, но больше я про неё ничего не знаю. Действительно, с женщинами всегда сложно. Сплошной негатив. Видимо, я недостаточно хорошо их изучил за тридцать с лишним лет. Хотя у меня женщин было много. Но я не мог влюбиться. Как и сейчас. Что же тогда мне надо от них? Только секс? А этого мало. Хочется найти такую, которой я смог бы отдаться целиком, чтобы она отняла меня у самого себя. Такая женщина должна заставить поверить, что она нужна мне, что я не могу жить без неё… Разумеется, у любой женщины, в том числе и у Вики, всегда есть выбор: или этот, или тот, или я… Но выбрать принца ей не дано – я усмехнулся про себя, – ибо сама не принцесса.

Однако Виктория мне нравилась. Внешне. И я тоже пока не потерял голову от её привлекательности.

Я отправил sms: «Спокойной ночи!», но ответа не получил.

– Ну, сучка! – выругался вслух. Потом завёл двигатель, поехал домой.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»