Маруся Бедокур

Текст
4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Маруся Бедокур
Маруся Бедокур
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 508  406,40 
Маруся Бедокур
Маруся Бедокур
Аудиокнига
Читает Тамара Некрасова
159 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Маруся Бедокур и дом на Весёлой улице


В одном небольшом городке на улице Весёлой стоял дом под номером двенадцать. Рядом с крыльцом под окнами цвели жёлтые розы, в глубине двора прятался гараж, а вокруг лужайки росли фруктовые деревья: сливы, яблони и старая кривая груша, на которой поскрипывали детские качели. Выглядел дом обычным, ну, может, был чуть-чуть поновей и понарядней других, но всем, кто хоть раз заглянул за ограду, почему-то казалось, что жизнь за этими окнами необыкновенная и даже чуточку волшебная. Хотя хозяева, доктор Фёдор Петрович и его жена Алёна, ничего такого не замечали.

Однажды девушка по имени Маруся гуляла по городу и забрела на Весёлую улицу. Совсем недавно она окончила школу и пока не знала, кем же ей стать. Может, поваром, или парикмахером, или водителем трамвая. Тут она увидела на ограде объявление и остановилась. Остановилась и прочла:

ТРЕБУЕТСЯ ДОМРАБОТНИЦА


«Интересно, – задумалась Маруся, – а могла бы я, к примеру, быть домработницей? Но как это узнать, пока не начнёшь работать?»

И стоило ей об этом подумать, как на крыльце возникла молодая дама. Она оглядела Марусю: чёлка, клетчатая юбка, белые носочки и хвостик на самой макушке. Выглядела девушка симпатично. «Правда, совсем молоденькая, – подумала дама, – но это даже хорошо». И дама помахала Марусе рукой:

– Если вы по объявлению, заходите смело!

Маруся зашла, и хозяйка принялась показывать ей дом.

– Живём мы вчетвером, – объясняла она, – мы с мужем Фёдором Петровичем, наша дочка Женя и моя мама Лора Павловна. Я, кстати, зовут меня Алёна, вожу экскурсии. Мой муж – детский доктор. Лора Павловна всю жизнь проработала в зоопарке, а сейчас она на пенсии. Завтра Женя с бабушкой Лорой возвращаются с дачи. Вот они приедут, – Алёна подняла палец вверх, – а у нас тут ужасный беспорядок, просто ужасный!

Маруся огляделась: вокруг всё сияло чистотой. Столы, шкафы, диваны, кресла и даже цветы в вазах выглядели так, словно их только что вымыли с шампунем. Где ж тут беспорядок?

Она повернулась к Алёне:

– Вот у нас с дедушкой в деревне всё понятно: пыль смахнуть, еду приготовить да полы помыть. Работы – чепухня чепуховская. А тут я даже не знаю, с чего и начинать…

– Ничего страшного, – улыбнулась Алёна. – Вот тебе список заданий! Делай точно по списку и не ошибёшься. – И она выскочила за порог, махнув на прощанье: – Извини, времени нет. Бегу на работу! Увидимся вечером!

– Ну и ну, – удивилась Маруся. – Первый раз вижу, чтобы на работу бегали.

Её дедушка всегда ходил степенно и, уж конечно, ни на какую работу не бегал. Да и вообще никуда не бегал, а жил себе спокойно и во сне весело присвистывал носом.

Маруся заглянула в список заданий. «Детская. Всё убрать!» – было написано в первой строчке. Маруся немного расстроилась. Как же так? Такая миленькая комнатка: кровать с розовой подушкой и розовым одеялом, столик с маленьким стульчиком, тоже розовые, на полках кого только нет: медведи, зайцы, жираф, кукла с синими глазами и прочие пушистые чудики. В шкафу платья – прямо залюбуешься. И что, всё-всё убрать? Маруся с сожалением вздохнула и принялась перетаскивать зверюшек, кукол, одежду и мебель за дом. Там она аккуратно разложила их на лужайке среди травы. Жалко, конечно, было оставлять такую красоту на улице, а что делать? Написано же: убрать всё.

Следующее задание было ещё загадочней. Второй пункт требовал поменять постельное бельё. «Вот постирать я бы запросто могла, – раздумывала Маруся, – а поменять-то как? Надо узнать, где тут бельё меняют». Маруся сложила всё в пакет и решительно вышла на улицу.

– Вы не знаете, где тут меняют постельное бельё? – остановила она дядьку с бородкой, спешившего на автобус.

– Не знаю, девочка, никогда не менял. Может, вон та женщина знает.

– Скажите, пожалуйста, – обратилась Маруся к даме на каблуках, – где здесь меняют постельное бельё?

– Где это здесь? – удивилась та. – На улице, что ли? Бельё меняют только в гостиницах, а на улицах я что-то такого не замечала. – Она поправила причёску и зацокала по своим делам.

– Бабушка, – окликнула Маруся старушку, – бабушка, постойте. Я сама не здешняя, подскажите, где тут меняют постельное бельё?

– Ась? – Старушка прижала ладошку к уху. – Громче говори, не слышу я!

– Где тут меняют постельное бельё?! – изо всех сил заорала Маруся.

– Чего-о? Гоняют зверьё? Никто тут зверьё не гоняет, мы дикари, что ли?

– Бельё! – надрывалась Маруся. – Где меняют бельё?

– Да что ж ты орёшь, оглашенная, я ж не глухая! – рассердилась старушка. – Пристала со своим зверьём. Смотри у меня, если вздумаешь собак или кошек мучить, я в полицию заявлю! Ещё чего придумала – зверьё гонять!

Сердитая старушка заковыляла дальше, а из-за угла вывернул дядька. Одежда на нём была сильно потрёпанная, да и странная: куртка, штаны, пушистый шарф и почему-то тапки. Тапки были привязаны к ногам шнурками, а запах от него шёл – хоть нос затыкай. Марусе захотелось убежать, но она не успела.

– Заблудилась или проблемы какие? – нацелил на неё зоркий глаз дядька.

– Вот, надо бельё поменять.

Маруся изо всех сил крепилась, чтобы не удрать. Не нравился ей этот потрёпанный.

– А какое у тебя бельё?

– Две простыни, два пододеяльника, четыре наволочки, – отчиталась она.

– Так давай меняться! – Он стянул с шеи шарф. – Вот, гляди, шерсть натуральная, ангорская; немного, правда, поизносился. Кепка есть мужская, да она тебе без надобности, а ещё, – он порылся в сумке, – бутылка и стакан. Пустые, – добавил он с сожалением.

– Бутылка, стакан и старый шарф за простыни с пододеяльниками? – изумилась Маруся. – Что-то маловато.

– Тогда ещё яблоки бери, я яблок на проспекте насобирал…

– Да у нас с дедушкой этих яблок завались… Полный сад, – отмахнулась Маруся.

– Подумаешь, цаца… – обиделся дядька. – Бельё-то, поди, не стираное?

– Не знаю, – призналась Маруся.

Мужик в тапках присвистнул:

– Как это не знаешь? Ты его спёрла, что ли?

– Почему спёрла? Меня попросили поменять! – возмутилась Маруся.

– Ясен пень, попросили. Кто ж сам пойдёт ворованное менять!

Маруся испуганно попятилась.

– Да не бойсь, – успокоил дядька, – я никому не скажу. Так и быть, уговорила, отдаю тебе самое дорогое…

Он полез за пазуху и вытащил серенькое тощенькое существо.

– Кошка? – ахнула Маруся. – Драную кошку за постельное бельё? Кто так меняется? Нечестно это!

– Чего это она драная? – Мужик погладил котёнка. – Хорошая кошка. Подрастёт, котят родит. От белья какая прибыль? Никакой. А котята родятся – на рынке продашь. Может, семь штук родится! Бери, пока я добрый. И шарф бери, так уж и быть. Бутылку со стаканом тоже отдаю. Ты считать-то умеешь?

Он принялся загибать пальцы.

– Бутылка и стакан – две штуки, а с шарфом уже три. Ну и кошка с семью котятами – восемь. Три и восемь будет одиннадцать. Одиннадцать вещей предлагаю, а у тебя сколько?

– Две простыни, два пододеяльника и четыре наволочки. Восемь.

– Ну вот, у тебя восемь против моих одиннадцати. Чего тебе ещё?

Маруся стояла и думала изо всех сил. Мужик этот её совсем запутал. С одной стороны, целых одиннадцать вещей. А с другой, что это за вещи-то? Вдруг они ненужные? И что самое непонятное: кошка – это вещь или нет?

Пока Маруся раздумывала, мужик в тапках запихнул кошку в карман. Та высунула голову и посмотрела на Марусю испуганными, ничего не понимающими глазами. Маруся не выдержала.

– Ладно, так и быть. Давайте вашу кошку! И шарф возьму. Некогда мне тут с вами торговаться. Весь дом на мне!

Она завернула несчастную мурлыку в шарф и вернулась в дом. Налила в блюдце молока, шарф сунула на полку в коридоре и придвинула поближе листок с заданиями.



Пункт третий: загрузить посуду в машину. Маруся достала из раковины грязные кастрюли, вынула посуду из шкафчиков, перенесла всё в гараж, где стоял новенький серый автомобиль, и аккуратно расставила на заднем сиденье. Большие тарелки – в одну стопку, маленькие – в другую, а чашки и бокалы пристроила на водительском месте, возле руля. Полюбовалась на свою работу – молодец, Маруся, оценка пять! – и перешла к следующему заданию.

Удалить пятна со скатерти. Это вообще ерунда! Пятна Маруся, пыхтя от усердия, вырезала ножницами, стараясь, чтобы отверстия были идеально круглыми, а когда закончила, пожалела, что такой красотищи никто не видит. Пятна совершенно удалились, а скатерть теперь была в крупный горох!

Зато от следующего задания у Маруси прямо глаза на лоб полезли: «приготовить курицу в рукаве» – вот что там было написано. Почему в рукаве-то? И где взять этот рукав? Она огляделась: в прихожей висела мужская куртка, красивая, красная. Рукав был пришит крепко-накрепко и совершенно не желал расставаться с курткой. Маруся его еле-еле оторвала. Затем она хорошенько посолила и поперчила курицу, затолкала в рукав и поставила в духовку.

Ну и запах оттуда пошёл! Как будто кто-то накидал в костёр вонючих тряпок. Через полчаса из духовки повалил чёрный дым, и Маруся бросилась вытаскивать курицу.

– Что-то мне эта курятина не нравится, – она покачала головой, – совсем не нравится. Выглядит ещё страшней, чем пахнет… Сомневаюсь я, что кто-то захочет есть обгорелый рукав. Пирожки с начинкой точно повкуснее будут!

Маруся прикрыла горелую курицу полотенцем и принялась месить тесто для пирожков. Тут, кстати, и начинка нашлась в холодильнике, так что вышло просто распрекрасно.

– Совсем другое дело! – похвалила себя Маруся. – Это ж пальчики оближешь!

 

И она старательно облизала пальцы.

А дальше оставался совсем пустяк. Выкинуть мусор. Маруся раскрутила над головой мусорное ведро и со всей силы запустила с крыльца. Мусор разлетелся во все стороны, а ведро – бэмц! – приземлилось прямо перед Алёной и доктором Фёдором Петровичем, входившими в калитку. Вид у обоих был озадаченный.

– Что случилось, Маруся? – спросила Алёна. – Зачем ты вёдрами кидаешься? А мусор почему разбросан?

– Как почему? Вот, – Маруся вытащила из кармана листок с заданиями, – написано же: выкинуть мусор!

Доктор Фёдор Петрович иронично хмыкнул.

– Ты, наверное, шутишь? – подозрительно спросила Алёна. – Это юмор такой?

– Какой юмор? – не поняла Маруся. – Тут же написано!

Алёна нервно сорвалась с места и на всех парах понеслась в дом.

– Господи помилуй! Что тут случилось? Тут же… Тут же ужас ужасный!

Фёдор Петрович с Марусей поспешили к Алёне.

Алёна держала перед собой скатерть в горох, просунув пальцы в дырки:

– Что это такое?

Фёдор Петрович поправил на носу очки:

– Была скатерть, а теперь решето.

Маруся уже открыла рот, чтобы всё объяснить, но тут шустрая Алёна сдёрнула полотенце с курицы и отпрыгнула:

– Ай! А это что за жареный шапокляк?

– Это курица в рукаве, а рукав от куртки, – принялась терпеливо объяснять Маруся. – Я, если честно, не понимаю, зачем нужна курица в рукаве, если без рукава гораздо лучше…

– От куртки? – встревожился Фёдор Петрович. – От какой такой куртки?

– От твоей, – сообщила Алёна. – От твоей любимой красной куртки!

– А зачем? – сразу как-то сник Фёдор Петрович. – Зачем нужно было отрывать от моей любимой куртки рукав? Не понимаю.

– А от какой тогда отрывать? – удивлённо вытаращила глаза Маруся.

Ей стало жалко Фёдора Петровича, но она же всё делала по списку! В доказательство Маруся протянула доктору листок с заданиями, и тот прочёл его от начала до конца:

– Так, Алёнка, смотри, что у тебя дальше: «Загрузить посуду в машину». Тэк-с, ну и где у нас посуда?

Посудомойка оказалась пустой, шкафы тоже, в них не было ни единой тарелки. Даже ни одного блюдца с чашкой не нашлось.

– Посуда в машине, – поведала Маруся. – А машина в гараже.

Алёна сбегала в гараж и вернулась оттуда со стопкой тарелок:

– Остальное потом принесу, слава богу, всё цело.

– Так, с этим разобрались, – кивнул Фёдор Петрович. – Идём дальше. «Поменять постельное бельё».

Алёна поднялась в спальню и крикнула:

– На кровати ничего нет. Пусто!

– Где бельё, Маруся? – поинтересовался хозяин.

– Поменяла.

– Я понял, что поменяла, а где оно теперь? На данный момент?

– На данный момент его мужик в тапках забрал. На улице.

– Ты отдала наше постельное бельё уличному мужику в тапках? – не поверил Фёдор Петрович.

– Я с ним поменялась.



– Хорошо, а на что поменялась?

– На кошку и шарф. Он ещё предлагал бутылку со стаканом, но это, по-моему, чепухня какая-то чепуховская. Или надо было соглашаться на бутылку? Пустую.

Доктор не выдержал и фыркнул. Похоже было, что ему очень хотелось смеяться, но он взял себя в руки.

– Маруся, а на какой шарф ты поменяла бельё? На этот? – Алёна двумя пальцами держала шарф, точно боялась испачкаться.

Маруся кивнула.

– А я всё думаю, откуда эта адская вонь.

Она распахнула входную дверь и выкинула шарф на улицу.

– Он из ангорской шерсти, – подала голос Маруся.

– Понятно, что вещь ценная, – вмешался доктор, – но меня лично волнует кошка. Где кошка-то? Кыс-кыс-кыс, кошка, ты где?

– В доме нет, я уже искала, – заверила Алёна.

– Плохо ведёшь себя, Алёнка, – усмехнулся Фёдор Петрович, – Носишься, топаешь, кричишь. Любая кошка от такого сбежит. Удрала кошка, Маруся, это факт. Кстати, тут в списке ещё один пункт имеется: убрать всё в детской. Ну что, идём в детскую?

– Я боюсь, – Алёна сделала круглые глаза.

– Не дрейфь, жена. Пошли!

И они открыли дверь в детскую. Та была абсолютно, ну просто абсолютно пуста. Фёдор Петрович с Алёной замолчали. Вид у них был ошарашенный. Они стояли на пороге, окаменев, как два памятника, и не могли вымолвить ни слова. Первой ожила Алёна.

– Отличная уборка! – съехидничала она. – Ни одной вещи не осталось.

– Почему не осталось? – заспорила Маруся. – Они на лужайке за домом. Я всё туда отнесла.

– Ура, спасены! – Алёна вприпрыжку помчалась за дом, а Фёдор Петрович от души расхохотался.

– Над чем вы всё время смеётесь? – озадачилась Маруся. От его хихиканья ей было немного обидно. – Наверное, надо мной?

– Да я радуюсь, что мужику в тапках достались только простыни и наволочки, – объяснил Фёдор Петрович. – А мог бы весь дом выменять на кошку и шарф. Это во-первых, а во-вторых, я вообще смешливый. А ещё я зверски голодный. Проголодался на нервной почве. Есть что-нибудь в рот закинуть, кроме твоей печёной вороны?

И тут Маруся торжественно поставила на стол блюдо с пирожками:

– Вот, пожалуйста, закидывайте. Ужин подан! – Маруся знала, что это будет приятный сюрприз.

Фёдор Петрович принялся за пирожки. Вначале лицо его выразило изумление, потом блаженство, потом он позвал жену:

– Алёнка, если не поторопишься, будешь жалеть об этом всю жизнь!

Пришла Алёна, и пирожки были съедены в один миг.

– Спасибо тебе, дорогая Маруся, – объявил Фёдор Петрович. – Бельё ты, конечно, поменяла не совсем удачно, и мебель с посудой напрасно вынесла на улицу, но зато пирожки у тебя просто сказочные!

Маруся покраснела от удовольствия.

– Чудо что за пирожки, – поддержала Алёна. – А можешь испечь ещё? Хорошо бы завтра бабушку Лору с Женей угостить.

– А бабушка Лора любит пирожки? – уточнила Маруся.

– Да она за них жизнь отдаст! – расхохотался смешливый доктор. – Оставайся у нас, завтра с утра этим и займёшься.

– Мне вообще-то надо покормить дедушку, – ответила Маруся, – он уже, наверное, без меня оголодал. А утром я приеду.

– А чем занимается твой дедушка?

– Ничем. – Маруся покачала головой. – Дедушка профессор, он телевизоры и утюги чинит. И компьютеры тоже. Ещё шкафы и полки мастерит. А весь дом на мне!

– Знаешь, что я забыла спросить, – вспомнила Алёна. – А как твоя фамилия?

– Бедокур, – ответила Маруся. – Наша деревня так и называется – Бедокуры.

Фёдор Петрович с Алёной переглянулись, и лица у них стали очень задумчивые.


Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»