Отсчёт. Жатва

Текст
30
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Отсчёт. Жатва
Отсчет. Жатва
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 598  478,40 
Отсчет. Жатва
Отсчет. Жатва
Аудиокнига
Читает Татьяна Мазурко
399 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Рассказ Элоя был не только увлекателен, но и полезен. Соскучившийся по внимательному слушателю старик охотно поведал обо всех новостях из Серых Мхов, странных распоряжениях барона, а ещё… с месяц назад в сторону «недобрых» мест проезжал караван с магами, да так там то ли сгинул, то ли остался изучать что-то – соваться в дела Владеющих лесничий не хотел, да и идти за ними было не то, чтобы не с руки, но и не платили ему за это. Захотели бы сеньоры маги, сразу бы, видать, сказали, если опасались за свои жизни. А если всё-таки сгинули, тогда что там старику делать, когда колдовство не помогло? От бабки Элой слышал, что в землях этих сила тёмная таится, вот туда сеньоры чародеи затем и ездят постоянно. Изучают что-то.

– И не жил там никто. А молодой барон воспротивился магам – сам-то он ни капельки дара не имеет, вот и обозлился на всю их братию, перестал пускать. Ишь, чо удумали, грил. Всё мотаются туда-сюда, целые телеги с собой возят! А зачем, почему – молча-а-ат, – протянул старик и хмыкнул. – Ну и издал указ, что переселенцам за так выстроит хозяйство, ежели таковы сыщутся. Токмо не вышло из затеи энтой ничего путного, целый хутор враз пропал. Из самой столицы приезжали чаровники, так и не сыскали ни следа, побродили по округе немного, погостили в баронском поместье да уехали восвояси. Неспроста это всё, ой неспроста. Хорошо вот, что ты ягоды пособирать остановился, а то ведь и разминуться могли, усвистал бы ты дальше, а я б ни сном ни духом, что кто-то туда направился.

Не могла не согласиться. Дёрнуло меня что-то вместо того, чтоб идти, как обычно, до темноты, устроиться на полянке. А то сразу бы стало ясно, откуда я иду и куда – дорога-то одна. Вряд ли бы старик связал меня с чародеями, но подозрительно выглядело бы в любом случае. Или нет? Раздражённо почесала за ухом, сбив шапку набок. Кажется, даже самой себе теперь довериться не могу, с этим-то знаком и тем знанием, что Кирино был в моей голове. Каков шанс, что он там не затаился и не ждал удобного случая, чтобы выскочить?

С разговорами и ворохом невесёлых мыслей не заметила, как дошли до избушки лесничего. Меня накормили мясной похлёбкой с сухарями, и видя, с какой жадностью я ем, Элой пообещал выдать в дорогу хлеба и баночку варенья для сестры, чтоб ей настроение поднять. Но только при условии, что больше без родительского благословления из дома ни ногой, особенно в такие опасные путешествия. А сестра обязательно поправится, в этом старик был уверен.

Одеяло Элой у меня выменял на новое – большое и тёплое взамен серого и драного. Завернувшись в подарок, я устроилась на лавке у печки, где сама не заметила, как уснула. И спала, как и несколько дней до этого, без сновидений.

(3)

Проснулась от звука скрипящих половиц. Когда открыла глаза, не сразу вспомнила, где нахожусь. Элой ничего не заметил и тихонечко накрывал на стол, напевая под нос весёлую мелодию, пока я за ним наблюдала. Ещё вчера он предупредил, что мне следует отоспаться, а посему побудки с первыми петухами не ждала.

У лесничего было при избушке целое хозяйство – и куры, и коза, и небольшой огородик. Старик по дороге к дому все уши о нём прожужжал, гордо выпячивая грудь и рассказывая, как двадцать лет назад начинал обживаться на этом месте. Я слушала вполуха и кивала, и только сейчас оценила, какое же это благо – тут и козье молоко в крынке, и болтушка из яиц, и печёные картофелины, и зелень. Наверное, не будь забит нос, проснулась бы и того раньше, на манящий запах.

Зажмурилась и потянулась стопами, боясь оказаться замеченной. Хорошо-то как!

До сего момента брела вперёд как-то неосознанно, думая о том, что как-нибудь всё само собой образуется, и я попаду домой совсем скоро. Идти куда глаза глядят на поверку оказалось не лучшей идеей – если бы не Элой, так бы и продолжила скитаться по лесу, перебиваясь голубикой с орехами. Долго бы так протянула? Вряд ли. А попадись на пути зверьё какое или разбойники?

– Дядь Элой, – села на лавке и завернулась в одеяло с головой. – Дядь Элой, а можно я у вас останусь, а?

И шмыгнула носом. Старик вздрогнул, повернулся ко мне и растянул улыбку до ушей.

– А-а, – протянул он и прищурился, – гляжу, проснулся ужель. Ну-с, милости просим к столу. Чем, как грится, богаты, тем и рады. А ты чегось, так в шапчёнке и спал? Жарко жешь!

– Так можно, дядь? – осипшим голосом выдавила я и снова шмыгнула.

– Ну чего ты, Риша? Тебя же дома ждут. Мамка твоя, сестрёнка. Отца боишься? Ну, поругается он, но не станет же тебя убивать? Ты ж за сестру боялся, вот и пошёл в такую даль. Это же не повод сбегать из дому, верно? Верно, я тебя спрашиваю, а? Ну-ну, реветь-то не надо! Ты ж парень, чего в слёзы сразу? Ну не прогоню же тебя прямо сейчас, в самом-то деле…

– Я соврал-а-а, – захныкала я, давясь слезами, – нет у меня сестры-ы-ы никако-ой.

Элой собрался было сесть рядом и успокоить то ли словом, то ли подзатыльником, но в дверь неожиданно постучали. Лесничий хмуро глянул на меня, пожевал губы и покачал головой. Стук повторился – настойчивее и громче.

– Да иду я, иду! – заохал старик. – Кого это в такую рань нелёгкая принесла?

Открыв дверь, Элой отпрянул от порога, как от огня, тут же согнувшись в поясном поклоне. Удар сердца или два я не могла разглядеть, кому он выказывал этакие почести. А потом вошёл чародей! Сразу поняла – по прямой осанке, холодному взгляду и дорогому, пусть на вид и простецкому, камзолу. С золотой и серебряной тонкой вышивкой, да ткань ещё такая матовая, с едва заметным узором – у матушки было похожее платье, свадебное, она всё обещала мне его подарить, когда под венец пойду.

Отец говорил, что аристократы, не имеющие дара, так спокойно и сдержанно себя не вели. Им лишь бы покичиться своим статусом, полученным только потому, что кто-то из их предков был Владеющим. С порога требовали, чтобы били поклоны да увивались. А чародеи не такие – они себе цену знали. Как и то, что любому, сказавшему хоть слово поперёк, могли без промедлений поджарить пятки.

– Ой-ма, батюш-шки! Магистр Раджети! – запричитал старик, взмахнув руками, и перестал отвешивать поклоны. – Как же я рад вас видеть! А какими такими судьбами вы к нам пожаловали? Чем помочь могу вам, сеньор?

– Тише-тише, Элой, – сдержанно улыбнулся чародей, – полно тебе. Делаешь из моего визита какой-то карнавал, право слово. Как твоё колено, кстати? Не болит больше?

И склонил голову к плечу, из-за чего чёрный водопад волос перетёк. Как зачарованная, смотрела на этого магистра Раджети – утончённого до кончиков ногтей, но при этом – открытого и приветливого. Лицо у него было длинное, безусое, с чуть раскосыми зелёными глазами. Оправляя кружевные манжеты, он пристально смотрел на меня. Точнее – на одеяло, под которым я пряталась и откуда выглядывала одним глазком.

От перемазанного сажей мага, которого убил Кирино, этот отличался разительно. Хотя, пожалуй, если его испачкать или того отмыть…

Закусила губу. Не время сейчас для глупых мыслей, ох не время. Те же Владеющие меня как-то нашли, так что мешало повторить тот трюк вновь? Хватило ли Кирино сил, чтобы убить всех магов? Или он кинулся обратно ко мне сразу, как понял, что вожделенное зеркальце может стащить кто-то другой?

– Всё благодаря вам, сеньор Раджети. Ужель с неделю бегаю аки молодой волк по лесу. Ух и выручили вы меня! Я вам теперь по гроб жизни обязан!

– Уже не обязан. Спасибо, что нашёл мою дочь.

Старик моргнул. Открыл рот. Подумал немного и захлопнул его обратно. Он был явно озадачен подобным поворотом событий и не знал, как правильно реагировать. Я еле сдержала протестующий писк, для верности сильнее впившись в губу. О чём этот маг говорил?!

– Так это ж Ришка. Из дому сбежал, сестре помочь хотел от чародейской хвори. Магистр Раджети, а вам не с руки случайно посмотреть его сестрёнку, а? Паренёк-то хороший, ринулся ведьмовской цветок искать по лесам-то здешним.

– Это дочь, – с нажимом произнёс Раджети. – Моя дочь. И я благодарен тебе, старик, что ты нашёл её, покуда ей не встретились дикие звери.

И даже слова против не скажешь. Кому с большей охотой поверит Элой – мне, обманувшей его, или этому магистру? А если и поверит… не пойдёт он против мага. Никто в здравом уме не пойдёт. Я вскочила со своего места, гордо вскинув голову и поджав губы. Раз не будет никто меня защищать, сама за себя стоять буду, так-то.

Глаза магистра чуть сузились, и внутри меня всё похолодело. Шапка медленно сползла набок, и удерживаемые ею волосы решили, что довольно с них плена – часть длинных прядей упала на лицо. Я машинально убрала их за уши и насупилась пуще прежнего. Теперь и не спутаешь меня с мальчишкой, так что деваться некуда, особенно из-под изучающего взгляда Владеющего.

– Да что тут благодарить, – крякнул лесничий, чтобы разрядить обстановку, и почесал затылок. – Знал бы, что у вас дочь пропала, ринулся бы на поиски без промедлений. Или отвёл бы в замок сам, чтоб вам не пришлось мотаться в седле-то. Ох, значится, дочь, да? А с виду мальчуган мальчуганистый, вот ей-ей. Не сочтите за дерзость, сеньор.

– Не сочту, – хмыкнул чародей и улыбнулся в ответ. – Она норовистая. Стащила у конюха одёжку да пошла куда глаза глядят. Ну, так и будешь сидеть, Марисса? Вставай, нам пора. Идём.

Тело само сделало шаг и направилось к выходу. Я того не хотела, совсем-совсем! Но прямой, с лукавыми искорками в глубине, взгляд магистра Раджети не оставлял мне выбора. Откуда-то он знал моё имя, а значит, мог управлять, как рассказывал отец. С ужасом представила, что ещё сотворит со мной чародей, но даже так не получилось завладеть собой обратно.

– Тебе что-нибудь нужно, Элой? – сухо поинтересовался магистр и положил руку мне на плечо, когда я, против всякого желания, подошла и встала рядом. – Всем ли ты доволен? Барон не обижает тебя?

– Всё, всё у меня есть, магистр Раджети, – как заколдованный, старик мерно закивал головой. – Не извольте беспокоиться. И вы, юная сеньорита, берегите себя. Уж не пугайте так отца больше. Эка невидаль, мальчонкой наряжаться да по лесу гулять. Повезло ещё, что на лихой народ не наткнулись, а то бродят тут у нас… Ох, зря я, наверное, страху-то нагоняю, а, магистр Раджети?

 

– О нет, – ухмыльнулся Раджети и потёр согнутым указательным пальцем подбородок, – абсолютно верно, Элой, абсолютно. Может, остережётся теперь сбегать из-под отцовского крыла.

– Тоже верно, магистр Раджети. Остаться не желаете? Небогато, конечно…

– Благодарю за гостеприимство, старик. Но нам пора.

– Ну, прощевайте, сеньор, сеньорита. Лёгкой вам дороги.

Маг ничего не ответил – только кивнул, но, мне показалось, этот кивок предназначался скорее каким-то внутренним мыслям, чем словам старика. На мой урчащий живот магистр не обратил ровным счётом никакого внимания. Он развернулся прочь от избушки лесничего и, продолжая крепко держать моё плечо, повёл к своей лошади – красивой, тонконогой… я таких только в книжках и видела, у прекрасных принцесс под сёдлами. В городе-то у нас были одни тягловые, а тут – настоящий рысак, серый в яблоках. Я уставилась на чудо-чудное, диво-дивное круглыми глазами, оно в ответ – своими большими и влажными. Лошадь фыркнула, прянула ушами и мотнула башкой, противно заржав.

– Не бойся, – одной рукой магистр Раджети поймал дёрнувшуюся меня, а другой погладил норовистого питомца по шее.

Заторможено кивнула и круглыми глазами уставилась уже на мага. Тот забавно сморщил нос – растеряв мигом всю свою надменность и холодность – и потянул себя за мочку уха, тяжело вздыхая.

Кто он вообще такой? Что здесь забыл? Почему решил назвать своей дочерью? Откуда узнал, где меня искать? Не вселившийся ли это в новое тело Кирино? Почему Элой перед ним так выслуживается? И, наконец, самое главное – откуда знает моё имя?

Надо придумать, как от него сбежать. Эх, жалко только вещи, которые остались в избушке. И подаренное Элоем одеяло – тоже там. Без всего этого будет, конечно, худо… но и оставаться с магом мне ну никак нельзя. А если он с похитителями моими в дружбе? Захочет узнать, что и как, потребует вернуть зеркальце. Я догадывалась, что то было не простое зеркало, а какой-нибудь магический артефакт. Не понимала, для чего он, но если мне полумесяц дал такую силу – схожую с силой Кирино, – то вряд ли меня отпустят. Ещё и знак на руке точь-в-точь такой же.

– Полезай в седло, – скомандовал Владеющий и взял лошадь под уздцы. – Ну, чего встала?

Я колебалась. В счастливое спасение как-то не верилось.

– Кто вы?

Магистр вымученно улыбнулся.

– Давай разберёмся с этим чуть позже и не здесь, – он красноречиво вскинул брови и наклонил голову в сторону дома лесничего. – Не хотелось бы впутывать в происходящее доброго старика.

Без предупреждения чародей взял меня под мышки и усадил в седло. Не успела моргнуть, а он уже оказался за спиной, натянул одной рукой поводья и чуть наклонился вперёд, цокнул языком несколько раз, разворачивая лошадь – туда, где, как я помнила, находилась дорога, – и пустил её тихой рысью. Оглянуться на него не посмела – и так сидела, будто палку проглотила, а если попробую повернуться, точно упаду куда-нибудь.

Мысли о побеге стали казаться неосуществимыми. Да и что я одна буду делать? До дома точно не доберусь.

– Извини, что воспользовался твоим именем. Сама бы ты ко мне не подошла, а тогда Элой точно не поверил бы в наспех придуманную историю. Голова не кружится? Чувствуешь себя как?

– Кто вы? – повторила заметно дрожащим голосом.

– Я не связан с твоими похитителями, не надо меня бояться, – после недолгой заминки весело хмыкнул Владеющий. – Мне поручено следить за ними.

– Вы пришли спасти меня? – не без потаённой надежды спросила я.

В этот раз пауза затянулась. Наверное, он придумывал, как бы половчее соврать, чтобы точно поверила.

– Нет, – коротко ответил магистр. Помолчал ещё и продолжил: – Я не думал, что кому-то из похищенных удастся сбежать.

Опустила голову и вцепилась в луку седла. Мне бы радоваться, да только что-то не даёт…

– Как ты думаешь, сколько времени прошло с твоего похищения? Как далеко ты от дома?

Чародей натянул поводья. Спиной чувствовала его внимательный взгляд, но так и не осмелилась обернуться. Будто сама виновата в том, что меня похитили. Хотя, из дома на магов поглазеть я улизнула…

– Тебе повезло, что у твоего отца есть связи в Алитте, иначе бы никто не дал ход этому делу так быстро.

Он… он знает моего отца? Я затаила дыхание. Со всеми этими событиями из головы как-то вылетело, что родители, наверное, места себе совсем не находят. А я тут была готова упрашивать лесничего, чтоб он разрешил остаться. Дура бесчувственная! Только как теперь домой-то попасть? Небось, за многие вёрсты от Штолен нахожусь. Сколько идти-то придётся? И как?

Из-за нервов зачесалась рука – в том месте, где красовалась метка-полумесяц, куда я невольно и потянулась. Это не утаилось от зоркого глаза магистра Раджети. Переложив поводья, он обнял меня рукой, чтобы не вырывалась, и задрал рукав. Знак оставался на месте, но был теперь насыщенно-чёрным, будто бы чернильный след.

Чародей неразборчиво прошипел ругательства, спешился и попытался заглянуть в глаза. Мою руку он так и не выпустил, ощупал длинными пальцами, не отрывая взгляда. Вид при этом у него был донельзя перепуганный, тут впору уже и мне испугаться, но страха я не чувствовала. Только пристального разглядывания не выдержала и отвернулась, закусив край губы.

– Они это с тобой сделали? – ледяным голосом спросил маг.

Хотела было замотать головой, но замерла, не в силах пошевелиться. И как тут объяснить, что произошло? Может, надо было довериться Кирино, он вроде как помочь пытался. Довериться и разбить это демонское зеркало. Тогда бы и не впуталась во всё это…

Так и не дождавшись ответа, маг больно выкрутил мне запястье. Я взвизгнула и с ненавистью уставилась на него. С самого начала знала, что он только притворяется вежливым и добреньким! Вон как быстро своё истинное лицо показал, стоило повести себя не так, как ему хотелось.

Только как умудрился такие большие глаза сделать? Будто и вправду боялся за меня.

– Это важно, Марисса. Я понимаю, что ты напугана. Мне нужно знать, что с тобой случилось, иначе я не смогу помочь. Что это было? Ритуал? Жертвоприношение? Они использовали твою кровь? Это клеймо они поставили? Я больше не буду делать тебе больно, обещаю. Только ответь, пожалуйста, – и посмотрел таким умоляющим взглядом, что я судорожно вздохнула. – Ну, чего ты плачешь-то?

О чём это?.. Ох, и сама не заметила, как из глаз слёзы полились. Не из-за страха, нет. От обиды. Вроде бы встретился кто-то, кому хотелось взаправду довериться, кому можно было бы рассказать про Кирино, а он запястья выворачивает и требует чего-то.

Чародей протянул ко мне руки, и я, начав тереть глаза и хныкать, безропотно позволила снять себя с лошади. И рыдала уже навзрыд, дав себя обнять и гладить по спине.

– Посмотри на меня.

Дёрнулась было от его тона, как-то мигом успокоившись и придя в себя. А потом подняла голову и уставилась в яркие зелёные глаза. Они такими не были, руку – с демонской меткой в придачу – готова дать на отсечение. И продолжали менять цвет, становясь всё больше похожими на светлую весеннюю траву, с оливковыми искрами.

– Что последнее ты помнишь?

С трудом продралась через пелену в воспоминаниях – строгий взгляд отца, запрет покидать светлицу. Они с матушкой должны были куда-то отлучиться?.. А я воспользовалась шансом и улизнула из-под присмотра задремавшей нянюшки. Берту упрашивать было бесполезно – старушка всецело поддерживала отца и его методы воспитания. Сколько времени было до Ночи Охоты?.. Кажется, несмотря на то, что празднество должно было состояться только через пару седмиц, рыночная площадь гудела. Ещё бы, приехал ведь не абы кто, а сеньоры Владеющие! Но близко к чародеям подойти не получилось, тогда как меня похитили?..

Сбивчиво, насколько могла подчинить своенравную память, пересказала магистру Раджети всё, что удалось припомнить. Чародей в ответ огорошил новостью: времени прошло немало, целых два месяца. И моё похищение было далеко не первым на совести Владеющих, при этом они так хитро всё обставляли, что связать чьи-то исчезновения с самими магами до поры до времени не выходило. А тут не только прямые доказательства – целый свидетель!

– Я отвезу тебя домой, – пообещал он.

Я кивнула. Хотелось верить его словам.

– А теперь, – магистр потёр пальцами подбородок, глядя в сторону, – расскажи про этот знак на руке. Тебе его поставили похитители?

– Там… там был ещё один. Демон. Или не-демон, не знаю, – в горле вдруг пересохло, и полумесяц стал зудеть с новой силой. – Он вселился в тело того, кто гнался за мной. А потом убил всех магов. Он хотел, чтобы я разбила зеркальце, а я его разбивать не стала. И… потом…

Чародей выразительно посмотрел на меня, приложив палец к губам, и я замолчала. Жест мог означать глубокие размышления, но отчего-то показалось, что магистр Раджети злился. Ругаться он не стал, лишь покачал головой и недовольно цокнул языком.

– Этот демон-не-демон как-то представился?

Я сглотнула – попыталась сглотнуть, во рту словно песчаная отмель возникла – и едва слышно прошептала:

– Кирино.

И заозиралась кругом, словно имя могло призвать его самого.

Магистр снова покачал головой. Вид при этом у него был такой, будто ему целую охапку кислого щавеля в рот положили и заставили прожевать. Отчего-то вспомнился точно так же кривившийся отец, умудрившийся как-то простудиться посреди лета – матушка тогда отпаивала его молоком с мёдом. Подобное сочетание я и сама не считала особо приятным, а если уж по совету Берты туда добавлялось масло…

Имя, судя по всему, ни о чём чародею не сказало. Какое-то время он прислушивался к звукам и вглядывался в лес за спиной, после чего решительно водрузил меня на лошадь и запрыгнул следом.

– Успеть бы до дождя, – проворчал магистр, доставая из седельной сумки плащ.

Я посмотрела на чистое небо, но спорить не стала и лишь недоумённо пожала плечами. Владеющим всё же виднее, в конце-то концов, у них были дар и Слово.

Тропинка постепенно вывела к уже знакомой полузаросшей дороге. По пути Раджети пояснил, что остановился в замке барона, про которого я была наслышана от Элоя, и именно туда мы и держали путь. Сам сеньор Батиль прочно обосновался в столице и возвращался в родные угодья в лучшем случае раз в год, да и то в основном приглашая кого-то на охоту. Неудачная попытка заселить «нехорошие» земли отбила у молодого аристократа всякое желание посещать владения лишний раз, а с основной работой справлялся надёжный управитель. Магам-похитителям подобное было только на руку.

Лес начинал постепенно редеть, обнажая зелёные пологие холмы. Серые клыки менгиров стали встречаться чаще – как покрытые мшистой порослью, так и, казалось, поставленные сторожить дорогу совсем недавно, с ещё ярко выкрашенными красным рунами. Поговаривали, что в таких заключали слуг Восьмого, и если забывать раскрашивать знаки по весне и не приглашать жрецов осветить их именем Хеффы, демоны тотчас вырвутся наружу. В этой глуши, наверное, только Элой этим и занимался.

Впереди замаячила развилка, посреди которой возвышался расколотый почти до середины камень. У самого основания, под слоем мха, едва проступала, почему-то синяя, узорная вязь. Будто что-то внезапно вспомнив, магистр Раджети намотал поводья на правую руку и зашарил левой под плащом – я чувствовала каждое его движение не спиной, а будто бы видела. Вот он нашёл небольшой медальон, вот надавил ногтем на кроваво-красный камень в ажурной серебристой оправе, вот закусил губу.

Зажмурилась, и странное наваждение исчезло. Чародей прерывисто выдохнул и быстро зашептал что-то невнятное. Поначалу показалось – полнейшая околесица. Потом я увидела радужные пятна, меня стал затягивать их водоворот и возникшее вокруг серое марево. И вроде даже стала различать смысл слов, как вдруг чей-то чужой внимательный взгляд заставил обернуться и дёрнуться. Тело слушалось неохотно, я едва шевельнулась, но тут же выпала из седла. Занятый своим магистр не успел отреагировать.

Только и успела, что схватиться за полу чародейского плаща, что-то крикнуть…

Руку пронзила боль, мир перевернулся и ухнул в черноту.

***

Белёсая пелена тумана стелется по двору саваном, разглядеть в ней что-то, помимо ближайшего угла конюшни, помеченного одиноким факелом, нет никакой возможности. Приходится с разочарованным вздохом отвернуться от окна. Девчонка, занявшая отцовский стол и увлечённо перерисовывающая какого-то демона из слишком заковыристой для неё книги, поднимает взгляд и смотрит с надеждой. Мотаю головой, выдавливаю на лицо заботливую улыбку – обманывать детей получается плохо, но девчушка верит – и сажусь на край стола, делая вид, что заинтересован её каракулями.

 

– Он же вернётся? – обиженно пыхтит она.

Говорить Талиссии – юной наследнице шести лет от роду, – что отец был готов принести в жертву собственное дитя, благоразумно не стал. Не потому, чтобы оградить от опасности её. Скорее уж, боялся за собственную шкуру – обитатели приграничного замка опасались пришлых, не думая принимать с распростёртыми объятиями временного опекуна. Что наплёл им хитрый колдун – не вслушивался, но ему верили, потому что этот «чужак» имел дело с их бароном, Янкелом лисс Раджети, верным стражем границ Топей. Мелкая же пигалица могла сболтнуть лишнего, хотя бы даже вездесущим нянькам или кухаркам, а там и всему замку станет известно, кто прячется в шкуре линялого зайца.

– Разве может он оставить вас одну, госпожа? – Короткий полужест сложенными пальцами, и вот, девчонка отвлечена от беспокойств хотя бы на ближайший час. На большее, увы, пока не хватает сил.

А потом ужин, нянюшки, вышивания и прочие заботы юной сеньориты. Выбивались из привычной для девчушки картины только занятия «магией» – о том, что у наследницы был дар, знали все. Вот только отец не планировал хоть как-то способствовать обучению чада. Цели у него были, как оказалось, совсем иные…

Но, рано или поздно, стоит начать обучение. Особенно, когда под боком кишащие демонами земли.

– Таких я ещё не видела! – увлечённо тычет пальцем в книгу Талиссия.

Раскинувшиеся на многие вёрсты болота таили под собой место древнего сражения, и то и дело оттуда лезли всевозможные твари – в основном мелкие демоны. Вряд ли найдётся кто-то – с даром или без, не важно – обрадованный подобному соседству, но иного пути не было. Чудища нападали на мирные деревушки, расширяя границу Топей, и потому хотя бы один замок с колдуном на границе пришлось поставить, и время от времени снаряжать небольшие отряды из юных магов, посланных самим Конклавом. Оставлять трупы демонов болоту было опасно – на запах падали сбегалось ещё больше тварей, и потому их изничтожали в подвалах замка. Не мудрено, что наследница, в её-то юном возрасте, видела не только тощих ачйжи, но и ашщр или итшуу.

– Это ороши, – одного взгляда на иллюстрацию в книге хватает, чтобы в памяти всплыла ожесточённая схватка. – Они появляются в горах.

Подобраться к охраняемым сокровищам замка проще всего изнутри – в этом вопросе спорить с колдуном было бессмысленно. На его месте я бы спалил всё дотла, в пепле куда проще отыскать нужное. И всё же искать проклятый медальон придётся тихо, не привлекая лишнего внимания и, в особенности, не подвергая ничью жизнь опасности. Впрочем, для Янкела колдун решил сделать исключение. Может, ему не понравилось, что страж Топей был готов пожертвовать дочерью?..

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»