Читать книгу: «Роковой секрет»

Шрифт:

Пролог

РОКСОЛАНА

– Buona sera, signorina1, – подобно раскату грома раздается за спиной твердый мужской голос.

Тут же обхватываю себя руками, но оборачиваться не рискую. Я ведь узнала этот голос. И теперь, когда понимаю, что на пустынном пляже больше не одна, внутренности неприятно сводит от страха.

– Voltarsia2, – приказывает он, чего я совершенно не выношу. Резко вспыхнувшее раздражение немного приглушает испуг.

– Я вас не понимаю, – бормочу, не глядя на мужчину, а по позвоночнику прокатывается ледяная волна, вызывая колючую резь в нервных окончаниях.

– Я сказал тебе повернуться. – Повелительный тон словно сдавливает в невидимых тисках. От дикого волнения в голове кружится вьюга, а тело съеживается в ожидании удара, но я по-прежнему стою неподвижно. – Родного языка тоже не понимаешь? – Сейчас голос наполнен ледяным спокойствием, заставляя трястись поджилки. Идея искупаться голышом теперь не кажется такой уж хорошей.

Медленно поворачиваюсь и сильнее прижимаю скрещенные руки к груди. А вновь встретившись с этими жуткими глазами, робею. В данной обстановке он меня действительно пугает, и прежнего желания поближе узнать этого дьявола больше нет.

– Опасно такой хрупкой девушке в столь поздний час разгуливать одной.

Я пытаюсь хоть что-то ответить, но сердце трепыхается подобно крыльям колибри и перекрывает доступ кислорода, превращая язык в бесполезный кусок мяса.

– Я напугал тебя? – Мужчина буравит меня пристальным взглядом и, как ни в чем не бывало, начинает снимать запонки.

Ловкими движениями пальцев плавно переходит на ворот рубашки и избавляется от галстука.

От осознания того, что он раздевается, мне становится по-настоящему страшно. Как там говорят? Бойся своих желаний? Так вот, боюсь. Очень боюсь.

– Простите, там, в баре… я немного перебрала с алкоголем и…

– Запомни одно правило, – беспардонно перебивает он. – Никогда ни перед кем не извиняйся и не оправдывайся.

Мужчина рывком избавляется от рубашки, обнажая рельефный торс. Мое внимание тут же привлекает огромная татуировка в виде черепа, из глаза которого выползает змея, хвостом обвивая литые мышцы груди, особенно выделяющиеся в полумраке.

Я настолько околдована его поджарым телом, покрытым узорами множества тату, что складывается ощущение, будто меня поглощает порочная бездна. Где-то внутри капризничает мое маленькое женское эго, подобно наглой шлюшке требуя этого мужчину.

– Чего уставилась? Хочешь потрогать? Подойди поближе, я тебя не съем. – Его дьявольский голос мгновенно вырывает меня из плена похотливых мыслей.

Поднимая глаза, задерживаюсь взглядом на губах, которые в этот момент искривляет животный оскал. Кажется, мои вспыхнувшие огнем щеки сейчас словно маяк, освещают ночную мглу. Только вот я охотнее сбила бы с пути этот крейсер, чем указывала бы ему путь.

– Хочу искупаться. Думаю, ты не будешь против. – Наверное, это должно было прозвучать как вопрос, но гремит скорее как констатация факта.

Резким движением он расстегивает пряжку ремня, окидывая меня собственническим взглядом, словно я уже принадлежу ему. Вот черт! Нервно облизываю губы и сглатываю. В свете луны этот мужчина выглядит еще таинственнее и, вопреки здравому смыслу, мое тело трепещет от странного предвкушения. Однако я нахожу в себе силы противостоять опасному наваждению.

– Я как раз собиралась уходить. – Делаю шаг в сторону берега, но незнакомец одним жестом прерывает мое движение.

– Не стоит. – От нарочито спокойного тона сердце поднимается в самое горло.

– Вы не тронете меня! – едва слышно лепечу я. Только вот судя по выражению глаз этого дьявола, мой жалобный писк никого не остановит. В такой-то глуши мне и помочь некому.

Сумбурные мысли буквально испаряются, когда мужчина вальяжно заходит в воду.

– Не приближайтесь! – резко вырывается у меня, но крик поглощает ночная мгла. Я тут же замолкаю, заметив кривую усмешку, сопровождаемую недобрым прищуром.

– Ты, видимо, не в курсе, к кому запрыгнула на колени? – Он наклоняет голову, буквально пожирая меня глазами. Словно хищник, предвкушающий наслаждение от свежей добычи. – Периметр окружен моими людьми, не усложняй им работу, – ехидно добавляет это чудовище, вероятно, пытаясь запугать меня еще сильнее.

От неприкрытой угрозы я готова уйти под воду и захлебнуться, лишь бы не попасть в его лапы, но какие-то неведомые силы удерживают меня на месте, обездвиживая и без того онемевшие от страха конечности.

А когда мужчина начинает снимать боксеры, я вспыхиваю, словно на меня опрокинули ведро раскаленных углей, и даже морю не унять разгоревшийся пожар.

Не в силах смотреть на это, я неосознанно отступаю к скале и вжимаюсь спиной в шероховатую поверхность, прикрывая лицо волосами. Господи… он голый. Абсолютно голый и незнакомый мне мужчина. Ты разве не о таких приключениях мечтала, Гроссу? Идиотка.

Обжигающее прикосновение вырывает меня из оцепенения, и, подняв глаза, я еще сильнее вжимаюсь в каменную стену.

– Я не причиню тебе боль, – хрипло шепчет мужчина, однако тяжелый взгляд гораздо красноречивее обманчивых слов.

Широченная ладонь скользит по моей талии, заставляя звенеть каждую клеточку. Но я не верю ему. Мне даже дышать больно в его присутствии, а сердце в груди напоминает боксерскую грушу, которую безжалостно молотят эти ядовитые глазища.

– Я хочу уйти, – твердо произношу.

Впрочем, мое заявление звучит так, словно высказано не ему, а собственному телу, буквально изнывающему от неприличной близости. Чувствую себя параноидальной шизофреничкой.

– Это невозможно, – тяжелый шепот давит на меня железной уверенностью, – ты сама преступила черту, piccina3.

Незнакомец быстро проходится костяшками пальцев к самому низу живота, погружая руку под воду, тем самым вызывая в душе настоящий шторм.

Проклятье!

Внутри закручивается водоворот нездорового возбуждения, отчего соски заметно твердеют, а грудь тяжелеет и, кажется, тянет ко дну.

Этот мужчина – сплошной тестостерон, он превращает мое тело в гормональную бомбу. Ему достаточно щелкнуть пальцами, вызывая взрыв, и я теплым пеплом рассыплюсь в его руках.

– Я хочу видеть тебя, – вновь выводит меня из транса приглушенный хрип, и я сама не замечаю, как тону в его грубоватом голосе.

Закрываю глаза, не в силах смотреть на брюнетистого демона так близко. Наши тела застыли на тонкой грани безумия, но он сотрет ее в пыль. И меня вместе с нею.

– Topolino4, – шероховатая ладонь касается щеки, заставляя меня вздрогнуть, – не испытывай мое терпение.

Я осмеливаюсь поднять глаза на черного ястреба, что готов вцепиться в меня смертельно опасными когтищами. Смотрю исподлобья, пытаясь выдержать острый сосредоточенный взгляд. Не желаю ему подчиняться, но руки предательски опускаются, и теперь лишь длинные волосы прикрывают мою наготу.

Судорожно сглатываю, не в силах оттолкнуть этого мужчину, а он ведет себя как покровитель всего живого. Уверенно. Гордо. Будь обстоятельства иными, за такого самца разгорелась бы битва оголодавших самок. Однако сейчас есть только хищник и его жертва.

Пока его дьявольский взгляд не отпускает меня из цепкого плена, во мне бушует масса противоречий. Но учащенное дыхание лишает меня и без того затуманенного рассудка. Не могу надышаться, похоже, его пылающий взор сжег весь жизненно важный кислород. Голодные глаза мужчины, что сейчас нагло блуждают по моему туловищу, словно выжигают на нем клеймо, порабощая не только тело, но и саму душу.

Тем временем я невольно рассматриваю суровое лицо с хмурыми морщинами на лбу. Такое ощущение, что он напряжен не меньше меня.

Грубая щетина царапает даже взгляд, а прямой точеный нос добавляет его облику еще большей опасности.

Внезапно я замечаю движение жилистой руки, на которой тоже изображены замысловатые рисунки. Подобно сетчатому питону5, она скользит ко мне, убирая пряди волос с груди. Я невольно вскидываю голову и, встретившись с ним взглядом, шумно вбираю в себя воздух.

Из его рта вырывается сиплое шипение и обжигает меня огненной плетью, отчего кожу заметно саднит, а изнутри все будто трещит по швам.

Я уже ничего не понимаю. Где я? Кто я? В сознании только два горящих чернотой опала.

Крепкая ладонь ложится на мой затылок, заставляя смотреть ему прямо в глаза, а потом тянет вперед, пока я не касаюсь горячего налитого стержня, упирающегося мне в живот. Меня тут же бросает в дрожь, и я на пару мгновений теряю связь с реальностью.

– Topolino, – хрипит он прямо мне в губы, и от нехватки кислорода мой мозг окончательно перестает воспринимать происходящее.

Не понимаю, что значит это слово, но то, как мужчина его произносит, пробирает меня до костей. Шероховатые пальцы медленно очерчивают мои губы, а его обжигающий взгляд плавит их в единую желейную массу.

– Я волную тебя, детка?

Не отводя глаз от его звериных зрачков, неуверенно киваю.

Не церемонясь больше ни секунды, сильные руки обвивают мою талию и рывком поднимают тело над водой.

От неожиданности я инстинктивно обхватываю его торс ногами, отчего аккурат между них оказывается головка члена, приятно потираясь о влажные складочки.

Твою мать!

Я со свистом втягиваю воздух, но цепкие щупальца не позволяют мне слезть. Словно огромный осьминог, он буквально впечатывает меня в свое тело, и твердый ствол еще отчетливее ощущается на входе в самое лоно.

– Прошу… – едва слышно слетает с моих губ, а ногти до крови впиваются в стальные плечи. Но, увидев сумасшествие в его взгляде, понимаю, что все, точка невозврата пройдена, а в следующее мгновение оказываюсь рывком насаженной на каменно твердый член.

Я не могу сдержать звонкого вскрика. Мужчина тут же впивается в мои губы, горячим ртом поглощая болезненный стон, пылким языком забирая воздух и царапая нежную кожу щетиной. А по моим щекам текут жгучие слезы.

– Ш-ш-ш, потерпи.

Затяжным поцелуем он старается буквально выпить мою боль, хриплым голосом, кажется, проникая в каждую клеточку. Только вот мне все равно безумно больно, он слишком большой, я не могу выдержать это вторжение.

– Нет! Пустите! Мне больно!

Начинаю дергаться, чем лишь усугубляю свои мучения, потому что его хватка на моей плоти только усиливается, наверняка останутся синяки. Нет ни единого шанса выбраться из этого опасного капкана.

– Расслабься, и тебе станет легче, – едва не рычит он, начиная двигаться во мне.

И самый ужас в том, что я понимаю: худшее еще впереди. Жалобный стон вырывается из груди, а боль только усиливается… я не выживу… Это единственная мысль, что сейчас пульсирует в голове. Острая резь и горькие слезы – этот коктейль уничтожает меня, и я проклинаю все на свете. Неожиданно ощущаю горячие влажные губы у своего виска и замираю, слыша только биение собственного сердца.

– Ti penso sempre,6 – касается уха сиплый шепот, отодвигая дискомфорт на задворки сознания. – Sei un sogno proibito7, – словно околдовывает низкий тембр.

Я глубоко вдыхаю и пытаюсь расслабить мышцы, отчего резкое жжение постепенно угасает, а в каждую клеточку медленно проникает приятное, ранее незнакомое мне тепло удовольствия.

Мужчина начинает двигаться увереннее, уже не сдерживая утробного рычания. Он вроде и старается контролировать себя, но явно не справляется.

А потом он резко снимает меня со своего агрегата, опускает в воду и отстраняется, взъерошивая длинными пальцами густую копну темных волос. Между ног все пылает. Однако сейчас это не имеет значения.

Итальянец в гневе размахивает руками и что-то орет на своем языке. Очень яростно. И от непонимания такой неадекватной реакции мной вновь овладевает страх, запуская в кровь убойную дозу адреналина.

Пользуюсь краткой заминкой и, превозмогая боль в промежности, устремляюсь прочь от него. Но, едва ступив на берег, валюсь на песок, пригвожденная тяжестью мужского тела.

– Помогите! – Крик буквально раздирает горло. – Я не хочу! Нет! – Сильные руки рывком переворачивают меня на спину. – Нет! Прошу, не делайте мне больно!

Отчаянно размахиваю руками, но он хватает их в замок и прижимает к земле над моей головой.

– Успокойся. – Обдавая меня прерывистым дыханием, мужчина проводит носом по моей заплаканной щеке. – Я не должен был этого делать.

Он заглядывает мне в глаза, но я отворачиваюсь. Тело трясет, словно в лихорадке, а пульс набирает просто запредельную скорость. Только вот горячая глыба, вдавившая меня в песок, не дает и с места сдвинуться.

Его губы касаются моего подбородка, запуская новую волну жара, постепенно собирающуюся где-то внизу живота.

Страх на грани возбуждения.

Движения становятся напористее, язык выписывает витиеватые узоры, а смыкающиеся на коже зубы пропускают разряд тока, выносящий меня за границу реальности.

Незнакомец выпускает мои руки из захвата, но я не успеваю оказать сопротивление, как тело вновь пронзает резкая боль. Выгибаюсь под ним, балансируя на грани потери сознания. Огромный член снова во мне, и опять это жуткое жжение. И вновь дьявол требовательными поцелуями выпивает мою боль. С каждым толчком он превращает меня в рабу наслаждения, а его гортанные рыки разбиваются где-то в глубине души, обостряя ощущения до предела.

Он все больше похож на зверя, жадно терзающего пойманную жертву, а у меня больше не осталось сил бояться. Я уже вкусила то самое порочное удовольствие, что разрывает мозг яркими вспышками фейерверка. Я в руках дьявола, и каждое прикосновение его языка словно обливает мою кожу бензином, заставляя гореть целую вечность…

Глава 1

РОКСОЛАНА

Два года спустя

– Что-нибудь желаете? – любезно интересуется стюардесса, сверкая белоснежной улыбкой.

– Чего хочет моя невеста? – Матвей подносит мою руку к своим губам и нежно целует безымянный пальчик поверх блестящего колечка.

– Ничего, – перевожу взгляд на длинноногую девушку в форме, – спасибо.

– Бокал шампанского, – все же настаивает Матвей и кладет ладонь мне на коленку, слегка сжимая ее. – Моя девочка переживает, что не понравится моему отцу, вы представляете?

– Неужели? – Стюардесса подает мне бокал белого игристого и, склонившись к самому лицу, ласково произносит: – Милая, это просто невозможно. – Она улыбается и, выпрямившись, неторопливо удаляется.

– Расслабься, малышка. – Матвей берет меня за подбородок и разворачивает к себе. – Ты понравишься папе, у него просто нет ни единого шанса устоять перед тобой. Ты умная, – проходится костяшками пальцев по моей щеке, продолжая хрипло шептать комплименты, – красивая, добрая и заботливая, а если ты приготовишь ему свои фирменные панкейки, поверь, он будет прилетать к нам в Россию, чтобы отведать твои кулинарные шедевры. Не накручивай себя. Все будет хорошо. – Он целует меня в губы, слегка проникая языком в рот, отчего все переживания сразу уходят куда-то на задворки сознания. – Я хочу тебя двадцать четыре часа в сутки, – прерывисто выдыхает Матвей между поцелуями, а потом жадно всасывает мою верхнюю губу.

Невольно всхлипываю, когда его рука проникает мне под платье и, отставив бокал в сторону, позволяю жениху коснуться самого сокровенного местечка. Благо элитный самолет и вип-места дают нам возможность немножко пошалить.

– Сними трусики, – хрипит Матвей мне на ухо, одновременно лаская его языком.

Я кончиками пальцев подцепляю тонкие ниточки стрингов и аккуратно стягиваю их вниз. В сладком предвкушении медленно покачиваю бедрами, поддразнивая и разогревая себя. В то время как Матвей с все большим азартом во взгляде контролирует каждое мое движение.

Мне нравятся эти игры. Еще ни разу у нас не было секса без оргазма, Мот всегда возносит меня на небывалые высоты блаженства, доводя до исступления.

– Умница, теперь шире разведи колени. – Страстный, но полный нежности голос обволакивает, заставляя внутренности сжиматься в тугой комок.

Послушно выполняю указание и получаю награду в виде его умелых, требовательных пальцев, ловко погружающих мое тело в сладкую негу. Матвей мягко массирует напряженный клитор, и мое дыхание становится прерывистым, больше напоминающим одышку. Откидываюсь на сиденье и полностью отдаюсь во власть его порочных рук.

– Тебе хорошо? – Он скользит языком вдоль шеи, сильнее надавливая пальцем на тугой бугорок.

Чертов искуситель, знает мои слабые места!

– Очень…

Я судорожно вбираю воздух и из последних сил стараюсь контролировать себя, чтобы не застонать от удовольствия и не привлечь внимание посторонних.

Признаюсь, у меня есть небольшой фетиш: люблю делать это громко и со смаком, но вовсе не для того, чтобы потешить мужское самолюбие. Все звуки экстаза получаются непреднамеренно и от истинного наслаждения, что обостряет приятное волнение до предела. Ну и, конечно, это не может не нравиться Матвею. Однако сейчас я старательно усмиряю порыв закричать, хотя в этой сдержанности тоже есть некая перчинка.

Подаюсь вперед, взглядом умоляя его не останавливаться, и в тот же миг длинные пальцы проскальзывают в меня, многократно обостряя ощущения. Резко хватаюсь за колено жениха и крепко стискиваю. Напряжение внизу живота все нарастает, и уже дико хочется стонать во все горло. Большим пальцем он мягко поглаживает центр моей женственности, отчего я содрогаюсь в сладострастных конвульсиях, сжимая бедра и выгибаясь всем телом. Оргазм рассыпается по телу теплым покалыванием, пока Матвей в попытке заглушить несдержанные звуки впивается ртом в мои приоткрытые губы.

Я шумно выдыхаю, языком пробегаясь по распухшим губам, а жених медленно высовывает из меня пальцы и с видом голодного животного облизывает их.

– Черт, малышка, какая же ты вкусная!

Он тянется ко мне, переплетая наши языки в чувственном поцелуе, и я пробую на вкус собственный сок.

– Матвей, ты раз за разом заставляешь меня поддаться пороку, – шепчу между порывистыми вздохами.

– Детка, ты и есть мой порок, – говорит он, жадно всасывая мои губы, и мы растворяемся в новом жарком поцелуе.

***

Италия – страна наслаждений.

Даже не верится, что я здесь, рядом любимый, а впереди нас ждет незабываемый отдых, насыщенный приключениями на удивительной Сицилии – жемчужине, омываемой тремя морями.

Уникальная природа. Палящее солнце. Многообразная архитектура. Качественное вино. Красивые люди. М-м-м! Сплошная эстетика!

Это будет наполненный событиями месяц.

Я вытягиваюсь навстречу теплым солнечным лучам и с огромным наслаждением вдыхаю запах морского бриза. Даже воздух здесь значительно отличается от привычного городского смога, от которого сдавливает легкие и теснит в груди. От такого контраста душа переполняется счастьем и восторгом. Моя чувствительная натура просто создана для Италии, правда, радостное предвкушение немного омрачает мысль о предстоящем знакомстве.

В аэропорту нас встречает амбал в черной униформе. По пути до машины они с Матвеем обмениваются фразами на итальянском, а я просто наслаждаюсь приятным звучанием незнакомого языка. Задние двери престижного Rolls-Royce открываются зеркально передним, показывая роскошный интерьер из кожи и дерева.

Для меня такое в диковинку. Я родилась в неблагополучной семье, и растили меня дедушка с бабушкой. Их пенсии едва хватало на жизнь, поэтому в четырнадцать лет я устроилась официанткой в кафе, чтобы заработать лишнюю копеечку.

В отличие от меня Матвей с пеленок купается в золоте. До сих пор не понимаю, как меня угораздило попасть в поле зрения сногсшибательного красавца-мажора. Мама у него русская, но удачно вышла замуж за богатого итальянца. Правда, этот брак просуществовал недолго, и она отбыла в Россию с годовалым ребенком на руках. Причина их развода мне неизвестна: Матвей не любит затрагивать эту тему, поэтому по возможности избегает подобных разговоров.

Окончив школу, я рванула в столицу получать высшее образование. Получив пять лет спустя на руки желанный диплом, отправилась в свободное плавание по волнам взрослой жизни. Моих сбережений со стипендии надолго бы не хватило, а ждать, пока разосланные по фирмам резюме привлекут внимание потенциальных работодателей, не было времени. Тогда я решила устроиться официанткой в итальянский ресторан. Но в первый же день облажалась, уронив чашку кофе на клиента, которым и оказался Матвей.

Когда вместо выговора я услышала приглашение на свидание, честно признаюсь, опешила. А чуть позже буквально утонула в его бархатном баритоне. Со временем я узнала, что он является хозяином этого заведения и, невзирая на высокий статус, все равно проявил ко мне снисхождение, тем самым расположив к себе.

Таких галантных и обходительных мужчин мне в своей жизни еще не приходилось встречать. Парень начал красиво ухаживать за мной, баловать подарками, о которых я и мечтать не могла, водить по кино и ресторанам, говорить бесчисленное количество головокружительных комплиментов. Мот благоговел передо мной и не скрывал своего восхищения. Я целый месяц категорично отказывалась от всех его знаков внимания, но он не сбавлял напора. Наоборот, удивлял меня еще больше: серенадами под окнами, танцами под луной, развешанными по городу баннерами с моим изображением.

Тогда я еще избегала любой близости с парнями, потому что после ночи с незнакомцем на пляже очень долго не могла прийти в себя и вопреки здравому смыслу постоянно вспоминала о нем.

Порой даже складывалось впечатление, что мной овладела некая одержимость. Ни один молодой человек не мог удержать мое внимание, рассудок словно попал во власть тех черных дьявольских глаз. И когда я поняла, что мысли о таинственном любовнике не собираются покидать мою голову, приняла решение освободить ее от разрушительных дум. В надежде, что воспоминания о той ночи навсегда покинут мой разум, заперла мучительные эмоции в самом отдаленном уголке сердца. Только вот все оказалось тщетно, я по-прежнему не могла подпустить к себе другого мужчину. Ни один из них так и не смог занять мои мысли хотя бы на секунду.

И лишь внезапное появление Матвея кардинально изменило мою жизнь. С первого дня мне было понятно одно: этот парень меня не отпустит. Я думала, что мое прохладное отношение к противоположному полу непоколебимо, но Матвей оказался иным.

В первую нашу встречу его глаза вспыхнули бесовским пламенем, и этот огонь не угасает в нем до сих пор. Именно он подарил так необходимое мне ощущение нужности, которое и согрело мою одинокую душу в чужом городе.

Однажды Матвей привез меня ночью на берег тихого озера, и мы, взявшись за руки, просто любовались звездами. Для кого-то это пустая мелочь, для меня же – дороже любых подарков и богатств. Мот лежал рядом, а мне для счастья хватало просто касаться его тела, кончиками пальцев чувствовать родное тепло. А когда он начал читать стихи на итальянском, я окончательно капитулировала, позволив бушующим эмоциям овладеть собой.

Вот так в холодной Москве я и начала встречаться с горячим Матвеем Росси, вспыльчивым черноволосым парнем, в котором течет итальянская кровь.

Но главное его качество – это непредсказуемость. Например, на мое двадцатипятилетие он сделал мне предложение. Мы вместе всего полгода, и меня немного настораживает его желание узаконить наши отношения. А вот Матвей, напротив, тверд в своем решении и в доказательство своих серьезных намерений даже привез меня в Италию, чтобы познакомить с отцом.

Мы подъезжаем к нереально огромному особняку. Для меня вся эта роскошь до сих пор непривычна, я как и в самом начале наших отношений испытываю дискомфорт. Это не просто дом, это целый дворец в тосканском стиле! Такого мне еще не приходилось видеть, поэтому сейчас я не в силах скрыть восторга.

– Матвей! Тут очень красиво!

– Я знаю, лисичка. – Он обнимает меня со спины и целует в шею, твердой выпуклостью упираясь в мою попку.

– Ты хоть иногда думаешь о чем-нибудь другом? – интересуюсь я, разрывая крепкие объятия и поворачиваясь к жениху лицом.

– Мы же в Италии, детка, вдохни полной грудью! – Он разводит руки в стороны. – Тут пахнет сексом. – Лукавая улыбка играет на его губах, но он тут же меняется в лице и притягивает меня к себе. – Рокси, ты должна знать, – от резкой смены темы мне уже не по себе, – мой отец строг и прямолинеен, но не стоит заострять на этом внимание. Он также щедр и великодушен. Просто иногда пропускай его колкости мимо ушей.

– Ты издеваешься надо мной? Специально сообщил это тогда, когда у меня нет возможности отступить?! – Корчу недовольную гримасу, а в душе снова нарастает беспокойство.

– Вот если ты покажешься перед ним с таким лицом, он точно тебя съест. – Я закатываю глаза, а Матвей заливается раскатистым смехом.

Мы вступаем на огромнейшую территорию с ухоженным газоном. Ландшафтный дизайн в живописном антураже Средиземноморья мгновенно очаровывает меня своим великолепием. Большой водоем с терракотами8 и камнями. Пальмы. Кипарисы. Серебристые оливы. Мощенные мозаикой дорожки, ведущие к исполинскому патио с необычным камином и прекрасным видом на окрестности.

Ни на секунду не перестаю с неприкрытым интересом глазеть по сторонам. Я словно в сказку попала, не могу налюбоваться. Скорее всего, выгляжу, как дурочка, но мне все равно. В душе настоящий фейерверк из эмоций.

– Buona sera, signore Rossi! 9– вежливо кивает встречающий нас седовласый мужчина, вырывая меня из прострации. – Signorina.10

– Альберто, старичок, как же я соскучился! – Матвей заключает его в объятия и целует в обе щеки.

– Вы как всегда эмоциональны, господин Росси. – Мужчина после бурного приветствия приводит себя в порядок, и пусть в его глазах плещется радость, но он строго держит марку.

– Где отец?

– Он ненадолго отлучился, а мне был отдан приказ накормить вас до отвала.

– Ну пошли, мармеладка, – Матвей притягивает меня к себе, – отведаем итальянские спагетти. Настоящие, а не то, что мы привыкли заказывать в нашей столице у псевдоитальянцев. Я, можно сказать, летел сюда только для того, чтобы вновь попробовать блюда моей дорогой Женевры. – Он целует кончики пальцев и вскидывает руку вверх.

– Дворецкий говорит по-русски? – шепотом осведомляюсь я по дороге к роскошному дому.

– Да, прислуга знает несколько языков, отец очень строго отбирает персонал, чтобы он мог встречать гостей из любого уголка мира. Папа крупный бизнесмен и имеет собственную винодельню.

– М-м-м, понятно… – несмело протягиваю, а потом сглатываю и делаю глубокий вдох. При каждом упоминании его отца мне становится дурно.

Люди в Италии солнечные и общительные. Нас очень тепло и радушно принимают, а паста и на самом деле оказывается отменной. После трапезы мы уединяемся на заднем дворе. Матвей захватил с собой бутылку вина и два бокала, но из-за беспокойных мыслей я никак не могу расслабиться.

Как его родитель отреагирует на союз с безродной нищенкой? Этот вопрос терзает меня с того самого дня, когда Матвей сделал мне предложение.

Мот увлеченно болтает с другом по FaceTime, показывая отцовские владения, а я расположилась на комфортном лежаке и медленно попиваю виноградное вино, наслаждаясь его изумительным вкусом и нежным ароматом.

– Buona sera, signorina!11 – прерывает мое тоскливое ожидание зычный голос, обрушиваясь на меня подобно камнепаду.

От неожиданности я вздрагиваю, расплескивая вино.

– Боже, простите!

Начинаю судорожно оттирать белую ткань лежака, пока меня не касается шероховатая ладонь. Я поднимаю глаза и замираю.

– Для этого в доме есть прислуга.

Глубокий низкий голос грубой вибрацией проносится через все мои органы. Я не осознаю его слов, но точно понимаю одно: это отец Матвея. А еще это мужчина, который два года назад лишил меня девственности.

Эти дьявольские глаза не давали мне покоя. Однако я даже представить себе не могла, что увижу их еще раз в жизни.

1.Добрый вечер, мадемуазель (итал.)
2.Повернись (итал.).
3.Малышка (итал.)
4.Мышонок (итал.)
5.Сетчатый питон (лат. Python reticulatus) – неядовитая змея из семейства питонов, обитающая в Азии. Название «сетчатый» получил из-за сложного узора на теле, включающего цепочку светлых ромбовидных пятен посередине спины и треугольные, соединенные между собой темные пятна со светлыми центрами по бокам. Голова светлая. Чешуя с сильным радужным отливом.
6.Я постоянно думаю о тебе (итал.)
7.Ты моя запретная мечта (итал.)
8.Терракота (итал. terra cotta, букв. обожженная земля). 1. Масса желто-красного цвета из обожженной глины, идущая на различные пластические изделия. 2. собир. Пластические изделия из такой массы, не покрытые глазурью (статуэтки, вазы и т. п.).
9.Дорый вечер, господин Росси! (итал.)
10.Барышня, девушка (итал).
11.Добрый вечер, синьорина! (итал.)
Возрастное ограничение:
18+
Дата выхода на Литрес:
12 марта 2022
Дата написания:
2021
Объем:
420 стр. 1 иллюстрация
Правообладатель:
Автор
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают