Зауральские самоцветы

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Зауральские самоцветы
Зауральские самоцветы
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 498  398,40 
Зауральские самоцветы
Зауральские самоцветы
Аудиокнига
Читает Авточтец ЛитРес
199 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Зауральские самоцветы
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Ненавижу пробуждение каждое утро

Независимо – солнечно или дождливо,

Отходить от кошмарного сна и обмана,

Огонь разжигать, превращаясь в огниво.

Ненавижу маску фальшивости мерить,

С толпою лгунов ежедневно сливаться.

На мелочь размениваться, в лучшее верить,

Над добрым и вечно-разумным смеяться.

Ненавижу себя, что по жизни играю,

Философией воздух вокруг сотрясаю,

И так же обманываю, так же страдаю.

Я – человек. Этим и наслаждаюсь.

Пролог

На дворе стоял ноябрь 1982 года.

Сидя на полу перед черно-белым телевизором «Рекорд», его завороженные детские глаза наблюдали за действием в мультфильме. Их не так часто показывали по двум центральным каналам. Обычно родители смотрели один канал, так как на второй нужно было переключаться плоскогубцами.

Первое потрясение в своей жизни он ощутил именно от просмотра голубого экрана. Но тогда на несколько часов была парализована вся жизнь великой страны. И дело даже было не в осени. Это были похороны. Великие похороны и траур. Был лишь этот телевизор, Москва, Красная площадь, Мавзолей, множество венков, подушечек с медалями и орденами. И грохот, страшный грохот, прозвучавший во время опускания в могилу шикарного гроба. Этого грохота он испугался и разрыдался, прижавшись к груди матери…

И вот прошел месяц, он смотрел мультфильм по сказке Маршака «Кошкин дом». Мимо него несколько раз пробежал котенок по кличке Милка. Эту злобную бестию малышу никак не удавалось помучить, и она до сих пор не пала от его маленьких детских ручек, как два предыдущих котенка.

Он давно объявил на нее охоту. И вот после просмотра мультфильма, выждав подходящий момент, он схватил ее за хвост. Несмотря на вопли и рычание Милки, утащил ее в комнату и замуровал под одеялом.

Мама малыша в данный момент поставила на кухне разогревать кипятильником воду в эмалированном ведре и вышла из квартиры вынести мусор. Он тихонько прокрался на кухню и, отключив кипятильник из розетки, быстро вернулся с ним в комнату. Заглянув под одеяло, столкнулся взглядом с несчастный котенком, который обезумевшими от страха глазами смотрел на своего мучителя. Убедившись, что Милке не удастся вырваться из теплого плена, он забрался на кровать, аккуратно положил мокрый кипятильник на одеяло и сунул вилку в розетку. За считанные секунды от ватного одеяла начал подниматься темный дымок, заполняя комнату гарью. Он наблюдал за происходящим, ожидая дальнейшего развития событий. И, услышав, что вернулась мама, а одеяло охватило пламя, он помчался на кухню и во всеуслышание радостным звонким голосом провозгласил: «Мама, мама! Кошкин дом горит!».

Спустя час, уткнувшись лицом в подушку, мальчик заливался слезами от боли и обиды. Отец основательно выпорол его по маленькой заднице ремнем, часто приговаривая только одну фразу: «Я тебе покажу, мать твою, кошкин дом!».

После этого он не совершал подобных поступков и котят никогда больше и не душил, и не поджигал, но необъяснимая ненависть и злоба на окружающих навсегда осели в его памяти…

Часть первая

Глава первая

В лезвии ножа отражались испуганные глаза. Лишь одно мгновение отделяло ее от потусторонней и скрытой трагической линии. Линии смерти. Хотя страх перед неминуемой гибелью заставлял учащено биться сердце, она держалась, чтобы не сорваться и не впасть в отчаяние.

– Смерть освобождения или бесконечный страх? Выбирай.

– Выбор невелик. За что? За что ты так со мной поступаешь?

– Потому что ты убила нашего ребенка!

Она опустила голову и, прикрыв глаза, решительно произнесла:

– Действуй тогда. Чего ждешь?

Опять он непринужденно, словно перышком, провел лезвием по ее лицу. Острый холодный клинок оставил на очаровательных чертах тонкий, едва заметный след. Из тонкой царапины сразу выступила кровь. И даже эти, казалось бы, на первый взгляд, уродующие раны, придавали ее красоте еще более сводящую с ума сексуальность.

– Тебе больно? – едва слышно, как-то умиротворенно спросил он.

– Нет, – спокойно ответила она.

Не отводя глаз от ее темно-синих очей, пытаясь найти в них ответы или оправдание для себя, почти шепотом произнес:

– Прощай, любимая! Встретимся в аду!..

Резким движением правой руки он разорвал ее плоть. С ее уст сорвался тихий стон. С каждым ударом ножа она приближалась все ближе и ближе к запретной линии. От боли и отчаяния на ее глазах навернулись слезы, но он продолжал орудовать ножом. С каждой секундой все больше и больше ран покрывало ее прекрасное тело. Через несколько мгновений ее безжизненная плоть обвисла на его левой руке. От цветущей прежде красавицы остался лишь янтарь в глазах от застывших капелек слез. Поцеловав ее в приоткрытые губы, он потихоньку опустил свою возлюбленную на землю.

Его руки, одежда и лицо были перепачканы багровой кровью. Он в последний раз взглянул на свою жертву и вытер орудие убийства об ее синее вечернее платье. Переодевшись в заранее приготовленную чистую одежду, он умчался в ночь на своей «Тойоте».

Ее тело мирно лежало, окропляя своей кровью еще теплую землю. А вокруг стелилась лишь ночная тишина. Тишина, которую изредка нарушали вопли лесных обитателей…

Глава вторая

– Собирай свои вещи и уебывай! – с какой-то непонятной злобой в голосе прокричал Матвей, смотря ей прямо в глаза, ожидая ответной реакции.

Она не столько опешила от его слов, сколько перепугалась. Ведь всего две минуты назад он ласково прижимал ее к себе и нежно покрывал поцелуями. Для нее это было необычно, дико, страшно и одновременно приятно. Они коллеги…

Чуть ранее они закончили восьмичасовой трудовой марафон и сотворили довольно-таки сложный проект. Словно дети, радовались они полученному результату. Во время сочинения они много спорили, ругались, мирились, курили, обменивались колкими комплиментами, в итоге к завершению совместной работы настолько привязались друг к другу, что незаметно для себя чуть не перешагнули тонкую черту, отделяющую деловые отношения от служебного романа…

Она вырвалась из его объятий и в какой-то необъяснимой для себя спешке стала собирать нужные и ненужные бумаги со стола, нелепо закидывая их в свой коричневый кожаный портфельчик.

Матвей наблюдал за ней и не понимал, чего хочет. Здравый ум буквально кричал, чтобы она ушла, а похоть – чтобы осталась. Ее короткое облегающее темное платье с глубоким вырезом, черные чулочки перетягивали в сторону того, чтобы она все-таки осталась. И когда она надела куртку и пошла к выходу, он бросился ей наперерез и прокричал:

– Мария!

Она остановилась, они снова встретились взглядами. Он выхватил из ее рук портфельчик, отбросил в сторону. Маша испытывала одновременно чувство страха и вожделения. Он с силой прижал ее к стене и, будто оголодавшее животное, начал жестко срывать с нее одежду, покрывая тело поцелуями.

– Матвей, перестань, – томно повторяла она, но сопротивления не оказывала.

– Я хочу тебя, – словно в бреду повторял он…

Он вышел на улицу, когда уже стемнело. Пять минут назад Маша уехала на такси домой. Домой, где ее ждут, наверное, любящий муж и маленький сын.

Матвей закурил последнюю сигарету и, посмотрев на темное небо, выпустил тонкую струйку дыма, который мгновенно растворился в пропитанном воздухе весеннего благоухания…

Глава третья

– Не останавливайся! Нет! Еще! Не останавливайся! Нет! Еще! О, боже! – словно в бреду вот уже несколько минут повторяла Мария.

Матвея эти стоны только подбадривали, и он старался своим орудием глубже входить и ритмичнее выходить из ее лона. Он всегда всё старался держать под контролем. И уж тем более в минуты близости. Вот и сейчас весь так называемый механическо-физический процесс выполнял так, будто от этого зависела работа атомного реактора. Маша вначале пыталась взять инициативу в свои руки, но Матвей попытки сразу пресек и буквально распял ее на холодном офисном полу.

Когда он вплотную приблизился неизбежному извержению, произнес только одно слово: «Охренеть!» и быстро излил себя с помощью правой руки на ее живот.

– Ты спишь с мужем? – неожиданно спросил Матвей, размазывая свою еще теплую лаву.

– Глупый и невежливый вопрос! – ответила Маша и сбросила его руку со своего живота. – Естественно, сплю…

– Нет, не так. Трахаешься с ним?

– Я же не спрашиваю, с кем ты спишь и кого трахаешь кроме меня!

– Не знаю, зачем я спросил. Понимаешь, мне кажется, я начинаю ревновать тебя к нему…

– Мотя! Останови коней! Давай считать наш с тобою секс мимолетной разрядкой от действительности. Пойми, у нас нет будущего…

– Маша! Маша! Я все прекрасно понимаю… Понимаю, когда вынимаю. Но, в тот же самый момент мне хорошо с тобой. По жизни я прагматичный человек, и к подобным трахатулькам всегда относился ровно. Только вот уже месяц как мы с тобой «задерживаемся» после работы в офисе, и я начинаю понимать, что ты для меня – не просто очередная телка, а что-то большее…

– Мне пора, – Маша резко встала с пола и начала одеваться.

Матвей, наблюдая за ее странными, можно даже сказать, нелепыми движениями, снова ощутил потребность в сексуальном удовлетворении. Мария, увидев, как вновь наливается силой его приличных размеров детородный орган, подошла к нему и, опустившись на колени, слегка дотронулась кончиком языка до живота Матвея, а затем, все выше поднимаясь по его обнаженному телу, завершила восхождение жарким поцелуем в губы.

– Пока, завтра увидимся, – прошептала ему на ушко и пулей вылетела из кабинета.

Он не успел опомниться, а из коридора уже все дальше и тише раздавался стук ее каблучков.

– Вот ведь блядина! – пробурчал Мотя, – Ну что же, остались мы с тобой вдвоем. Что стоишь? Кого ждешь? Ну ладно, уговорил, сейчас получишь! Это, конечно, не Маша, но зато свое, родное.

 

После пятиминутной саморазрядки удовлетворенный Матвей накинул на себя одежду, служившую до этого своеобразным ложем для любовных утех, и пошел домой…

Глава четвертая

Мария битый час тупо смотрела в монитор, создавая видимость работы. Мысленно она была в другом месте. Ей было абсолютно все равно, что к вечеру нужно сдать готовый материал новой рекламной кампании.

– Маша, с тобой все в порядке? – заботливым тоном «мамочки» спросила у нее близкая подруга, по совместительству – непосредственная начальница, с которой они делили небольшой кабинет.

– Да, Наташ, все в норме. Просто никак не могу этот долбаный материал добить. Что-то не складывается…

– Надеюсь, ты поторопишься, а то «Побойся Бога» тебе таких кренделей отвесит, – с улыбкой «подбодрила» ее Наташа.

– Это точно! Ах! А я так на тебя рассчитывала! – пародия на интонацию гендиректрисы Маше удалась как никогда, и они засмеялись.

– Ну что там у тебя с Мотей? – сквозь смех внезапно спросила Наташа.

– Ничего, – с лица Марии сразу слетела улыбка, она нервно начала водить «мышкой» по коврику, – Чертов инет, вечно виснет…

– Ну да, он всегда подвисает в неподходящее время, – Наталья поняла, что «тема Матвея» сейчас для своей подчиненной – табу.

– А почему ты спросила про Матвея?

– Сказать, что мне просто интересно – значит ничего не сказать. Меня просто всю распирает от любопытства узнать, что же все-таки между вами происходит на самом деле. Говорю тебе открыто, в лицо, а не шушукаюсь по углам, как остальные…

Мария, постучав пальчиками по клавиатуре, выдернула шнур питания системного блока из UPSa.

– Бля! Сука, кажется, я ничего не сохранила! – выругалась она и прикрыла лицо ладошками, – Трахаемся мы с ним или нет – это хочешь от меня услышать?

– Ну да. Понимаешь, я давно заметила, что между вами что-то происходит. Ты бы видела со стороны, как вы смотрите друг на друга! Думаешь, никто не замечает, как вы постоянно зажимаетесь, оставшись, как вам кажется, наедине? Особенно когда вдвоем бегаете курить. Я однажды случайно видела, как он тебя на лестнице лапал. Да уж, перечислять все подобные случаи за последние два месяца – часа не хватит. Я давно хотела поговорить с тобой об этом, но ты была как не в себе, будто помешалась на нем. Мне и поговорить с тобой страшно было. Но, ты ведь не забыла, что мы все-таки подруги?

– Наташа, прости, мне совсем не хочется распространяться на эту тему. Думаю, поймешь, почему. Могу сказать одно, что будет дальше – не знаю. Пока он в командировке, а когда вернется… Думаю, постараюсь сделать все, чтобы наши отношения прекратились…

– И это правильное решение. Матвей – страшный человек. Думаешь, ты у него первая «жертва» в офисе?! Он такое с девушками раньше вытворял и, кстати, об этом все сотрудники знали. У него это как хобби – затаскивать коллег в койку. А потом он об этом спокойно рассказывает всем подряд. Мачо, бля, недоделанный. Если честно, на новогоднем корпоративе он и ко мне клинья подбивал…

– Ой, Наташа, прекрати! Зная тебя, не удивлюсь, если ты сама к нему подкатывала. Раз уж начали откровенничать, расскажи лучше, как твой бурный роман с нашим молоденьким водителем?

– Все так же, – слегка дрожащей рукой поправив очки, ответила она, – Ты же знаешь, он мне нужен только для секса – не более…

– А Ренат до сих пор ни о чем не догадывается? – Мария специально решила перевести разговор на другой путь.

– Что Ренат? Конечно, ни о чем не знает, надеюсь, никогда не узнает. Хотя, если честно, он меня так раздражает – сил нет. Я бы давно уже с ним разошлась, но его дети любят. А как мужчина он давно меня не заводит. Перегорело что-то внутри…

– О, слава богу! Резервная копия сохранилась, может, все-таки закончу сегодня этот долбоебизм! – Маше больше совсем не хотелось слушать откровения подруги. Она демонстративно начала быстро печатать, только в Worde текст представлял собой нелепый набор букв.

У Натальи окончательно испортилось далеко не радужное настроение. И дело было даже не в том, что подруга не разоткровенничалась, и не удалось выяснить более пикантные подробности нового служебного романа, развернувшегося в стенах офиса. Причины поганого состояния души были совершенно другие …

Глава пятая

Полусонный Матвей раздраженно разорвал полиэтиленовую упаковку двухмиллиметрового одноразового шприца, насадив на него тонкую иглу. Пощелкав пальцем по ампуле, отломил горлышко из-под «трамала».

–Черт! – выругался он, порезав острой стекляшкой указательный палец.

– Что там у тебя? Давай быстрее! Долго будешь возиться? – нервно возмутилась его мать.

Набрав наркотик, он подошел к ней с белой ваткой, пропитанной муравьиным спиртом.

– Будешь вставать или лежа уколоть? – преодолев раздражение, спокойно спросил Мотя.

Несмотря на острую боль, разрывающую на куски все внутренности исхудавшего, измученного тела, она самостоятельно поднялась с дивана.

Шесть месяцев. Поистине страшных шесть месяцев Матвей бессильно наблюдал, как жизнь самого любимого и родного на свете человека скоротечно догорала словно свеча. Для Моти каждое новое утро было неизвестным и пугающим. Лишь пробудившись от кошмарных снов, преследующих его последние месяцы, он окунался в реальный мир мученического ада, погруженный его угасающая мама.

– Блин, тут уже ставить некуда! – оглядывая исколотую и покрытую шишками маленькую ягодицу матери, заметил окончательно проснувшийся Матвей.

– А я что сделаю, другой у меня нет. Ставь уж, куда попадешь, – улыбнувшись, сказала она.

Матвей выбрал более-менее зажившее от уколов место, воткнул иглу и медленно ввел обезболивающее.

– Больно? – этот вопрос он задавал всегда, вводя очередную дозу.

– Все нормально, – спокойно ответила мама.

– Ладно, пойду немного посплю, а то что-то совсем не выспался.

– Еще бы! Ночами напролет шляешься, приходишь под утро, а потом еще выспаться хочешь успеть!

– Мам, хватит тебе, нигде я не шляюсь. Просто хочется иногда с друзьями встретиться. На работе устаю сильно. Это так… Мне для релаксации нужно…

– Знаю я твою релаксацию! Ладно, ложись, отдыхай. Будильник только не забудь завести…

Взглянув на мать, у Матвея опять в груди все сжалось, а на глазах навернулись слезы. Чтобы не огорчать маму своим негативным приливом чувств, спешно вышел из ее комнаты.

– Господи! За что? За что ты так с ней поступаешь? – с бурлящей внутри злобой прошептал он, ударив со всего размаха кулаком несколько раз по подушке…

Глава шестая

Планерка. Разбор полетов за большим столом в кабинете гендиректрисы. За каждым негласно зарезервировано свое место. Во главе, естественно, восседала в огромном коричневом кожаном кресле руководитель – Вера Валентиновна, сразу за ней слева – Матвей, далее Наталья Михайловна, Мария, Светлана Васильевна, Наталья Сергеевна, Сергей Дмитриевич, других присутствующих можно было назвать просто одним словом: «остальные». По распределению мест, кто за кем сидит, можно было судить и по выполняющим функциям и трудовых обязанностей в рекламной компании «Зауральские самоцветы».

– Мне хотелось сегодня начать с небольшого объявления, – у нее непроизвольно вырвался вздох, больше похожий на стон раненного щенка, – Все уже наверняка в курсе, что в семье Валентины Анатольевны произошла страшная трагедия. Предлагаю помочь ей финансово. Думаю, против никто не будет…

Все молча и единогласно кивнули. Ничто так не объединяет людей как обыкновенное человеческое горе. Если, конечно, в той кровавой драме, которая коснулась дочери Валентины Анатольевны, Насти, слово «обыкновенное» можно назвать уместным. Сегодня эта тема на устах у всех жителей с виду спокойного небольшого городка.

«Вчера около двух часов ночи возле диспетчерской службы одного из городского такси был обнаружен труп молодой девушки. По просочившейся информации, убийца буквально выпотрошил свою жертву охотничьим ножом и скрылся с места происшествия. Ведется следствие» – эта новость прошла по местному телевидению, тем самым подлив масла в огонь пересудов и еще больнее ранив родственников несчастной Настеньки.

Матвей виновато опустил голову. И дело даже не в том, что позавчера, сразу после его возвращения из командировки, они в пух и прах переругались с Валентиной Анатольевной, наговорив друг другу нелицеприятных гадостей. Он прекрасно понимал, что скоро, вполне возможно, все будут скидываться деньгами для него, ведь еще неизвестно, сколько времени сможет цепляться за жизнь его мама. В его душе все закипело, а руки затряслись мелкой дрожью, но он неимоверным усилием духа постарался подавить в себе надвигающийся гнев и позывы к самобичеванию при всей честной компании. Матвей взглянул на Марию и окончательно успокоился. В подобные моменты только ее присутствие действовало на него словно успокаивающий бальзам.

– Давайте закроем эту тему, – умиротворенно подытожила Вера Валентиновна, – Матвей Алексеевич, я очень рада, что вам удалось заключить выгодный контракт. Хотя, можно было и быстрее все сделать.

Мотя мило улыбнулся, в его голове после услышанного мелькнуло: «Ну и сука!», но вслух вырвалось другое:

– Только благодаря вам, Вера Валентиновна, все так хорошо сложилось! – он знал, что такой подхалимаж всегда срабатывал на все сто.

– Побойтесь бога, Матвей Алексеевич, это только ваша заслуга. Ладно, хватит об этом. Полный отчет о проделанной работе жду к концу недели, – также с милой улыбкой на устах пролепетала она.

Сотрудники всегда с настороженностью наблюдали за довольно-таки странными приемами в общении между руководителем и Матвеем. Вполне возможно именно поэтому многих интересовало, что же все-таки связывает гендиректрису с подчиненным…

Глава седьмая

Вечер. Конец рабочего дня. Почти все уже разъехалась по домам. Матвей, отбросив в сторону все дела и наброски нового проекта, с головой погрузился в интернет. Сначала полазил по новостным сайтам. Затем автоматически заглянул на свою страничку в «одноклассниках», на которой настоящих-то однокашников зарегистрировано всего пятеро, остальные – люди, с которыми он когда-то работал, либо друзья и знакомые, приобретенные во взрослой жизни. Причем с некоторыми он пересекался всего один-два раза. Искать и коллекционировать виртуальных друзей было не в его правилах, поэтому, если кто-то «набивался к нему в друзья», он всегда радушно регистрировал нового френда.

Ни для кого не секрет, что этот сайт полностью контролируется «силовиками» и, ко всему прочему, именно через этот портал судебные приставы полным ходом и очень успешно разыскивают недобросовестных неплательщиков алиментов и штрафов. К этой категории граждан Матвей пока не относился, именно поэтому в свое время без опасений зарегистрировался на различных сайтах многослойного рунета.

Матвей, рассматривая «превьюшки» друзей, совершенно случайно кликнул на фото настоящей одноклассницы, оставшейся в этом городе.

– Хороша, чертовка! – прошептал он, разглядывая загорелую девушку в откровенном купальнике, сфотографированную, по всей видимости, где-то на турецком побережье, – Позвонить, что ли ?

Года два назад, после встречи выпускников, прилично накачавшись шампанским, водкой и отполировав затем все выпитое пивом, они, может от нахлынувших школьных подростковых чувств или просто для разнообразия, переспали. Сейчас уже трудно рассуждать, кто кого в том состоянии поимел. Поутру, не глядя друг другу в глаза, обменялись номерами телефонов и разошлись в разные стороны…

– Чем занимаешься? – нежно опустив руки на его плечи, произнесла Мария.

От неожиданности Матвей перепугался и начал быстро кликать по «окнам», пытаясь скрыть от нее содержимое, светящееся на мониторе. Как назло, фотка одноклассницы зависла и никак не хотела закрываться.

– Ничего девочка. По порносайтам лазишь? – с улыбкой подколола она.

– Ну да! А что остается делать? У вас же, Мария Александровна, нет на меня времени. Вот и приходится искать на стороне других сук.

– Я хотела поговорить с тобой очень серьезно, Матвей, – строго, словно надменная учительница или завуч школы, произнесла Маша.

– Родителей хотите в школу вызвать? – попытался отшутиться он.

– Давай без сарказма. Мне надоело. Эти сплетни, недомолвки… Короче, хочу прекратить с тобой все отношения. Понимаешь, мы движемся в тупик, вернее, уже в тупике. О дальнейших отношениях не может быть и речи. Мне тяжело, больно и совсем не хочется, чтобы было еще больнее. У меня есть ощущение, что Алексей начинает обо всем догадываться. Он пока молчит, но если все выплывет, это будет пиздец! Голову отвернет не глядя!

Матвей уставился в пол, разглядывая потертый линолеум, пытаясь переварить полученную информацию. Внезапно вскочив со стула, он прижал ее к себе. Покрывая страстными поцелуями, Мотя знал все самые «слабые» ее места: нежные прикосновения губ к лицу, ласки мочек ушей, легкие укусы вокруг шеи…

 

– Прекрати, пожалуйста, – истомно шептала она, но из его объятий не вырывалась.

– Пойдем, – тихо сказал он, взяв ее за руку.

Выйдя из кабинета Матвея, они прямиком направились к закрытой двери гендиректрисы:

– Смотри! – он вытащил из кармана джинсов небольшой ключик, – Сейчас будет фокус!

Несколько движений ключиком, и вот они посреди святая святых рекламной фирмы «Зауральские самоцветы». По стенам кабинета – грамоты, благодарственные письма, на мебели – всевозможные сувениры и награды. Все напоминало музей или, как в старину говорили, Ленинскую комнату.

– Ты что, спятил совсем? Откуда у тебя ключи от ее кабинета? – Маше этот расклад мало что не понравился, но и напугал. – Пойдем отсюда быстрее…

– Расслабься, никто не узнает, – усевшись в кресло, больше напоминающий трон Веры Валентиновны, Матвей закинул ноги на стол. – Как я тебе? Похож на руководителя? Что Вы нам сегодня, Мария Александровна, покажете? – тоном, слегка напоминающим гендиректрису, простонал он.

Маша улыбнулась, но внутреннее волнение по-прежнему не отставало.

–Ты конченый придурок! Тебе об этом еще никто не говорил? Пойдем отсюда, у меня мурашки по коже от этого кабинета. Здесь как в мавзолее, Ленина только на столе не хватает.

– Подойди ко мне, пожалуйста, – с легкой хрипотцой в голосе прошептал он.

Мария прекрасно осознавала, чем это «подойди ко мне» закончится, но, наперекор здравому смыслу, подошла.

– Присаживайтесь, Ваше величество. Сегодня я буду Вашим рабом! – Матвей опустился на одно колено рядом с креслом и одной рукой помог забраться ей на трон.

Она тихонечко присела на краешек кресла, но, ощутив непонятно откуда-то нахлынувшее чувство, поудобнее расположилась на мягком приятном кожаном троне.

Матвей потихонечку начал снимать сначала одну туфельку на высокой шпильке, затем другую. Также аккуратно стянул с нее колготки и трусики. Маша сидела молча, ни разу при этом не шелохнувшись. Он начал покрывать поцелуями сначала ступни, потом ножки, все выше и выше поднимаясь. Дойдя до заветной цели, он нежно, слегка играя языком, начал высасывать ее природный сок. Мария схватилась за ручки кресла, ее тело вжалось глубже. Мысли и голова словно разорвалась на маленькие частички от удовольствия. Стиснув зубы, она еле слышно начала постанывать, а Матвей все интенсивнее и агрессивнее продолжал окучивать ее волшебную грядку. Убедившись, что Маша абсолютно готова ко всему, что будет дальше, быстро расстегнул ширинку и погрузил своего друга в предварительно обработанный бутон своей королевы.

Во время основательных движений Матвей буквально погрузился в нирвану, в глазах засверкали яркие частички, может, именно поэтому он излил свою душу вовнутрь души своей возлюбленной.

– Заебись! – произнес он, обессилено рухнув пол у ног своей госпожи.

После нескольких минут тишины царица провозгласила:

– Это все! Приехали! Тупик! – она поднялась с кресла, перешагнув через своего раба, начала одеваться.

– Маша, это не тупик! Это начало. Начало чего-то нового, хорошего, доброго, – как-то по-детски произнес Мотя.

– Не звони и не пиши! Ни по аське, ни по мылу. Все. Найди себе новую жертву, благо у нас в городе с девушками или малолетками проблем нет. А меня, пожалуйста, оставь в покое. Я устала, ты уничтожил меня. Не знаю, чего ты хотел добиться, в общем, поздравляю, можешь поставить напротив моей фамилии очередную звездочку, типа, «я трахнул самую крутую телку в офисе!». Прощай…

Маша вышла из кабинета и, секунду спустя, у нее на глазах навернулись слезы. Слезы обиды и душевной боли: «Я люблю его! Люблю! Ненавижу! Сука! Сволочь!». В голове крутились только эти слова. Постояв несколько минут на улице, она взяла себя в руки и вызвала такси. Когда подъехала машина, она, мило улыбнувшись таксисту, попросила отвезти ее совсем не домой, а по адресу, где жила коллега, непосредственная наставница, подруга и просто отдушина – Наталья.

У Матвея на душе скребли кошки. Еще бы, такого поворота событий он никак не ожидал. Внутри постепенно начинала воспаляться давняя обида на весь женский род вперемешку со злостью. «Успокойся! Только не сейчас! Все хорошо! Все будет хорошо!» – аутотренинг в такие моменты раньше ему всегда помогал, только сейчас эмоции переполняли и брали верх над благоразумием. Забежав в свой кабинет, он сорвал со стола клавиатуру и несколько раз долбанул ее об пол. После такой небольшой разрядки Мотя чуток пришел в себя. И тут раздался звонок мобилы:

– Слушаю, – резко проронил он.

– Кораблев, это ты? – в трубке прозвучал знакомый до боли голос.

– Я. А кто это?

– Софи Зарецкая, одноклассница твоя, помнишь?

– А что у тебя с голосом? Как-то грустно, без особого энтузиазма ты меня приветствуешь, – попытался пошутить он.

– У меня мама умерла. Мотя, сможешь ко мне сейчас приехать?

– Тетя Нина?! О, боже! Конечно, сейчас, подожди, – Матвей растерялся от этой безумной новости, – Ты там же живешь? В общем, жди, я через минут тридцать буду…

«Беда никогда не приходит одна: сначала изрезанная Настенька, теперь мать одноклассницы!» – У Матвея закружилась голова. Он задышал учащеннее, глубоко вдыхая и выдыхая воздух, пытаясь окончательно не потерять ориентацию в пространстве:

– Зарецкая! А ведь только час назад я думал о тебе…

Глава восьмая

– Вот ведь лохушка! Зачем я к ней только поехала?! – бурчала про себя Маша.

– Вы что-то сказали? – переспросил таксист, глядя на нее в зеркало заднего вида.

– Это не вам. Давайте заедем в магазин на минутку, хорошо?

– Как пожелаете, – добродушно согласился водитель.

Купив две бутылки шампанского и плитку горького шоколада, она вернулась в машину.

У Марии по жизни было несколько правил, которые до последнего времени она никогда не нарушала. Во-первых, никогда не изменять мужу. Во-вторых, никому ни при каких обстоятельствах не рассказывать о своих внутренних переживаниях. И, по закону подлости, лишь только переступив через одно, ей сразу захотелось, нарушить и второе. Именно поэтому она ехала «поплакаться» к Наталье.

Еще не успев подняться на четвертый этаж пятиэтажки, где проживала подруга, она услышала истерические крики и отборный мат в женском исполнении, эхом разносящиеся по всему подъезду. Сердце подсказывало – это неспроста. Возле квартиры супругов Анисимовых все стало понятно – за приоткрытой дверью велись отнюдь не учебные маневры, а настоящий бой.

Не понимая для чего, но Мария все-таки перешагнула порог и сразу замерла. Вместо всегда прибранной квартиры и аккуратной, со вкусом подобранной современной мебели, она увидела перевернутые тумбочки, пуфики, разбросанную и растоптанную одежду, выбитые стекла и осколки посуды…

– А вот еще одна проститутка заглянула, здравствуйте! – громко поприветствовал русским перегаром Ренат вошедшую гостью.

– Я тоже тебя рада видеть, – как-то отрешенно и сдавлено произнесла Маша.

– Пошел на хуй, конченый урод! – проорала Наталья, подскочив к подруге.

До этого момента Маша даже в страшном сне представить себе не могла, что станет свидетельницей такой откровенной семейной драмы. Бог, видимо, раньше миловал, и в ее жизни всегда все было ровно и размеренно.

Пугал еще и растрепанный вид, в котором сейчас прибывала подшофе Наташа. Наполовину разорванный махровый халат, почти не скрывающий ее пышных от природы форм. Прическа, всегда строгая, сейчас напоминала взрыв на макаронной фабрике, хозяйку которой только-только оттаскали за волосы.

Несмотря на все, Наталья резко сменила гнев на милость и подошла к Марии:

– Как хорошо, что ты приехала. Я так рада тебя видеть! А то мы тут немножко поругались…

Приглядевшись к лицу подруги, она заметила светящуюся красноту около правого глаза, быстро начинающую набирать оттенки синевы.

– Бляди! Шлюхи! Убью, подлюки! – заорал Ренат и попытался подтянуть за халат жену, но та не растерялась и кулаком правой руки зарядила ему прямиком в нос, – Ой! Сука! Больно же! – застонал он, прикрыв ладошкой кровоточащий нос.

– Не трогай лучше меня, чмо поганое! – сквозь зубы процедила «Валуев в юбке» и тут же переключилась на Марию, – Проходи в комнату. Я этого сейчас выкину из своей квартиры…

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»