Тьма. По Цельсию близко к нулю. Политический триллер

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 3

Стоит сказать, забегая назад, что перед тем, как появились наркотики, я познакомился с Викторией.

Это произошло в интернете. На сайте «Друг вокруг». Где-то за год до всех описываемых событий. То есть в 2019 году. Можно сказать, знакомство с Викой стало началом всех перемен в моей жизни. Не скажу, что в лучшую сторону. Хотя после знакомства у меня исчезли некоторые недостатки, которые не любят женщины: храп (перестал спать на спине), вечная небритость, а за едой теперь я не ставил локти на стол.

Помню, на её страничке был написан статус: одно из самых лучших ощущений в жизни, это когда люди улыбаются при твоем появлении! Хорошие слова. Каждый из нас характеризует себя только с положительной стороны. Так мы устроены. Но мне от этих слов стало скучно до зевоты. Мой мозг почему-то выдавал этим словам обратный смысл.

Будучи неженатым, я искал девушку «на час». Долгими часами флиртовать в чатах – не мой стиль. Поэтому написал трём понравившимся местным девицам: «Готов встретиться». Как я считал, лёгкого поведения. В итоге: ответила только одна. Под ником «Вика-L». Что само по себе было странно, потому что в подобных чатах нормальными человеческими именами почти никто не подписывается. А может быть, не так часто я торчу в интернете, поэтому чего-то не знаю?..

После недолгой переписки договорились встретиться. Не сразу, а через неделю.

В жизни обязательно должны быть паузы. Такие паузы, когда с тобой ничего не происходит, когда ты просто сидишь и смотришь на мир (я делал это в кабине своей «Газели»), а мир смотрит на тебя. Именно так прошла неделя.

Мы обменялись номерами телефонов. Два раза созванивались. Буква «L» в нике Вики означала первую букву фамилии Ладянова. Вика хотела встретиться раньше. Я объяснил, не могу – работа (так и было). Заодно уточнил: на фотографиях – это она (был неудачный опыт)? Или другой человек? Виктория ответила, что – да, фотографии её, у неё нет дурной привычки, брать и выставлять вместо себя чьё-то чужое фото. В чём я могу убедиться на первом же свидании. И она понимает меня, почему я об этом спрашиваю прямо.

– Вы же, мужики, глазами любите! А я, как ты заметил, красотка! – похвасталась она. И я обратил на это внимание – красота не спасает мир, она спасает отдельно взятого человека, который обладает внешней красотой. А присутствовала ли у неё внутренняя красота – это предстояло выяснить.

В её словах, конечно, была ирония, чувство юмора любому человеку даёт дополнительный жизненный потенциал. Но я обольщался не этим, а в первую очередь внешностью. Виктория Ладянова была красавицей. Но тогда я не знал, что слушать её можно, верить нельзя.

Я пригласил её в кафе. Вика пояснила, она не «та женщина, за которую я её принимаю», поэтому первая встреча пройдёт в парке, мы просто будем гулять и общаться.

И я согласился. Предвкушение – тоже удовольствие. Иногда хорошее настроение передается не только половым путём.

Конечно, я искал женщину для секса и не рассчитывал найти жену. А вот в первый же вечер оказаться в постели с незнакомкой – очень даже надеялся.

Судя по фотографиям, Виктория была не просто симпатичной молодой женщиной, а очень красивой, и я решил, почему бы и не прогуляться, романтический вечер стоит того, чтобы потом насладиться любовью, а не просто сексом, как часто со мной бывало. А если получится, то, может быть, и первое свидание закончится в моей холостяцкой постели. Дальнейшие события пусть развиваются так, как им суждено развиваться. Я был не против семейной жизни. Время подгоняло. Пусть первая попытка и стала неудачной…

Да, в свои тридцать восемь лет я был однажды женат. Брак продлился чуть больше года. В двадцать семь лет я уже развёлся, и у меня была дочка, Наденька, маме которой я стал платить алименты и помогать не только финансово. Брак был не по любви, а по залёту. А значит, не мог продлиться до гробовой доски. Жену звали Ольга. После рождения ребёнка её отношение к жизни, как к вечному празднику, не изменилось. Я тогда работал в частной компании, так сказать, «на дядю», то есть возил директора фирмы, был личным шофёром. Мы жили в квартире, которая принадлежала моей бабушке (сейчас она оформлена на меня). Она на старости лет сошлась с одиноким старичком и переехала к нему в загородный дом.

На личную жизнь времени не хватало. Приходил домой часто поздно вечером, или глубокой ночью, и заставал тещу, Галину Ивановну, с внучкой. Жена отсутствовала. На телефонные звонки она почти никогда не отвечала. А вскоре я перестал ей звонить совсем, если её не было дома.

Так долго продолжаться не могло. Потому что Оля могла прийти под утро, крепко выпившей. Иногда приходилось жену поднимать на руках в полной отключке на третий этаж – какой-нибудь незнакомец звонил с её телефона, просил выйти на улицу. Чаще всего это были таксисты или мужчины, знакомые жены, в автомобилях которых доставлялось пьяное тело.

Мягко говоря, мне это не нравилось, как и её матери. Я не предполагал, а знал точно, что Оля ещё и изменяет мне. Поэтому вскоре подал на развод. Если мужчина не любит женщину, то он не любит её всю: с истериками, толстыми ляшечками, маленьким пузиком и перегаром изо рта.

Дочку хотел оставить себе, но суд принял сторону матери, как часто бывает, потому что вмешалась теща, которая когда-то работала следователем в прокуратуре, и на тот момент, находясь на пенсии, имела хорошие связи.

Зла на неё я не держал. Как и она на меня.

– Послушай, Рома, – говорила тёща, – где-то я что-то упустила, когда дочь воспитывала сама. Ты сам понимаешь, когда нет мужа, а есть много работы, то приходится выбирать. Я выбирала работу, а дочка в итоге выбрала разгульную жизнь. Внучку я воспитаю. Будь уверен. У меня много теперь свободного времени. А дочь изменить уже не смогу. Ты хороший, дочь плохая – дура! Но она моя дочь, а Наденька – любимая внучка.

То, что я хороший, мне, конечно, польстило. Но я не считал себя таковым – у меня была куча недостатков. И подбирал слова: что бы ответить этой женщине? Обидеть её не хотел. Не придумав ничего, я пошутил (не знаю, может, не совсем удачно):

– Статус брюнетки обязывает женщину быть умной. Или хотя бы делать вид, что она не дурочка… – и серьёзным тоном добавил: – Ваша дочь избалованная девочка. Быть женщиной ей сложно. Хочу надеяться, она сможет себя преодолеть.

Мы договорились, что в любой момент я смогу видеться с Наденькой. И раз в неделю, а иногда и чаще, стал навещать дочь.

Через год Галина Ивановна продала свою квартиру. Вместе с бывшей женой они переехали в другой город. Оля нашла там высокооплачиваемую работу, и в маленьком городе им оставаться жить не имело смысла.

Видеться с дочерью я стал намного реже.

В этот первый раз, перед тем, как встретиться с Викой, я собирался после рабочей многодневной поездки съездить в Краснодар, где теперь жили тёща и бывшая жена. Но планы были нарушены. Галина Ивановна радостно сказала, что Оля наконец-то познакомилась с молодым человеком, они втроем отдыхают в Анапе. Я про это, правда, ничего не знал, но решил за двенадцатилетнюю Надю не беспокоиться. Её мама, со слов тёщи, прошла курс лечения от алкоголизма и начала другую жизнь. Я был рад, потому что понимал, если Оля не сможет отучить себя от вредной привычки, а Галина Ивановна стареет, всякое может случиться, то дочь в скором времени придётся забрать к себе. А это снова судиться, копаться в грязном белье.

Позвонил Вике, чтобы назначить свидание пораньше. Она почему-то не сразу, но согласилась. «Набивает себе цену» – решил я.

– Наша прогулка в парке остаётся в силе, – твёрдо сказала она. – Дела на работе постараюсь закончить к семи вечера.

– Может, тебя встретить на работе? – моё предложение могло показаться преждевременным.

– Ты на машине?

– Да. Куда подъехать?

– К участку полиции. Знаешь, где он находится? – слово «полиции» она выделила специально. И надо сказать, я удивился – моя знакомая мент! – но, как ни в чём не бывало, ответил:

– Город Тихорецк маленький, я здесь родился, к твоему сведению. Город знаю хорошо.

Она хихикнула:

– Земляк…

– В 19:00 у тебя?

– Да. И не задерживайся. А то уйду… Будешь звонить, на звонок не отвечу. Я люблю пунктуальных мужчин. Моё окончательное решение не бывает последним, кстати.

– Хочешь сказать, идеальных женщин не существует? Ты не идеальна? – спросил я.

– Я хочу сказать, каждый мужчина любит свою ненормальную бабу с её мадагаскарскими тараканами в голове. А я – идеал! Говорят, даже ангел. Что скажешь?

– Завидую самому себе. А тараканы – пусть живут. Тем более мадагаскарские. Для меня это экзотика.

– Хм, тебе повезло.

– С тараканами?

– У меня нет тараканов, – рассмеялась она. – Не знаю, к счастью или к сожалению. Про тараканов я наврала.

«Сучка!» – подумал я, когда отключил телефон.

И был по-своему прав.

Глава 4

Судя по вывеске на входе в здание, откуда вышла Вика, работала она в паспортном столе.

Когда я её увидел, понял, что девушка очень красива, в жизни выглядит лучше, чем на фотографиях, и будет зациклена на своей внешности. Но я ошибся лишь отчасти.

Присмотревшись, увидел, что к моей «Тойоте Камри» (хорошо, что заехал на автомойку) шла старший сержант полиции. Я сумел её разглядеть во всей, так сказать, красе. Высокая смуглая брюнетка с длинными ногами, причёска «каре» (в пилотке), идеальным телом и кукольным лицом – полицейская форма придавала ей сексуальности, девушка смотрелась в ней идеально. Не каждой женщине подходит форма, в этом мы убеждаемся каждый день, когда встречаем на улицах городов патруль ППС, в составе которого иногда присутствует женщина-полицейский. Про мужчин – молчу вообще!

«Слишком хороша!» – подумал я.

Я вышел из машины.

– Привет! Долго ждал?

– Минуты три. Не успел засидеться. Это тебе! – я подарил Вике розу.

 

– Ой! Спасибо! Забыла сказать, что я люблю каллы. Но розы тоже люблю, – она поцеловала меня в щёку. – Поехали?

Она села в машину. Я закрыл за ней дверь. Вернулся за руль и посмотрел на Вику, задержав на ней взгляд, наверное, дольше, чем позволяет это делать этикет при первой встрече.

– Рома, ты меня сейчас съешь взглядом! Я не секс-картинка.

– Извини!

– Втюрился, как рожей в лужу?

– Ещё не успел, – я улыбнулся. – Но близок к этому.

– Влюбчивый?

– Наверно, – я пожал плечами.

– Мужские мысли я часто вижу через штаны. Но бывает так, что через штаны видно больше, чем достаточно, а мыслей и ума у этой особи мужского пола нет. Тебя, Рома, пока это не касается, ты хороший, я чувствую это.

Опять «хороший»… Галина Ивановна говорила об этом, теперь вот моя новая знакомая так же говорит. Может, всё наоборот?

– Заедешь домой, переоденешься? – спросил я и завёл двигатель.

– Тебе не нравится форма? Стрём?..

Я усмехнулся:

– Нравится! Никогда не встречался с девушкой-полицейским.

– Вот только так не делай! – Вика не зло передразнила меня и повторила мою усмешку. У неё это получилось смешно.

– Слово «стрём» прозвучало не к месту.

– Привыкай, дружок. Я женщина разноплановая. Могу быть серьёзной, а могу быть весёлой. И слова всякие скабрезные знаю. – Вика серьёзно посмотрела на меня. Каждый из нас изучал друг друга. – Смотрю, ты часто улыбаешься. Защищаешься улыбкой? Она служит тебе маской? Это не по-русски. Улыбка на твоём лице говорит, что когда-то ты был счастливым человеком. Или считал, что был таким.

Я не стал развивать эту тему. Мне показалось, что меня хотят расколоть, чтобы увидеть, что внутри грецкого орешка. И слово «дружок» было лишним. На мой взгляд. Хотя, с другой стороны, к новому человеку надо привыкнуть, а с некоторыми его словами стерпеться, чтобы потом на них не обращать внимания. Они, может быть, ничего не значат. Это просто такой стиль общения. Каждый из нас имеет свои слова-паразиты. Или дурные привычки. Когда я нервничаю, например, всегда дёргаю ногой. И много курю. Я соврал, что ждал Вику три минуты. Приехал я раньше минут на двадцать и за это время выкурил три сигареты. Да, я чувствовал себя подростком, у которого на первом свидании тряслись поджилки, но делал вид, что всё хорошо.

– Так куда? В парк?

– Как договаривались.

Я медленно тронулся с места. Повернул направо, в переулок, где было одностороннее движение. Мы проехали вначале мимо бывшей железнодорожной больницы – её закрыли (оптимизация). Потом мимо железнодорожного колледжа, самого крупного среднего специального учебного заведения не только в крае, но и в России, готовящего специалистов среднего звена для работы на железной дороге. В 90-е годы это был ещё техникум, сегодня – колледж. Но суть не изменилась.

– Здесь я учился. Было дело, – заметил я.

– Работал по специальности?

– Нет. Были сокращения, и я, как бывший студент, не имел опыта работы, который требовался. Практика – не в счёт. Но покататься по стране пришлось. Помню, как весело было, едешь в вагоне – раз, какая-нибудь глухая станция. Выходишь. А там бабушки с домашними котлетками, вареной картошечкой, солёными огурчиками, помидорчиками… На югах – абрикос, вишня, слива, яблоки, груши – вёдрами! И всё не так дорого. А сейчас? Ларьки: чипсы, кола, полугнилые гамбургеры – это называется здоровой едой?

– Ты всегда такой ворчливый?

Меня упрекнули. Но я решил на это внимания не обращать.

– Тебе нравятся чипсы?..

– Нет, я мало ездила в поездах. Больше летала.

– Куда, если не секрет?

– Секрет, Рома!.. Куда я могла летать? В Турцию, конечно. В Египте была.

Тему путешествий решил не развивать. За границей я не бывал. Дальше Владивостока не ездил.

Пешеходов на улице было мало. Как и машин. Город Тихорецк, как большинство малых городов в стране, постепенно пустел – молодёжь уезжала в Краснодар или Ростов-на-Дону. Туда, где можно было найти хоть какую-то высокооплачиваемую работу. Прожив большую часть жизни в Тихорецке, я не особо стремился куда-то переехать на постоянное место жительства или побывать на отдыхе в какой-нибудь экзотической стране. Будучи водителем, в какой-то степени дорога сидела у меня в печёнках.

Машину я оставил на стоянке.

В парке прошлись по аллее, сели на лавочку. Вика взяла розу с собой, не стала оставлять в машине, положила на колени.

К нам подошёл рыжий бездомный кот. Левое ухо у него было наполовину оторвано.

– Собаки, видимо, потрепали, – заметил я.

Он потёрся о мою ногу, и, завидев большого чёрного дога, которого кто-то выгуливал на поводке, тут же сбежал, залез на берёзу, подтвердив мою догадку.

День клонился к вечеру, скоро должно было стемнеть. Жара спала. А разговор так и не клеился. На Вике я старался долго взгляд не задерживать, чтобы не казаться влюблённым идиотом. Я глядел на деревья в парке, на город, видел, как мамаши гуляют с детьми.

– Как ты понял, я работаю в паспортном столе. Чем сам занимаешься? – Вика заговорила первой.

– Перевозками. Своя «Газель», продукты вожу, – сказал я, и вдруг мне захотелось закурить. Я, правда, вспомнил, что закон запрещает курение в общественном месте, и оставил эту затею. – Никакой романтики, скажу. Тебе будет не очень интересно. – Я посмотрел на безухого кота, который спускался с дерева. – Почему решила со мной познакомиться? С такой внешностью не за паспортным столом сидеть, – уточнил я и улыбнулся (опять моя улыбка будет не к месту). Говорить о себе подробно не хотелось. Какими-то фибрами души я ощущал, что Вика создана не для меня. Мы чужие. Любви с первого взгляда не получилось, химической реакции не произошло. Формула любви у всех разная. В моём случае – неизвестная и неизученная. А приглашать к себе домой при первой же встрече женщину в форме, я понимал, не вариант: если не откажет – пошлёт.

– Иногда складываются обстоятельства, когда приходится быть не на своём месте, так тебе кажется вначале. А проходит какое-то время, понимаешь – нет, как раз это и есть твоё место.

– Думаю, это привычка.

– Не совсем. Моя работа мне нравится. Да, она скучная, монотонная, но моя, в ней я нахожу себя… И форма идёт, правда?!! – она неожиданно встала с лавочки и повернулась вокруг своей оси на 360 градусов.

– Очень! Повернись ещё раз, – попросил я. – У тебя хорошо получается. Обезьянничать.

– Не врёшь? – она выполнила просьбу, к моему удивлению, и снова села на своё место, закрыла на мгновение глаза. Когда открыла, то посмотрела на меня так, как будто я отсутствовал рядом. – Фу, голова закружилась!

– На нас обратили внимание, – я показал кивком головы в сторону, – вон, видишь, на той лавочке парочка сидит…

– Ну и пусть!

– Тебе нравится быть в центре внимания?

– Да, но только иногда. Сегодня именно такой день. А вообще, я люблю быстрый темп жизни, постоянную движуху, новые места, новых людей, чтобы все кипело и бурлило, – Вика говорила восторженно и, как мне показалось, избито и не оригинально. В представшей передо мной сцене было нечто искусственное и не до конца продуманное действо. – Люблю жить страстями, чувствами, эмоциями, как любая женщина, поэтому в моей жизни есть и радость, и любовь, и предательство, и удачи, и неудачи… я не люблю спокойную, размеренную жизнь… У меня сын, кстати. От первого брака. Зовут Сергей. Ему пять лет.

Вика была возбуждена. Не знаю, что послужило причиной этому – неужели я? Вряд ли. Виделось совсем другое: она играла какую-то роль, предназначенную лично для меня. Я мог ошибаться, потому что почти не знал эту женщину. И она казалась странной. Может, потому, что я был по-другому воспитан? Или я отвык от людей, находясь постоянно за рулём?.. И про сына сказала как-то невпопад. Во время переписки в чате мы разговор о детях не заводили.

Я спросил:

– Был и второй брак?

– Почему так решил? – удивилась она.

– Слова «первый брак» означают, что был и второй. Так мне всегда казалось.

– Нет, ты ошибаешься.

– Значит, я вижу перед собой счастливую маму?

– Серёжка – моя радость, да. Дети – наше всё!

– Я тоже отец. У меня дочь…

У Вики зазвонил телефон. Я замолчал.

Она отошла в сторону. Минут пять длился её разговор. Иногда Вика посматривала в мою сторону.

Когда закончила разговор, подошла, сказала:

– Ладно, Рома… Сегодня свидание будет коротким. Мне пора. Звонила мама, потеряла меня. Подкинешь к дому?

Вика, мелькнула мысль, разочаровалась во мне. Не сумел произвести впечатления, решил я. Может, во всём виновата моя неуверенность в себе? Боязнь показаться хуже, чем я есть на самом деле, – это мой комплекс, который появился ещё в школьные годы. И не мама звонила ей. Я был в этом уверен.

– Может, в кафе зайдём, всё же выпьем кофе? – сделал я последнюю попытку ради приличия, зная ответ наперёд.

– Спасибо! Но ты забыл? Первая встреча – только прогулка.

Мы вернулись к машине.

– Я тебе сама позвоню. Дня через два. Или три.

– Знай, могу быть в дороге: работа.

– Всё понимаю. Договоримся о новой встрече, не против? Я этого хочу. Сегодня, видимо, день такой, не для свиданий.

– О’кей!

– Я бы погуляла по парку ещё часок – воздух наконец-то стал чистым и свежим, чувствуешь? Но мне, правда, надо возвращаться. Серёжа ждёт.

Всё же мне казалось, первая встреча – последняя встреча. И я ни о чём не сожалел. Осечки происходят везде и со всеми. Вика не позвонит.

Мы приехали на окраину города. Дорога пошла под уклон, а потом выровнялась, миновав большой дом в два этажа из белого кирпича.

– Стой! Мы чуть не проехали мимо. Вот здесь я и живу. С сыном, – сказала она и показала рукой на дом. – И не только с ним.

Это был красивый не очень большой двухэтажный особняк. Он хорошо освещался. Но что за забором – не было видно.

– С родителями?

– С папой и мамой. Дом построил отец. Десять лет назад. Сейчас он на пенсии.

– Крепкая семья! Большой дом! Любящий сын!

– Ага, места, как видишь, много. У каждого есть свой уголок внутри, чтобы ото всех спрятаться, если понадобится, – как бы хвастаясь, сказала Виктория. – Мужа только нету… – и она глубоко вздохнула.

– Не всё потеряно, – обмолвился я.

– Ну, всё на сегодня. Пока, мой хороший! Я позвоню тебе.

– До встречи, – ответил я. В моём голосе, наверно, послышалось разочарование. Я считал, Вика должна была почувствовать эту интонацию. И отказаться от затеи встретиться снова. И это словосочетание «мой хороший» снова резануло слух. «Уси-пуси» раздражало меня всегда.

Она вышла, громко хлопнув дверцей, – специально или случайно? Я проводил её взглядом до ворот, отметив великолепную задницу, – орешек! Возле калитки Вика остановилась, оглянулась и помахала рукой. Я ответил ответным жестом, завёл двигатель и поехал в «Пивстоп», купить пива: мимо кабака идти – как не зайти. Поражение надо было залить пенным слабоалкогольным напитком. Получить хоть какое-то удовольствие от сегодняшнего вечера.

Так решил, так и сделал. Заодно заказал жирного леща. Пиво без рыбы – горькая вода.

Домой вернулся с головной болью. Редкое явление для меня. Решил выпить рюмку водки.

После первой стопки в голове зазвенело.

Я выпил вторую и сразу третью.

В голове больше не звенело.

Все прекратилось. Я задержал дыхание. Посмотрел на белый кухонный потолок – в углу висела паутина. Надо как-нибудь после её снять веником.

Спать лёг после двенадцати ночи и крепко проспал до самого утра, не смотря на выпитое пиво. Обычно мочевой пузырь даёт о себе знать пару раз за ночь. Но не в этот раз.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»