Читать книгу: «100500 лайфхаков для шахмат и жизни»

Шрифт:

В книге использованы фотографии Юлии Манаковой, Льва Макаршина, Бориса Долматовского и из личного архива автора

Автор фото Марии Манаковой на обложке Елена Казаковцева


© Манакова М.Б., текст, 2023

© Бачакова Н.В., иллюстрации, 2023

© ООО «Издательство АСТ», 2023

Об авторе

Автор фото Ю. Манакова


Мария Манакова – женский международный гроссмейстер по шахматам, вице-чемпионка Европы в составе сборной Югославии (1999), чемпионка Европы в составе клуба БАС (2002), чемпионка Сербии (2013), чемпионка Москвы (2009), участница Олимпиад и чемпионатов мира.

Шахматный педагог с 30-летним стажем. Шахматный активист и организатор: возглавляла женскую комиссию Федерации шахмат Москвы, а затем – Федерации шахмат России.

Мария Манакова – редкий из профессиональных шахматистов, кто обладает серьезными знаниями и опытом в других сферах деятельности. Обучалась режиссуре у Бориса Юхананова и психологии в школе МГУ. Играла в театре, снималась в кино, была вокалисткой в джаз-бенде, регулярно выступает с пением под гитару, в том числе в сольных концертах.

Дипломированный журналист и телеведущая, известна своими эпатажными высказываниями и поступками. Например, ей принадлежит скандальный термин «сексуальные шахматы» и идея о том, что шахматистки должны выглядеть ярко и сексуально, чтобы привлечь в шахматы спонсорское финансирование. Снималась в качестве фотомодели в глянцевых журналах, а журналисты называли ее секс-символом шахмат.

Давала многочисленные интервью для крупнейших мировых изданий на тему психологической, почти мистической взаимо- связи между соперниками во время шахматной партии.


Мария Манакова участвует в музыкальном спектакле

Автор фото Ю. Манакова


В то время как мы, «сильные» гроссмейстеры, сужаем наше восприятие земных шахмат до одной-двух линий, Мария Манакова своим трудом охватила всю нашу галактику. Книга, которая не должна оставить равнодушным ни одного ценителя шахмат.

Алексей Широв,
международный гроссмейстер, мастер спорта СССР,
победитель матча претендентов 1998 г.

Возможно, мое имя не так известно в шахматном мире, как в музыкальном… впрочем, некий матч, проведенный в 2000 году в городе Москве и выигранный мною у одной самой лучшей, самой талантливой и самой красивой шахматистки в мире, вполне компенсирует этот недостаток.

Александр Князев,
виолончелист, органист, пианист,
заслуженный артист РФ, солист Московской Государственной филармонии

Начало

Как-то так получилось, что меня в детстве занесло в шахматы. Научилась я играть в четыре года, причем сама, как Капабланка. Внимательно смотрела, как папа играет с друзьями, а потом предложила ему партию. Он мне: «Да ты же правил не знаешь!» – «Я видела, как вы играете, и все поняла».

Лет в восемь меня отдали в шахматный кружок, и тогда у меня окончательно поехала крыша: весь мир представлялся в виде шахмат, люди, события – все имело образ фигур и возникающих между ними комбинаций.

Запах шахмат в старом Дворце пионеров на улице Стопани, фигурки (лаковые такие, «гроссмейстерскими» назывались), тиканье часов в тишине, блики зеркал в игровых залах – все это очаровало меня своей атмосферой, и я погрязла в этом магическом виртуальном мире.

Тогда еще не знала, что на всю жизнь.

В детстве я была классическим вундеркиндом. Из тех, что не «вглубь», а «вширь». То есть у которых талантливо получается все, к чему бы они не прикасались. Но, достигнув мало-мальских успехов в определенной сфере, мы ее бросаем и пробуем новую. Прикоснувшись к шахматам, однако, я почему-то серьезно в них застряла. Возможно, потому что девичья конкуренция в те времена была не ахти какая, и очень быстро пошли успехи, кубки и медали. А если еще учесть, что кругом одни мальчики, поездки без родителей, бесконечные турниры и победы… это ли не счастье?

Интересно, что, несмотря на талант и яркость вундеркиндов, судьба у них (у нас) очень непростая: мало кто добивается реальных жизненных успехов. Причина тому, как я уже сказала, – вечная смена интересов. Но есть еще одна, главная. Это патологическая лень, уверенность, что всего можно достичь без особого труда, одним своим участием. А уж доводить проекты до завершения – нет, это совершенно неинтересно. И в то время как вундеркинд годами занимается кайфоловством, его ровесники тяжело пашут и обгоняют его во всех сферах, где он еще совсем недавно так блистал.

Годы идут, а я по-прежнему «лето красное пропела». Если вы… вдруг… сейчас читаете эту книгу, значит, я впервые сделала невозможное – довела свой десятитысячный по счету интерес до реального воплощения. И это настоящий подвиг. Покруче гроссмейстерского звания, которого я достигла, скорее, «по накатанной».


Мария Манакова в детстве

Автор фото Л. Макаршин


Психология

У меня натура исследователя – наука соционика приписывает мне психотип «Гексли» (по международной классификации название звучит как ENFP – для тех, кто в теме). Одна из характерных черт этого психотипа – увлечение психологией: страсть к наблюдению за людьми и социальными группами, физиогномика, гештальт и прочая бесовщина.

Уже лет с десяти я начала читать книги о психологии и нейробиологии. В 14 лет посещала Школу юного психолога при МГУ, в 15 наладила связи с нужными людьми, чтобы меня беспрепятственно пропускали в Институт Мозга, в 17 – подделала возраст в анкете, чтобы мне разрешили участвовать во взрослом психологическом тренинге «Пролог» (разумеется, мою уловку сразу раскусили, но участвовать разрешили – так их очаровало мое стремление!). Школу окончила рефератом по биологии – научным рассказом о человеческом мозге, а факультет журналистики в институте завершился дипломом на тему манипуляции и способов защиты от нее.

Моя мама мечтала, чтобы я окончила психфак МГУ, но я всегда делала то, чего хотела я, а не другие («Это потому, что мы с отцом тебя не били, а надо было!»). К моменту окончания школы шахматы уже настолько засосали меня в свой мир, что психология покатилась колбаской по Малой Спасской, как и все остальные мои увлечения. Мама ежедневно продолжала выносить мне мозг на тему высшего образования, и однажды я ее спросила: «А вы от меня отстанете, если я стану гроссмейстером по шахматам?» (Маму, папу, бабушек и дедушек я всегда называла на «вы»). Она пообещала, что отстанет. Пришлось становиться гроссмейстером. Но увлечение психологией сохранила на всю жизнь. (Высшее образование в итоге тоже получила, но немного позже.)

Шахматы

Мария Манакова за шахматной доской

Автор фото Ю. Манакова


Если бы я, как гроссмейстер, интересовалась исключительно шахматными вопросами (например, какое сильнейшее про- должение на 23-м ходу в ответ на ладья цэ восемь кембридж- спрингского варианта ферзевого гамбита), то давно бы уже стала чемпионкой мира. Причем среди мужчин. Но меня всегда увлекало другое – НЕ шахматные вопросы вокруг игры, а шахматные были побоку.

Я не верю в психологию, я верю в сильные ходы.

(Роберт Фишер)

И недавно я задумалась: почему же с талантливой шахматисткой произошел такой трабл, отчего такой перекос? И поняла. Кроме уже названной причины увлечения психологией и не названной причины увлечения эзотерикой, виной всему банальная лень. Да, все то же самое стремление к кайфоловству, которое и оказалось определяющим в моей судьбе.

Выросла я на сказках и всегда мечтала поймать золотую рыбку, говорящую щуку, конька-горбунка, жар-птицу или, на худой конец, синюю птицу или черную курицу, чтобы эти ребята если не все мои желания исполняли, то хотя бы три или даже одно. Ну, в неделю хотя бы. Очень уж хотелось копать, копать, да и раскопать такой клад – волшебный ключик, который поможет выигрывать турниры без особого труда, по щучьему веленью. Чтобы работало оно так: вот я настроилась на игру правильно – и сразу победила.

Самое забавное, что да, кайфоловство работало, пока я была молодой и безрассудной: море по колено, а энергии через край. Можно было не брать в руки шахматы по три месяца, и совершенно не подготовленной показать на турнире блестящий результат, потому что «хорошо настроена психологически». Можно было не корпеть над такими ненавистными пешечными эндшпилями, не знать их, но интуитивно избегать в игре, потому что нахожусь «в гармонии с интуицией».

Пройдя, однако, отметку в 40 лет, я поняла, что ни серьезное личностное «самосовершенствование», ни тайны всяких «психологических битв», ни зверский настрой на игру – ничто не прокатывает без кропотливой и правильной работы непосредственно над шахматами. Материал, который собран в этой книге, уверена, весьма полезный, но идет как ДОПОЛНЕНИЕ к главному – страстному увлечению шахматами и серьезным регулярным занятиям.

100500 шахматных лайфхаков

Мое главное преимущество перед Непомнящим в том, что я лучше играю в шахматы.

(Магнус Карлсен)

В последнее время меня все чаще стали спрашивать ученики и просто люди: «Как правильно питаться перед партией?», «Как убрать излишнее волнение перед игрой?», «Как успокоиться после поражения?», «Как готовиться, как настраиваться, можно ли психологически воздействовать на соперника и каким образом “отбиваться” от его воздействий, нормально ли “бегать” во время партии или нужно сиднем сидеть за доской?», и прочая, и прочая. Я отвечала каждому отдельно, но чувствовала: книга с ответами на подобные вопросы очень нужна! А недавно одна мамашка ученика сказала мне: «Я тут прочитала в книжке, что надо есть белок перед партией, вы с этим согласны?»

Всё, не могу больше этого терпеть! Кто-то там что-то написал, обмолвился одной фразой про питание перед партией, и теперь эту фразу родители передают друг другу как драгоценнейший бриллиант! А я! Я!!! Годами не только расспрашивала на эти темы своих тренеров и друзей-гроссмейстеров. Не просто записывала и запоминала их советы, но главное – применяла на практике, «исследовала».

Поэтому, поняла я, самое время создать своеобразный сборник полезных советов (лайфхаков), где не только мои ученики и их родичи, но и все любители шахмат найдут ответы на подобные вопросы.

Когда я начала собирать для книги свои «бесценные исследования», то проштудировала огромное количество литературы и интернет-изданий. И поняла, что подобного материала еще не было. Были отдельные советы: в книгах, в соцсетях, в журналах и на шахматных сайтах. Обнаружилась даже книжка коротких советов американского шахматного журналиста. Но полноценного труда, который охватывал бы ВСЕ не шахматные аспекты борьбы, не существует.


Мария Манакова с болгарским гроссмейстером Веселином Топаловым

Фото из архива М. Манаковой. Автор фото неизвестен


Кроме того, я все-таки прошла настоящий путь профессионала, от нуля до высшего звания, до гроссмейстера. Окей, гроссмейстер я так себе, корявенький, да еще и «женский», но я же честно-пречестно стремилась к вершинам мастерства! До сих пор стремлюсьJ. Жизнь профессионала «изнутри» знаю не только по знакомым шахматистам, но и по себе.

Я участвовала в Олимпиадах, чемпионатах Европы и мира, как командных, так и индивидуальных, и сейчас все еще участвую. С командами была чемпионкой и вице-чемпионкой Европы. В личных играх становилась чемпионкой Москвы, Сербии, играла в Суперфинале России…

Настоящих высот в шахматах я не достигла, потому что голова всегда была забита любовью, искусством, эзотерикой, какими-то «исследованиями» и всякими другими вещами, к спорту отношения не имеющими (да и с дисциплиной у меня по жизни беда, если не сказать – катастрофа). Я не могу дать вам глубокого анализа дебютных вариантов или сложных эндшпилей, это будет профанацией. Зато могу поделиться полезной информацией, касающейся всего, что вне доски и что поможет вам добиваться не только шахматных успехов, но и личностного роста. Чем богаты, как грится.

Очень много я заимствовала цитат и советов у разных известных людей, в том числе у шахматистов. Во-первых, потому что вообще люблю цитаты, но не все подряд, а нестандартные и остроумные, а во‑вторых, я не смогу выразить идею лучше, чем эти люди.

Но хочу, чтобы вы знали: в книге нет ничего, что я не «пропустила бы через себя», через свой опыт. Как истинный ученый, я исследовала каждый лайфхак, и готова поручиться за то, что ОН РАБОТАЕТ (в отдельных случаях, если лайфхак не был испытан, я об этом предупреждаю: необходимо исследование).

Книга не претендует на высокое звание научной работы, потому что все вопросы освещаются неглубоко, без серьезного погружения в тему. Это скорее сборник советов и напоминалок, направление для читателя, чтобы уже самостоятельно работал над каждой темой, если захочет.

Эта книга также предназначена для тех, кто интересуется не столько самими шахматами, сколько шахматным миром и его обитателями, потому что я много говорю об их проблемах, описываю их самих, их жизнь, рассказываю реальные случаи.

В книге очень мало шахматных диаграмм и партий. Только иногда привожу их в качестве примера. Зато в ней много шахматного жаргона. Не пугайтесь, уверена, он вам пригодится, если вы вдруг окажетесь в компании профессионалов. Они только на нем и разговаривают. Тогда в этой компании вы будете выглядеть как «свой», а не как засланный казачок. Значение некоторых жаргонизмов, совсем уж редких, даю сноской.

Ваня

Есть у меня один ученик, подросток Ваня. За несколько лет, что мы с ним занимаемся шахматами, результаты превосходные: он стал крутейшим айтишником и поступил в один из лучших вузов страны. Ваня для меня – идеальный ученик: чемпионом мира стать не хочет, но очень радуется своему шахматному росту. Его родители в наши занятия не вмешиваются, только платят, расписание он устанавливает без них и очень любит шахматы. И рефлексирует на всё, чем мы занимаемся. Может спросить, например: «Зачем нам эта тема, может, лучше подтянуть вот эту мою слабую сторону?», или «Мне нужно пару неделек отдохнуть от шахмат», или «Присылайте как можно больше этюдов»… В общем, не послушный и молчаливый потребитель услуг, а творец собственного роста.

Это для меня особенно ценно, потому что я такой дурацкий тренер, что мне важнее не шахматный рост ученика, а развитие его интеллекта и положительных человеческих качеств. Поэтому я всячески отмахиваюсь от всех, кто пытается назвать меня тренером и навязать мне эту роль. Я – педагог.

Разумеется, я, как потомственная училка, умудряюсь вворачивать на наших с Ваней занятиях разные «жизненные» советы. Мой «воспитательный» вклад в его и без меня прекрасное воспитание я считаю не менее важным процессом, чем вклад шахматный.

Почему рассказываю о Ване? Объясняю. Когда я собрала наконец материал для книги, этому набору слов и смыслов необходимо было придать форму, чтобы получилась… собственно, книга чтобы и получилась. И форма нашлась: книга – как занятие с Ваней. Я рассказываю ученику о психологии шахматной борьбы, о психофизической подготовке к турнирной партии, о принципах сохранения и распределения энергии, о сознании, интуиции, легкости и практичности игры, о страхах и комплексах во время шахматной партии, качествах победителя и многом-многом другом. Сюда же я вворачиваю училкинско-коучерские жизненные советы, которые выделяю отдельно, рамочкой.

Кстати, о «жизненных советах в рамочках». Они подошли к книге легко. Все мы знаем, что шахматы – «зеркало жизни» и излучают философизм и мистицизм. Они всегда были метафорой и моделью войны, жизни и даже смерти, символику и смыслы шахмат используют испокон веку все, кому не лень. Вот и я просто брала шахматный совет и делала перевертыш:

шахматы → читай: проблема, задача, цель,

дебют → начало,

эндшпиль → конец,

партия → дело, процесс,

контроль (40-й ход) → дедлайн,

ход → шаг, выбор, действие,

вариант → цепочка действий,

зевок → грубая ошибка,

перевес → позитивная динамика,

проигранная позиция → тупик

и так далее.

Так получился сборник не только шахматных, но и вполне себе жизненных советов: для личностного и профессионального роста, решения разных проблем, достижения целей. Поскольку все эти коучерские наставления для вас не новость, да и нет ничего нового под солнцем, их, как и шахматные советы, можете считать напоминалками.

Учитывая, что вся книга адресована как будто Ване, то и язык ее – молодежный. По моим наблюдениям, новое поколение лучше всего воспринимает информацию на новоязе. Язык Толстого и Достоевского сдан в утиль, он просто не слышится их сознанием. Поэтому гулять так гулять: обращаться к вам я буду теперь только на «ты», а также позволять себе некоторые непечатные вольности. Но, честно, я себя максимально цензурировала. А уж что получилось, то получилось.

Паааа-гнали!

Книга в двух словах

Если ты не знаешь, отдавать ли последние деньги на покупку этой книги, стоит ли она того вообще, даю тебе краткое ее содержание.

Начнем с того, что в ней очень много букафф. Имей это в виду.

Во-вторых, она, реально, о шахматах. Более того – о шахматах профессиональных. Но ты можешь читать только то, что в рамочках. Там, как я уже сказала, чистый коучинг. Только ради этого я бы на твоем месте денег не тратила. Но тебе решать.

Книга разделена на главы по принципу: проблемы и задачи шахматиста ДО партии, ВО ВРЕМЯ партии и ПОСЛЕ.

ДО партии шахматисту нужно создать себе мощный психологический настрой на победу, хорошее настроение и держать физическое тело в здоровом состоянии. Избавиться от общения с токсичными людьми, не перебарщивать с суевериями и прочими вещами, пожирающими энергию. Особое значение имеет дорога на партию и 5–10 минут непосредственно перед запуском часов. Отдельно поднимаю тему развития в себе качеств лидера. А также делюсь тем, как лично я готовлюсь к сопернику.

ВО ВРЕМЯ партии шахматист должен контролировать время, свое внутреннее состояние и логику течения партии. Цейтноты – зло, болезнь, и с этой болезнью необходимо бороться, рассказываю, как. Особое внимание нужно уделять последним напряженнейшим ходам перед контролем и конкретно 40-му ходу, а также первым ходам после контроля, когда организм расслабляется и впадает в спячку. Делюсь советами, как играть в своем цейтноте и цейтноте соперника.

Что касается состояния шахматиста, то оно должно быть «оранжевым», а во время хода соперника – «желтым», а это значит, что с момента выхода игрока из дома ему необходимо быть максимально осознанным и собранным (заодно рассказываю про знаменитую американскую классификацию состояний человека по шкале цветов). Часто во время партии эмоциональный фон скачет из-за неожиданных ходов противника или собственных задумок. Говорю, что нужно делать в таком случае.

Игроку необходимо держать концентрацию, а также контролировать расход энергии. Важно знать, где ее расходовать и как. Поговорим и об этом.

Поднимаю тему бессознательного и необходимости его использования в принятии решений, призываю к развитию таких черт характера, как «гибкость» и «упорность», а также касаюсь некоторых психологических проблем: например, преждевременного расслабления или «мыслей-заноз» во время игры.

Затем я делюсь лайфхаками, связанными с поведением во время партии. Это ответы на вопросы, которые нигде не освещаются: ни в книгах, ни в интернете. Подобные вопросы ученики обязательно задают своим тренерам, и те отвечают, руководствуясь только собственным опытом, подчас довольно скудным. Больше ученики нигде ответ на них не узнают. А темы-то очень важные, касаются каждого шахматиста. Например: бежать ли в туалет во время собственного цейтнота или лучше терпеть? Сидеть ли за доской, пока соперник думает, и вообще, чем заняться, пока он думает 30–40 минут?! Как вести запись на бланке: аккуратно или как придется? Во что одеваться на партию? Нужно ли делать легкие физические упражнения во время игры? Забегая вперед – да, нужно, и я объясняю, какие упражнения можно делать, и заодно вспоминаю образ играющего шахматиста, бессознательно потирающего шею в течение всей партии, особенно когда у него очень сложная позиция.

При разговоре о контроле над логикой течения самой партии даю советы, касающиеся необходимости играть практично, а также делюсь лайфхаками от супер-мега-архи-крутых тренеров, с которыми мне довелось поработать совсем недавно. Вместо того чтобы приставать к ним с вопросами о дебютах и вариантах, я их пытала на тему алгоритма выбора хода. Мои друзья передали мне слова одного из тренеров: «Маша? Да мы с ней почти и не работали над шахматами, позиции не анализировали, свои разработки ей не отсылал. Я просто рассказывал ей о шахматах». Ну что ж, тогда я еще не знала, что буду писать эту книгу, а их советы теперь вошли в главу о выборе хода.

Сюда же, в тему контроля логики партии, я поставила важную тему ничьей: когда соглашаться, когда предлагать. Как опытные шахматисты используют свое право предложения ничьей в качестве хитрого трюка, и как не попасться на этот крючок.

Затем говорим о соперниках: о недооценке и переоценке сидящего напротив, о том, как бороться с весьма распространенной болезнью «преклонения (страха) перед именитыми шахматистами или обладателями высоких рейтингов».

Расскажу об актерских уловках, которые используют шахматисты, это забавно.

После некоторых советов о соблюдении правил шахмат и требовании соблюдения их от противника перейдем к главе о поражениях. Как пережить этот день, как помочь пережить его другу.

Последние главы о турнирах: какого режима следует придерживаться, как питаться, как засыпать, как бороться с нефартом1, общаться ли с журналистами, ходить ли на вечеринки и дискотеки. Ты узнаешь о том, как великие шахматисты сбрасывают стресс после партий.

И на загладочку: поговорим о читерстве и – какой кошмар! – о том, какими нечестными приемами пользуются шахматисты, их тренеры и организаторы турниров. Такой своеобразный набор грязных лайфхаков. Осведомлен – значит, вооружен!

И сразу хочу добавить одну важную вещь. По ходу всей книги ты встретишь слова «успех», «успешность», «успешный человек». Я просто обязана сказать, что эти слова значат лично для меня.

Это ни в коем случае не популярность. Когда-то я была очень популярной, недели не проходило без интервью или фотосессии для известных СМИ, но вся эта кутерьма довольно быстро мне надоела. Я почти физически чувствовала, как социальный, медийный образ отделяется от меня настоящей и начинает жить собственной жизнью. Я видела, как его вожделеют люди, как его юзают СМИ, как он далек от меня и какую низкую духовную ценность он на самом деле имеет. Я начала ощущать серьезный дискомфорт. Тогда взяла и собственными руками жестко пресекла все это безобразие.


Очень хорошо помню тот момент. Журналист известного немецкого издания встретился со мной в кафе на Сретенке, чтобы взять интервью. Он задавал мне вопросы абсолютно те же самые, что и десятки журналистов до него. Ответы на свои вопросы не слушал, быстренько переходил к следующим. К концу встречи я поняла, для чего я здесь: редакция дала ему задание взять у меня «эксклюзивное» интервью, чтобы не переписывать под копирку у других изданий. Им был важен ФАКТ интервью, а не его СУТЬ.

Страшно расстроенная, я вышла из кафе, пришла домой и расплакалась от ощущения того, что меня «использовали и выкинули». Тогда я сказала себе: «Баста!», перестала давать интервью, и, соответственно, выпала из медийного пространства. Это принесло огромное облегчение, и ни разу с тех пор я не пожалела о своем решении.


Все это не успешность. Успешностью я называю самореализацию. Каждый человек обладает определенными талантами, и их важно раскрыть. Когда это происходит, человек испытывает счастье. А и деньги тогда тоже – удивительным образом – подтягиваются. Да, о деньгах, кстати. Назвать богатство успешностью (без счастья и реализованности) у меня язык не поворачивается.

И о талантах скажу. Разумеется, талант бывает не только в шахматах или творчестве. Он – везде, во всем. И у каждого свой. Это может быть и спорт, и сфера услуг, и погружение на дно океана, и управление самолетом, и ведение видеоблогов, и уход за немощными людьми, и материнство с отцовством, и даже простое делание добрых дел в течение дня или доставление радости окружающим. Талант – делать то, что любишь, быть на своем месте.

И спросит Бог: – никем не ставший,

Зачем ты жил? Что смех твой значит?

– Я утешал рабов уставших, —

И Бог заплачет.

(Игорь Губерман)

Мария Манакова с Виктором Корчным

Фото из архива М. Манаковой. Автор фото неизвестен


1.Фарт – везение. Соответственно, нефарт – невезение.
449 ₽
Возрастное ограничение:
0+
Дата выхода на Литрес:
19 февраля 2023
Дата написания:
2023
Объем:
436 стр. 195 иллюстраций
ISBN:
978-5-17-149291-5
Художник:
Правообладатель:
Издательство АСТ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают