Отзывы на книгу «Слово живое и мертвое»

Книга Норы Галь «Слово живое и мертвое» – это подарок для истинных ценителей словесности, выдержавший несколько изданий. Это книга, которая писалась автором всю жизнь и даже после жизни. Это настольная книга для вдумчивого, филологического чтения, с карандашом в руках, после нее захочется в свое удовольствие читать и писать, делая многочисленные пометки на полях. Эту книгу приятно взять в руки современным переводчикам, она содержит богатый материал по стилистике перевода. Огромное удовольствие получаешь от легкого, эссеистического стиля повествования автора. Слово Норы Галь – это, безусловно, слово живое, оно продолжает биться, как горячее сердце, в ладонях Читателя. Свое бессмертие рождаешь ты сам, в каждом новом, красивом переиздании! Всем приятного чтения. А аппетит, как известно, приходит во время еды.

Работаю копирайтером, пишу прозу, поэтому решила прочитать эту книгу. И одно знаю точно: теперь она станет настольной. В ней столько примеров (хороших и плохих), а главное, Нора Галь показывает, как улучшить любой текст.

Для кого-то книга, может, и показалась затянутой, но это из-за примеров из книг, переводов, статей, телевизионных передач. Вот хочешь-не хочешь, а начнешь обращать внимание на чистоту своей и чужой речи после "Слова". Однозначно рекомендую пишущим людям.

Судя по всему, прижизненные издания, особенно первое были гораздо короче. Ну а это издание – для поклонников творчества, с кучей информации от других людей.

boservas

Книга Норы Галь написана для переводчиков, это такой мастер-класс от признанного гуру. Я не знаю ни одного иностранного языка, так - азы немецкого и английского, но это не считается, значит, я никак не могу быть переводчиком и книга написана не для меня. Однако, я с жадностью её проглотил, потому что на самом деле эта книга написана не только для переводчиков, но для любого русскоговорящего человека, заботящегося о своем уровне культуры. Сожалею только об одном, что читал электронную версию.

И я теперь настроен в ближайшее время заехать в "Молодую гвардию", что на Полянке, и купить настоящее бумажное издание, надеюсь, оно там будет. Потому что такая книга должна быть настольной у любого человека, пытающегося выражать себя на бумаге. Я поставлю её на видное место, нет. я положу её на рабочем столе, потому что мне еще много-много раз придется к ней обращаться. Такие книги - инструменты.

Читая, я снова и снова ловил себя на том, что очень грешен в обращении с родным языком, и меня тоже в большой мере касаются упреки в использовании канцелярита. Это название придумал Корней Чуковский, оно очень точно обозначает болезнь, которая поразила наше общества еще тогда, когда Галь писала свою книгу - в 60-70 годы прошлого века, а за последние десятилетия болезнь письменной речи приобрела просто колоссальные масштабы. Сегодня все признаки заболевания можно заметить и в обыденной устной речи.

С чем это связано? С общим упадком культуры? Похоже на то. Особенно бурно процесс пошел с появлением в нашей жизни соцсетей - писать стали все. А вот культура была далеко не в каждой семье. И классику, да и просто хорошие книги на нормальном русском языке, читали далеко не все. Сейчас полно уверенных в себе молодых людей обоих полов, которые бахвалятся, что ничего не читают кроме переводной фантастики и фэнтези. А кто штампует эти переводы? Такие же сапожники от слова, которых чихвостит в своей книге Нора Галь. Достаточно вспомнить в каких ужасных переводах появлялись у нас некоторые бестселлеры. А какими уродливыми оборотами переполнены статьи в новостных сайтах, которые сегодня заменяют нам вчерашние газеты.

И вот уже не приходится удивляться, когда некая дама начинает свой пост в сети с фразы: "Позвольте мне сообщить вам...", дурацкая английская калька становится чуть ли не стандартом. Но, то что приемлемо в английском, на русском звучит несуразно. И еще море подобных курьезов и нелепостей все настырнее заполоняет нашу речь.

Поэтому и должна книга Галь быть настольной у каждого человека, заботящегося о культуре своей речи - устной и письменной.

Что касается заключительной части книги, которая посвящена соратникам автора - переводчикам школы Кашкина - она менее практична, хотя по тексту там тоже можно найти впечатляющие примеры творческого отношения к родному языку.

varvarra

«Быть может, кого-то смутит, что добрая половина этой книги основана на материале перевода. Осмелюсь напомнить: не меньше половины всего, что мы читаем, перевод. Языком перевода говорят с нами Данте и Гёте, Шекспир и Стендаль.»

Книга ценная, в первую очередь, для переводчиков. Я бы даже обязала каждого, кто впервые берётся за это непростое дело, ознакомится с замечаниями, советами, наглядными примерами неточностей, сравнительными вариантами удачных и не очень переводов, о которых Нора Галь рассказывает в своей книге. Пересказать дословно текст - ой, как этого мало, чтобы назвать результат литературным переводом. Звучат ли слова натурально, сочетаются ли, соответствуют эпохе, характеру героев, настроению книги, стилю автора - это лишь малая часть общей задачи переводчика. "Из мельчайших мелочей рождаются в переводе сочность, богатство образа" - говорит автор и знаток русского языка, сравнивая похожие варианты заставляя почувствовать тонкости звучания, малые оттенки смысла: - «куда я смотрел…» и «где были мои глаза?» - «у вас тут очень много народу» и «у вас тут не протолкнешься» - «что вас заставило», «что вам взбрело, что на вас накатило» и «что вам вздумалось…» - «мне от тебя тошно» и «а ну тебя» Казалось бы, смысл схожий, но и различие уловимо. Советы Норы Галь будут ценны не только для переводчиков, но и для писателей, редакторов. Даже мне, как читателю, есть от них польза. Читая куски неудачных переводов, ловила себя на мысли, что в своё время не смогла оценить творчество того или иного зарубежного писателя из-за недобросовестной работы буквалиста и формалиста. Поняла и другое: как важно воздавать должное заслуженным переводчикам, тексты которых выглядят естественно и убедительно, которые "принимаешь не задумываясь, как дышишь". Нора Галь рассказывает о школе художественного перевода, созданной в начале 30-х годов прошлого века Иваном Александровичем Кашкиным. Благодаря таланту кашкинцев, русские читатели полюбили творчество Диккенса и Хэмингуэя, Эдгара По и Киплинга, Брет Гарта и О. Генри, Марка Твена и Джека Лондона, Шоу и Мопассана... Это переводчики другой школы, не буквалисты и формалисты, а те, кто подходит к переводу творчески, кто верен духу, а не букве подлинника.

Кашкинцы
Вера Максимовна Топер Ольга Петровна Холмская Евгения Давыдовна Калашникова Наталья Альбертовна Волжина Нина Леонидовна Дарузес Мария Федоровна Лорие Мария Павловна Богословская (вместе с мужем, поэтом С.П. Бобровым)
свернуть

Если кто-то подумает, что книга «Слово живое и мертвое» скучна и узкоспециальна, то будет не прав. Кроме полезных советов, в ней есть над чем посмеяться. Автор приводит десятки несуразностей и неточностей, выловленных редакторами. «В силу своего слабоумия», «Шапка ухарски сползла на одно ухо», «Переулок неожиданно загнулся» - как не улыбнуться, читая подобные нелепые сочетания! Нужная и полезная книга. Автор любит родной язык, обращает внимание на художественную красоту слова, на тонкости построения словосочетаний:

Три коротких слова: знаю я вас – совсем, совсем не то же самое, что я вас знаю.
Delfa777

С переводом мне приходилось сталкиваться только в школе. Так себе опыт, если честно. Поэтому интерес к книге Норы Галь профессиональным назвать никак не получится. Простое любопытство. Тем большим сюрпризом стали вызванные чтением книги "Слово живое и мертвое" эффекты. Во-первых, захотелось взять рассказ и перевести его. Может даже показать его друзьям (тем, у которых нервы покрепче). А во-вторых, при чтении всех остальных книг, необязательно переведенных, теперь вспоминается автор Слова. Я, очень часто, спотыкаясь о какую-нибудь корявую фразу, инстинктивно стараюсь привести ее в более читаемый вид, но если раньше делала это неосознанно, то теперь с мыслью: "В переводе Норы Галь такого бы точно не было!" С практикуемым ею методом можно спорить или соглашаться, но то, что она - редкого трудолюбия и таланта человек, для меня - бесспорный факт.

Эту книгу заставить бы учить всех, кто пишет и переводит. Хотя вряд ли поможет там, где давно уже победил принцип "И так сойдет". Но мечта хороша, как и полагается утопии. Врачи приносят клятву Гиппократа, а переводчикам стоило бы присягать на книге Норы Галь. Обещать не бежать от кропотливой работы. Собирать фразу как картину из мелкого бисера. Перебирать все мыслимые варианты, чтобы найти идеальный. Чтобы фраза зазвучала. Чтобы душа читателя потянулась навстречу Слову.

В книге много примеров, как же без них. Выглядят они как результат применения магии. Нора Галь берет предложение, меняет несколько слов и мир преображается. Текст наполняется эмоциями и льется плавно, как песня. Не цепляясь за дословный перевод и точное расположение слов в предложении, Нора парит "свободна и легка". Чтобы такой полет оказался успешным, у переводчика должно быть чутье на единственно-верное слово, как у Шарикова на котов. А еще богатый словарный запас, солидный культурный багаж и огромный опыт. И, судя по тому, что я успела прочесть в ее книге, у Норы Галь все это есть. Плюс ко всему, она еще и ответственный человек, не экономящий на качестве перевода.

Человек с обостренной чувствительностью по отношению к безграмотности. Консерватор и перфекционист. В семи случаях из десяти она безусловно права с предлагаемыми правками чужих переводов. В двух случаях - без ее пояснений я бы и не поняла, что с фразой что-то не так и только в одном условном случае из десяти - не уверена, что правка пошла на пользу. Ну так никто не совершенен, а не ошибается только тот, кто ничего не делает. В целом, мне кажется здравой идея сначала прочесть весь роман, поймать дух, понять мысль и посыл автора и уже потом, ориентируясь на это, переводить детали. Да, всегда есть опасность, что роман переводчиком будет понят неверно и вслед за ним ошибется читатель. Но разгадать авторский замысел не всегда получается даже читая книгу, написанную на родном языке. Смотрим же мы иногда вольную экранизацию, не читая книгу. С переводом та же ситуация.

При любом подходе в работе с текстом, камнем преткновения останется "непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений". Справиться с ней можно только большим количеством переводов, "хороших и разных", а читатель пусть уже выбирает на свой вкус. Дело же переводчика - перевоплощаться в нужного для работы автора. Судьба переводчика -

править, доделывать, шлифовать – что-то малое, микроскопическое, для читателя, наверно, вовсе незаметное… Ибо «нет в мире совершенства»…
Но это не значит, что к нему не надо стремиться.
OlesyaSG

Начну с того, что получила я не то, что ожидала. Все-таки эта книга более интересна будет переводчикам и редакторам, чем простым смертным читателям. Просто читателям от книги больше вреда,чем пользы. Почему? Да потому, что некоторые книги становится трудно читать. Раньше бы проскочила некоторые перлы и не заметила, а теперь - глаз сам выхватывает "рога и копыта". Мне было интересно читать только первую четверть книги. Именно об языке, о речевых оборотах, короче говоря именно то,что интересно и понятно мне - не переводчику)) Нравится,что автор защищает русский язык от иностранщины . Хотя ,как мне кажется, иногда проще именно использовать одно иностранное,чем 3 русских. А дальше... Дальше мне было скучно. Потому что пошли английские тексты и их переводы и разбор полётов, как надо или не надо переводить. Хоть английский у меня полностью не выветрился,но читать мне было неинтересно. И под конец меня добила целая ода кашкинской школе и некоторым переводчикам. "Послала бы письмом свою оду адресатам" - это то,что я подумала после прочтения этих хвалебный речей.

Feana
Это знаменитая книга. Почти все «люди пишущие» учатся по ней. Если вы в детстве читали книги, то обязательно читали и переводы Норы Галь. Экзюпери, О’Генри, Бредбери, Камю, Моэма, Драйзера, Шекли и многих других мы знаем с её голоса. Почти все люди, знакомые со «Слово живое и мертвое» дружно советуют: «Прочитайте!» Далее – несколько моих заметок в поддержку этого хора. I «Снявши голову, по волосам не плачут» Для обывателя, коим я являюсь, рассуждения Норы Галь о чистоте языка архаичны и неактуальны. Мы давно захлебнулись в словесном мусоре и общаемся в чатах жалкими огрызками. Нора Галь осуждает канцелярит, а ведь он победил. Мы сдабриваем его малопонятными англицизмами, щедро льём воду пустых словесных конструкций. Потом привычно скользим по строчкам, выхватывая ключевые слова. Рабочая переписка, новости, статьи – царство канцелярита. А другие болезни языка? Блатное влияние, разрушающее сами понятия о добре и зле. Запредельная шаблонность речи. И так далее. II В мечтах о лучшем мире Книга Норы Галь это свидетельство о Золотом веке, когда деревья были большими, а пропуск в печать неграмотно составленного предложения клеймился позором. Вряд ли он сейчас достижим (да и был ли? разве Золотой век бывает в реальности?), но давайте помечтаем? Принципы, излагаемые Норой Галь, необходимы и переводчикам, и авторам, и даже тем скромным любителям, которые собрались здесь. Словом, всем тем, кто взялся написать пару абзацев, за которые не должно быть стыдно. Предупреждение: после прочтения книжки писать очень сложно! В голове стучит: «Меньше канцелярита!» «Проще!» «Не заниматься словесной алгеброй!» «Не бояться глаголов!» Лучше всего рассказать об этих принципах на примерах. Найдите в следующих предложениях то, что следует исправить.
«Я ведь почему спрашиваю, ты же сам вчера ставил вопрос о солке огурцов» «Рабочие принимают активное участие в борьбе за повышение производительности труда!» «Я почему-то почувствовал сильное ощущение одиночества.» «Глядя на неё ... и слушая, как она болтает, вас охватывало щемящее чувство жалости.» «Он куда-то убежал, вернувшись только к вечеру.» «Все эти реплики приходилось выкрикивать во всю глотку.» «В старину все деревенские новости концентрировались у колодца.»
Вот такие ошибки разбираются в книге. Чувство языка, о котором идёт речь, в повседневной жизни теряется. Нужно поскорее донести информацию, в ход идут аббревиатуры, картинки. Возможно ли сейчас следовать этому чувству хотя бы «в особых случаях»? Не знаю. Но попробовать стоит. III Мастера перевода – «почтовые лошади культуры» Большой раздел книги посвящен коллегам Норы Галь – представителям «кашкинской» школы перевода. Эта школа была создана Иваном Александровичем Кашкиным в 30-е годы. Трудно переоценить вклад «кашкинцев» в литературу. Благодаря им, русскоязычные читатели различают стиль Хэмингуэя и Фицджеральда, узнают аромат Диккенса, наслаждаются многозначностью Джойса. До этого перевод был в основном любительским или формальным (подстрочником). «Кашкинцы» стремились к переводу-перевоплощению. Для воссоздания духа книги нужны не кальки, не механическое следование оригиналы, а аналитический ум, смелость, художественное (и даже душевное!) чутьё, свободное владение русским языком. Поясню последний пункт на примере Диккенса в переводе О.Холмской. Для нас Диккенс – это характеры. Старухи, стряпчие, неграмотные прачки, почтенные джентльмены, уличные мальчишки говорят каждый на своём языке. Что вы скажете о следующем персонаже по его речи?
«…дела-то плохи, плохи, хуже некуда… Ну вот тебе, милый, трубочка! Ты только не забудь – цена-то сейчас на рынке страх какая высокая… Ох, беда, беда, грудь у меня слабая, грудь у меня больная… трубочку изготовить.. А уж он попомнит…»
Мы ясно видим хлопотливую старуху. Она угождает посетителям, заговаривает их, но при этом держится себе на уме и уж точно в накладе не останется. В английском языке просторечие чаще всего выражается ошибками грамматики и произношения. В приведенном отрывке эффект достигается иначе, более естественно для русской литературы – за счёт выбора слов: «грудь слабая» (а не «легкие»!), «хуже некуда» (а не «всё плохо»!), «попомнит»(а не «вспомнит»!). И эти слова роднят диккенсовскую старуху с нашими знакомыми старухами – из книг, фильмов, из жизни. Мы видим Коробочку и героинь Раневской, сплетаем новый сложный образ. Воспоминания о мастерах перевода и примеры их работы – не скучное копание в архивной пыли. Это увлекательная история о том, как рождался язык, на котором с нами говорит мировая литература XIX-XX веков. IV Принц, Цветок и Лисица Наконец, о самой Норе Галь и её шедевре перевода – «Маленьком принце». Каждый помнит язык этой сказки, её распевность и лаконичность. Наверняка вы её уже слышите внутри себя. Это было невозможно создать при помощи кальки с французского подлинника. Не Роза, а Цветок (во французском la fleur женского рода, а в русском-то мужского!), не Лис, а Лисица (женский род, отсылка к русским сказкам, ревность!). Понадобилась смелость переводчика, чтобы исказить детали, сохранив смысл. Или ещё пример - в оригинале: «Мой рисунок изображал удава, переваривающего слона». Что мы помним с детства? «Это был удав, который проглотил слона.» Подробно, очень интересно объясняются все эти маленькие решения. От малого к большому, от порядка слов к всечеловеческому духу притчи. Не механическая передача знаний, а общение двух культур. Потрясающе, на самом деле.
panda007

"о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык" - написал когда-то Тургенев. Боюсь, если бы классик открыл "современный" русский роман, а ещё лучше переводной, то русский язык он просто не узнал бы. Или хлопнулся бы в обморок сразу. Телевизор часто не хочется включать, потому что нет никакого желания слушать современный новояз с бесконечными стилистическими и граматическими ошибками. А бесконечные издевательства над языком рекламщиков, изобретающих всякие идиотские "сникесни" и иже с ними давно уже стоят поперёк горла. Собственно, книга блестящего переводчика Норы Галь как раз о том, как убивали русский язык. О самых частотных ошибках, о словесном мусоре и шелухе, о людях, которые не просто не умеют ценить красоту языка, но и не хотят учиться. Конечно, можно воспринять эту книгу, как сборник анекдотов, ведь приводимые Галь примеры уморительно смешны. Можно сказать, что переводчица сгущает краски, что всё не так страшно и язык всё равно сохранится. Сохраниться то он сохранится, но останется ли он могучим и, тем более, великим? Открываю первую попавшуюся книгу: "Зеленым сопляком я столкнулся с ужасами и огненными шквалами войны за свободу женщин". Это русский язык? Галь блестяще демонстрирует, что говорить и писать на красивом и правильном русском языке совсем несложно. Читать её не только интересно, но и приятно. И, главное, совсем не хочется блистать остроумием и коверкать родной язык. Даже в шутку.

IRIN59

Нора Галь - переводчица, литературовед и критик. Известна, в первую очередь, переводами книг Антуан де Сент-Экзюпери - Маленький принц и Харпер Ли - Убить пересмешника. В книге Слово живое и мертвое она делиться своим опытом работы литературного переводчика. Какова главная трудность этой работы? Что важнее: сохранить букву или дух произведения? Может показаться, что самый точный - это дословный перевод книги. Но частенько при такой "кальке" пропадает настроение и душа произведения. Задача переводчика передать не только смысл книги, но и все нюансы стиля зарубежного писателя при помощи синтаксиса и лексики родного языка. Вдобавок текст не должен быть тяжеловесным и скучным для читателя. При этом переводчик использует некую степень свободы в подборе (замене) слов, особенно если в тексте имеются идиомы, действующие лица произведения имеют "говорящие" фамилии; когда необходимо оттенить иронию автора или подчеркнуть трагизм ситуации. Насколько свободно может и должен вести себя переводчик в подобных ситуациях? Именно эти вопросы, на мой взгляд, главные в данном труде.

Переводчика смело можно назвать соавтором книги. Он может сделать иностранного автора и его произведения популярными и любимыми, а может попросту "убить" их.

Интересных книг вам и качественных переводов, читатель.

Р.S. Часто в аудио и электронных форматах книг невозможно найти автора перевода. Это большое упущение.


Оставьте отзыв

Войдите, чтобы оценить книгу и оставить отзыв
289 ₽
Возрастное ограничение:
6+
Дата выхода на Литрес:
08 декабря 2018
Дата написания:
2017
Объем:
528 стр. 31 иллюстрация
ISBN:
978-5-17-111883-9
Правообладатель:
ФТМ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают