Предназначение человека. Тайны собственного Я

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Предназначение человека. Тайны собственного Я
Предназначение человека. Тайны собственного Я
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 768  614,40 
Предназначение человека. Тайны собственного Я
Предназначение человека. Тайны собственного Я
Аудиокнига
Читает Семён Ващенко
419 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Вопросы для самоанализа

• Какую эмоциональную атмосферу я обычно распространяю вокруг себя?

• Какие чувства и эмоции я хочу дарить людям?

• Как часто я произношу слова обид и претензий?

• Как часто я испытываю усталость, хандру, безразличие, раздражение?

• Как часто я жалею себя, жду жалости, повышенного внимания и понимания со стороны других людей?

• Как я реагирую, когда кто-то в моём присутствии нуждается в поддержке и помощи?

• Как часто я бросаю начатое, а потом корю себя за это?

• Отчего зависит моё вдохновение и желание трудиться?

• С каким чувством я обычно просыпаюсь по утрам?

• Что именно поднимает меня с постели и стимулирует проживать новый день?

• Что есть в моей жизни важного и интересного, чему я с искренней радостью посвящаю своё время и усилия?

• В чём именно я нуждаюсь от жизни прежде всего?

• Чем я обычно занимаюсь в свободное время, когда нет никаких дел?

• Хочу ли я развить в себе способность бескорыстно отдавать? Зачем мне это надо?

• Как часто я говорю слова благодарности?

• Как часто я говорю комплименты людям?

• Есть ли в моей жизни люди-герои, которые вдохновляют меня своим примером?

• Какие три драгоценных качества я хотел бы развить в себе? Почему?

• Могу ли я, положив руку на сердце, сказать, что уважаю сам себя?

• Испытываю ли я стыд за свою жизнь?

• Есть ли у меня что-то, чем я могу поделиться с младшими?

• С каким чувством я смотрю в своё будущее?

• Какие личные качества я хочу во что бы то ни стало развить в себе?

• Какие три шага я готов делать каждый день, чтобы прийти к этим качествам?

Глава вторая. Предназначение и наши жизненные роли

Осознаваемые и неосознаваемые роли: гендерная, национальная, религиозная, психологические, профессиональные роли

Когда мне было 5 лет, мама всегда твердила мне, что самое важное в жизни – быть счастливым. Когда я пошел в школу, меня спросили, кем я хочу стать, когда вырасту. Я написал «счастливым». Мне сказали: «Ты не понял задание», а я ответил: «Вы не поняли жизнь».

Джон Леннон

В поисках предназначения нам обязательно предстоит присмотреться повнимательнее к теме разнообразных жизненных масок, что мы носим, или ролей, которые все мы играем в течение своей жизни. Да что там в жизни – даже в течение одного дня мы успеваем сменить множество своих образов, каждый из которых способен преобразить человека до неузнаваемости.

Тема жизненных ролей бесконечно важна в контексте данного исследования, так как затрагивает разные аспекты наших субъективных реальностей и сопутствующих им задач. Мы изучаем наши возможные роли и образы, чтобы проследить, где за ними скрываются неосознаваемые иллюзии, подмены и ловушки.

Когда мы в очередной раз спрашиваем себя «Так в чём же всё-таки заключается моё предназначение?» очень полезно уточнить, для какой именно из своих многочисленных ролей мы его ищем.

Или, если поставить вопрос иначе:

КТО ИМЕННО СПРАШИВАЕТ О ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ?

Дорогой читатель, когда у тебя случится с кем-нибудь разговор на тему предназначения, ты можешь смело переспросить своего собеседника: «Какую из множественных ипостасей себя ты имеешь в виду?»

Поразительное дело. Пока ты маленький, ты веришь, что тебе доступно всё, чего ни пожелаешь, что перед тобой нет границ. Ждёшь нежданного и веришь в чудо.

А потом вырастаешь – и вера твоя колеблется, разбивается вдребезги. Сталкиваешься с суровой реальностью и осознаешь, что совсем не всё тебе по силам, что придётся довольствоваться меньшим. Отчего мы перестаём верить в себя? Почему факты и цифры и прочее управляют нашей жизнью, а не мечты?

Сесилия Ахерн «С любовью, Рози»

Итак, давай попробуем разобраться о чём же идёт речь.

Жизненные роли – это те или иные варианты личной и социальной идентификации, которые нам нужны в качестве точки опоры. Ведь если человек не понимает, кто он такой, он не поймёт ни что для него правильно-неправильно, ни как следует относиться к окружающему миру, ни как проявлять себя в жизни. Самоидентификация по сути своей является обязательным фундаментом осознанной жизненной позиции и основой для выстраивания любых отношений. На пути формирования личности каждый из нас должен будет пройти достаточно насыщенный путь, преодолевая возникающие препятствия и развивая свои лучшие качества.

Вся моя жизнь – громадная пылающая чистая страница, и я могу сделать всё, что захочу.

Джек Керуак «Бродяги дхармы»

Также следует учесть ещё одну исключительно важную деталь относительно нашей идентификации и всевозможных жизненных ролей: очень многие представления о себе нами практически не осознаются. Наши автоматические реакции, стереотипы поведения, закосневшее восприятие реальности, укоренённые привычки, эмоциональные ассоциации, глубинные страхи и образ мышления являются встроенными в сознание искажающими программами, о которых мы зачастую не отдаём себе отчёта, не можем адекватно оценить и отделить их от самих себя настоящих. Мы порой не способны посмотреть на себя со стороны, увидеть себя с нейтральной точки зрения, не в состоянии отделить зёрна от плевел. Как говорил великий философ древности Демосфен, «легче всего обмануть именно самого себя».

И потому у любого искреннего исследователя возникает совершенно обоснованная потребность выяснить, кем же он является на самом деле, и что мешает ему обрести себя настоящего.

Удивительно, как люди высоких моральных принципов и столь же высокой чувствительности, никогда не позволяющие себе воспользоваться преимуществом перед человеком, рожденным без рук, ног или глаз, как они легко и бездумно потешаются над человеком, рождённым без разума.

Дэниел Киз «Цветы для Элджернона»

Дорогой читатель, ты наверняка знаешь, что после даже непродолжительного пребывания в морской воде корабль потихоньку начинает обрастать ракушками, водорослями и прочей морской живностью, превращаясь в своеобразный плавучий остров. За ним собираются маленькие рыбки, которые, в свою очередь, привлекают рыб покрупнее, за ними пристраиваются птицы, и в результате всё это большое и шумное хозяйство начинает жить самостоятельной жизнью. И потому любой корабль нуждается в регулярной профилактической чистке – избавлении от лишнего груза, что собрался в процессе долгого пребывания в воде.

Подобный такому кораблю, человек в море своей жизни также понемногу обрастает ракушками-отождествлениями, которые по сути своей есть не что иное, как навязанные нам всевозможные социальные роли и маски, придуманные образы самих себя, искажённые представления о мире и других людях, глубинные и поверхностные страхи, дурные привычки, стереотипы поведения, иллюзии о близких отношениях, неоправданные претензии, ложные ожидания, психологические переносы и многое другое.

Ведь знал же я одну девицу, ещё в запрошлом «романтическом» поколении, которая после нескольких лет загадочной любви к одному господину, за которого, впрочем, всегда могла выйти замуж самым спокойным образом, кончила, однако же, тем, что сама навыдумала себе непреодолимые препятствия и в бурную ночь бросилась с высокого берега, похожего на утёс, в довольно глубокую и быструю реку и погибла в ней решительно от собственных капризов, единственно из-за того, чтобы походить на шекспировскую Офелию, и даже так, что будь этот утёс, столь давно ею намеченный и излюбленный, не столь живописен, а будь на его месте лишь прозаический плоский берег, то самоубийства, может быть, не произошло бы вовсе.

Фёдор Михайлович Достоевский «Братья Карамазовы»

Со временем мы ко всему этому «богатству» привыкаем, оно буквально с корнями врастает в наше сознание и подсознание, становится для нас таким естественным и привычным, что мы начинаем принимать его как неотъемлемую часть самих себя и даже считаем своим долгом холить, лелеять и защищать его. К нашему настоящему предназначению и глубинным качествам личности весь этот груз прямого отношения не имеет, но при этом он оказывает значительное влияние и очень интенсивно тормозит нам поиск самих себя, смешивая наши путеводные карты и подменяя ценности. Видимо, именно по этому поводу одна мудрая женщина сказал: «Мы с мужем развелись по религиозным мотивам. Я не разделяла его убеждения, что он – Бог».

Существуют десятки и сотни тысяч самых разных вариантов идентификаций, которые накопило человечество за свою многовековую историю. К этим идентификациям мы можем отнести профессии, национальности, религии, социальные статусы, образование, родовую принадлежность, физические особенности, кулинарные предпочтения, а также бесконечное множество других ролей с их бесчисленными оттенками и деталями.

Я свободный человек, американец, сенатор Соединённых Штатов и демократ – именно в этой последовательности.

Линдон Джонсон (1908–1973), 36-й президент США

Некоторые роли и идентификации сугубо индивидуальны и относятся непосредственно к самому человеку, а некоторые распространяются на малые и большие социальные группы. Поэтому тема поиска самоопределения имеет значение как для самого человека, так и для различных общественных формаций, и для всего человечества в целом в том числе.

* * *

Как ты думаешь, уважаемый читатель, чем можно объединить миллионы людей, живущих в одной стране? Что может выступать в качестве связующего фактора и универсальной ценности для десятков миллионов жителей, каждый из которых по-своему уникален и самобытен? Какая ценность способна естественным образом объединить всё человечество и стать аргументом для всеобщего воссоединения и примирения?

 

Многие социальные конфликты длятся десятками и даже сотнями лет, не собираясь затухать, в чём мы легко убеждаемся из ежедневной сводки мировых новостей. Если, к примеру, взять разделение по национальному признаку, то мы увидим, что оно старо как само время. Существует особенное устоявшееся выражение: «Народы мира». Оно означает, что в мире есть бесконечное разнообразие культур, традиций, историй, языков, цветов кожи, вариантов фольклорного наследия, представлений о красоте и множества других сопутствующих факторов. Огромное количество людей, говоря о себе, укажет именно свою национальную идентичность.

…вот уже много веков европейские народы живут – и по меньшей мере четыре века сознают это – под властью, которая по своей сугубо динамической природе не поддается никакому иному определению, кроме почерпнутого из области механики – «европейское равновесие» или balance of power (равновесие сил). Это и есть историческое европейское правительство, которому подчиняется в своем полёте рой народов, дружных и неуживчивых, словно пчелы, слетевшие с руин античного мира…

Ещё в XVIII веке историк Робертсон назвал европейское равновесие «the great secret of the modern politics» (великий секрет современной политики). Секрет великий и, бесспорно, парадоксальный! Ибо равновесие сил – это реальность, основанная на множественности, на плюрализме. Если он исчезнет, это динамическое единство развеется. Европа действительно рой – множество пчел в едином полёте.

Эту единую природу великолепного европейского разнообразия я бы назвал здоровой общностью, плодотворной и желанной, заставившей ещё Монтескье сказать: «Европа – единая нация, состоящая из многих», а Бальзака – повторить в более романтическом ключе: «Великая континентальная семья, все силы которой отданы бог ведает какому таинству цивилизации».

Хосе Ортега-и-Гассет «Восстание масс»

Некоторые страны, игравшие когда-то роль колониальных гегемонов и строившие свою экономику за счёт вливания в свою экономику завоёванных ресурсов, захватывали невольников из других континентов и насильно привозили их для работы на разных производствах. Те были рабами, живой рабочей функцией, и не имели права быть полноценными участниками социума. Их вырывали из привычной жизни и насильно внедряли в чужеродную во всех смыслах среду. Для выживания они формировали свои социальные группы, где поддерживали уникальную атмосферу, пропитанную одним настроением и общей трагической судьбой.

Относительно не так давно рабство как общественный институт было упразднено, и эти люди официально стали гражданами и полноправными членами общества. Тем не менее мы чётко видим, что и по сей день полной социальной и гражданской ассимиляции так и не произошло. До сих пор существует контрастное разделение на «наших» и «чужих», до сих пор мы видим несимметричные привилегии для представителей разных групп и слышим от разных сторон достаточно радикальные призывы к смене устоявшейся системы. Вплоть до наших дней у многих народов сохраняется глубокая историческая обида по отношению к прежним агрессорам и всё ещё теплится надежда на реванш.

Этические принципы выше существования нации.

Эрих Фромм «Бегство от свободы»

Несколько лет назад, будучи в путешествии в одной из азиатских стран, я спросил торговца в лавке, почему он так откровенно меня обманывает и практически не скрываясь пытается лишить меня значительной суммы. На что тот абсолютно искренне ответил, что обмануть европейца не считается зазорным, более того, это даже своего рода добродетель, которая никаким негативным образом не отразится на карме обманщика, потому что некогда европейские колонизаторы разрушали его страну и вывозили из неё к себе огромные богатства. Поэтому среди жителей этой страны есть своего рода национальная забава – «разведи» белого, верни украденные некогда богатства домой. И даже если иноземец проживёт в этой стране несколько десятков лет, для местных он всё равно так и останется чужаком.

В мире много забавного; среди прочего – убеждение белого человека, что он – в меньшей степени дикарь, чем все другие дикари.

Марк Твен

На многих храмах в Индии висят таблички «Only Hindu allowed», что означает «Вход только для индусов». Когда я пытался выяснить, почему так устроено, в ответ услышал много разных аргументов. Какие-то из этих аргументов понятны и вполне приемлемы: некогда чужеземцы-завоеватели разрушали храмы и совершали в них преступления, и сейчас индусы не хотят пускать в свои храмы никого чужого.

Но некоторые находятся за гранью моего понимания. Один из подобных аргументов звучит так: «Наше индийское ДНК священно, ведь мы дети великих мудрецов. А вот ваше европейское ДНК очень низкого качества, потому что вы дети варваров, оно вибрирует оскверняющей энергией. Приходя в какое-то место, вы наполняете это место энергетической грязью. Вы дикари, после вас нужно мыть храмы. Поэтому вам не положено быть в наших святых местах». При этом категорически отвергаются любые доводы о том, что древние Ведические писания, на основе чьей мудрости были построены эти храмы, говорят о единой духовной природе всех живых существ. Не важно, что там говорят седые Веды, важно, что мы лучше, а вы хуже.

Любой может сказать: «В нас живы великие заветы Гуса». Но у кого повернётся язык сказать: «Во мне живые великие заветы Гуса»?

Карел Чапек (1890–1938), чешский писатель

Трагическая история человечества знает великое множество примеров того, как перед вторжением в ту или иную страну захватчики проводили сначала идеологическую кампанию по дискредитации обителей тех земель, на которые планировалось нападение. Другими словами, если вы хотите оправдать свою интервенцию в какую-то страну или местность, вам необходимо сказать, что жители этой страны являются людьми второго или третьего сорта, или заявить, что они просто приматы и их убийство не является грехом.

Почти все захватнические и колониальные войны в Европе, Африке, Австралии, Азии, обеих Америках осуществлялись на основе такого идеологического обоснования: наша нация самая лучшая и важная, наша культура самая высокая, наша религия единственно правильная, а вы не более чем недочеловеки, поэтому мы имеем моральное право прийти, агрессивно вытеснить вас и присвоить себе ваши ресурсы. И будем считать это великим достижением нашего народа, а вы должны быть благодарны за нашу благодетель.

Обесчеловечивание, создание псевдовидов – арсенал разжигателей ненависти. Чужие отвратительны. Чужие – крысы, зараза, они нелюди, смердящие вонючки, живут в хлеву, едят помои, невозможные для нормального человека. Чужие – дерьмо. И пусть у слушателей совсем перемешаются метафорический смысл и реальность, но 99 % из них уже идут за говорящим.

Роберт Сапольски. Биология добра и зла. Как наука объясняет наши поступки

Более того, такая идеология и по сей день продолжает жить и доноситься с трибун от лица важных людей в дорогих костюмах и галстуках. До сих пор мы слышим «Наша нация самая лучшая и главная, поэтому мы всем вам скажем, как следует жить. И в благодарность за наше милостивое правление вы отдадите нам под контроль все свои ресурсы».

Налицо острейший незатухающий конфликт на почве национальной идентификации. И многочисленные трагические события в разных странах ярко демонстрируют этот печальный феномен. У большинства народов есть свои исторические враги, ненависть к которым является обязательным гражданским долгом. В некоторые страны нельзя въехать гражданам с паспортом страны – исторического врага. Более того, порой, если у вас в паспорте просто стоит штамп о посещении этой страны, вам могут легко отказать во въезде.

Национальная проблема очень сильна и по сей день, более того, похоже, что в обозримом будущем она не будет решена.

В мире есть силы, которые совершенно не заинтересованы в преодолении национальных конфликтов, и даже напротив, они их умело поддерживают в перманентно острой фазе.

Мы видим, как закулисные манипуляторы умело направляют сознание целых этносов в нужное им русло, создавая напряжение и конфронтации с братскими некогда народами. Внушается чувство исторической вины, национальной неполноценности, и, как следствие, необходимости каяться за деяния предков и собственное существование.

Причём зачастую историю безжалостно фальсифицируют и фабрикуют в необходимом для манипуляторов ключе: новые официальные историки создают «правильные» исторические версии прошедших событий, замалчивают реальные факты, уничтожают архивные документы, другими словами – формируют искусственное социальное сознание, направленное в нужно в русло.

При целенаправленной работе на протяжении всего одного поколения можно коренным образом сменить парадигму идентичности целого этноса. А потом, подобрав необходимые эмоциональные аргументы, обратить народный гнев в нужном направлении.

Исключительно эффективным средством внедрения национальных чувств (по крайней мере, среди мужчин) спорт является потому, что даже лица с наименее выраженными политическими или общественными интересами могут легко отождествить себя с нацией, если её символизируют молодые люди, блистающие теми качествами, которыми практически каждый мужчина хочет или в определенный период своей жизни хотел обладать.

Эрик Хобсбаум «Нации и национализм после 1780 года»

У многих народов есть весьма востребованная задача – доказать, что именно их этнос самый древний и самый мудрый на всей земле. В некоторых странах эта идея стала своего рода национальной идеей фикс – давайте докажем всему миру, что мы дети богов или, хотя бы, что только мы дети мудрецов и великанов.

Мне всегда хотелось задать вопрос тем, кто это делает: «Ну, допустим, вы докажете, что именно ваш этнос во всех смыслах самый выдающийся, и именно от него пошли другие народы, культуры и традиции. Что вы будете делать с этой информацией? Как это отразится на вашем отношении к другим народам?»

Патриотизм – это любовь к своему.

Национализм – ненависть к чужому.

Ромен Гари (1914–1980), французский писатель

При основательном подходе относительно быстро можно радикально исказить многовековую историю целого народа, и, должным образом координируя настроения людей, полностью испортить хорошие некогда отношения с соседями. Поэтому нам очень важно осознавать, что национальное самоопределение выступает в качестве важнейшей идентификации как для одного человека, так и для всего народа в целом.

Возвращаясь к нашей теме поиска предназначения и в контексте вышесказанного, следует отметить, что очень часто именно национальный признак является основным фактором формирования идентичности. Ребёнку, родившемуся в такой среде, с самого детства рассказывают о трагической или великой судьбе его народа, учат определённому отношению к оппонентам, описывают образ врагов и друзей, учат думать, что только его народ самый древний, самый мудрый и умелый, самый многострадальный, самый героический, самый победоносный или просто избранный Богом. Тем самым в сознание ребёнка вкладывается мощнейший идентификационный фундамент. Именно на основе этого фундамента он будет строить свою жизнь и судьбу. Ребёнок впитывает эту атмосферу всем сердцем и в какой-то момент больше не может мыслить по-другому.

Поэтому, если мы спросим человека, рождённого в националистической среде: «Кто ты?», он с гордостью ответит «Я представитель великой нации». И если мы спросим, что это значит и какое это отношение имеет к его жизненному предназначению, он скажет, что его предназначением будет сохранение национальной идентификации, демонстрация соответствующего личного образа, соответствующего поведения и мировоззрения.

Юэн не оправдал отцовских надежд, он не выказывал ни малейшего интереса к столпам шотландской религии – алкоголю, футболу, обиде на весь белый свет, – на которых держалась вера Грэма.

Кейт Аткинсон «Поворот к лучшему»

Обратите внимание, как сильны и сплочены национальные диаспоры, которые есть в каждом крупном городе мира. Внутри каждой присутствует чёткая иерархия, порядок, законы, традиции, верования и свои незыблемые принципы. Более того, каждый представитель такой диаспоры может рассчитывать на полную поддержку и защиту со стороны своих соплеменников.

 

Многие этнические группы имеют свою внутреннюю идеологию, внутреннюю исполнительную и законодательную власть, стабильные источники дохода, могущественные инструменты социального, а порой и политического влияния. Они, будучи самодостаточными и автономными структурами, словно небольшие государства, абсолютно не собираются ассимилироваться во внешнюю среду. У самодостаточной этнической формации в такой ассимиляции просто нет никакой необходимости.

Когда представитель такой диаспоры знакомится с человеком из внешнего круга, он в первую очередь с гордостью упомянет свою национальную принадлежность. И потому именно через призму этнической идентификации он будет искать своё предназначение и место в жизни.

* * *

Другим мощнейшим идентифицирующим фактором является гендерная принадлежность. Девочки и мальчики. Женщины и мужчины. Можно сказать, что этот аспект идентификации абсолютен – ведь он физически очевиден, он с нами с самого рождения и на всю жизнь.

Ты мужик, а мужик до сорока годов парень. Смотри не распускай перед ней слюни, а то живо скрутит в бараний рог. С ними – во как надо, – он показал сыну жилистый кулак. – Для первого раза обязательно выпори. Вожжами!

Василий Шукшин «Любавины»

Даже существуют устойчивые понятия «мужское предназначение» и «женское предназначение». Эта тема достаточно широко исследуется и входит, что совершенно справедливо, в число первостепенных педагогических и социологических задач.

От мальчиков и от девочек мы ожидаем совершенно разного поведения. Это различие может быть выражено в двух словах. Мальчикам мы говорим: «Сделай это!», девочкам – «Не делай этого!».

Шарлотта Перкинс Гилман (1860–1935), американская писательница

Правда, современное западное общество, опирающееся на модные нынче демократию и толерантность, которые терпеть не могут никаких ограничений, ставит под сомнение саму необходимость следовать врождённой мужской или женской природе. Потому появляется довольно широкий спектр «мобильных гендеров» и вытекающих из этого последствий. Хотя изучение этой темы не входит в число задач данной книги, нам, всё же, следует понимать, что этот феномен также выступает в роли сильнейшего личностного идентификатора. Недаром на эту тему сейчас ведётся столько разговоров и споров даже на государственном и конституционном уровне.

* * *

Ещё одной могущественной темой самоопределения является религия. Особенно сильно это проявлено в тех странах, где существует только одна доминирующая государственная религия, а остальные либо под запретом, либо представлены ничего не значащим меньшинством.

Любой ребёнок, рождённый в такой стране, априори считается носителем этой религии, что также оказывает очень важное влияние на формирование в нём его самоидентификации. Религиозная идентичность порой оказывает даже более значимое воздействие на сознание и жизнь человека, нежели национальная. Ведь религия предлагает жизненную философию, формирует систему ценностей и определённое мировоззрение по отношению к таким фундаментальным понятиям как смысл жизни, душа, вечность, смерть, связь духовного и материального, любовь, грех, добро, Вселенная, Абсолютная Истина, вечность, происхождение жизни, праведный образ жизни, отношение к противоположному полу и др.

Боль жизни гораздо могущественнее интереса к жизни, вот отчего религия всегда будет одолевать философию.

Василий Розанов (1856–1919), писатель

Для многих людей именно религиозная идентификация первична и наиболее значима. Поэтому они стараются все аспекты своей жизни регламентировать согласно религиозным правилам и предписаниям. Они говорят, мыслят, рассуждают, действуют, работают, принимают пищу и даже одеваются в строгом соответствии со своими религиозными убеждениями. Если мы спросим глубоко религиозного человека о его предназначении, он обязательно скажет, что оно заключается в строгом следовании канонам этого учения ради достижения озвученной в Писаниях цели.

Бойся, Адсон, пророков и тех, кто расположен отдать жизнь за истину. Обычно они вместе со своей отдают жизни многих других. Иногда – ещё до того, как отдать свою. А иногда – вместо того, чтоб отдать свою.

Умберто Эко «Имя Розы»

Таким образом, понятие предназначения в представлении разных людей может принимать разные оттенки: для кого-то это будет связано с национальностью, для кого-то с гендером или религией, для кого-то с атеизмом.

Для иллюстрации приведём представление о предназначении с точки зрения научного атеизма, изложенного Ричардом Докинзом[5] в его книге «Эгоистичный ген»: «Мы созданы нашими генами. Мы животные, существуем для того, чтобы сохранить их, и служим всего лишь машинами, обеспечивающими их выживание, после чего нас просто выбрасывают… Мы всего лишь машины для выживания, самоходные транспортные средства, слепо запрограммированные на сохранение эгоистичных молекул, известных под названием генов… на генном уровне альтруизм – плохая черта, а эгоизм хорошая. Ген представляет собой единицу эгоизма».

Другими словами, для человека атеистических взглядов высшим предназначением является сохранение и передача генетического материала в целях продолжения рода. А вопросы морали, если они мешают сохранению и передаче генного материала, бессмысленны и даже вредны. Что можно сказать по этому поводу? Такой вариант идентификации очень распространён и имеет огромное влияние на жизнь множества людей.

* * *

В больших и сложно организованных социальных группах те или иные разновидности классового неравенства и битвы за положение просто неизбежны. Все мы разные и воспринимаем самих себя очень и очень по-разному, поэтому споры о приоритете идентификаций не стихнут никогда.

Помните знаменитое достоевское «Кто я, тварь дрожащая или право имею?» – пример сильнейшего конфликта личных идентификаций. А если взять пример любви Ромео и Джульетты, которые не могли быть счастливыми из-за конфликта враждующих семей или, иначе говоря, проблемы семейной идентификации? Примеров подобных сложностей сотни и тысячи. Они испокон веку дают вдохновение писателям, художникам, режиссёрам выстраивать сюжеты бесчисленного множества произведений искусства во всех известных жанрах. Возможно, что тема поиска и конфликта самоопределения является такой же бесконечной, как бесконечна сама Вселенная!

В своей повседневной жизни мы постоянно наблюдаем тысячи и тысячи вариантов всевозможных социальных и личных идентификаций, они появляются и уходят, ищут своё место, мелькают, словно в калейдоскопе, в течение всего нашего дня, года и на протяжении всей нашей жизни.

Отсюда мы и делаем вывод, что вопрос о предназначении – это прежде всего вопрос о приоритете наших идентификаций.

5Кли́нтон Ри́чард До́кинз (р. 1941) – английский этолог, эволюционный биолог, учёный и популяризатор науки. Заслуженный сотрудник Нью-колледжа. С 1995 по 2008 год работал профессором Оксфордского университета в составе Саймонского профессората популяризации науки.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»