Читать книгу: «Золото», страница 4

Шрифт:

Глава 3
Горячие угли, на которых приходится плясать и королям, и лист-сержантам

Ветер швырял пригоршни мокрого снега в узкие окна-бойницы, забранные цветной слюдой. До настоящей паршивой погоды еще пара месяцев, но какой-то сволочной вечерний ветер приволок издалека черную тучу и разогнал редких прохожих по домам. Не найдя больше ни одной живой души на улицах столицы Тронных островов, стал с остервенением молотить по высоким каменным стенам. К вечеру все свободные от брусчатки участки превратились в раскисшую грязь, припорошенную тонким слоем снега поверх, а ветер никак не мог уняться.

В маленькой комнате с низким потолком у жарко натопленного очага собрались трое. Двое царствующих братьев Скейд и скрюченный бременем прожитых лет личный помощник, имя которого никто уже не помнил. Дядька – и все. Да и как еще называть старика, который служил покойному ярлу, железом превратившему Тронные острова из разухабистой вольницы в крепко стоящее на ногах государство. И потом, с той же молчаливой преданностью помогал молодым принцам сначала выбраться из люльки, а затем и молчаливой тенью сопровождал молодых бузотеров во всех походах.

– Дядька, что узнали эти подстилки? Мы ждем уже какой месяц, а толку пока нет, – прохрипел младший Скейд, Таир. Холодное пиво сыграло злую шутку с похожим на медведя мужчиной, выстудив горло и заставив хрипеть при каждом слове. – Чем нас порадуешь?

– Гарем алхимика молчит. Наш гость болтает дома о чем угодно, только не о делах.

– Проклятый чернокнижник! Так мы до весны ничего полезного не выведаем!

Старший брат, Локхи Скейд, лишь усмехнулся. Он с самого начала скептически относился к возможности узнать что-либо через постель. Это с местными северными вождями можно играть в незамысловатые игры. Предлагать девушек, поить хмельным вином. Но чужак куда как не прост. Пить умеет похлеще любого ватажника из дружины, а язык держит на привязи. Видно, что не простой человек попросился под их руку. Ой, не простой.

– Таир, какая тебе разница, о чем болтает наш умник в постели? Пусть хоть всех гулящих дур в округе перепортит, но для нас важно другое.

– Пусть? Мерзавец до сих пор не составил свитки с полным описанием, как именно изготавливать «громыхатели» и порошок! Уже почти год прошел, а у нас вместо обученных мастеров одиночка, который может отдать богам душу в любой момент!

Локхи подцепил ножом с блюда кусок жареного мяса и стал задумчиво жевать. В отличие от младшего брата, старший правитель холодных земель не любил показывать свой истинный нрав. Да, в глубине широкоплечего тела бушевал океан желаний, но заметить его можно было лишь заглянув в глубину темных глаз. А молодой ярл не любил, когда кто-нибудь пытался нахально пялиться на него.

– Наш гость делает то, что пообещал. Новое оружие, припасы к нему. Еще до зимнего солнцестояния мы закончим подготовку армии и начнем готовить вторжение. Мы ударим раньше, чем Барб Собиратель успеет подтянуть войска к границе.

– Да, если успеем собрать золото на постройку трех тяжелых фрегатов, как хотели. Если успеем нанять ватаги на мелочь, которой перекроем подходы к Хапрану. Если все старые вожди останутся верны клятве, которую дали нашему отцу. Тысяча «если», которые меня бесят своей непредсказуемостью!

Таир вцепился в заплетенную в косы бороду и зло засопел. Казалось бы, что на брате-то срываться, но текущая ситуация младшего из правителей Тронных островов выводила из себя. А ведь как хорошо начиналось!

– Зря я тогда послушал чужака, ой зря…

– Мы оба его послушали, не бурчи.

– Да какая разница – ты, я, мы оба! И ведь наплел, крыса толстозадая, про королевство от края до края, про горы золота и счастливую жизнь! А всего-то просил кузницу и верных подмастерий… Где, где наше золото?! Где наше войско с лучшим оружием? Где все это?

– Раз даже ты не видишь, значит, и враги ничего не найдут. До момента, когда мы уже обрушимся на них подобно шторму, – Локхи бросил нож на опустевшее блюдо и взялся за кубок. – Полтора года мы готовим атаку. Собираем верных людей, сшибаем лбами упрямых стариков, мечтающих о прежней вольнице. Меньше всего я хочу спешить в будущей войне. И меньше всего я хочу видеть, как ты от нетерпения готов прогрызть себе дорогу сквозь гранит крепостных стен.

– Я лишь…

– Молодому господину лучше сходить на охоту, – буркнул из угла Дядька, привычно кутаясь в мохнатую медвежью доху. Таир подавился начатой фразой и еще больше сгорбился. В отличие от Локхи, младший из владетелей северных земель слушал наставника беспрекословно. Это новый ярл лишь принимал чужие советы и дальше поступал, как считал нужным. А Таир до сих пор помнил, какая тяжелая рука у воина, вскормившего его с рождения. Великий вождь Варг Скейд слишком много времени проводил в битвах, собирая в подобие единого государства разношерстную бродячую вольницу. Поэтому отца зачастую заменял преданный Дядька, успевший вместе с Варгом и в набеги походить, и деревянные мечи вручить будущим ярлам, когда чужой топор изурдовал левую ногу. Воевать, как прежде, отчаянный рубака уже не мог, но жердиной поперек спины за баловство и нерадивость одаривал щедро. Поэтому Таир до сих пор слушал наставника без пререканий, лишь изредка удивляясь, почему старик все чаще склоняет перед младшим Скейдом седую голову.

– Если нет больше сил терпеть, нужно выпустить дурную силу, дать свободу духам ненависти. Кабана затравить, на ящеров похотиться. В набег с молодыми инговаррами4 сходить, фермеров на болотах погонять. Как раз к возвращению шторма начнутся, некогда будет веселиться.

– И что изменится с приходом ветров и снегов? Армия-то все равно не готова.

– А что ты считаешь армией? Сброд, который сбегается на дармовую выпивку после Вечевого Совета?

Таир замер, обдумывая ответ. Дядька никогда не спрашивал абы как. Каждый его вопрос таил в себе зачастую двойное или тройное дно. Хотя Локхи щелкал подобные каверзные задачки уже с лету, а вот шикоплечему здоровяку в легкой кольчужной рубашке приходилось поломать голову.

– Конечно. Совет объявит о начале похода, принявшие вассальную присягу вожди приведут дружины. Мы соберем войско и сможем…

– И все вместе уткнемся в полки Барба Собирателя, которые он поставит на границе и затолкнет в Хапран, – ехидно усмехнулся старик, добыв из бездонного кармана крохотную трубку и кисет с любимым табаком. Все же быть наставником ярлов севера – это неплохо. Горячий грог в любое время. Молодая наложница ночью, чтобы согреть постель. И бесплатный заморский табак, за который другим любителям ароматного дыма приходится платить звонкой монетой.

– Тогда какой смысл в наших приготовлениях? – Лицо Таира стало наливаться кровью. Еще чуть-чуть и в стену полетит ближайшая тарелка. Все же характер у младшего отпрыска Скейда был слишком горяч.

– Смысл в том, что Вечевой Совет будет собран следующим летом. Обсудить множество накопившехся вопросов, проверить исполнение подписанных договоров. Напомнить нам с тобой, что бывшие самостоятельные вожди спят и видят, как бы откусить обратно изрядный шмат отобранной свободы. И про эту дату и наши проблемы шепчутся по всем углам. А значит, эти же слухи доходят до соседей. И те считают, что мы пока не готовы. Нам еще предстоит убедить вассалов в необходимости войны. Назначить окончательную дату набега. И собрать то самое войско, которое будет пить, гулять и плевать на приказы, как обычно.

– А на самом деле?

– На самом деле ты должен вспомнить последний разговор.

Разжав кулаки, Таир выдохнул и чуть успокоился.

– Я помню. Ты говорил, что мы сидим на присыпанных пеплом углях. И любая ошибка будет стоить нам жизни.

– Именно, – Локхи допил остатки вина и начал аккуратно вытирать жирные пальцы о грубое холстяное полотенце. – Наш отец, чтобы ему было вольно на небесах, оставил после себя слишком много недовольных. Не всем успел кишки размотать по палубе любимого «Сокола». А когда умер, эти идиоты сцепились между собой, не посчитав нас серьезной угрозой.

– Но ватага отца назвала наши имена на трон. И все сотники бросили камни выбора в нашу чашу.

– Да, так и было. А потом мы с тобой посшибали самые горячие головы в темную осеннюю ночь, закрепив трон за собой. И одарили чужими землями тех, кто еще сомневался. И бывшие побратимы отца идут за нами до сих пор. Потому что, если нас скинут, их головы первыми слетят с остров на болота внизу. Мы слишком многим обязаны друг другу. И вынуждены держаться вместе, иначе притихшие вольные ватаги снова потребуют утраченную свободу и назовут другие имена на Вечевом Совете.

– Мы их задавим в любой схватке!

– Тебе лишь бы топором махать, – недовольно буркнул со своего места Дядька, окутываясь серым дымом. – Любая драка между нами, и на ослабленные сварой земли вломится сосед. Барб Собиратель не зря носит свое имя. Мы слишком много попортили ему крови за эти годы. Он спит и видит, как его солдаты выжигают на наших островах все живое. Мы свободны лишь потому что нас много. И война между двумя королевствами закончится обоюдной смертью. А на раззоренные земли придут другие: южане, колдуны с Туманных провалов, да те же болотные дикари. Мы не можем устраивать обычную войну сейчас.

– Но сколько мы продержимся против недовольных ватажиников? Ты сам, Локхи, говорил, что старое золото уже проели, молодежь рвется в поход за добычей и славой.

– Говорил, не отрицаю, – молодой ярл бросил грязное полотенце на стол и лениво потянулся. – Поэтому мы и должны ударить так, чтобы весь этот сброд заткнулся и лишь завидовал нашей добыче. Нашей с тобой и наших прямых вассалов. Дружина Скейда – это четыре сотни отборных солдат, способных взять на меч любой город. Взять, разграбить и вернуться домой в кораблях, еле ползущих по небесам от тяжести золота в трюмах. Но!

Неожиданно легко поднявшись на ноги, Локхи подошел к окну и посмотрел на бесконечные капли, ползущие по тонким слюдяным пластинкам. Потом повернулся и жестко закончил:

– Но я не собираюсь все так же плясать на тлеющих углях. Поэтому наша дружина прольет крови как можно меньше. А вот основные тяготы схваток с чужими солдатами я переложу на чужие плечи. На плечи тех идиотов, что до сих пор бурчат о вольной прежней жизни. Когда каждый бегал сам по себе за соседскими козами, а затем рыдал у коннунга, выбранного на год, как тяжело отбиваться от соседей, примчавшихся вернуть обратно похищенное добро.

Скрипнув стулом, Дядька одобрительно кашлянул и вставил свое слово:

– Таир, ты слишком любишь говорить правду в глаза. Слишком открыт, чтобы прятать истину за шелухой слов. Поэтому мы пока не рассказывали тебе все тонкости будущей войны. Войны, которая изменит все на этих землях.

– Я буду молчать, – обиженно скривил губы здоровяк, похожий в этот момент на готового заплакать медведя. – Я же не совсем безголовый, я понимаю…

– Да, брат. Ты в самом деле понимаешь. Поэтому я и говорю тебе, что мы будем делать. Время пришло…

Локхи подошел к Таиру и успокоительно похлопал тяжелой ладонью по плечу.

– Без чужака мы бы так и ходили в набеги на земли Барба. И умывались кровью от ответных ударов. А потом, через два-три года, нас бы сбросили свои же, посчитав, что лучше выбрать более достойных, кто меньше требует и больше дает… Но отец завещал нам создать государство, в котором слово конунга стоит больше, чем все прошлые вольности, и который сможет остановить соседей, отбирающих у нас остров за островом…

– Но у нас появился колдун.

– Да. И он вложил в наши руки оружие, которое изменит все… Уже сейчас готова полусотня «громыхателей». Мы обучаем свою ватагу, отбираем среди младших вассалов молодых инговарров, готовых ради будущего рискнуть всем. Отец не зря наделил своих лучших бойцов землями и рабами. Он дал пример, как можно перешагнуть через заплесневелых стариков, скрипящих о старых законах, и стать богатым самому. Без оглядки на отца и старших братьев, которые обычно берут большую часть добычи. Без оглядки на выборных вождей, мечтающих лишь о своей выгоде. Мы дадим этим молодым волкам то, что иначе пришлось бы ждать до старости. Дадим сейчас, сразу. И этим привяжем к себе крепче, чем все клановые клятвы.

– Но где мы возьмем эти земли?

– На юге. И сделаем это просто… Пока соседи собирают армию и готовятся к войне через два года, мы за зиму получим заказанные тяжелые фрегаты. Затем поставим туда «громыхатели» и прикроем их мелкими шхунами с голодными до крови бойцами. Еще снег будет поить весенние ручьи, как мы обрушимся на Хапран. Город будет наш – никто не устоит, никакой гарнизон не удержится против огненной стали. Любые вражеские корабли обрушатся с небес, не в силах выдержать удары оружия, выкованного нам чужаком. За неделю мы захватим Хапран и окрестности. А затем следом за нами пойдут все вольные ватаги, которым я скажу: «Вот вокруг земли для вас, которые можно взять на меч!»

– А мы?

– Нам хватит Хапрана. Там готовятся к войне, на складах собирают припасы для долгой осады. Туда стекаются богатые жители с округи, надеясь пересидеть опасное время. Там хватит нам и дружине на долгие годы. Мало того, мы не будем уничтожать город, нет. Мы превратим его в нашу первую крепость на юге. И не пустим за стены никого из нахлебников, кто лишь мечтает ударить в спину.

– Мы отправим их вокруг, на другие острова и дальше, еще южнее! – сообразил Таир. – Если основные войска будут уничтожены нами, то любой небольшой отряд способен будет вырезать недовольных в неделе пути в любую сторону!

– Именно. Им будет разрешено брать любую добычу. Пусть хапают, пока не подавятся… Город будет наш. Все захваченные корабли перестроим под себя, под «громыхатели». Вся ближайшая провинция станет нашим наделом. А когда Барб Собиратель придет с войсками, вольным ватагам придется или защищать захваченные земли, или бежать обратно, поджав хвост.

– Они успеют утащить награбленное и удрать домой.

– Вряд ли. Они будут слишком заняты. И жадность удержит их на месте. Если мы покажем, насколько легко способны свернуть шею любым солдатам Барба, если дадим по одной железной твари в каждую крупную ватагу… Они будут огрызаться, они будут метаться по захваченным землям и оттягивать на себя чужие войска. Крупные отряды вполне нам по силам разбить в открытых сражениях. Но занятые земли уже просто так никто не сможет отобрать назад… И даже если всю эту шваль выпотрошат и сбросят с небес, они исполнят свое предназначение. Остатки ватаг пополнят наши ряды. К нам придут измотанные боями чужие войска, которые мы добьем под стенами Хапрана.

– Одной дружиной?

– Дружина покроет себя славой в боях, где мы будем побеждать. А кроме них вместе с фрегатами я возьму наемников, которые готовы за золото вцепиться в любого, лишь покажи пальцем. Как только Хапран станет нашим, я легко куплю тысячи мечей у тех же продавцов, что освободили верфи под наш заказ.

– Четыре сотни в личной ватаге, – начал загибать пальцы Таир. – Еще тысячу мы наберем среди основных вассалов. Ну, пять-шесть сотен инговарров наскребем из многодетных семей, где младшие готовы на все ради возможности прыгнуть выше отца и братьев… Значит, две тысячи основного войска к весне у нас есть.

– Еще около двух тысяч набежит среди вольных, кто отправится в набег вместе с нами. И к лету я куплю три тысячи пехоты и стрелков среди наемных отрядов.

– Итого семь тысяч, из которых две легко сбегут при первой угрозе с юга. А у Барба десять полков, как нам напели купцы. В каждом полку больше трех тысяч вояк. Значит, тридцать тысяч мечей потив наших семи… Сожрут…

– Против нас он выставит максимум четыре, которые расквартированы ближе к северным границам. И не все полки сейчас заполнены как положено. А в столице вообще стоят гвардейские с меньшим составом. И никто их не погонит на войну, кто же позволит сыночкам богатеев умирать среди местных скал… Четыре полка, это чуть больше десяти тысяч. Из которых мы один раскрошим сразу же в Хапране. И прорядим еще те, кто сунется без спросу поближе к захваченому городу. Силы уже равны… А кроме того…

Таир поскреб рукой затылок и ощерился:

– Я лично нарежу ремней со спины колдуна, если он не даст обещанное к весне…

– Именно, брат. А еще у нас есть то, что выбьет дурь у Барба из головы. По десять «громыхателей» на каждый фрегат, по одному-двум на легкие корабли. И это – уже сейчас. А Брокк5 обещает по новому «громыхателю» еще каждую неделю. Еще двадцать изрыгающих огонь демонов к моменту, когда мы поднимем якоря и со свежими ветрами отправимся на юг.

– На юг… Где многие из тайных врагов сдохнут, поймав чужую стрелу.

– Или захватят земли, которые не смогут удержать без нашей помощи. И тогда мы перестанем считаться ярлами на миг. И станем истинными конунгами Тронных островов. Оставив детям настоящее крепкое королевство, а не дикую толпу, готовую отколоться в любой момент.

Встав рядом с братом, младший Скейд спросил, внимательно глядя в его холодные глаза:

– Что я должен сделать для этого? Времени осталось чуть-чуть.

Локхи помолчал, затем оглянулся на Дядьку и произнес, будто поставив точку в старом споре:

– Я же говорил, что он уже вырос. Время детских игр закончилось… Таир, завтра ты возьмешь первую сотню инговарров, которых уже собрали по мелким кланам. За месяц нужно пообтрепать их одежды на болотах и горных склонах. Гоняй в хвост и гриву, но заставь их чувствовать плечо соседа. Сколоти из них ватагу, которую можно высадить в чужую деревню и не бояться, что крестьяне их перебьют, словно котят. Для всех – ты на охоте и гоняешь ящеров по болотам. Как закончишь, вернешь парней сюда на учебу с «громыхателями» и для абордажных схваток. А сам возьмешь следующих. Ты – тот человек, который начнет закладывать фундамент нашего будущего войска. Покажи, чему тебя учил отец и Дядька.

– Кого дашь в помощь?

– Три десятка бойцов выделю сразу же. Все – из дружины отца, Дядька лично отбирал. Вполне достаточно, чтобы выбить из молодых волчат пыль.

– А если что-то пойдет не так? Не успеем получить фрегаты, не захватим город?

– Тогда весну мы не переживем. Летом Вечевой Совет выберет других вождей, кто пойдет в очередной набег за козами к соседям. И то, что строил отец, развалится, как песок под ударами ветра. Поэтому мы обязаны успеть. Ради этого и рискуем всей казной и дружиной. Второго случая нам не дождаться. Мы обязаны справиться.

Таир прислушался к уверенности, которая звучала в словах старшего брата, и кивнул:

– Мы сделаем. Отец будет нами доволен…

* * *

Грязные пальцы поглаживали мутный округлый металлический бок. Рука медленно двигалась то в одну сторону, то в другую. Огонь в огромном очаге почти погас, и тени медленно плясали на окружающих предметах, погружая их все больше во тьму.

– Каким ты будешь? Крепким и надежным, как кажешься? Или хрупким и полным проклятых дыр, подобно сыру? Каким?.. Третья отливка за неделю, и снова с проблемами? Как меня достали эти вонючие напыщенные уроды, не способные выполнить простейшую просьбу… И ведь поначалу все было так хорошо!.. Отличные образцы руды, богатые медь и олово слитками. Все, что нужно для бронзовых пушек. Для мортир. Для того, чтобы вооружить сброд и превратить его в подобие армии… Полтора года в проклятой кузне, не разгибаясь… И что теперь?

Сгорбленная фигура отошла в сторону, растворившись в тенях. Звякнул бокал, зажурчало вино. Уставший голос продолжил, бросая злые взгляды в темноту:

– А теперь они не могут даже сырье наскрести. Дрянное железо с болот, невыдержанный древесный уголь и жалобы на ватажников, которые не дают своему ярлу заглянуть в припрятанные шахты в сутках пути от столицы… Иногда мне кажется, что я сделал ставку не на тех коней… Хотя тот пленный церковник сразу сказал, что за мои «громыхатели» дорогу в соседнем королевстве протянули бы лишь на плаху. Слишком сильны там оружейники. Слишком не любят новые средства убийства, способные дать кому-либо реальную силу… Идиоты…

Шаркающие шаги оборвались у тяжелой двери, которая отозвалась с протяжным скрипом.

– Нутти! Я закончил… Подготовь обычный проверочный заряд и не забудь поставить длинный запальный шнур… Если и в этот раз нам не повезет, я буду плясать на загривках братьев до той поры, пока не получу нормальную руду из правильных шахт. А не этот мусор, который лопается при первом же испытании.

С шумом в комнату ввалилась куча подмастерьев, которых возглавлял доверенный мастер Нутт. Молодого кузнеца приставили к чужаку в надежде на то, что рано или поздно пытливый повелитель огня узнает все необходимые секреты для производства грозного оружия. Но Брокк оказался твердым орешком и не позволял сунуть любопытный нос в свои дела. Да, общие принципы и основы он передал, сумев организовать почти поточное производство бронзовых пушек. Но при этом тонкости сплава, особенности процесса и полный состав необходимых компонентов и присадок держал в тайне. Именно поэтому у чужака брак случался от случая к случаю, а отлитые тайно Нуттом «громыхатели» взрывались все, как один. Видимо, мало было просто помогать лепить формы будущих орудий и центровать сердечник. Надо было понимать, как именно замешивать бронзу, как именно укладывать уголь в печь и как часто работать мехами. Надо было знать, а не гадать. Но вот именно знаниями Брокк и не делился. И заставить его было нельзя. Потому что с самого начала хитрый колдун выдвинул жесткое условие: он создаст оружие для будущей армии. А когда ярлы Тронных островов одарят его заработанным золотом и рабами, тогда и только тогда получат детальный рецепт. Ну и смогут обучить отобранных мастеров всем хитростям производства… Про то, что он знает не только эту тайну, Брокк так же намекнул. И пообещал, что будет полезен венценосным братьям еще очень долго. Вот только с первой проблемой разберутся, свернув шею наглым соседям. И золото не забудут выплатить, как договорились. И тогда…

– Обычный заряд, мастер Брокк? – Помощник убедился, что подвешенное на крепких веревках тело орудия бережно опустили на платформу для транспортировки и надежно прихватили к станине канатами.

– Обычный. Две полные меры и тугой заряд. Второй и третий выстрелы – как только прочистите ствол. Не дать «громыхателю» остыть. И голову не высовывайте раньше времени! А то на прошлой неделе пришлось со стен торопыгу соскребать…

Комната для испытаний готовых изделий была оборудована рядом с небольшим литейным цехом. Заодно с испытаниями на прочность изучали, насколько разные типы ядер способны разрушать ту или иную обшивку кораблей или каменную кладку. Правда, в последнее время все чаще приходилось собирать разлетевшиеся по углам куски. И даже талант чужеземца пасовал перед паршивой рудой, которой завалили склады.

Прикрыв дверь, Брокк вздохнул и прошептал:

– Так ведь и молиться начну. Дожил – в местных божков поверил. Уже и подношения делаю. Лишь бы…

За тяжелыми досками гулко громыхнуло, пол вздрогнул от близкого взрыва. Еле слышно выругавшись, мужчина открыл дверь и выглянул в затянутый сизым дымом коридор:

– Все живы?

Молодой бородач в серой рубахе лишь мотал головой, не отвечая на вопрос.

– Нутти, я говорю – все живы?

– А, мастер Брокк, что?.. Да, живы, все живы… Просто дверь неплотно закрыли, вон, в ушах звенит… – Помощник ожесточенно постучал себя ладонью по уху, пытаясь унять звон в голове.

– Пусть все разберут, куски, как остынут, – на монтажный стол. Утром посмотрю, в чем проблема… И найди Дядьку. В обед я хочу поговорить с Локхи. Или он распечатает для меня шахты, откуда были первые поставки меди, или следующий «громыхатель» получат к концу зимы, не раньше…

Вернувшись обратно в цех, Брокк поскреб подбородок и проворчал:

– Или я с последней партией пороха напутал? Хотя вряд ли… Руда паршивая, это точно. А порох пробовали уже с разных запасов, все равно пушки на куски рвет… Проклятое средневековье, никаких тебе нормальных технологий…

* * *

– Могу ли я присесть рядом с почтенным…

– Или садись молча, или проваливай, – хмыкнул Карл, разглядывая кривой шов на рубахе. После возвращения из рейда ротный вновь решил подзатянуть вожжи, и сержанты гоняли команды без отдыха. Через три дня обещали большой поход на соседнюю территорию. Вот и мордовали солдат без жалости: сшибки, перестроения, схватки в узких проходах. Казалось, что оружие приросло к рукам и скоро кашу начнешь хлебать мечом по привычке. Одна беда, при таком активном времяпрепровождении одежда просто «горела» на потных телах. Вот и приходилось латать прорехи перед сном, чтобы завтра было хоть что набросить на плечи.

Скамейка скрипнула под тяжелым телом, и Фамп Винодел осторожно пристроился на краешке широкой доски. После многочисленных допросов пленника решили на время оставить в крепости. Видимо, у дознавателей были далеко идущие планы на человека с выговором южных провинций. А может, сработали намеки на богатый выкуп и пленника оставили рядом и дали временное послабление, разрешив вечерами выходить во двор и гулять меж высоких стен. Да и кормили толстяка очень неплохо. Как ни странно, но нацарапанную им расписку с легкостью приняли в одном из местных казначейских домов, что позволило Фампу баловать себя разносолами и попутно обогатило нескольких канцелярских душ на вполне приличные суммы.

– Я слышал, что вас пошлют снова таскать угли из чужого огня.

– Похоже, у кого-то плохо со слухом. И этот кто-то не понял, что я сказал про молчание.

– У меня со слухом все отлично, – возразил толстяк, насмешливо прищурив серые глаза. – Например, я слышал про гору трупов в далеком Вимстерре. И про Братьев Ночи, среди которых ползут слухи о награде за голову убийц… Забавно, не правда ли? Убийцы готовы заплатить за убийц.

– Братья – не только убийцы, – не согласился с навязчивым собеседником Карл, подтягивая нитку и заканчивая шов.

– Согласен. Они еще и воры, и торговцы. И не гнушаются любых доходов, которые можно спрятать от сборщиков налогов. Но самое неприятное, у них долгая память. И длинные руки, которые могут дотянуться куда угодно в границах королевства.

– Тебе-то какое дело до покойников?

Порывшись в кармане, Фамп добыл белый сухарь и начал его жевать, попутно вздыхая и изображая вселенскую скорбь на гладко выбритом лице.

– Я это к тому, что мне не хочется пропасть тут, на границе, когда станет жарко. Хотя до настоящей потасовки еще нужно будет дожить. А меня могут вздернуть куда как раньше… Да, да, я знаю, что ты скажешь. Что с меня надеются получить какие-то великие тайны. И что пока сам инквизитор здесь, никто не станет тыкать в бедного торговца раскаленным железом. Ну, разве что для развлечения… Но я бы предпочел вернуться домой.

– Домой – это куда? – поинтересовался лист-сержант, откладывая одну рубаху и принимаясь за другую.

– Сначала – на острова. Чуть севернее, чем мы находимся в данный момент. Поближе к братьям Скейд. А потом – будет видно… Торговые вопросы могут позвать меня очень далеко. Но сидя здесь с кандалами на ногах, я вряд ли могу это сделать.

Карл заглянул под стол и фыркнул:

– Кандалами? Не слышу звона цепей.

– Зато можешь услышать звон золота. Например, речь идет о десяти тысячах, которые ты получишь сразу, как поможешь мне вернуться на север.

– Сколько?!

– Десять тысяч. И первую тысячу я готов выплатить прямо сейчас. Расписку примут в любом торговом доме в Хапране. Выбей увольнительную – и деньги твои.

– Тысяча сейчас? Просто за обещание помочь тебе? И десять потом?

– Девять, – толстяк помахал пальцем-морковкой, затем задумался и со вздохом ответил: – Черт с тобой. И десять потом. Я умею считать, но за свободу готов заплатить без дураков. Как предложение?

– Боюсь, инквизитор и все остальные будут очень расстроены, если я в это влезу.

Пленник медленно поднялся и хмыкнул, разглядывая крепостные стены, багровые от заходящего солнца:

– На твоем месте я бы больше беспокоился, чтобы к абордажникам не добавили новых заключенных из тюрем. Свежее мясо как раз нужно для будущего набега. А Братья обещали почти столько же, как я. И все это – за одну голову человека, пустившего кровь хозяевам ночного Вимстерра… Я бы посматривал за уголовниками, которых сунут в строй заткнуть пробитые дыры. Ну и вообще, оглядывался за спину почаще.

– Топай давай, звени кандалами. А то за подобные речи можно на пару с пеньковым галстуком познакомиться.

– Как знаешь. Но – тысяча сразу и десять по прибытию на север. И отчаянный человек мне там точно не помешает, так что это вполне могут быть не последние деньги, лист-сержант. Ну и с Тронных островов выдачи нет. Инквизитор может сколько угодно взывать к небесам, но боги в холодных скалах вряд ли его станут слушать. Те боги больше любят кровавые жертвы и золото. Как и любой нормальный солдат.

Карл проводил хмурым взглядом собеседника и начал зашивать очередную дыру. Ему не нужно было напоминать про Братьев. Карл и так уже какую ночь спал в кольчуге под рубахой. Потому что он на самом деле знал, сколько пообещали за его голову. И там звучали вовсе не жалкие десять тысяч…

* * *

Огонек свечи мотало сквозняком в разные стороны, но полковник Рамп не хотел зажигать дополнительный огонь. Все же разговор не для чужих ушей, а такие беседы ночью лучше вести тайно, не привлекая лишнего внимания. Да и собеседник в этот раз очень презанятный.

– Итак, лист-сержант, о чем ты хотел поговорить?

– Я хочу предложить вам план, который даст куда больше шансов найти алхимиков, чем обычный рейд.

– В который ты должен отправиться через три дня.

– В который меня погонят завтра вечером, как я понимаю.

Хозяин комнаты почесал бритый затылок и хмыкнул:

– Кто проболтался?

– Всего лишь здравые рассуждения. Мы на грани войны с соседями, значит, любой слух о реальных походах тут же уйдет на другую сторону. С чего бы тогда объявлять о своих реальных планах? Солонину и сухари грузили сегодня все утро, трюмы забиты. Воду мы обычно берем в дороге, у водопадов. Получается, абордажникам лишь осталось выдать оружие и можно вылетать. И ветра пока как раз попутные, на север. Поэтому я бы поставил на завтра.

– Команды не укомплектованы до конца, а новых кандальников пришлют лишь послезавтра.

– И кто пошлет необученных неблагонадежных уголовников в реальную свалку? Их запрут в крепости и рядом по баракам. Строевые сержанты, усиленная охрана, кудесники со своими метками – там работы еще на месяц минимум. Как раз к моменту, когда первые рейдеры вернутся назад, чтобы было чем караулы добить для встречи осенних штормов. Постоянный состав на отдых, молодых на улицы, в бесконечные патрули. Заодно и лямку солдатскую потянут, привыкая к выпавшей судьбе.

Полковник удовлетворенно пробормотал, разглядывая изможденное лицо Карла:

4.Инговарр – молодой воин, не получивший еще имя в дружине. Обычно инговарры окончательно принимались в ватагу серевян после боевого похода, в котором они демонстрировали свою удаль и умение пользоваться оружием. Но их уже и не привлекали на хозяйственые работы, как обычных подростков. Считалось, что «бойцы без имени» уже служат богам войны и не должны потерять воинскую удачу, затерявшись среди обычных соплеменников.
5.Брокк – имя чужака, которым северяне наградили его за созданное оружие.

Бесплатный фрагмент закончился.

249 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
13 апреля 2018
Дата написания:
2018
Объем:
311 стр. 3 иллюстрации
ISBN:
978-5-17-107420-3
Правообладатель:
Издательство АСТ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, html, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают