Всего один шаг. Книга 1. Татьяна

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Всего один шаг. Книга 1. Татьяна
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Я ходила по кладбищу разглядывая кресты и надгробья. Здесь не было никого из моих близких, просто составила компанию подруге. Мы столкнулись у офиса, когда я выходила после работы, уставшая и злая. Ну почему летом надо целыми днями сидеть в душной конторе, а потом нестись домой, готовить, убирать, хорошо хоть придумали стиральные машины-автоматы, не надо тратить время на стирку. Вышла, стала к солнышку лицом и закрыла глаза. Как же я устала, от вечной суеты, от бесконечных обязанностей. Можно, я куда ни – будь, спрячусь от всего этого?

– Таня, ты, что ли? – моя школьная подруга, тронула за рукав,– ты, что здесь работаешь?

Мы не виделись уже лет пять, хотя живём в одном городе. У меня дом – работа, работа – дом, у неё, думаю, то же. Как же я была рада неожиданной встречи:

– Лилька, привет, каким ветром тебя сюда занесло?

– Да тут документы кой, какие оформляю. А ты отработала? Нам бы посидеть, поболтать, – вид у подруги был уставший.

– А, что мешает? Вон кофе, там подают очень вкусный кофе,– я ухватила Лилю за рукав,– пойдём!

– Нет, мне сегодня на кладбище надо, Пашке три года, – она вздохнула, грустно улыбаясь.

Брат Лили погиб, разбился на соревнованиях в горах. Подвело лыжное крепление. Приобняла её, очень хотелось поддержать старую подругу. Пашку я хорошо знала, весёлый дурашливый парень, вечный приколесит… был.

– Лиль, а может мне с тобой? – заглянула в глаза подруги.

– А, время есть? – Лилия с робкой надеждой посмотрела на меня. Понятно, что в такой момент ей хотелось разделить с кем ни будь горечь потери. Пусть и прошло три года, похоже её боль так и не утихла.

– Да плевать на время. Могу я позволить себе раз в пятилетку с подругой побыть, завтра суббота, всё переделаю, что сегодня не успею, – нарочито весело ответила, стараясь под улыбкой спрятать сочувствие.

Школу мы закончили, семь лет назад, я уже успела побывать за мужем, и два раза поменять цвет волос. Сначала обесцветила до белого свой светло- русый волос, потому, что моему благоверному нравились блондинки. Потом, когда развелась, выкрасилась в огненное – рыжий, назло ему. Через год сделала современную, модную стрижку и вернулась к своему родному цвету. Вот угораздило же выйти за маменькиного сынка, хорошо, что вовремя расстались, и не успели завести ребёнка.

На кладбище остановились возле аккуратной могилки, с небольшим мраморным надгробием и фотографией весёлого парня на ней. Поставили в кувшин свежие цветы, убрали увядшие. Лиля тихо всхлипнула, я обняла её, успокаивая. На этой фотографии Пашка был настоящий, такой каким я его запомнила, в растянутом вязанном свитере и с широкой белозубой улыбкой от которой все девушки на курсе сходили с ума. Подошли двое мужчин, друзья Пашки, заговорили с Лилей. Стало немного неловко, предупредила подругу, что пока пойду, прогуляюсь, и отошла. У них там свои разговоры, зачем мешать. Теперь бродила одна, среди могил. Не особо любила находиться, в таких местах, с фотографий смотрят когда- то живые люди, у каждого своя судьба… была. Незаметно оказалась в заброшенной части кладбища. Огромные деревья, почти разрушенные оградки, покосившиеся надгробья. На одном из упавших надгробий надпись: «Купец первой гильдии Семён Вощак 1821 год…» – дальше затёрто. Ого, сколько же лет этому кладбищу? Перелезла через поваленное дерево, хорошо в брюках. Интересно, зачем здесь стоит арка. Похоже на проход в дом или часовню, но нет, вокруг не видно даже развалин, просто арка, старая, очень старая, как она сохранилась? Обошла её кругом, рассматривая странные символы, решила пройти под ней и уже возвращаться, гуляю то не меньше часа. Всего один шаг… Ступила на плоский камень, и споткнувшись, упала. Ушибла колено, наверное, брюки порвала, ой как жалко, почти новые. Поднялась, вокруг были уже сумерки, нечего себе как быстро стемнело. На небе звёзды, луна. Интересно, а где, то дерево, которое я перелезла?

Ещё пара шагов, и левая нога с чавканьем провалилась в жижу. Вытащила её, опершись о кочку. Может я просто раньше не заметила этой лужи? Осмотрелась вокруг, деревья высокие, но вовсе не похожие на те что я видела на кладбище. Между ними, на некотором расстоянии друг от друга стоят грубо отёсанные камни, почти с меня ростом. Ни тебе крестов, ни оградок, просто камни. Подошла к одному из них ближе. Темно, почти ничего не видно. Порылась в сумочке, где-то на связке ключей был брелок – маленький фонарик, нашла, посветила на камень. Какие- то знаки, напоминающие руны. Что за ерунда? Подошла к другому камню, то же самое. Я определённо нахожусь на кладбище, вот только оно ничего общего не имеет с тем, на котором я была раньше. Небо начало светлеть. В растерянности села прямо на траву, глядя как медленно разгорается на горизонте зоря. Всё было очень странно и не понятно. Так внезапно наступившая ночь, подошла к концу? Просидела некоторое время, пытаясь уложить в голове все странности. Старая часть кладбища с аркой, ведущей… сюда. А сюда – это куда? Наконец расцвело на столько, что можно было рассмотреть руны на ближайших ко мне камнях. Я встала и пошла вперёд, шагов через двадцать земля пошла под уклон и кончилась, упершись в болото. Совладав с накатившей паникой, отправилась по кромке сухой земли. Оказалось, я нахожусь на небольшом острове посреди болота. Естественно это не могло быть то кладбище, на которое мы приехали с Лилей. Вдоль и поперёк исследовала остров, арки, через которую я сюда попала не было. Просто не было!

Глава 2

Посмотрела на свои испачканные брюки, вздохнула. Не знаю, как я сюда попала, но сидеть на этом треклятом острове, в гордом одиночестве смысла не было абсолютно ни какова. Перекинула через голову ремешок сумки, и ступила на ближайшую кочку. Эх, прощайте мои дорогущие туфли. Пробираясь с кочки на кочку, иногда соскальзывала с мокрой травы, и вскоре по пояс вымазалась болотной грязью. Через пару часов выбралась на твёрдый островок. Уткнулась лицом в траву, так хоть комары не сильно донимают. Какое-то время отдыхала и обдумывала, что же случилось. Нашла портал в другой мир? Но почему же этот мир состоит из сплошного болота? Села, отдышавшись, куда дальше? Куда, куда, вперёд. Ещё несколько часов до следующего островка. Здесь нашла длинную палку, о которой не подумала раньше, теперь, прежде чем ступить, проверяла ей глубину, идти стало немного легче. Высокие деревья увидела издалека. О, мне похоже в том направлении, такие красавцы не будут расти на болоте, их много, значит треклятое болото кончается. Осталось метров двадцать, когда на одной из больших кочек обнаружился человек. Повернула к нему, сама не понимая зачем, в голову даже не пришло, что эта встреча может для меня быть опасной. Просто была рада спустя несколько часов, проведённых в борьбе с болотной жижей и коварными кочками, увидеть человека. Приблизилась и ахнула.

Мужчина лежал на спине, широко раскинув руки, а из его груди торчали четыре короткие стрелы, вылитые из металла. Никогда не видела таких, честно говоря, я вообще раньше никаких не видела, ну может быть, только на картинках. Сердце сжалось, мёртв? Не глядя шагнула на ближайшую кочку, которая тут же ушла из- под ног. И я, охнув с головой, очутилась в этой чёрной пакости. Болотная вода попала в нос и рот, вылезла, отплёвываясь и ругая себя за неосторожность. Всё-таки подползла к мужчине. Одежда показалась странной, нечто похожее на камзол, рубаха с большим количеством воланов на груди и рукавах. Длинные чёрные волосы заплетены в несколько замысловатых кос, стянутых на затылке шнурком, видимо, что бы не мешали. Довольно смуглый. Черты лица резкие, квадратный подбородок, выпирающие скулы, вертикальная складка между бровей, и длинные ресницы. От таких не отказалась бы ни одна модница, а достались они почему-то мужчине. И где справедливость? На секунду залюбовалась, вот такой экземпляр не как не может оказаться маменькиным сынком. Тронула руку, тёплая. Откуда- то изнутри пришло понимание, что надо срочно вытащить эти стрелы. Вздохнула, сняла сумку, оттёрла руки об блузку. Толку то, что руки, что блузка всё покрыто слоем чёрной болотной тины. Схватилась за одну из стрел, горячая. Ухватила её двумя руками, уперлась ногами в кочку и вытащила. Мужчина по-прежнему не шевелился, взялась за следующую… Что ж, теперь стрел не было, но из ран начала сочится кровь, и с каждым ударом сердца её становилось всё больше.

– Да как же-ш тебя угораздило! – сказала, ни к кому не обращаясь.

Исхитрилась, и взвалила мужчину себе на спину. До твёрдой земли оставалось всего несколько метров, но какой же он был тяжелый! Ещё пару раз проваливалась, уходя в воду по грудь, и наконец, почувствовала под ногами землю. Рывок и я упала вместе с мужчиной перевернувшись на бок. С трудом привела своё дыхание в порядок несколько раз глубоко вдохнув. Не поднимаясь, развернулась к раненому лицом, кровь бежала из его ран толчками, надо было торопиться. Перевернула его на спину:

– Эй, милый, да ты так вовсе без крови останешься.

Рванула на груди рубаху. Жуткие раны. Паники не было, возможно от усталости, на эмоции ведь, то же нужны силы, а мои как видно остались на болоте. Вид крови немного коробил, но не было ни страха, ни отвращения. Отогнала от себя отупляющую усталость, надо помочь… Может, есть что- то в сумочке, ах да, я оставила её на той кочке, где нашла мужчину. Туфли натёрли ноги, расстегнула и отбросила их подальше от себя, всё рано им каюк. Опустилась на колени около незнакомца, и прикрыла глаза. Слишком много крови, надо остановить, но как? И внезапно поняла, что знаю. Положила ладони на раны, растопырив пальцы, зажмурилась, представила поток света, льющийся из моих рук прямо на его грудь. Когда распахнула глаза. Свет заполнял раны, растекался вокруг. Почему-то даже не удивилась, только с удовольствием отметила, что кровь почти не бежит, а через минуту она вообще остановилась. Теперь надо, чтобы раны закрылись, хотя бы чуть – чуть. Снова зажмурилась, изо всех сил желая этого. На этот раз почувствовала, только, как уплываю в черноту.

 

Очнулась от мерного дыхания под ухом. Оказывается, я, потеряв сознание, упала мужчине прямо на грудь. Ну, я даю! Хотела осмотреть раны, но их не было видно под, запёкшийся, кровью. В этот момент ресницы незнакомца дрогнули и поднялись. На меня смотрели прекрасные тёмно-карие глаза. Привычным движением оттёрла лоб и улыбнулась ему.

– Надеюсь, теперь жить будешь, – взглянула на свои руки, в крови, в грязи. Усмехнулась, представив, что сейчас видит незнакомец. Наверняка нечто с ног до головы вымазанное болотной грязью, не напугать бы.

Несколько секунд он смотрел на меня, по-прежнему хмурясь, потом его губы дрогнули.

– Коми шу? – он поморщился, и, опять потерял сознание.

Говорит, значит жить теперь будит, интересно только, что это за язык? Странный, какой – то. Я невольно задумалась, видимо действительно другой мир. Ещё бы если у нас кто-то попал в такую переделку, то наверняка умер бы от заражения крови. А этот очнулся, пусть и не на долго.

Надо осмотреться. А куда, собственно, делись мои туфли? Ну вот, осталась только одна, вторая, скорее всего, канула в болоте. Покрутила в руках оставшуюся, и кинула, туда же, в одной всё равно не походишь. Сползать за сумкой? Да, что ценного там могло остаться, после купания, с головой в этой жиже, и вообще лежит ли она или то же утонула? Мысленно махнула рукой. Снова взглянула на мужчину. Статный, красивый, а главное живой! И как мне удалось всё это проделать? Взглянула на собственные руки, свет какой-то… и откуда он взялся? Подняла лицо к небу, наверное, скоро стемнеет, надо позаботится о ночлеге. Мой раненый без сознания, и я вся мокрая и грязная. Костёр нечем развести, хорошо, хоть лето, и ночью относительно тепло. Побрела прочь от поляны, на которой лежал незнакомец. Вскоре в зарослях нашла небольшой ручей. Вода была прохладная, но чистая и такая вкусная. Напилась, умылась, надо бы и пострадавшему отнести… В этот момент над верхушками деревьев стремительно пронеслась огромная тень, я даже не смогла определить, кто это или, что? Послышался треск сучьев, в той стороне, где лежал мужчина, бросилась назад. Но когда выбралась на поляну, того уже не было, только где-то наверху опять мелькнула крылатая тень. Ну вот, я его из болота вытащила, лечила, а какая – то тварь сейчас сожрёт. Стало грустно, вытерла покатившиеся слёзы и побрела обратно, не останавливаясь, перебралась через ручей. Под босыми ногами шуршала прошлогодняя листва, такая мягкая, как ковёр. Босиком я не ходила, пожалуй, с самого детства. О мужчине старалась не думать, было больно осознавать, что как ни старалась не смогла спасти его жизнь. Перед глазами невольно то и дело возникало смуглое лицо с резкими чертами. Шла, пока совсем не стемнело. Было зябко от ночного воздуха и осознания бесплотности своих усилий. Остановилась под кроной огромного дерева, свернулась калачиком, меж корней и уснула.

Когда солнышко, пробившись сквозь листву, коснулось щеки, открыла глаза. Поёжилась. Я, конечно, закопалась в листву, но лисья не заменят одеяла. Вскочила на ноги, попрыгала, стараясь согреться, и отправилась дальше. Вскоре вышла к речке. Над водой стоял туман, такой плотный что воды почти не было видно. Он наползал на берег оставляя на травинках мелкие бисеринки капель, в которых отражалось солнышко. Подошла к самой воде, погрузила в неё обе руки, как парное молоко! Стоит искупаться. Скинула грязную одежду и кинулась в воду. Ой, как хорошо то! Смыла высохшую болотную грязь и кровь, как следует, выполоскала волосы. Вот бы ещё мыло, не надо большего счастья! Несколько раз нырнула, оставляя воде все вчерашние тяжелые мысли. Выскочила на берег, сгребла в охапку свои, когда-то довольно дорогие вещи, как могла, выстирала, не идеально, всё же брюки и блузка стали куда чище. Развешала сушиться по кустам, и ещё какое-то время плескалась в воде.

Канни Лоб.

Когда почувствовал удар в грудь, даже не сразу понял, что произошло, прямо на лету начал трансформироваться, превращаясь в человека. Наверное, разбился бы, но мне повезло, упал в болото. Грудь нещадно болела, взглянул на неё, четыре арбалетных болта. Последнее, что успел подумать, как они могли пробить чешую дракона? Дальше темнота.

Боль вспышкой пробудила сознание. С усилием разлепил тяжелые веки. Кто это? Какой-то ребёнок, весь чумазый, грязный, со спутанными волосами, непонятного цвета. Только взгляд ясный, улыбается. Стрел в груди нет, он, что смог их вытащить? Но если они зачарованы…, а другие не смогли бы пробить броню, вытащить их никому не под силу. Мальчишка попытался отереть лоб, и ещё больше размазал грязь по лицу. Сказал, что-то, на непонятном языке.

– Кто ты? – спросил я. Внутренности обожгло болью, снова провалился в темноту.

Следующий раз пришел в себя уже в собственной постели. Ощупал грудь, раны затянулись, оставив только четыре розовых шрама, но боли почти не было. Где же мой спаситель? Повернул голову, друг был рядом.

– Узор, как ты нашел меня? – голос показался немного хриплым.

– Когда ты не вернулся к полудню, я забеспокоился. Полетел навстречу, увидел на краю болота.

– В меня стреляли.

– Я видел шрамы, но как же…? Драконья чешуя…

– Не знаю, помню, что упал в болото, уже человеком. А тот мальчишка, что был со мной, он здесь?

– Ты был один, может, он напугался и убежал?

– Узор, он как-то вытащил стрелы, и ещё, когда я очнулся, находился уже на твёрдой земле, хотя отчётливо помню, что упал именно в болото.

– Канни, когда я увидел, что ты ранен, просто подхватил тебя и принёс сюда. Но если там был мальчишка, его действительно надо найти. Как он выглядит?

– Худой, не высокий, волосы взъерошенные, короткие, наверное, тёмные, хотя…он весь в грязи был. Глаза такие серо- голубые ясные. Показалось говорил на непонятном языке, больше ничего не помню, – уселся в кровати, полной грудью дышать было ещё больно, посмотрел на друга и добавил, – определённо человек.

– Да, мальчишку найти надо, – задумчиво повторил Узор, – наш целитель, когда тебя осматривал, всё языком цокал, кому удалось так раны залечить. Видимо у парня способности к магии.

– Сколько времени прошло?

– Я тебя вчера вечером подобрал, сейчас уже день.

Таня.

Наконец наплескавшись вволю, выбралась из воды и улеглась на шелковую траву берега. Солнышко согревало, и я как будто наполнялась от него светом, тем самым которым вчера делилась с незнакомцем. При воспоминании о нём, снова стало грустно. У него были такие выразительные глаза… С трудом отогнала мысли о незнакомце. Села, что делать? Желудок заурчал, очень хотелось есть. Хорошо хоть можно напиться вдоволь. Вещи почти высохли, оделась и отправилась вдоль реки, срывая по пути травинки. Через пару часов из-за деревьев показалась громадная, каменная стена, наверное, метров восемь в высоту, если не больше. Продолжила свой путь и вскоре увидела ворота. Наверное, это город, видела на картинах, как такими стенами обносили города в средневековье. Это что, я в средневековье? Нехорошо, если я правильно помню разное в то время творилось, да и не безопасно было.

Вдалеке показались ворота, да и сам город располагался на другом берегу речки. Пошла уверенней, выбора то нет, буду разбираться по ходу дела. Может там получится добыть еды, и обувь не помешала бы, вон все пальцы на ногах сбиты. Из- за прибрежных кустов показался мост, это хорошо не придётся опять лезть в воду. Сейчас было видно дорогу, она шла вдоль стены, а потом поворачивала через мост на этот берег и уходила в лес. Он здесь подступал к речке совсем близко. Я уже шагала вдоль стены. Когда меня заметили двое стражников, стоявших у ворот. Один подошел к другому, и что- то эмоционально объяснял ему. Мне было не слышно, но по тому, как они поглядывали, определённо, речь шла обо мне.

Глава 3

Я по- прежнему, бодро шагала в их направлении. Оставалось, наверное, метров сто, когда они замолчали и один махнул, дескать «давай, быстрей», а второй осклабился какой –то подозрительно нехорошей улыбочкой. Я замедлилась, что-то мне это совсем, совсем не нравилось. Но как же пройти в город, минуя стражников? В раздумьях всё- таки продолжала двигаться, приближаясь к ним. Из ворот показались двое всадников, они скользнули по мне безразличными взглядами и потрусили к мосту. Одного из них я узнала, и поняла, что не зря так старалась вчера, правда, сейчас он был не в крови и грязи, а в довольно дорогом сюртуке, украшенном богатой вышивкой, и в кипельно – белой рубашке. С каменным лицом он гордо восседал верхом на гнедом жеребце. Меня наверняка не смог бы узнать, даже если бы запомнил. Усмехнулась, приближаясь к стражникам. Они, что-то принялись мне говорить ну разумеется языка я не понимала. Единственное, что резало слух, это, то и дело, повторяющиеся слово «ламину». Я отвлеклась от разглядывая всадников, и уже собиралась на пальцах показывать, что ничего не понимаю. Попытаться как-то начать объяснятся жестами, когда один из стражников притянул меня одной рукой за талию, а другой грубо сжал грудь. Я на автомате с размаху зарядила ему звонкую пощёчину. Скабрезная улыбочка слетела с его лица, и я получила такую оплеуху, от которой отлетела в сторону ямы с какой-то жижей. Не удержалась на краю и кубарем скатилась вниз, уйдя с головой в эту самую жижу. Слава богу это оказалась жидкая глина, хорошо не отхожее место. Вскарабкалась на дальнюю сторону ямы, подальше от хохочущих стражников. Ну, вот же гады, опять придётся одежду стирать. Привычным жестом отёрла лоб. И тут же встретилась взглядам с незнакомцем, на жеребце. Стражники по – прежнему хохотали, обмениваясь репликами и указывая на меня пальцем, а этот мужчина внимательно смотрел, чуть прищурившись. Тронул поводья, разворачивая в моём направлении коня. Ну, уж нет, не нужно мне в город, и внимание этого богатого хмыря, то же не нужно! А нужно, по быстрее бежать в лес! В панике кинулась прочь, с размаху погрузилась в воду, смывая глину, вынырнула, в несколько взмахов преодолела тихую не широкую речку. Оказавшись на противоположном берегу, оглянулась. Что- то изменилось, охранники больше не хохотали, а бежали вслед за мной, к реке. Оба всадника пришпорили коней и были уже на мосту. Я, неслась, не разбирая дороги, не обращая внимание, на уже изрядно пострадавшие ступни. Топот копыт и крики были совсем рядом. Меня скрывал лишь густой кустарник. Попробовать затаится в нём? Найдут! Рядом оказалось большое сучковатое дерево. Не помню, как забралась на него, и обхватив ствол руками застыла, стараясь даже не дышать. Вовремя, из кустов показалась лошадиная морда. Я зажмурила глаза, как в детстве, надеясь, что пронесёт и меня не найдут… не пронесло. Всадник остановился прямо под деревом и поднял голову.

– Азирим кулан ири, – произнёс довольно красивым чуть рокочущим голосом, похоже, обращаясь ко мне.

Я не отвечала, ещё теснее прижалась к стволу. Он покачал головой.

– Ин ламину? – звучало как вопрос.

Потом он стал ногами на седло и, ухватившись за ближайшую ветку, оказался на соседней с той, на которой сидела я. Аккуратно провёл по моей руке пальцами.

– Базир охуш мали нивасил.

– Я не понимаю, – ответила, тихо, не в силах сдержать дрожь.

– Кану, ан лисин?

Пожала плечами, по-прежнему прижимаясь к спасительному дереву. Вздохнула, и несмело подняла на него глаза. Он хмурился, от чего между бровей появилась знакомая вертикальная складка, но едва наши глаза встретились складка исчезла. Он медленно, перебрался на мою ветку. Двигался плавно, без резких движений. Не хотел пугать? Похоже. Скользнул своими руками по моим, я не успела возмутиться, как оказалось, что он, удерживая запястья, спеленал меня моими же руками, прижимая к себе. Ещё мгновение, и он со мной на руках спрыгнул на землю, так легко, как будто я ничего не весила. Не поняла, как ловко у него это получилось. Аккуратно поставил на ноги, по- прежнему удерживая за запястья.

– Голиму мазин? – он внимательно всматривался в мои глаза.

– Я не понимаю тебя, извини, – пробормотала, пытаясь высвободить руки.

Он проследил за моими бесплотными попытками и медленно разжал пальцы. Положил ладонь себе на грудь.

– Ам ланер Канни Лоб, – медленно проговаривая слова, произнёс, указал на другого всадника, только что появившегося из кустов,– ум ланер Узор Кабиши,– вопросительно посмотрел на меня, давая понять, что ждёт ответа.

– Ам, – я облизнула пересохшие от волнения губы и положила ладонь себе на грудь, – Таня, – думаю, пока этого будет достаточно.

Тут с седла спрыгнул тот, которого назвали Узор, и нехорошо так прищурившись, сделал плавный шаг в моём направлении. Паника вновь охватила моё существо, не задумываясь о причине, побудившей меня сделать это, кинулась в ближайшие кусты, напоследок услышав, что-то типа «Таня, улишь!». Не пробежала и десятка метров как под ноги, попался какой – то сучок. Подвернула ногу, тело растянулась на палой листве. Вот же! Ещё не успев придумать как быть дальше, почувствовала тёплые ладони на своих плечах, помогающих подняться.

 

– Таня, аррим кулан,– он говорил не громко, похоже старался успокоить, твёрдо удерживая при этом.

А моё сердце билось о рёбра с бешеной скоростью. Мужчина, скользнул взглядом по, когда-то нарядной блузке, чуть задержав его в вырезе. Я проследила за его взглядом, пары верхних пуговиц как не бывало. Смутилась, качнула плечами, стряхивая руки, и стянула края одежды, зажав их в кулак. Подняла испытующий взгляд на мужчину.

– Муам, Таня, муам аль мину,– он взял мою свободную руку и потянул на себя поднимая.

Я наступила на травмированную ногу, и зашипела от боли. Вновь приземляясь на пятую точку. Мужчина нахмурился, отпустил руку и потянулся к моей ноге. Не обращая внимание, на то, что ноги были в грязи ощупал лодыжку, кивнул своим мыслям, посмотрел мне в глаза:

– Таня, каим безор, – произнёс твёрдо.

– Да, я …– я хотела сказать, что всё равно ничего не понимаю, но не успела, он дёрнул ногу так, что от боли у меня зашумело в ушах. Невольно вскрикнула, и закусила губу, чувствуя, как по щекам потекли слёзы.

Обоими руками Канни поднял моё лицо, и глядя в глаза прошептал:

– Таня, нон билин, – большими пальцами стёр мокрые дорожки на щеках.

Всхлипнув, утёрла лицо, похоже, опять размазала грязь. Меня легко подхватили на руки, и усадил в седло. Это оказалось довольно высоко. Я двумя руками ухватилась за луку, опасаясь свалится. Проследив мои движения, он с сочувствием качнул головой и одним прыжком оказался в седле у меня за спиной. Обхватил талию пресекая попытки моего тела сползти на бок или вовсе свалиться на землю. Было неловко, но, что делать идти я всё равно не могла, а на лошади была впервые.

Выехали из леса, у реки нас уже ожидал Узор. Я не смело посмотрела на него и встретила изучающий, не приветливый взгляд чуть прищуренных глаз. Захотелось сжаться в комочек и стать незаметной. Наверное, Канни почувствовал это и плотнее прижал к себе. Они перебросились с Узором несколькими фразами, и двинулись к воротам. У ворот по стойке смирно стояли всё те же стражники, правда теперь они не скалились, напротив, как-то странно напряженно смотрели на меня. С глубоким почтением поклонились всадникам, когда те проезжали мимо. Хотя кажется мужчины даже не заметили их.

Ну, вот я и попала в город, как рассчитывала. Мы ехали по улице между добротными каменными домами, по мощённой дороге, надо же, здесь имелось даже что-то типа тротуара. Направились прямо в центр. В этом районе располагались большие дома с огромными лужайками, огороженные высокими коваными заборами с витыми прутьями. Не смотря на своё теперешнее положение я с интересом разглядывала всё вокруг, и гадала, какой из этих шикарных домов принадлежит Канни. Ведь судя по одежде и по тому, с каким подобострастием, стражники у ворот, да и другие, встреченные прохожие кланялись моим спутникам, они были довольно высокого положения. Приблизились к высоким воротам огромного дворца. Ого! Ворота бесшумно распахнулись, здесь охранники кланялись ещё ниже. Перед парадным входом этого дома тоже находилась лужайка, зачем интересно столько свободного пространства? Канни спрыгнул и развернулся, что-б принять меня. Было немного страшновато, но не жить же мне на лошади. Вздохнув, перекинула ногу и соскользнула в его руки. Вышедшие на ступеньки служанки оживлённо о чём – то переговаривались, то и дело, кидая на меня странные взгляды. Разумеется, я не понимала, о чём они говорят, но слышалось то и дело слово, которое меня начало раздражать «ламину». Мой попутчик кинул на них грозный взгляд, девушки послушно замолчали, и опустив глаза, присели в книксене. Он хотел вновь подхватить меня на руки, но я отрицательно мотнула головой, отстранила его протянутые руки и побрела за Узором. Идти было больно, и, что б нечаянно не застонать я закусила нижнюю губу, а ещё изо всех сил старалась не хромать. От напряжения на лбу выступила испарина. Поэтому, когда в гостиной предложили кресло, с облегчением выдохнула, опускаясь в него. Несколько отрывистых фраз, и одна из служанок скрылась в коридоре. Сжав зубы и прикрыв глаза я старалась восстановить дыхание, надеясь, что на меня никто не смотрит. Напрасно, оказалось, мужчины наблюдали за мной. Это я поняла позже, когда Канни, не смотря на слабые протесты, вновь легко взял на руки, и пошел к лестнице, ведущей на второй этаж. Рядом появился мужчина в ливрее, предупредительно распахнул перед нами двери одной из комнат. Пройдя в комнату, мой «насильщик» направился к следующей двери, мы оказались в огромной ванной. Меня аккуратно поставили на пол, не переставая с любопытством рассматривать лицо.

– Таня, джерим ин канизим, – он указал на уже наполненную ванную.

– Спасибо, – пробубнила в ответ, кивком давая понять, что поняла мужчину. Ещё бы, представляю, как выгляжу, почти сутки по болотам лазила, а он меня, такую замызганную ещё и на руках носит. Вон и рубаха его уже совсем не такая чистая как была до встречи со моей чумазой тушкой. Смущённо отвернулась.

Рядом оказалась служанка, она ловко обогнула нас, вытащила, откуда- то из шкафчика несколько бутылочек, с разного цвета жидкостями, и взглянула на меня. Хотя тут же отвела взгляд. Да что же со мной не так? Девушка приблизилась с явным намерением помочь раздеться. Я возмущённо вскинула на неё глаза и красноречиво покосилась на мужчину. Тот, всё это время стоял тут же опершись о косяк двери, наблюдая. Теперь же хмыкнул и вышел, что-то буркнув напоследок. Девушка вновь подошла ко мне, на этот раз я улыбнулась ей, отрицательно покачала головой, и принялась сама расстёгивать оставшиеся на блузке пуговицы. Служанка с откровенным интересом рассматривала меня. Я отвернулась, сбросила блузку и брюки, сняла нижнее бельё, и стараясь поберечь травмированную ногу забралась в ванну. Меня несмело тронули за плечо и указали на полотенце, служанка быстро произнесла несколько слов, подхватила мои вещи и выскочила из ванной. Я с тоской проводила её взглядом, а потом махнула рукой и с наслаждением погрузилась в горячую воду. Какое блаженство! Нырнула с головой. Рядом снова появилась девушка, взяла одну из бутылочек. Я и опомнится не успела, как она плюхнула её содержимое мне на голову, и принялась массировать, взбивая густую пену. В начале, было желание отказаться от помощи, но она делала всё так быстро и сноровисто. Да и не разобраться мне в этих бутылочках. В её руках появилась мочалка, но как только она натёрла мне спину, я всё же отвоевала сей предмет и домылась сама, под любопытным, недоумевающим взглядом. Приняла помощь только для того что б сполоснуться под струёй чистой воды, и наконец, почувствовала себя как надраенный пятак, чистой и блестящей. Служанка, по- прежнему, смотрела на меня с подозрительным любопытством. Но призрение, что чувствовалось изначально, ушло. И это радовало.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»