Новый Зеленоград – становление. Книга II

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Новый Зеленоград – становление. Книга II
Новый Зеленоград – становление. Книга II
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 298  238,40 
Новый Зеленоград – становление. Книга II
Новый Зеленоград – становление. Книга II
Аудиокнига
Читает Авточтец ЛитРес
149 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Новый Зеленоград – становление. Книга II
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Начало истории в книге 1 "Новый Зеленоград – начало"

После ночного звонка Верховного Хранителя Бекариус больше не смог уснуть. Скорее всего, обеспокоенность Верховного передалась и ему, тем более нежелание его раскрывать какие-либо подробности даже по закрытому каналу связи наталкивала сама по себе на нехорошие мысли. Весь остаток ночи он прокручивал в голове события за прошедшее время и не находил никаких оснований для столь бурной реакции на столь высоком уровне.

Была, конечно, парочка внутренних расследований о срывах сроков обслуживания отдельных частей Механизма или несвоевременности выполнения Протокольных решений Совета, но это даже полноценными разбирательствами назвать нельзя. Всё итак отражается в отчётах и имеется в базе данных Службы Времени, и никто ничего не скрывает. Надо только проанализировать открытые источники, и всё.

В такую рань Бекариус ещё никогда не пребывал в Службу. Со времени его назначения в хорошо налаженном порядке функционирования как самой службы Времени, так и Часового механизма, никаких эксцессов не происходило.

А здесь за прошедшее время такое…

Механизм забарахлил… Гринвальдерис этот посреди горла со своими докладами о спланированной диверсии на его манипуляторе.

Стоять, так это может, он Верховного переполошил? Они ведь, помимо служебных, ещё и в дружественных отношениях состоят. Что он ему там такого наплёл? Ох уж этот Главный часовой Хранитель спутника-станции № 3.

***

Начиная с самого утра, Бекариусу названивал секретарь, который был шокирован тем, что ему лично звонил Верховный Хранитель и уточнял, на месте ли начальник службы безопасности.

Она-то голос Верховного ни разу не слышала. А тут три раза за одно утро, притом звонил лично.

Быстро, ещё раз уточнив состояние дел в Службе, Бекариус решил не мучить ни начальство ожиданием, ни себя терзаниями, и прямиком направился на приём к Верховному.

– Доброго Вам Времени, уважаемый Верховный Хранитель, – официально поприветствовал Бекариус, – готов приступить к расследованию, если Вы наконец-то расскажите в чём, собственно, дело.

После короткого, но достаточно ёмкого и, прямо сказать, убедительного повествования Верховного Хранителя, Бекариус несколько изменил своё мнение на вываленные на его голову данные.

Логика в словах начальника Службы Времени была, и факты он умел сопоставлять не хуже него, но от выводов, сделанных Верховным, волосы вставали дыбом. Бекариусу, можно сказать, с молоком матери, впиталось, что они Хранители, а не Творители. Вмешиваться в работу Часов нельзя ни при каких обстоятельствах.

А тут на тебе…

***

Двигаясь по служебной лестнице и засидевшись в управленческих креслах различных уровней Службы Времени, Бекариус давно отошёл от проведения расследований, но сейчас приходилось трясти стариной. В этом вопросе указание Верховного было не допускающее никаких возражений – к расследованию подключить минимальное количество надёжных людей.

Изучив старые архивы и выявив всех виновных в упоминаемом Верховным деле, Бекариус задумался.

«Никто из них попросту не может быть причастным к указанному делу: большинство в ссылке – а оттуда такое не провернёшь, оставшиеся уже в таком преклонном возрасте, что и говорить нечего. А самое главное, за всеми установлен стопроцентный контроль. Так что нет – это не они», – глубокая морщина разрезала лоб начальника безопасности Службы Времени, давно ему не приходилось решать такие головоломки, – «да что я сам себе вру-то? Это первое на моём веку дело такого масштаба».

– Так, ладно, – бормоча себе под нос и расхаживая по архиву со стороны в сторону, Бекариус строил версии, – если это не бывшие члены группировки «Приверженцы Хроноса», тогда кто? Или случайность? Но факты сами по себе упрямая штука. Ранее и не такие эксцессы происходили в ходе обслуживания часового Механизма, но подобных последствий не было. А тут слабенькое столкновение, когда оторванный манипулятор даже не успел набрать никакого ускорения, и вдруг огромная зубчатка, словно раскаленный нож по растаявшему маслу, сорвалась с места.

Бекариус сел, снова встал и, обойдя ещё круг, продолжил размышления:

– Но и это не самое главное. Как без чьей-либо помощи две крутящиеся шестерни точно совпадают между собой, зубец к зубцу? Уму непостижимо. Так не бывает? Ведь изначально скорость их вращения не совпадала. Да, значения отклонений минимально, но…Как будто кто-то специально синхронизировал их слияние. Да и остальные данные нельзя сбрасывать со счетов. Ладно, будем закручивать расследование.

Глава 1

Прорыв

Романтически настроенного сантехника 

вдохновляют канализации прекрасные прорывы

(Д. Семенихин)

Наступало самое «сонное» время суток, когда даже у самого ответственного часового слипаются глаза, и он начинает искать место, где бы присесть, а потом, найдя точку опоры, проваливается в беспокойный сон. Он где-то глубоко внутри понимает, что совершает практически святотатство, ведь сон и часовой – вещи несовместные. Вот он и беспокойный, но поделать с собой ничего не может.

Андрей по своему богатому опыту не один раз сталкивался с этим: сначала сам «часовил», потом их проверял, поэтому сознательно и спланировал прорыв на это время суток.

Немаловажный пункт в указанном плане занимала ЭНИИС (электронная нейронная искусственная интеллектуальная система). Она должна будет по сигналу с помощью НПП (нейро-психоподавитель) в назначенное время вывести Т-Рексов на исходное места, под непрерывным рыком которых экспедиция и попытается выскочить из долины, или хотя бы обеспечить себе наиболее «комфортные» условия для прорыва. Для убаюкивания внимания осаждавших уже вторую ночь подряд в долине с завидной регулярностью устраивается громкое и красочное представление тероподов долины. Они здесь вымахали раза в два с половиной больше любого другого, имеющегося под управлением жрецов Саам. Но не только это обеспечивало неприкосновенность долины. Ужасающие предания и сказки прошлых веков – вот основа этих страхов, ещё и подтверждённых недавним представлением, устроенным Андреем.

– Так, парни, ещё раз, – Андрей пытался максимально возможно спланировать всевозможные нюансы их прорыва, – Роман после того как нас обнаружат, а это будет точно, можете даже не сомневаться.

– Хотелось, чтобы это было как можно позже, – тихонько, но так, чтобы слышали все, вставил свои пять копеек рядом сидящий Игнат.

– Ты со своими людьми обеспечиваешь наш прорыв, – не обращая внимание на привычный предбоевой мандраж парня, продолжил Андрей, – а затем нигде не задерживаясь. Роман! Ты меня слышишь? Я тебе приказываю, ни при каких обстоятельствах, чего бы тебе не привиделось, возвращаешься на базу. Если что, ты должен будешь обеспечить любыми средствами оборону станции и невозможность её потери и перехода в руки жрецов племени Саам. На крайний случай делайте завалы, взрывайте проходы. Но это на самый крайний случай. Потом будем разбираться.

– ЭНИИС, ты слышишь меня, – это Андрей уже к их главной «информационной системе поддержки принятия управленческих решений».

– Да, командир? – как всегда, быстро и чётко отрапортовала она, да и чего ещё было ожидать от искусственного интеллекта?

– Как только Роман возвращается, блокируешь всё, что тебе доступно, – чеканил глава общины, – плохо, что не всё, но делать нечего. А там дальше по своему усмотрению. Но я попрошу тебя, зверушек своих постарайся сохранить. Они нам ещё не один раз понадобятся.

– Принято, – послышался ответ, – я тоже на это надеюсь. Хочу Вам напомнить, радиус действия переносных НПП. Это всего около пятидесяти метров, так что если будете пользоваться, то наиболее эффективно сделать до того, как вас обнаружат, и перенаправить внимание тероподов заранее в другую сторону.

– Спасибо, Эни, – Андрей впервые, как-то даже по-семейному обратился к ней, под удивлённые взгляды общинников.

– Ой, какие нежности! А что на это скажет Оксана Николаевна?, – как обычно разрядил обстановку Матвей.

– Роман, тебе этого весельчака оставить, что ли? Или намазать пятки чем-то дурно пахнущим и отправить впереди «Тигра» в качестве отвлекающего манёвра? Пущай побегает. А там, если выживет, не вопрос, подберём где-нибудь по дороге, – предложил Андрей.

– Можно, конечно, и оставить, – поддержал шутливый тон главы общины Роман, – но второй вариант мне нравится больше. А то непонятно, когда вас ждать обратно. И мои нервы не настолько устойчивы, как Ваши. Просто грех на душу брать не хочется. Да и два варианта отвлекающих манёвров гораздо лучше одного.

– Ну вот и ладненько. На том и порешали, – под общий хохот поразмышляли они, – это если не успокоится. А так своих не бросаем, придётся забирать.

***

При составлении плана Андрей понимал, что вырваться на двух бронемашинах будет крайне сложно. Ну и если всё-таки это удастся, то жрецы Саам не дураки, они знают о двух бронеавтомобилях. И тогда вся эта орда ящеров понесётся за ними. А приносить на своих плечах погибель своим союзникам – племени атлантов, в планы Андрея точно не входило. А так им придётся делить силы, что уже полдела в текущих реалиях.

Оставить решили троих: Романа – командира второго экипажа и ещё двоих общинников. Туземцев оставлять смысла не было, со своими духовыми ружьями и тем более ограниченными знаниями, их коэффициент полезного действия здесь можно оценить максимум на единичку.

В рамках подготовки к прорыву осады совершили размен ресурсами, или, так сказать, провели товарно-меновую сделку.

Парням, остающимся на станции, сгрузили практически все продукты, в том числе мясо, добытое в ходе бойни на Олеговой косе – придёт, не дай бог, время, когда привычное продовольствие будет подходить к концу, посчитают его за деликатес. Себе же по максимуму забрали ГСМ и боеприпасы, предоставив в распоряжение Романа только малую часть, для того чтобы немного пошуметь и так, для самообороны. По подсчётам, если постараться быть экономным, то оставшиеся три общинника даже и три месяца на станции должны протянуть, с учётом сильно уменьшенного состава экспедиции, но на такие сроки Андрей не был не согласен.

 

Указанное мероприятие остаться без внимания Матвея ну никак не могло. Он, в присущей ему манере, восседая, как заядлый оппозиционный лидер, на броневике комментировал:

– Это вам. Это снова вам и опять вам. Это беспредел, безобразие! Чем же мы будем питаться? Принесите жалобную книгу!

Так, с весельем и шуточками, подошёл срок начала операции.

***

Андрей ещё раз посмотрел на всех. Лица напряжённые, глаза решительные. Так и должно быть, чай не на праздник же, в конце-то концов, идут. В целом, по виду все готовы и ждут лишь его команды. Ох, как бы хотелось вырваться и никого не потерять! Все парни стали ему как родные.

Затем, вздохнув, подошёл к Роману и практически по-отечески обнял, сказав при этом:

– Смотри мне, не вздумай помереть сам и парней береги. А то приеду, поубиваю на хрен сам.

– Есть, командир, не переживай. Куда мы с этой подземной станции денемся? Вы там сами только не задерживайтесь, – и уже потом добавил, – себя береги.

– Всё, парни, по машинам, погнали, – отдал Андрей команду, – ЭНИИС, как там наши динозаврики поживают?

– Шумят. Один в озере плещется, – ответила она, – все готовы. Ждут лишь Вашей команды.

– Тогда, поехали, – отдал глава общины команду на движение, и входные ворота станции-пещеры стали медленно и бесшумно отрываться.

Для того, чтобы местные пещерные светлячки «не засветили» раньше срока, их потуги пришлось схитрить. С внутренней стороны пещеры повесили сшитые специально для этого пологи и сейчас крайне осторожно их открывали, выпуская бронеавтомобили на волю.

Как только они выбрались из пещеры, по ушам ударил резкий и не прекращающийся рык Т-Рексов, усиливаемый особенностям природного строения долины. В самой же долине стояла темень, хоть смотри, хоть глаз выколи, эффект один и тот же. Не зря они предварительно, с привлечением спутника, до секунды выверяли данные о времени появления здешних Лун. Так как их было четыре, то приходилось тщательно искать окно между их восходами. Водителей не спасали даже тепловизионные очки, единственное, что радовало: они ехали по дну долины и на фоне звёздного неба, её края кое-как просматривались, что и позволяло держать правильный маршрут.

ЭНИИС, красавица. Вела тероподов с двух сторон бронеавтомобилей, удерживая их на расстоянии, позволяющем скрыть шум работы двигателей «Тигров». Наверху все было спокойно, никаких движений не наблюдалось. Кое-где горели костры, чувствовался запах подгоревшего мяса. Так потихоньку они добрались в нужный район.

– Вот и всё, – предупредила ЭНИИС, – мы пошумим здесь ещё немного, но дальше Вы сами. Как только выйдете из долины, связь со мной пропадёт, но через спутник я смогу отправлять ещё какое-то время сообщения на переносной пульт. Удачи, командир. Ждём Вашего возвращения.

– И вам ни пуха, ни пера, – это уже Андрей обоим: Роману и ЭНИИС, – живите дружно. ЭНИИС да, в суете подготовки плана нашего прорыва забыл тебе сказать. К Роману, на время моего отсутствия, переходят все мои полномочия.

Андрей понимал, что несмотря всю развитость искусственного разума, аспект передачи полномочий очень важен.

«Тигр», стараниями водителя, плавно, не рыча, пробирался к кромке долины. Вот показался её край, ещё чуть-чуть. И здесь Андрей с водителем в изумлении заметили метрах в трёх зубастую тварь. Они, даже находясь за стеклом бронеавтомобиля, на себе почувствовали тяжёлый взгляд голодных глаз ящера. Андрею даже показалось: он уловил смрадный запах из его пасти.

– Ну, всё, попали! – выдохнул водитель. – Хрен мы теперь отсюда выберемся. Не обратно же возвращаться?

– Стой, – шёпотом сказал Андрей водителю, боясь, что даже сказанное в бронемашине, это чудовище с мордой на полмашины его услышит, дрожащими руками пытаясь запустить НПП, – двигатель не глуши, как только дам команду газ в пол.

Собрав все свои мысли в кучу, он вообразил в своём сознании самое своё любимое лакомство – огромный шоколадный торт с помадками и засыпанный клубникой сверху. Его даже чуть спазм не скрутил, рот наполнился слюной, в количестве которой даже утонуть было можно. Но другого выхода нет. ЭНИИС предупредила, чем ярче образы и впечатления, тем легче их внушить животному. В их восприятии мира действуют только инстинкты, основными из которых являются только те, которые обеспечивают их жизненный цикл: подготовку к размножению; размножение; питание; защиту от хищников себя и своего потомства, а также несколько других сейчас не важных.

Внушить инстинкт размножения этакой образине Андрей попросту не решился. Вдруг не так поймет и накинется на бронемашину, как на лучшую подругу. Что тогда делать?

А затем с помощью НПП перенаправил мысль о вкуснейшей еде, расположенной в ближайшем пролеске, скрасив всё это заполненным под завязку желудке пищеварительным соком.

И здесь, почуяв еду, ящер, разинув пасть, во всю глотку вострубил, словно горн, вскинув голову к небу, качнулся с боку на бок, и, разворачиваясь в указанном направлении, махнул хвостом. Хвост громадины прогудел в воздухе, будто бы пушечное ядро рядом пролетело, и врезался в бронеавтомобиль, чуть его не перевернув. Вопли людей, не готовых к такому повороту событий, слились в единую какофонию с треском разбитой и сорванной вместе с багажником фары, прикреплённых к крыше бронемашины. Водитель, опешив от такого, дал по газам, забыв напрочь о распоряжении главы общины начать движение лишь только после его команды.

Мотор «Тигра» взревел, и машина ринулась вперёд, в самый неподходящий момент. Впереди стояли огромные деревья. Впрочем – что там деревья? На голодный рык динозавра, обнаружившего еду, кинулись все рядом стоящие, и все, как один, ужаснейшего вида: с кликами и зубьями на спине, с рогами на морде и на хвосте, двуногие и четверолапые, зелёные и разноцветные… Они, сметая друг друга, не замечая кустов и несущейся бронемашины, неслись к обожаемой еде.

Пару раз они были на грани полного провала, когда рядом пронеслись огромные восьмиметровые экземпляры, чуть их не сбив. Здесь бы не помог ни вес, ни броня автомобиля, его бы попросту перевернула, сметя на своём пути, огромная пятитонная гора мышц. Стрелять было бесполезно, такую массу попросту не сбить.

Когда пробежала основная масса, появились изумлённые погонщики, которые не были готовы к такому развитию событий и сразу не смогли перехватить бразды правления этой ордой, а дальше это было бесполезно. Мчащийся на полной скорости бронеавтомобиль их в своей лобовой атаке попросту не заметил, размазав и вдавив остатки в грязь первородного папоротникового леса.

Андрей вывалился из состояния транса, так ему удалось нарисовать более яркие образы, когда один из жрецов повис на кенгурятнике «Тигра». Это было жутко: окровавленное тело раскрашенного в черно-белые полосы круглолицего дикаря болталось и билось о пуленепробиваемое стекло, оставляя на нём ярко-кровавые разводы. Но водитель с бешеными глазами, не обращая на данный факт никакого внимания, гнал во всю мощь, выдавливая из «Тигра» все заложенные в него возможности.

И только сейчас ударил пулемёт второго бронеавтомобиля.

– Игнат, – заорал глава общины, по-другому его бы никто в этой безумной гонке не услышал, – не стреляй. Пусть думают, что прорыв не удался и всё своё внимание обратят на оставшихся. В этом страшном месиве, куче следов, оставленных динозаврами, может, и наши следы затопчут и не найдут. Хотя надежд на это мало. Скорее всего, потом разберутся, но мы сможем хоть немного выиграть времени. Нам ещё следы запутывать, чтоб не вывести их на хвосте на атлантов.

И только сейчас наступила та минутка, которая дала возможность глянуть на пульт. Сообщений ноль. ЭНИИС молчит. Глянул на часы. Глаза полезли на лоб, прошло две минуты, а казалось, что они мчатся уже часа два-три.

– Все живы, – крикнул в пассажирский отсек Андрей, – как там обстановка?

– Лучше бы я впереди бежал, в виде отвлекающего манёвра, – послышался знакомый голос хрипящего Матвея, – все печёнки нафиг здесь оставил в этой консервной банке. Дрова и то с большей любовью везут, чем нас.

– Скажи спасибо, что вырвались, – это уже Игнат, – а то можем высадить. Командир, вроде все живы. Синяки и ушибы не в счёт. До свадьбы заживут.

– Ну, уж теперь, дудки, я с вами, – долетело из глубины «Тигра».

В это момент пропищал пульт:

– «Ваш заместитель вернулся на станцию. Блокирую все входы-выходы», – сообщение от ЭНИИС порадовало. Но радость была недолгой, прилетело следующее: «Одного Т-Рекса удержать не удалось, настолько яркие образы Вы нарисовали, а затем безумный рёв и поток динозавров его увлёк».

Немного расстроившись и сформулировав мысль, глава общины тоже передал сообщение о том, что они вырвались и пытаются подальше уехать.

И как только Андрей это сказал, они с раскрывающимися от ужаса глазами увидели впереди огромную тушу, скорее всего, травоядного динозавра, на котором был закреплён ярко-оранжевый шатёр, в котором явно кто-то был. Они неслись прямо на него. Времени на то, чтобы отвернуть или остановиться, уже не оставалось.

Глава 2

Неожиданное спасение

Бывают минуты, за которые 

можно отдать месяцы и годы

(А.П. Чехов)

Автомобиль и рептилия стремительно сближались.

Восприятие времени в такие моменты в голове человека переходит в режим ускорения, фокусируясь на наиболее важных сигналах, чтобы принять единственное и правильное решение о жизни и смерти. Мозг как бы пытается собрать воедино частички информации от всех наших органов чувств в отношении потенциально опасного объекта или действия, используя их (частички) в качестве подзаводки так называемых «вечных часов». То есть чем больше информации одномоментно получает человек в узком спектре восприятия, тем медленнее работают эти часы, и у него появляется больше времени на принятие решения и последующие за ним действия. Довольно часто это позволяет спастись человеку самому или вытащить из опасности рядом стоящего. Наша действительность знает таких историй уйму.

К примеру, хоккейный вратарь, или бейсболист, готовясь к отражению шайбы (к отбивающему удару по мячу), сверхфокусированы на самых мельчайших деталях своего «обожаемого объекта», очень часто отмечают, что шайба (или мяч) в их личном восприятии замедляются настолько, что это позволяет её поймать в ловушку (нанести точный удар битой). А в критических ситуациях, когда наш мозг пытается получить настолько информации, настолько это позволит, если не спасти, то хотя бы попытаться спасти жизнь, процессы в его подкорке циркулируют с невероятной скоростью.

Мозг Андрея же, подпитанный влиянием «завесы», недавно так бесславно канувшей в небытие, в таких случаях переходил в гиперрежим. Перед ним мир вдруг практически остановился. Андрей понял, что пришло время действовать и притом очень и очень быстро. И если не останавливаться и не зависать, то можно чего-то да успеть.

Перед глазами, у главы общины, словно в покадровом исполнении, начали возникать картинки и всплывать цифры, точно там включился суперкомпьютер с невероятно зашкаливающим быстродействием и вычислительный центр заодно вместе взятые.

Секунда…

До рептилии 85 метров, скорость «Тигра» 100 км/ч.

Начинающиеся расширяться от страха глаза водителя и растягиваться мимические мышцы его лица в попытке заорать.

Застывшие, словно статуи, в беззвучном крике туземцы возле шатра на спине ящера.

Завропод, не обращающий внимание ни на кого и продолжающий жевать какую-то зелень.

Сознание само выдало Андрею это непонятное и никогда прежде не применяемое им обобщённое название рептилии.

«Офигеть… Какой огромный монстр впереди? Откуда он здесь вообще взялся? Надо срочно что-то делать, иначе разобьёмся вдребезги? А шатёр-то приметный, не простой туземец так передвигается. Вправо-влево свернуть некуда, как назло, там стоят огромные стволы, явно не под силу нашему «Тигру». Единственное, что остаётся, это ударить своим ментально-телекинетическим ударом. Но где взять столько энергии, чтобы эту гору мяса убрать с дороги?», – мелькали мысли в голове Андрея одна за другой, попутно отмечая все остальные детали обстановки вокруг.

Две секунды…

До рептилии 56,5 метра, скорость «Тигра» прежняя.

Дёргаются мышцы правой ноги водителя в попытке перенести её с педали газа на тормоз.

Откидывающиеся полога шатра, закреплённого непонятно как на ящерообразном, разлетаются в сторону.

 

Полностью флегматичные и не воспринимающие бронеавтомобиль, как угрозу, глаза завропода.

«Сканирование пространства показывает два самых перспективных источника энергии: сам монстр и как бы это странно не звучало – мотор их бронеавтомобиляВзять энергию из двух источников, слить её воедино и ударить времени, увы, нет. Сколько энергии в рептилии, я не знаю, а в «Тигре-М» – полноценных 215 лошадиных сил. Ярче поток энергии идёт от мотора. Может, потому что он рядом или нагретый, словно печь. Это неважно. Ладно, решено – мотор выглядит перспективнее. Тормозить никак нельзя (это ещё одна-две секунды на действия водителя и начало торможения), машину понесёт юзом, на такой скорости полетим кубарём и всё равно не успеем остановиться. Костей после такого точно не соберём», – лихорадочные метания в голове Андрея в поисках оптимального решения.

Три секунды…

До рептилии чуть меньше 29 метров, скорость начинает постепенно снижаться – 99, 98… км/ч.

Резкий удар Андрея по ноге водителя, уже практически отпустившего педаль газа и расширяющиеся ещё больше его глаза с началом поворота головы в сторону главы общины.

В шатре сидит, «охренеть и не встать, как сказал бы Матвей», женщина-шаман. А может и не шаманка, но явно находящаяся в иерархии племени не на последних ролях, туземка. При этом сидит в кресле, сделанном из черепа какого-то нехилого животного с огромными костяными отростками-рогами по сторонам.

Выражение морды завропода, как и прежде, – невозмутимо-равнодушное.

«Переход в транс. 

Сначала на первый уровень – лучшее место для удара чуть выше передних конечностей, которые, подломившись, развернут тушу ящера, и так стоящую в профиль, с постепенным его заваливанием в сторону от машины. На пути останется только хвостовая часть. Решено, бью туда.

На второй уровень – резкий перехват всей мощности мотора на себя, включая выделяемую им же тепловую энергию и резкий толчок её в направлении ящера с концентрацией в нужной критической точке.

Выход из транса», – все решения приняты, теперь только их чёткие исполнения.

Четыре секунды…

До рептилии метра три, скорость бронеавтомобиля вернулась к предыдущим показаниям, а затем ошарашенный от такой наглости мотор «Тигра» начал чихать и глохнуть, не в силах выдавать в том же объеме крутящий момент на трансмиссии, но продолжающий толкать машину вперёд, по инерции.

Высокородная туземка лихорадочно пытается встать из своего, сделанного в раннеславянско-скандинавском стиле (периода глубокого язычества и викингов) кресла, и достать какой-то посох или что-то на него похожее.

Завропод, ну наконец-то, скотина, в глубоком шоке от непонятно по какой причине подламывающихся ног и с удивлённым и непонимающим взглядом от всего происходящего.

«Попал точно в нужное место, лишь бы только хватило энергии развернуть его в нужном направлении. Убрать с дороги, конечно же, не вариант, но вроде заваливается как надо. Давай, родненький, давай. Времени нет совсем», – теперь только наблюдать.

Пять секунд…

«Тигр», будто по шоссе, въезжает на хвост рептилии и, подпрыгивая, восьмитонная машина, словно птица, используя спину динозавра как трамплин, летит куда-то вперёд, поднимаясь заодно и ввысь.

Аборигенка оказывается женщиной достаточно высокого роста, у неё голубые глаза и довольно тёмная кожа, покрытая белыми узорами, красивое ожерелье и пояс из, да не может быть, зубов, хорошо бы ещё не человеческих. Да нет, вроде таких больших не бывает.

Завропод завалился. Но пока ещё не полностью, а только начинает свои кульбиты.

«Пять секунд. Полёт нормальный. Главное в конце сгруппироваться», – в сознании Андрея время постепенно начало возвращаться на привычные рельсы.

А далее…Шесть…Семь…Восемь…Девять…Десять. И картинка полетела перед глазами в привычном ритме, возвращая привычные образы и звуки.

Бронеавтомобиль с окровавленным телом жреца на кенгурятнике, «пролетающий» над шатром и сметающий его крышу, оставил там, внизу, неизгладимое впечатление. Это было заметно по разбегающимся слугам, при попытке их спрыгнуть со спины с запрокидывающегося на бок исполина.

Но, к сожалению, полёт был насколько красочный, настолько и недолгий.

Удача – это позитивно воспринимаемое событие, возникающее в результате случайного, непредсказуемого или не учитываемого стечения обстоятельств в жизни человека. Непонятно до какой степени люди, находившиеся в бронемашине, позитивно воспринимали последние час-полтора своей жизни, но удача к ним развернулась именно тем местом, которым и было нужно.

«Тигр», между тем, достигнув наивысшей точки своего полёта, вдруг резко начал «идти на посадку», выбрав в качестве взлётно-посадочной полосы огромное хвойное дерево, что, по сути, и спасло членов экспедиции.

С треском ломая один, затем второй, а за ним и третий стволы, лишь благодаря пышной кроне, не дающей перекинуть бронеавтомобиль днищем вверх, они приземлились в мелкий, скорее всего, временный водоём, наполняющийся лишь в сезон дождей. Водная гладь была плотно покрыта мохом, который, словно спортивный мат, достаточно хорошо смягчил удар падающей машины и сохранивший её ходовую часть. Восемь тонн, с силой плюхнувшись в эту, теперь можно сказать, лужу, осушило его практически полностью.

И тишина…

Ещё не вышедший из состояния эйфории, на адреналине от пережитого, Андрей, сначала пошевелив у себя всем, чем можно шевелить, и не обнаружив ничего ужасающего в состоянии своего организма, заорал, приводя свою группу в чувство, тоже постепенно отходящую от пережитого:

– К машине! Проверить своё состояние и оружие, – глава общины прекрасно осознавал, что счёт сейчас идёт на минуты. Если они не заведут машину и не вытащат её отсюда, то всё – пиши пропало.

Заранее натянутые, ещё перед началом прорыва, бронежилеты и каски спасли почти всю группу от тяжелых травм, переломов и увечий. Только двое из десяти пассажиров получили различные переломы конечностей.

– Игнат, – времени на раскачку не было, поэтому Андрей старался максимально быстро поставить все необходимые задачи, – ты за старшего. Основная задача – попытаться завести машину и в максимально короткий срок вытащить её на твёрдую землю.

– Есть, – не задумываясь, последовал ответ.

– Доктор. У тебя максимум пять минут на осмотр и оказание первой медицинской помощи, – продолжил Андрей, – Матвей и Тимур, а вы бегом за мной. Задачу поставлю на ходу.

– Мы к динозавру, – это уже Игнату, – пять минут, не больше. Там я в шатре приметил крайне интересную вещичку. Второго шанса может и не быть, так что надо поверить.

Как Матвей оставил всё происходящее без своих комментариев и молча побежал за главой общины, было уму непостижимо. Скорее всего, парень ещё не отошёл от шока, а значит, чуть позже из него польётся нескончаемый поток.

***

Динозавр, чем-то похожий на земного диплодока, а его трудно было перепутать с каким-либо другим, действительно был немаленьким. Он, со своей вытянутой шеей и длинным и плоским хвостом, единственное, что отличало местного завропода от земного, растянулся метров на тридцать пять в длину. Ящер был ещё жив, но уже на последнем издыхании, напоровшись, в довесок ко всему, как раз на обломанное бронеавтомобилем дерево.

– Матвей, ты справа, – начал ставить задачи глава общины, – Тимур, ты слева. Я наверх к шатру. Ищем довольно примечательный посох. А также здесь была очень экстравагантная туземка. Спутать её ни с кем другим нельзя. У нас три минуты. Не забываем крутить «башней» по сторонам, сверху в шатре за ней присматривало около десяти явно небезоружных аборигенов. Так что поосторожнее там. И ещё, места, конечно, в машине у нас мало, но одного местного можно взять в качестве языка и проводника.

Взбежав по хвосту, словно по путепроводу, Андрей быстро огляделся по сторонам. С высоты, примерно второго этажа, картина открывалась на загляденье. Лес поражал своей разнообразностью, буйством и яркостью красок. Вокруг, куда не кинь взглядом, росли хвойные и папоротниковообразные исполины. Они, переливаясь от тёмно-зелёного до пурпурно-салатового, создавали нереальную картину в округе.

Но любоваться красотами некогда. Пока никто не опомнился, надо срочно завершить поиски и валить отсюда побыстрее и желательно подальше. Шатёр между тем, несмотря на все злоключения, остался на прежнем месте и не слетел со спины рептилии. Однако осмотрев его, Андрей пришёл к выводу, что здесь искать бесполезно: кроме каркаса, ничего живого не осталось.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»