Метро 2035: Эмбрион. Слияние

Текст
Из серии: Эмбрион #3
7
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Метро 2035: Эмбрион. Слияние
Метро 2035: Эмбрион. Слияние
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 828  662,40 
Метро 2035: Эмбрион. Слияние
Метро 2035: Эмбрион. Слияние
Аудиокнига
Читает Пожилой Ксеноморф
479 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Дурдом. Ночной пожар на городской свалке. Портал в ад.

– Езжайте. На месте. Ключи на щите, – наконец решился он.

Минивэн лаборатории выехал из гаража, сопровождаемый визгом покрышек. Лаборант слишком нервно отнесся к состоянию Шамаева, что было последнему на руку, конечно, но так и разбиться недолго.

– Скажи ему, пусть не гонит. Нам только аварии не хватало! – слабым голосом попросил он второго парня в соседнем кресле. – И позвони в приемное, пусть ждут на въезде.

За окнами мелькали дома. Суббота, город почти пустой, все, кто смог, разъехались по дачам. Так они домчатся быстро, а это было совсем не нужно. Шамаев вообще не собирался ни в какую клинику, ему остро хотелось спрятаться от людей. Черное пламя бушевало внутри, проступало на коже невидимыми другим узорами, ковало и плющило личность.

– Останови машину, – приказал он своим обычным уверенным тоном.

Водитель кивнул, но не успел нажать на тормоз – что-то полыхнуло над городом, разноцветное, как северное сияние. Или как молния в шарах Теслы.

Вся электроника черного «транспортера» умерла мгновенно. Погасли лампы, откинулись влево стрелки приборов.

С трудом удержав машину с отключенным гидроусилителем, водитель едва не врезался в столб, но умудрился остановиться. Микроавтобус подпрыгнул на бордюре, наполовину заскочив на тротуар.

– Что за херня?.. – испуганно сказал второй лаборант. – Вы целы, товарищ…

– Молчи. Слушай. Выполняй, – с расстановкой сказал Шамаев.

Лаборант сжал голову руками и кивнул, его лицо исказилось от боли. Казалось, что-то невидимое с размаху ударило его в мозг тяжелым подкованным сапогом.

– Пламя… Великое черное пламя, братство всех во имя вас… – внезапно сказал он и поднял голову.

Глаза у него были совершенно пустыми, как у куклы. В расширившихся зрачках, застывших, мертвых, плясали языки черного огня. Потом эта тьма расползлась дальше, будто поедая белки, сливаясь в блестящую неподвижность.

Лаборант осел в кресле, пальцы разжались, руки обмякли.

Шамаев потрогал его за шею, привычно ища пульс:

– Гм… Перестарался. Эй, водитель!

Тот перегнулся через сиденье, глядя назад, но тоже схватился за голову. Злой и непокорный зверь, клубок тьмы, шевелившийся теперь внутри Шамаева, требовал выхода, рвался наружу и брал свое. Еще учиться и учиться его останавливать вовремя…

– Лаборант, ты пойдешь со мной.

Водитель кивнул. Он отныне лишился имени, но сохранил свою жизнь. В глазах тоже плясало пламя, но меньше, заметно меньше, чем у погибшего. Шамаев удовлетворенно кивнул и отстегнул ремень безопасности.

– В машине есть оружие?

– Пистолет в бардачке, – каким-то чужим голосом откликнулся водитель.

– Возьми, нам может пригодиться.

– Так точно, то есть… Я понял вас, господин.

– Зови меня… Ха! Вполне по теме… Зови меня Черноцвет, мой первый ученик. Нас ждут интересные времена.

Вот в этом Шамаев не ошибался, времена – учитывая подлетающие к городам ракеты – наставали действительно необычные. Увлекательные. Главное, пережить их без серьезных потерь.

Живыми, что скоро станет главным признаком успеха.

* * *

– Мы все умрем, – выплюнув трубку с водой, прохрипел Кнутов.

Профессор, которого пожирало любопытство, решил расспросить хотя бы этого парня. Прямого, тупого, только богатырским здоровьем и крепкими нервами пригодного лаборатории в череде запланированных экспериментов.

– Само собой, – кивнул Веденеев. – Вечных людей не бывает.

– Вы… Профессор, вы не понимаете… Мы все скоро умрем – вы, я, город… Цивилизация. Человечество! Началась война, скоро все разрушится.

– Это вам в камере трансформатора привиделось? – уточнил собеседник.

Кажется, насчет крепких нервов медкомиссия наврала – один заход всего, а как паренька трясет. Нужен новый испытатель.

– Это не видения… Я теперь точно знаю. Я многое знаю… Теперь и я – не тот, что был, часть разума Земли.

– Сдается мне, он бредит! – раздосадованно бросил профессор медсестре. – Черт знает что! Васильев при смерти, а этот… мозгонавт рассказывает сказки.

– Зря вы так думаете, профессор, – широко улыбнулся Кнутов. У него даже мимика изменилась – из незаметного лаборанта Ираиды уровня «подай-принеси» он стал каким-то… опасным, что ли.

Профессор невольно отодвинул стул от лежанки: укусит еще. Достал блокнот и ручку, несмотря на ведущуюся звукозапись в блоке. Ручку, естественно, уронил – у профессора вообще была беда с мелкими предметами.

А вот того, что Кнутов ее поймает, легко, словно не напрягаясь, выгнувшись с каталки до пола, и протянет обратно, не ожидал никто. Медсестра даже охнула.

– Зря вы мне не верите, профессор. Я значительно изменился. Рефлексы, знания, там, – лаборант ткнул пальцем в потолок, имея в виду никак не начальство, а что-то куда выше, – дается многое. Хотите, я расскажу вам о строении Вселенной?

– Да на кой, простите, мне это хрен? – удивился Веденеев.

Он был поражен. Растерян. Неужели эксперимент удался и те самые теории академика Вернадского были…

– Не надо – так не надо, – легко согласился Кнутов, одним движением соскальзывая с лежанки. Даже в больничной рубахе до колен, в которую его переодели из изгаженной одежды, выглядел он угрожающе. – Ваше право. Насчет войны вы только зря сомневаетесь.

Профессор растерянно мигнул.

– Она началась. Потом люди назовут это Черный День. Катастрофа. Конец света.

Кнутов словно прислушался к одному ему различимым голосам, приподняв голову и глядя на лампу под потолком.

– В Воронеже еще не так страшно будет, не самый эпицентр. Кстати, Васильев только что умер, обширный инфаркт. Теперь вам рулить, смены уже никто не пришлет.

В кармане профессора задрожал виброзвонком телефон, переключенный из-за глубины бункера на местную локальную сеть.

– Николай Петрович, – устало сказала Ираида. – Спуститесь в зал. Начальник лаборатории скончался.

6. Расчленяй и властвуй

12 ноября 2035 года. Воронеж. Гнездо и окрестности

Теперь многое стало ясно.

Почти все: когда, как и почему возник тот Воронеж, который Кат видел с рождения. Черный День – не по рассказам, а увиденный чужими глазами.

Первые мутанты.

Кто такой Черноцвет.

Открытия не принесли ему удовлетворения, это чувство куда-то подевалось, как и остальные сильные эмоции, еще там, в камере с шарами Теслы. Ушло.

Разум слился с Великой Сферой, став чистым лезвием логики, не отягощенной пристрастиями. Воин стал быстрее, сильнее, образованнее. Кат теперь…

Стоп. А кто это теперь – Кат?

Сталкер тряхнул головой, словно отгоняя назойливую муху. Он по-прежнему и есть Кат. Или нет? Вопрос…

После выхода из установки Ираида мысленно посоветовала ему отдохнуть. Опять же никаких эмоций и симпатий – организм перенес определенный стресс, мозгу требовалось время на настройку новой реальности.

Спрашивать ни о чем нужды не было – устройство Гнезда Кат знал теперь так же, как и любой питомец. До мелких деталей. Рассчитанная на пребывание до сотни людей лаборатория могла предложить ему на выбор с пару десятков жилых комнат; Кат занял ближайшую. Никакого смысла в выборе, если они одинаковы, а ему самому – плевать.

По сравнению с Базой-2, на которой он вырос, помещения лаборатории были больше похожи на обычный офис: бетон стен прикрыт пластиковыми панелями, а пол – ламинатом. Все это, как и негоревшие то тут, то там лампы, со времен постройки обветшало и частично утратило прежний лоск.

Но если не приглядываться, то вполне нормально. Жить можно.

Даже воевать можно – несмотря на сугубо научные исследования, строили лабораторию по всем правилам, с возможностью перекрыть проходы, с пулеметными гнездами, ловушками и запасными секретными выходами. Да и сама планировка отчетливо напоминала Базу. Поменьше просто, и больше уходящая в глубину, чем вширь, но нечто общее точно было.

Вот и комната – он видел такие в средней руки домах и недорогих отелях в центре. Только там все засыпано мусором, загажено еще до его рождения, непригодно ни к чему, а здесь – живи себе и… Раньше бы сказал – радуйся.

Кат открыл дверцы шкафа и наткнулся на зеркало. Так и застыл с рюкзаком в руке, разглядывая себя, словно впервые в жизни. А может, и так – в этой новой реальности именно что первый раз: высокий парень, едва помещавшийся в прямоугольник зеркала, дверь в самого себя. Усталое, несмотря на молодость, лицо, уже с морщинами. Торчавшая на макушке полоса волос делала его агрессивнее на вид.

Или он по сути такой?

Странное ощущение. В голове теперь – и похоже навсегда – поселился ровный гул голосов, звуков, воспоминаний и впечатлений других людей. Словно сидишь в большой компании и в любой момент можешь спросить у соседа что-то нужное. Или воспользоваться его ложкой, никто не будет против.

При этом он один. Он знает, что его личность, сжатая в незаметную полоску и выкинутая за край мироздания, существует. Именно она и обдумывает сейчас, остальная часть слилась с голосами и выполняла общие задачи.

Цель теперь одна – захватить город.

Сначала город, а потом планомерно, но неотвратимо – и остальную землю. Для этого у них есть все. Дело за очень малым – новые питомцы. Далеко не у каждого человека подходящие параметры мозговой активности, поэтому потребуется перебрать всех доступных жителей и адаптировать подходящих. Теперь и его, Ката, роль ясна – не только ускорение развития ситуации, нет! Требуются и его воинские навыки. Как ни странно, но – Сфера же не ошибается? – раньше из него получился бы полководец.

Полезное и теперь качество для тех, кто решил унаследовать Землю.

Кат вспомнил когда-то прочитанную книгу, где были людены – следующая ступень развития человечества. Они занимались своими делами, но готовы были и помочь людям, просто как выросшие дети – престарелым родителям.

 

Все не так. Ошибались товарищи писатели – со следующей ступеньки удобно только пнуть тех, кто ниже. Не более того. Неподходящие будут истреблены.

Когда все удастся, Земля будет застроена Гнездами, установками Веденеева, и каждого нового младенца будут инициировать сразу. Или убивать, если не получится подключить к остальным. Прекрасный новый мир, Спарта на новом витке эволюции.

Впрочем, самому Кату решительно все равно. Его дело – служить Гнезду. Раз требуется захватить Воронеж – он придумает, каким образом. Да уже почти и придумал. Ничего особо сложного, бойцов только маловато. Но и это решаемо. Шаг за шагом, step by step.

Ничего себе, английский? Да, это теперь тоже в голове, как и многое другое.

Итак, первыми на очереди будут…

– Пора спать, – выделился из хора в голове голос Ираиды. Остальные были безымянны, но вот она… Возможно, кусочек ее собственного «Я» тоже дрожит где-то тонкой полосой.

– Да и так раннее утро же… Ни свет ни заря.

– Пять утра, все верно. Но тебе нужно отдохнуть, исключений нет – после инициации это необходимо.

Спать так спать. Он и сам это чувствовал, команда была своевременной.

Кат положил на полку шкафа почти пустой рюкзак и тихо прикрыл дверь. Жесты его стали плавными и быстрыми, как и у остальных порчей. Питомцев. Порчей! Он мог называть их так про себя.

Больше он пока ничего не мог, да и не хотел. Только спать. И видеть сны…

* * *

Парой километров южнее и на тридцать метров ближе к небу все было гораздо сложнее. Пересидев в подвале «полтинника» облаву, которая шла на поверхности, Дюкер и Леший решили выйти наверх. Надо искать уцелевший грузовик, братьев-гвардейцев и думать, как быть дальше.

Дюкер разозлился. Ему все было не так, но Леший подозревал, что дело не в неудаче и не в пленении порчами, а скорее в самопожертвовании сталкера. Бензиновый король, всю жизнь живший для себя и по своим правилам, впервые увидел, что бывает и по-другому.

– Его схватили порчи?

– Шеф, я уже говорил… – Леший мастерил из подручных материалов лук и стрелы, поэтому откликался на нервные выкрики командира неохотно. Оружия-то не было, а так хоть пяток выстрелов – не бог весть что, но лучше, чем с голыми руками. – Я видел, как он упал.

– Ну…

– …баранки гну. И его закинули в аэросани. Вас же на них привезли?

Дюкер нервно кивнул:

– Значит, он у порчей.

– Мы его отобьем!

Леший вздохнул и начал приматывать найденный в схроне кусок проволоки, крепя к длинной щепке зазубренный наконечник из консервной банки. Охренеешь этаким чудом кого-то хотя бы ранить, но и вариантов изготовить оружие – негусто.

Своих они нашли уже под вечер, выбравшись на поверхность и по следам дойдя до боковой дороги, уходившей извилисто куда-то влево, под горку. Вдали виднелись многочисленные маленькие строения, которые Леший никак не мог опознать:

– Дачи, что ли, шеф? Странно.

– Какие дачи посреди города, чудила! Гаражи это. Гаражный кооператив раньше называлось. Их там тысячи две, клетушек, рай для сталкеров, если фон низкий.

По всей видимости, бойцы Базы за врагом решили не гоняться, потери серьезные. Отступили, удовлетворившись сожженным грузовиком. По крайней мере, Леший свежих следов не видел, только две занесенные снегом колеи от колес с характерными сетчатыми отпечатками цепей.

– Точно, наши! Больше некому.

– Угу. Сейчас как приложат из пулемета, не присматриваясь.

Дюкер недовольно оглядывался по сторонам и всю дорогу бурчал. Плен сказался на нем не лучшим образом, а тут еще Кат… Пионер-герой. Неприятно, что кто-то может пожертвовать собой.

Даже прожженным негодяям неприятно. Особенно им.

Стрелять не глядя складские, конечно, не стали. Светло еще, метель утихла, да и пара биноклей у часовых нашлась. Даже навстречу вышли – встретить командира и его верного телохранителя. Следы следами, но мимо пройти было недолго. Запутывая вероятную погоню, оставшийся броневик нарезал несколько кругов, иногда возвращаясь по своей колее, так что с ходу не поймешь, где он остановился.

Место было выбрано удачно: небольшой овраг, куда ныряла застроенная рядами гаражей узкая дорога, скрывал автомобиль из виду, а наблюдатели на двух крышах контролировали все подходы. Из одного гаража, сломав замок, с трудом выкатили престарелый «Москвич», почти вынесли на руках, и заперли им подъезд с тыла.

Нормальная позиция. Без вертолета или дрона не обнаружить, а подобной техники больше не было ни у кого.

– Шеф, там наши… – грустно сказал Сивков, один из старых бойцов склада, еще из тех, кто выбрал когда-то Дюкера командиром.

– Знаю, видел. Я ж почти добежал, когда стрелять начали.

Сивков понурился. Жизнь после Черного Дня и так далеко не сахар, но потерять сразу шестерых товарищей – ни в какие ворота. Да и за что? В чужом городе, до которого никому из складских дела нет. Если бы не командир, они бы сюда и не сунулись.

– Но теперь-то – домой? – с надеждой спросил боец. Двое подошедших приветствовать командира загалдели было одобрительно, но Дюкер оборвал их:

– Дело не закончено. Мне нужен был Кат – я получу Ката.

– Да на хера он… – начал было Сивков, но командир обжег его взглядом:

– Я принимаю решения. Не нравится – земля большая, Вить, ты знаешь. Иди, куда хочешь.

В наступившем молчании Леший похрустел по снегу к грузовику, легко запрыгнул в кузов и начал там дребезжать железом. Дальше без огнестрела ходить по городу он отказывался. А лук припрятать надо, вон под сиденье – самое место.

Вдруг когда пригодится.

– Обсуждения не будет, – закончил Дюкер. – Где их база, мы знаем. Атака утром.

– Там бункер вроде…

– Ну и что? У нас броня, семь стволов, включая пулемет, и внезапность. Нам их и убивать не надо, захватим пару человечков, сменяем на сталкера. Фигня, прорвемся.

Дюкер щелкнул зажигалкой и полюбовался на язычок пламени, давая понять, что вводная закончена. Сивков пожал плечами и закурил самокрутку, вытащенную из кармана, покашливая и выпуская удушливые облачка дыма.

Ночь выдалась холодной. Когда-то ноябрь был осенним месяцем, но с Черного Дня он стал уже зимой. Самой настоящей, с трескучими морозами и без надежды на тепло до мая. Грузовик, сохраняя тепло двигателя, приходилось заводить каждые полчаса. Часовые менялись по графику, только Дюкера никто не трогал.

Он спал в кузове, завернувшись в пару тулупов. Спал чутко, время от времени высовываясь из горы потертого меха и посматривая на приоткрытую дверку. Темно. Все еще темно.

– Сивков, времени сколько?

– Спит он, шеф, – вместо него откликнулся Леший, бродивший снаружи. – Часа два сейчас, отдыхай.

– Ага… В полпятого меня ткните, поедем.

Дюкер вновь проваливался в неглубокий сон, наполненный погоней за кем-то, горящим Колизеем и – почему-то – разговорами с Катом. Вот только окончательно проснувшись, он не вспомнил ни слова.

– Время, – глянув на часы в кабине, сообщил Сивков.

Он же и сел за руль, рядом с ним расположился боец с автоматом, а Леший полез в узкое пулеметное гнездо. Гнездышко. Ни вздохнуть, ни пернуть. Зато прикрыт броней и обзор отличный, ничего не скажешь. По диспозиции там он пробудет до подъезда к базе порчей, потом его заменит кто-то из кузова, а сам следопыт уйдет в свободную охоту.

План Дюкера был прост, как табурет.

Пройти сторожевой периметр пресловутого Круга-в-круге, где люди от головной боли теряли сознание, пешком нереально. Однако у них есть машина, поэтому достаточно разогнаться и проскочить защитную полосу. Как подозревал командир складских – и Леший вполне согласился с его логикой, – порчи сами бы не перенесли действия своей сторожевой системы. Значит, это узкая полоса – пролетел, и готово. А дальше разобраться на месте, вряд ли убежище под бывшим заводом очень глубокое.

Разумеется, они ошибались, но вины Дюкера в этом не было.

Кто ж знал, как оно на самом деле. На небольшом форпосте бы сработало. Леший и пара бойцов должны были прикрывать со стороны, гасить любое сопротивление и подойти уже после отключения периметра.

Холоден и мрачен был предутренний город. Снег под колесами скрипел, двигатель фыркал время от времени, сбиваясь с ровного хода, но атака началась строго по плану командира. Незаметными тенями из кузова остановившейся метрах в ста от открытых ворот завода машины выпрыгнули Леший, Данила и Самоцвет, к пулемету протиснулся сам Дюкер; все было готово к нападению.

* * *

Кат проснулся резко, рывком, но, открыв глаза, увидел не комнату под землей. Он словно смотрел чужими равнодушными глазами на хорошо знакомую пустую площадку перед заводоуправлением. Налюбовался когда-то на всю оставшуюся жизнь, правда, с другой стороны. Вон и окно видно, в многоэтажке напротив, где у него был наблюдательный пункт.

– Тревога, – пронеслось в голове. Но не он сам это подумал, чужая мысль. При этом – как своя. Он видел и слышал то же, что и безымянный постовой порч где-то наверху. – Попытка атаки на Гнездо.

За воротами, ворча изношенным двигателем, разворачивался грузовик – то самое бронированное чудище с нашлепкой пулеметной кабины сверху.

Неужели Дюкер? Неуемный певец. Да и неумный.

Кат прекрасно понял, что сейчас произойдет, но как-то отстраненно. Словно и не знал никогда бродячего владыку склада с бензином, не пил с ним из одной фляжки, не решился всего сутки – да меньше! – назад отвлечь от него бойцов Базы.

– Разгонятся и подъедут, – подумал Кат. Странно, но его мысли всем не транслировались, для этого требовалось усилие. – Зря они так.

Картинка раздвоилась. Теперь на те же ворота, через которые, натужно воя, проезжал грузовик, смотрели уже двое. С немного разных ракурсов, причем второй – в прицел чего-то весьма крупнокалиберного.

Бронированная тушка грузовика проскочила ворота и, явно потеряв управление – Кат помнил, как бьет по голове защитное поле, – вильнула в сторону, сшибая декоративные столбики ограждения.

Снега внутри ограды не было, теперь Кат знал почему – отводка тепла от реактора, – но это и не важно: замедленно, как в фильмах предков, грузовик достиг определенной точки территории. Подскочил на бордюре, подкидывая вверх кабину.

– Пора, – прошептал Кат. Самому себе. Всем своим новым частям разума, слитым в единую сеть. В Сферу.

Это была не одна мина. Три. Противотанковые, замкнутые в цепь и снабженные дистанционным управлением.

Кабину вместе с прилепленным сверху пулеметным гнездышком оторвало и ударило о стену давно заброшенного склада, в котором, наверное, до сих пор на полу лежали целые штабели плитки. С черепахами и дельфинами, узорами во всю площадь, любых цветов и оттенков, как и полагалось раньше. Объятый пламенем бесформенный металлический огрызок проломил стену и расплющился уже там, внутри, обо все это заброшенное богатство. Двое в кабине и один сверху вряд ли пережили даже взрыв, а уж теперь от них точно ничего не осталось. С гарантией.

Кузов просто разнесло на куски – не спасло ни самопальное бронирование, ни довольно крепкая рама. На месте подрыва осталась многоугольная воронка, в которую осыпались куски асфальта, земля и обломки машины. Снизу шел дым.

Леший стоял, открыв рот, и смотрел. Наверное, остальные двое бойцов реагировали примерно так же – сказать было нечего. Хрен их знает, порчей, кто они такие, но база защищена от людей и покруче складских. Тут вообще не пройдешь.

– Бля, там же шеф… – протянул Данила. Леший, не оборачиваясь, кивнул:

– Был. Но я теперь из города просто так не уйду… Конец этим сукам, так или иначе.

Он медленно пошел к воротам, раскрыв глаза. Узкие кошачьи зрачки обшаривали пространство, ища хоть одну цель. Любую. Малейшее движение.

– Убрать? – пронеслось в мыслях Ката.

Хорошо проводить совещания вот так: все друг друга слышат, все и есть одно существо. Черт его знает, как они вырабатываются, решения порчей. Но происходит это почти мгновенно.

– Он нам не опасен.

– Он не пройдет. Лишние трупы.

– Захват?

– Нет смысла. Дистанционная проверка. Не годен.

Объяснить человеку, не включенному в сферу, как происходили этот обмен мыслями и выработка решений, невозможно. Это как слепому толковать об оттенках красного заката над морем.

Леший прошел семь шагов. Дольше, чем кто бы то ни было до него, но шанса пересечь периметр не было и у него. Следопыт упал на колени, потом тяжело рухнул на холодный асфальт, звякнув автоматом. Поворочался и пополз обратно. Двое его спутников не решились даже сунуться в ворота.

– Уходим… – прохрипел Леший, с трудом вставая на ноги. – Без толку. Но мы вернемся!

Кат смотрел ему в спину чужими глазами. И Леший, оказывается, жив. Но и эта новость не вызвала никаких эмоций.

 

– Отбой тревоги. Вероятность пожара близка к нулю.

Как они… мы все быстро рассчитываем… Сталкер вновь уснул – разгоряченный, разогнанный как ракета мозг его требовал покоя.

* * *

Леший с товарищами смог дойти почти до Чернавского моста, успешно миновав убежища городских, стаю мортов и усиленные патрули военных. Спасали острые слух и зрение. Но вот падение сверху двух огромных птиц, неведомо откуда вынырнувших из рассветного неба, он прошляпил.

Успел только уклониться, упасть на снег и перекатиться на бок, спасаясь от острых когтей. Да еще выстрелить вслед короткой очередью, благо Данилу задеть он не боялся – судя по смятой когтями фигуре товарища, тот погиб сразу, от удара.

– Кер-ке-кеке! – пронеслось в воздухе. Мерзко как кричат…

– Интересные здесь у вас птички, – прошептал Леший, прячась под ржавым брюхом давно сгнившего посреди дороги грузовика. И ведь спрятался, чего не скажешь о Самоцвете.

Второй сов, высмотрев добычу, не медлил: удар острого загнутого клюва раскроил складскому череп прямо через шапку. Да здесь и от каски толка было бы не много.

Леший выстрелил и в этого, но от коротких очередей огромная птица пострадать не могла, а палить длинными – значит оставить себя в этом злом месте безоружным. Вообще.

Было трое смелых, остался один быстрый.

Чернавский мост, плюнув на высокий фон, Леший преодолел бегом. По пути он вспомнил рассказ Ката о сражении с совом на каком-то здании голыми руками и который раз удивился. Похоже, покойный шеф был не так уж и неправ – парня недурно иметь на своей стороне.

Только вот своей стороны у Лешего здесь не было.

Уходить из города и поднимать остатки складских? Да, есть еще броневики. Есть цистерны – можно недурную бомбу загнать на территорию порчей, сами удивятся. Только вот стоило ли оно того? Возможно, лучше уйти и забыть всю эту историю как страшный сон.

Но оставался еще и сам Кат, которого Леший считал другом. И вытащить его из лап этих странных сектантов – не только предсмертное желание Дюкера, но и его собственное, вполне себе прижизненное.

По дамбе, соединявшей мост с левым берегом, бежать было легче: меньше машин, почти целый асфальт. Следопыт рвал легкие, перемещаясь привычными огромными скачками – таиться здесь не от кого, а счетчик тикает, накручивая миллизиверты. Ледяные поля, сковавшие водохранилище с обеих сторон дамбы, немного спасали – летом здесь и вовсе не пройти, видимо.

Леший оглядывался на бегу. Попасть в лапы совов сейчас – уж совсем обидно, почти ушел же. Обостренным зрением он засек небольшие группы людей в сером, перемещавшихся на оставленном правом берегу. Но люди – это ладно, люди не так опасны.

Добежав до широкого перекрестка, он вздохнул и перешел на шаг. Из всех, о ком он слышал от Ката, обратиться за помощью можно было только к общине Фили, Детям дракона. Если они согласятся выслушать неведомого человека, конечно.

Значит, ему налево.

И лучше не идти по центру дороги, что-то он расслабился в своих лесах.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»