Окно возможностей для вашего ребенка. О правильных играх, гаджетах, возрастных кризисах и счастливом детстве

Текст
7
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Окно возможностей для вашего ребенка. О правильных играх, гаджетах, возрастных кризисах и счастливом детстве
Окно возможностей для вашего ребенка. О правильных играх, гаджетах, возрастных кризисах и счастливом детстве
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 898  718,40 
Окно возможностей для вашего ребенка. О правильных играх, гаджетах, возрастных кризисах и счастливом детстве
Окно возможностей для вашего ребенка. О правильных играх, гаджетах, возрастных кризисах и счастливом детстве
Аудиокнига
Читает Ольга Седова
479 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Часть 2. Школа воспитателя

Окно возможностей

Стоп, стоп, стоп! Нормально вы так – пусть ушибется, пусть подавится! Пусть лучше сейчас, чем в три года подавится… Простите, мы не цыгане – этих отмыть или новых нарожать! У меня запасные дети не предусмотрены, вот этот есть, один. Маленький, хрупкий! В три года уже не страшно и падать, и давиться, но не сейчас же!

Маленький, да. А вот хрупкий ли?

Про сензитивные периоды сейчас, пожалуй, знают все в той или иной форме. После трех уже поздно. Детский мозг пластичен. Иностранный язык лучше изучать в среде носителей с двух лет. А освоить родной надо до пяти, потом может и не заговорить. И так далее… Сензитивным называют период наивысших возможностей для развития какой-либо функции. Само детство – один большой сензитивный период для развития вообще всего. Действительно мгновенно, если подойти с взрослыми мерками, ребенок из лежачего состояния переходит в прямоходячее, с нуля за пару лет – к свободному речевому общению на одном или нескольких языках, если среда предполагает несколько. От облизывания предметов – к осознанным действиям с ними, а потом и оперированию абстракциями… Взрослый так быстро не может.

Я люблю сравнивать сензитивный период с окошком для развития функции. Пока открыто – функция, как воздух в помещение, проникает в ребенка и заполняет его целиком, быстро, качественно. Но вот закрылось окно. В нем есть щели, и воздух проникает тоже. И тоже заполняет. Медленнее, с затруднениями. Так же и функция. Овладеть можно. Учим же мы иностранные языки и в тридцать, и в сорок лет. Но так, чтобы за два года с нуля к свободному носительству, – это вряд ли. Даже в среде.

Вернемся на минутку к началу нашей книги и мифам вокруг развития ребенка. Да заговорит, все же говорят! Так вот, действительно, до пяти лет – критический период. Если не заговорил до пяти – окошко все. Закрывается. Закончен сензитивный период. Нет, не приговор эта страшная цифра «пять». Нет окна – будем систему вентиляции строить, чтобы воздух все же проходил активнее. Ребенок после пяти лет заговорить может. Чего он точно не может – сделать это САМ. Без занятий со специалистом по альтернативным воздуховодам, долгих и кропотливых, многолетних. Логопеды и дефектологи это умеют, и вы не ждите после пяти, когда же сам. Окно открывается только один раз.

Что-то вы куда-то не в ту степь… Мы же вроде сейчас об опасностях для жизни ребенка говорили? О возможности подавиться и сотрясение мозга заработать. Нам до речи как до луны еще, давайте с депривацией разбираться. Что, без ушибов и удушений никак?!

Простите, сейчас все будет. Сам термин «сензитивный период» ввел в обиход отец-основатель отечественной психологии Лев Семенович Выготский, выделив некоторое количество этих самых периодов. Другие исследователи, в том числе и известная всем Мария Монтессори, расширяли, дополняли и конкретизировали его классификацию. Выготский обрисовал свою классификацию сензитивных периодов широкими мазками, выделив, например, такие функции, как речь и социализация. Монтессори покопалась в дошкольном детстве поскрупулезнее, обозначив, например, как функции любовь к порядку и взаимодействие с мелкими предметами. Помнится, когда в первый раз читала про сензитивный период для любви к порядку, посмеялась, вспомнив своих детей малышами. В два года – не дай бог маме надеть тапки папы! Это здесь не стояло! Убери! Положи! Дай помыть посуду! А теперь пол! Надо же, какая у меня пунктуальная воспитанная дочь! – раздувалась я от гордости со старшей (видели бы вы ее комнату сейчас). Хе, сензитивный период – понимающе кивала с младшим, уже не ожидая, что он таким педантом будет всегда. Не претендуя на звание новой Монтессори, расскажу вам о сензитивных периодах для тех функций, которые мы затронули в предыдущей главе.

Вообще сензитивный период для практически любой функции выделить можно, и сигнал, что он наступил, вам даст сам ребенок. У моего сына в его восемь лет, например, как по нотам наступил второй период усвоения иностранных языков. Не проходит и часа без вопроса «А как это по-английски?». Смотрит мультики с субтитрами и каждый день прибавляет в понимании новые пару десятков слов. Сакраментальный вопрос четырехлетки «А почему?», от которого его мама быстро начинает лезть на стену, – сигнал о развитии логического мышления, готовности получить максимально целостное представление о мире, усовершенствовать речь. Сигнал, что ребенок готов научиться жевать и не давиться, – вовсе не появление первых зубов, а невероятный интерес полугодовалого малыша к вашей пище. И зубы тут вообще ни при чем. Во-первых, они передние, особо не пожуешь. Во-вторых, у кого-то они и в три месяца прорезаются, а у кого-то лишь в одиннадцать. Первому жевать будет рано, второму – поздно. Да-да, поздно. Мы обычно все в блендер или протираем и лишь ближе к году осмеливаемся дать первые кусочки – а это поздно. Сензитивный период для обучения жеванию – от шести до одиннадцати месяцев. В год уже можно отдельную тарелку, ложку и котлету выдать, навык в норме освоен.

Так и вижу, как мама какого-нибудь двухлетки, который ест, только если кормить с ложки, да и то под мультики, ошарашенно перелистывает страницы. В год? Сам? Котлету? Ну просто поверьте матери четверых детей. Лично наблюдала. Четыре раза. Впечатляющее зрелище, согласна. Для современного детства не очень типичное, но возможное и нормальное. Для этого всего лишь надо организовать прикорм не с учетом бизнес-интересов производителей детского питания, а с учетом детской физиологии.

Как именно? А так, как лет триста назад детей в какой-нибудь деревне кормили. Там блендера не было, и сок зимой выжать было не из чего, разве что из квашеной капусты. Пока ребенок интерес к еде взрослых не проявлял, его и не кормили ею. Сосал себе грудь да рожок. Наблюдал внимательно, как мать еду в рот несет. Пробовал тянуться ручками. Оп! Получилось! Ручки дрожат от нетерпения – несу в рот, как мама! Ой… Не донес…

Если вы просто станете брать ребенка на колени всякий раз, когда едите сами, и не станете в своей тарелке заливать горсть чеснока стаканом кетчупа (всю остальную нормальную здоровую еду ребенку можно) – все пойдет само, так, как надо в соответствии с сензитивным периодом.

А как же постепенность введения прикорма? А она и так произойдет. Если вы под ребенка подстраиваться не будете, а в обычном темпе начнете употреблять свой обед. В полгода хорошо, если один из пяти кусочков, которые малыш подцепил, до рта доставлен окажется. И тогда сразу глаза от изумления по пять рублей и рот как у вороны из басни – хлоп обратно в тарелку все нажитое непосильным трудом. Сензитивный период. Малыш активно учится, он готов к обучению именно этому навыку. Не боясь, не расстраиваясь, упорно и настойчиво. Но учится. И научится не сразу. И его физиология, возможность переварить новый продукт пойдет в унисон с психомоторным развитием – возможностью этот самый продукт в ЖКТ доставить. И именно этот путь – правильный.

В полгода пол чайной ложки. В восемь месяцев – три столовых. В десять – полтарелки. В год – на-ка тебе, дорогой, свою порцию. И ложку мою не отнимай, вот твоя. Садись на стул рядом. Все само. Сензитивный период – когда само. Не когда вы методичку открыли – пора обучать! Витя, это ложка. Ложка, это Витя. Челюсть вверх, вниз, в стороны – это называется жевать. Так тоже можно. Еще один вентиляционный канал прокладываем, когда окно уже закрыто. Героически и в поте лица. А Витя орет, убегает, давится, тошнит и плачет – ему страшно, непривычно и неинтересно. Наверное, что-то таким образом воспитывается у всех участников процесса. Умение преодолевать трудности, например. Собственноручно созданные, ну да это детали. Лично я женщина слабая и склонная к гедонизму, а трудности мне жизнь и так подкидывает в количестве, чтобы еще дополнительно не изобретать. Я лучше сензитивным периодом воспользуюсь, просто комнату через окно проветрю.

Не просто еда

Ну что же делать, поехали обсуждать питание ребенка и его связь с развитием в принципе, раз уж потоком именно сюда вынесло. Грудное, искусственное, когда прикорм, нужен ли сок… Оговорюсь сразу – я не гастроэнтеролог, не эндокринолог, не аллерголог. Мои логические размышления на тему будут строиться на изначальной убежденности в постулате, что Природа-матушка плохого не посоветует. Да, я как-то в вековые адаптивные механизмы верю больше, чем в разные достижения цивилизации, которым менее ста лет. К достижениям этим, считаю, присмотреться повнимательнее нужно. Вон, новые исследования говорят, что супербезопасный, всем привычный парацетамол опять аутизм вызывает.

В этой главе мы пройдемся по всем вариантам и способам вскармливания ребенка и попробуем поразмыслить: а какие механизмы организации питания и каким образом могут сказаться на психическом развитии ребенка. Да-да, именно так. Это для нас, взрослых, интеллект – отдельно, бытовая приспособленность – отдельно, спорт – отдельно и еда – просто еда, от которой либо бурчит в животе, либо легко и прекрасно. От еды взрослый не станет интеллектуалом или глупцом, хотя в здоровом теле и дух поздоровее обычно, но вообще не факт. Для развития же ребенка мелочей нет, развитие его психики зависит в том числе и от развития моторной, сенсорной сфер, координации движений. Ну, еда уж точно не только не мелочь, а один из основных факторов успешного физического и психического развития. С физическим вроде бы все ясно, хотя нескольких неочевидных моментов мы коснемся тоже. Что же до психического – ну вы посчитайте хотя бы в процентном соотношении время дня, которое ребенок посвящает процессу приема пищи. Чем младше ребенок – тем больше. Наивно думать, что это время для психического развития – пустое. В наших силах сделать так, чтобы время приема пищи стало для ребенка поистине развивающим, формирующим важнейшие стороны психики. Не сделаем сейчас – будем долго и мучительно специально развивать потом, в обход сензитивных периодов. Опять вентканалы строить при закрытых окнах. Можно и так? Можно. Вопрос – зачем?

 

Итак, начнем с самого начала. Грудное или искусственное? Тема, которую затрагивать вообще нельзя никому и никогда, открываются такие бездны, в которые заглянешь и убегаешь с воплями ужаса – зачем вообще разговор завел на эту тему. Мое большое счастье как специалиста в области коррекционной педагогики – я могу просто не обсуждать темы лучшей перевариваемости, биодоступности и даже не коснуться вопроса формирования белого вещества, которое к психическому развитию имеет отношение прямее некуда и от вскармливания тоже напрямую зависит. Но нет, не коснусь. Желающий да загуглит. Мы поговорим о том, что вроде бы более на поверхности, но, как ни странно, даже менее очевидно, чем миелинизация.

Но поскольку прежде всего я занимаюсь речью, а речь – это отчасти и анатомия, поговорим о самом очевидном. Грудное вскармливание – тот механизм, который призван вылепить из организма именно то, чем он генетически задуман, а не что-то другое. Для того чтобы сосать, требуются большие усилия, и все анатомические возможности, чтобы эти усилия приложить, у новорожденного младенца есть. Его ротовой аппарат идеально приспособлен именно под материнскую грудь, и когда происходит соединение этих двух частиц пазла, груди и ротика ребенка, возникает система с идеальной эффективностью. Никакой молокоотсос не высосет столько молока из груди, сколько маленький живой вантуз, именно поэтому попытки оценить, достаточно ли молока, путем сцеживания не имеют смысла – сцедится мало, а ребенок высосет много. И никакая самая эргономичная соска не даст органам ротовой полости ребенка работать так же эффективно, как материнская грудь.

Зачем же нам так необходима эта эффективность? Во-первых, затем, что сильные мышцы органов ротовой полости – залог своевременного появления речи и ее чистоты. И во-вторых, затем, чтобы ребенок выглядел так, как он природой, генами задуман. Совсем маленькие дети с церебральным параличом или спинальной мышечной атрофией – врожденным неизлечимым заболеванием, при котором все мышцы необратимо слабеют, внешне ничем не отличаются от обычных детей, кроме того, что не могут ходить. Но проходит время – и очевидными становятся изменения внешности, лица. У большинства таких детей недоразвита нижняя челюсть, верхние зубы выпирают вперед – так мышечная система тянет за собой и костную тоже. Меняется не только физиология – возможность легко производить движения, но и анатомия – само строение лица и тела.

Выбирая для себя и своего ребенка искусственное вскармливание, учтите и такую возможность тоже. Недостаточное задействование в процессе сосания мышц, за это самое сосание отвечающих, может привести как к задержке речи в будущем, так и к неправильному формированию зубочелюстной системы, требующему внимания миофункционального терапевта и ортодонта. Очень внимательно отнеситесь к выбору бутылочки и соски, подбирая системы, наиболее точно имитирующие сосание груди. Внимательно изучите процесс сосания груди ребенком – и приблизьте процесс сосания бутылочки к грудному вскармливанию.

Выбирая, выбирая… А я не выбирала! У меня просто молока мало. В весе не прибавлял, кричал все время, молока не хватало! Что ж ему, голодать? Сначала докармливала, потом от груди отказался…

Еще лет двадцать назад я бы посетовала на недостаток информации – действительно, статьи о правильной организации грудного вскармливания надо было поискать, и информация в них была настолько непривычной и шокирующей, настолько вступала в противоречие с привычными рекомендациями педиатров, что следовать ей решались немногие. Сейчас информация более чем доступна, привычна, педиатры в курсе, существуют консультанты по грудному вскармливанию, приезжающие на дом и помогающие наладить процесс… Сейчас я продолжаю стоять на позиции, что выбор между грудным и искусственным вскармливанием – именно выбор, а не ситуация безысходности. Информация доступна, но не очень легка и приятна для восприятия.

Как – кормить практически все время?! И днем, и ночью?! А как же режим?! А когда мне жить?! Как – не давать соску, не докармливать?! Сейчас такие красивые соски и бутылочки, вот, я уже купила, под цвет бодика… Как – тело к телу голеньким, это что, мне в таком виде по дому ходить?!

Да, именно так. В первые месяцы, пока процесс уверенно не встал на отлаженные рельсы – именно так. Неудобно, некрасиво (хотя это как посмотреть), непредсказуемо, вся жизнь подчинена кормлению. Все попытки на первых порах как-то срулить с этих рельсов, иногда дать соску, иногда докормить, иногда выдержать время приводят к одному и тому же результату – уменьшению количества молока и отказу ребенка от груди. Не укладывается в голове. Не хочется. Не готова. А налаживание грудного вскармливания не терпит компромиссов. Поэтому происходит выбор – в пользу красивой бутылочки с рожками оленя. Мама, может, и хотела бы какое-то компромиссное решение, но сам процесс не терпит компромиссов. Выбор делает уже ребенок – всегда в пользу бутылочки. Сосать из нее всегда проще. И уже понятно, что с голоду пропасть не дадут, зачем напрягаться? К трем месяцам ребенка выбор сделан. Грудь сходит на нет, бутылочка уверенно выдвигается на лидирующие позиции.

Чуть позже бы можно было и бутылочку, и соску, да простят меня консультанты по грудному вскармливанию. Мой опыт говорит – можно. После трех месяцев и режим наладится сам, и отказа от груди не произойдет. Но маме новорожденного кажется, что это безобразие, когда она и не человек вовсе, а ходячая сиська, не кончится никогда, и на это подписаться она не готова. И происходит выбор. Я за то, чтобы дать маме максимально полную информацию. Это – ненадолго. Нужно лишь немного потерпеть. Если этого не сделать – сделан будет выбор. Всегда однозначный.

Всё почитали внимательно, оценили, кивнули. Все равно не готова. Все равно – лучше бутылочка. Это удобнее. Подберем самую близкую к форме груди, это мне ясно. Спасибо за информацию.

Спасибо и вам за осознанность, за отсутствие перекладывания своей ответственности за развитие ребенка на чужие плечи. Сама выбор сделала, сама за него отвечу. Такую позицию можно только уважать, и далее в тексте будут дальнейшие рекомендации мамам, сознательно выбравшим искусственное вскармливание, как сделать этот процесс тоже благоприятствующим развитию ребенка, как изначально благоприятствует вскармливание грудное. Тоже своего рода обходной путь, тоже вентиляционный канал. Чуть больше труда надо вложить, чуть больше подумать там, где не надо думать при грудном вскармливании. Но нет ничего невозможного для человека с интеллектом. Можно даже умудриться найти грабли в таком наиестественнейшем процессе, как кормление грудью.


Кормление – это и развитие тоже

С анатомией и физиологией ротовой полости вроде разобрались, что же не на поверхности? Что же не так очевидно? Для начала – те грабли, на которые успешно наступают как при естественном, так и при искусственном вскармливании, все же не учитывая, что кормление – это и развитие тоже. Очень соблазнительно бывает вручить ребенку бутылочку, пусть сам там как-нибудь. Но и при грудном вскармливании можно с тем же успехом уйти в астрал, уединившись со смартфоном: ребенок вроде и тут, а вроде и нет его. Да, если учесть, что при налаживании грудного вскармливания ребенок сосет не пятнадцать минут раз в три часа, а, скорее, три часа с промежутком в пятнадцать минут, – развивать его с ума сойти можно, я согласна. Да это в таких количествах и не нужно. Дремлет ребенок, посасывая, но грудь все же не отдает – зачем ему ваш нежный взгляд и сладкие речи, пусть спит себе, а вы смотрите сериал или вебинар или в соцсетях общайтесь на здоровье. Ну а когда он взгляд на вас обратил, ответьте уж, пожалуйста, и поговорите. Это всего несколько минут. Помня о том, что впереди у малыша очень важная задача – развитие речи. Которого без образца не бывает. Кормление – время поговорить, напеть глаза в глаза. Дать ребенку образец – вот так надо. И подкрепить эмоционально, показать, что речь – это классно и здорово. Ну а если не грудь, а бутылочка, то еще проще. Количество молока в ней невозобновляемо, соответствует возрастным нормам, поспать, пока сосет, малыш не успевает. Он проснулся, он бодр и активен, он добывает еду и готов к контакту. Возьмите на руки, как если бы кормили грудью. И поговорите. Используя кормление как развитие.

Что же происходит дальше? А дальше мы возвращаемся к нашей предыдущей главе о сензитивных периодах и еще раз вспоминаем, что задача развития первого года жизни – активное познание мира. Мира людей, пока еще в основном ограниченного семьей, и мира предметов. Это катится, это льется, это тяжелое, это большое, это горькое, это твердое, а это мнется. Только на эту базу, на понимание, что объекты этого мира разные, для разного нужны, разного требуют взаимодействия, и ложатся обозначения. Помните наше яблоко?

Оно не станет яблоком, пока представляет собой рисунок. А станет лишь тогда, когда съедены, понюханы, брошены, почувствованы в руках десятки яблок. Картинка обретет смысл. А обретя смысл, может быть названа. Только так. Позже мы научимся получать информацию еще и через действия с предметами. Наглядно-действенное мышление уступит наглядно-образному. Уже имеющиеся образы, сформировавшиеся на основе реальных предметов, станут базой формирования понятий. А еще позже сформируется следующий вид мышления – словесно-логическое, когда уже не образы, а смыслы и названия – основа для мыслительного процесса. Только так, не наоборот. Бесполезно говорить «возьми яблоко» ребенку, который пока не добрался до смыслов. Точно так же бесполезно показывать картинку с яблоком ребенку, у которого не сформирован образ. Ну да, он посмотрит. Почему не посмотреть на белый бумажный квадрат с красным кругом внутри. Он яблоко? Ну окей, яблоко. Послушал, посмотрел, забыл. К счастью. А то так и думал бы, что яблоко плоское, белое и квадратное с красным посередине.

Так вот, первый год жизни – время действий и чувств. Тех инструментов, которые приведут человека к образам. Потом – к понятиям. Потом – к смыслам и логике. И время, в которое малыш принимает пищу – а мы уже писали, что это достаточно протяженные временные отрезки, – то время, которое он может отдать этим самым действиям и чувствам. Это время можно сделать пустым набиванием желудка. А можно – развивающим занятием, вовсю эксплуатирующим естественный сензитивный период и естественные механизмы развития, только успевай поворачиваться.

Когда начинать развивающие занятия, я уже писала. Когда ребенок просигналит нам – готов! приступаем! Когда хищно посмотрит на вашу тарелку. Когда ручки задрожат от возбуждения. Когда цоп – и кулачок полон ваших спагетти, и попробуй пальцы разожми. Чтобы этот момент не пропустить, надо для начала саму возможность увидеть, захотеть ее ребенку предоставить. Если вы едите, когда он спит, такой возможности у него нет. Если вы сами едите, покормив малыша и вручив ему планшет либо включив мультики, такой возможности у него нет тоже. Мультики всегда переиграют все естественные процессы, это надо помнить. Они всегда более сильный стимул и более привлекательная деятельность. Потом скажете: у моего ребенка не было пищевого интереса! Действительно не было. Не было возможности поинтересоваться.

Берем ребенка на колени, когда едим. Как вариант – снимаем с детского стульчика столик, регулируем высоту и придвигаем вплотную к общему столу. Выключаем телевизор. Снимаем со стола красивую скатерть, убираем ковры, держим наготове ведро и швабру – в ближайшие пару месяцев будет очень весело. Зато потом чисто и спокойно, здесь как с грудным вскармливанием – потерпите немного, и пойдет по накатанной. Потерпите – и развлечения с инсталляциями из гречки на стенах будут вашему уже десятимесячному неинтересны. В год будет вилкой и салфеткой пользоваться. А если приучать к самостоятельному приему пищи позже начнете – на этапе инсталляций он задержится уже на гораздо более долгий срок.

Итак, придвинули, посадили, выключили. Дальше как хотите. Хотите свою тарелку отдайте на растерзание, хотите личный подносик выделяйте, правда, все равно ваша тарелка интереснее будет. И на нее – все, что угодно. Кроме жареного бекона и майонеза, конечно. Ваша тарелка вообще лучше, физиологичнее. Я уже писала, почему. Вы же тоже едите. Малыш не успеет съесть лишнего, доставив в рот ровно столько, сколько по возрасту может переварить, так система работает. Если вы положили ему отдельно (в конце концов, вы тоже человек и сейчас мечтаете о жареном беконе, вам бекон с яйцом, малышу – просто яйцо без бекона) – то убирайте со стола сразу, как поели сами. Не переборщите с развивашками, помните, что ЖКТ еще не перестроился. Кстати, о ЖКТ. Мамам, кормящим грудью, на этом этапе будет спокойнее. Помимо всего прочего, грудное молоко – это еще и ферменты, помощь в переваривании пищи, гибкая субстанция, подстраивающаяся в том числе и под запросы организма. Не спрашивайте меня, как она это делает, я не знаю, но это давно доказанные факты. Смесь этого делать не умеет. Ребенок, вскармливаемый смесью, имеет куда выше вероятность заполучить расстройство. Все традиционные педиатрические методы прикорма – по одному продукту, по капельке – подразумевают именно ребенка-искусственника, ведь таковых было большинство пятьдесят лет назад, да и смеси производились так себе, и ЖКТ изначально был из-за этого слабым местом. Сейчас, конечно, наука шагнула далеко вперед, и смеси адаптированы по возрасту, в том числе и обогащены ферментами. Но все равно я призываю к осторожности мам детей-искусственников. Возможно, действительно стоит дать сегодня лишь один продукт и внимательно наблюдать за кожей и стулом ребенка. Завтра предложить другой, послезавтра совместить два…

 

Ну а если вы еще только ждете ребенка и думаете, выбор в пользу какого типа вскармливания вам сделать, учтите и этот момент. Рухнуть в оголтелую развивающую естественность с малышом-искусственником у вас не получится. Вы должны быть более осторожны и осмотрительны. И возможно, вам придется все же стать мастером обходных путей. Возможно, предлагаемые мной способы совмещения естественных процессов и развития вашему ребенку не подойдут и придется идти в обход, что-то организовывая специально. С детьми на грудном вскармливании такое случится может тоже, но реже, чем с искусственниками.

Ребенок, скорее всего, не подавится, так как именно сейчас – сензитивный период, именно сейчас его анатомия и физиология идеально приспособлены, чтобы научиться жевать, именно сейчас системы безопасности организма работают наиболее качественно… Если все-таки подавился, проблема обычно легко устранима. Если давится часто и серьезно, скорее всего, давился и молоком, нужно провериться на предмет неврологических и анатомических нарушений.

А дальше смотрите, что происходит. Берет, несет в рот, размазывает по столу, роняет на пол… Что стоит за этим свинским безобразием, какие новые навыки и функции ребенок приобретает? Понятие о цвете, форме и размере. Кубик морковки, шарик зеленого горошка, кружок картошки. Понятие о вкусе – пресное, сладкое, кислое и прочие нюансы, описать которые не хватит средств в языке. Разные ощущения во рту от твердого, густого, жидкого, мягкого, круглого, плоского, угловатого. Любимый нами пинцетный захват – вот вообще на ура отрабатывается. Моторика ротовой полости – чтобы все нажитое непосильным трудом (попробуй донеси до рта-то!) обратно не вываливалось, столько усилий приложить надо! Губами зафиксировать да языком завязать…

Когда на консультацию ко мне приводят ребенка, я всегда спрашиваю о его отношениях с едой. Были ли трудности с жеванием, глотанием, когда прекратилось слюнотечение. Многие удивляются, слыша от меня, что в норме в год слюнявчик ребенку не нужен. Нет слюней, совсем. При таком способе ввода прикорма их точно не будет – ребенок научится контролировать этот физиологический процесс. Если же слюнотечение после года остается – это свидетельствует о слабости мышц ротовой полости, о нарушении координации движений органов. Проблема может быть врожденной – тогда естественный способ питания не восстановится, проблема слишком серьезна, либо приобретенной – тогда все может решиться при помощи блендера. И дальнейшие проблемы у детей как с врожденным, так и с приобретенным нарушением функционирования ротового аппарата схожи. Позднее начало речи, трудности с речью. Каша во рту, что говорит – непонятно, с логопедом занимаемся, речь становится чище, но медленно и трудно… С врожденным – что уж поделать, так получилось – работаем, корректируем. А вот приобретенного можно бы и не допускать, всего лишь вовремя начав заменять мощное сосание не менее мощным жеванием. Помним, что вовремя – это не когда-нибудь там после года. И не тогда, когда зубы появятся. А когда малыш подал сигнал. В среднем – в возрасте полугода.

Подводим итоги. Результатом такого естественного способа прикорма – его еще называют педагогическим, и не зря, потому что это именно педагогика, а не только еда, – будет полноценное использование сензитивного периода. Получение огромного пласта знаний об окружающем мире, которые в последующем станут основой мыслительной деятельности. Еще такой способ прикорма – залог правильного формирования и функционирования всех органов ротовой полости, а значит, своевременного появления и развития речи в дальнейшем. Еще – сенсомоторное развитие, формирование адекватного адаптивного ответа на вызовы среды, развитие тонких движений пальцев рук, координации. Бонусом – отсутствие проблем с жеванием, пищевой избирательностью и поведением за столом. В год у малыша, которого прикармливают педагогически, нет уже никакого интереса намеренно мусорить, бросать, размазывать еду, он уже слишком взрослый для таких игр. А интересно ему – быть как мама с папой. Как они, пользоваться ложкой, вилкой, ножом и салфеткой. Полтора года для такого ребенка – уже не возраст самообслуживания за столом, он это уже умеет. Это – возраст помощи. Когда не только сам все съел, а еще и салат на обед порезал.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»