Белая книга

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– А Вы не могли бы это как-то проверить?

– Зачем? Это твоя Большая пустота, поэтому только твоё решение может что-то изменить. Наличие или отсутствие каких-либо способностей у твоего дружка абсолютно ни на что не влияет.

– Если у него не окажется магических способностей и его не примут в УниверМаГ, то Вы сможете отправить Гаррика домой?

– Не могу тебе ничего обещать, но в любом случае мы не оставим его в сжимающейся пустоте и ты не будешь виноват в, – тут голос запнулся, – ну, скажем так: ты не будешь виноват в исчезновении друга. Смерть – это всё-таки слишком мрачное слово, предпочитаю его не употреблять.

– То есть с Гарриком всё будет в порядке?

– Можешь не сомневаться! Что бы с ним потом ни случилось, это в любом случае будет лучше, чем застрять в чужой Большой пустоте без дорог, подставляя свой лоб Пустым смерчам. В конце концов, он доберётся домой, если, конечно, он сам этого захочет.

При слове «домой», Никифор вдруг понял, что он разговаривает с голосом так, как будто уже решено, что он будет учиться на мага и осталось только уладить кое-какие мелкие проблемы.

– Но я ещё ничего не решил, – поспешно сказал он, – мне нужно подумать.

– Конечно, подумай. Времени у тебя осталось мало, но вполне достаточно для того, чтобы решить, кем ты хочешь стать – песчинкой в Большой пустоте или могущественным волшебником. Но не забывай, что песчинок в пустоте будет две – ты, и твой дружок, который всего лишь хотел тебе помочь. И помни, дома тебя никто не ждёт!

– Я в это не верю.

– Если не согласишься мне помочь, ты так никогда и не узнаешь, правда это или нет, а если согласишься – у тебя будет шанс разочароваться.

– Или наоборот, – не сдавался Ник.

– Надежда умирает последней, – усмехнулся голос, – думай, что хочешь, я тебе всё сказал. И причины тебя обманывать у меня нет.

– Откуда мне знать?

– Я тебе помог уже три раза: остановил коробку, вылечил руки и дал свет. И всё это абсолютно бескорыстно. Разве этого мало? – в голосе звучали нотки лёгкой обиды.

– Это не мало, но взамен Вы требуете ещё больше: чтобы я забыл про родных, друзей, бросил всё и пошёл учиться на мага!

– Нет, дружок, ты что-то путаешь, – вместо обиды в голосе зазвучал металл. – Не я подсунул тебе свечи, которые доставили тебя прямиком в Большую пустоту без дорог. Я лишь пытаюсь тебе помочь и прошу помощи в ответ. Не хочешь мне помогать – сиди и жди, пока Большая пустота оставит от тебя и твоего дружка рожки да ножки.

– Я не отказываюсь помогать, просто я не хочу потратить десять лет на какую-то ерунду, вроде колдовства.

– Ты считаешь магию ерундой?! – казалось, возмущению голоса не было предела.

– Наверное, я выбрал неправильное слово, – попытался исправить положение Ник. – Я хотел сказать, что я не могу потратить столько лет на то, чего не существует.

– Если ты чего-то не знаешь, это не означает, что этого «чего-то» не существует, – язвительно заметил голос. – До сегодняшнего дня ты понятия не имел о Большой пустоте, а твой дружок – о Пустом смерче. Однако это не помешало вам обоим вляпаться в Большую пустоту по самые макушки и с трудом уберечь одну из них от Пустого смерча.

Это заставило Никифора задуматься. Какая-то логика в словах голоса была. Но поверить в существовании магов и волшебников только на основании того, что с ним произошло, Ник не мог. Он не раз видел по телевизору фокусы, которые сначала казались такими волшебными, но каждый раз оказывались всего лишь фокусами, которые к магии не имеют никакого отношения.

– Я должен подумать, – заявил Ник.

– Думай, – милостиво согласился голос, – у меня, в отличие от тебя, полно времени. Я могу подождать столько, сколько тебе потребуется, чтобы согласиться.

– Только можно, Вы подождёте не здесь?

– Боишься, что я буду подслушивать твои мысли, – ухмыльнулся голос.

– Нет, просто Вы помешаете мне сосредоточиться.

– Хорошо, я удаляюсь. Но напоследок, ещё раз оглашаю условия сделки: ты даёшь мне слово мага, что вытащишь меня из ловушки, в которую я угодил, а я вытаскиваю тебя и твоего дружка из бездорожной Большой пустоты, – голос свистнул, и в тусклом свете лампочки Ник увидел, как прямо перед ним, словно по стене, начала бесшумно стекать вода, образуя прозрачную вертикаль, на которой проступили огненные буквы их договора с голосом.

– Всё, что тебе нужно сделать, – продолжил голос, – это щёлкнуть пальцами и сказать «Даю слово мага», тогда наша сделка вступит в силу, и я тут же вытащу вас из Большой пустоты.

– Я понял.

– Молодец, – усмехнулся голос, и Нику показалось, что невесть откуда взявшийся ветерок взъерошил ему волосы, как будто голос потрепал его по голове. – Тогда до встречи!

Ник тут же ощутил, что они с Гарри остались вдвоём. Как он это понял, он не знал, но был уверен, что голос выполнил своё обещание и исчез. Теперь Нику предстояло самое сложное: понять, что из рассказанного голосом правда, а что нет. Если голос не соврал про сжимающуюся пустоту, то никакого выбора у Никифора с Гарри нет, надо просто постараться выжить, а там уж как получится, решил Ник. Но в голову лезли всё новые и новые мысли. А если голос всё придумал? Или хуже того, если голос сам просто какое-то наваждение, а не маг? Да и не верил Ник ни в магов, ни в волшебников. Сколько раз мама говорила ему, что всё это сказки. И в энциклопедии так написано. Ник верил им обеим, потому что ничего сказочного в его жизни не происходило. А тут взяло и произошло! Или нет? Конечно, произошло, убеждал себя Ник, иначе, откуда взялась лампочка и слова сделки, красными огоньками переливающиеся на стене из воды? Может быть, я просто сплю? Ник с силой ущипнул себя за ногу и тихо ойкнул: боль была самая что ни на есть настоящая. Значит, он не спал. Что же тогда делать? От размышлений Ника оторвал Гарри, который проснулся, сел на коробке и, держась за лоб, спросил:

– Мы всё ещё здесь?

– Как видишь.

– А откуда свет?

– Оттуда, – Ник показал наверх. Гаррик задрал головой, увидел лампочку и удивлённо присвистнул:

– Ого! А откуда лампочка?

– Голос дал.

– Какой голос?

– Я не очень-то понял, вроде мага какого-то.

– Ух-ты! Ты разговаривал с настоящим магом и не разбудил меня? И какой ты после этого друг? – обиделся Гаррик.

– Да не с магом я разговаривал, а с его голосом.

– Можно подумать большая разница! Опять я пропустил самое интересное. И всё из-за тебя. А что он сказал?

– Что мы в Большой пустоте и скоро она начнет сжиматься, чтобы избавиться от нас.

– Как избавиться? – не понял Гарри.

– Сожмётся до размеров грецкого ореха, – вздохнул Ник, – ну, и мы с ней заодно.

– Ничего себе! А что это за пустота такая?

– Это место вроде перекрёстка, – повторил Ник слова голоса, – где люди выбирают дороги, по которым они будут идти в жизни. Но в моей пустоте, почему-то, ни одной дороги не оказалось. Поэтому мы с тобой тут зависли. И в любой момент пустота может начать сжиматься и тогда от нас останется мокрое место. Если вообще что-то останется.

– Дела! – недоверчивым голосом произнёс Гарри. – А ты мага своего не попросил нам помочь?

– Он не мой! И просить его не надо было. Голос сам предложил: он нас вытаскивает отсюда, а я за это должен ему помочь.

– Как?

– Выучится на мага.

– Вот здорово! А ты меня с собой возьмёшь? Я тоже хочу быть магом! – восторгу Гарри не было предела.

– Хочешь потратить десять лет на эту чушь?

– Почему чушь? – возмутился Гаррик, – и десять лет не так уж и много, между прочим. Зато мы станем самыми великими волшебниками на свете, представляешь!!! – Гарри так увлекся мечтами, что чуть не свалился с коробки.

– Нет, не представляю. Я вообще не верю, что волшебники существуют, – хмуро сказал Никифор.

– Конечно, они существуют! – убеждённо ответил Гаррик, – и мы можем стать одними из них. Как ты не понимаешь, такой шанс раз в жизни бывает!

– Помнишь, как в первом классе я чуть не расшиб себе голову, когда пытался научиться проходить сквозь стену? С тех пор я начал верить родителям, которые говорили мне не верить в сказки.

– Ага, а они не говорили тебе, что делать, если ты оказываешься в непонятном месте, сидящем на коробке, висящей в воздухе?

– Нет, но может это фокус такой? Вроде подарка на день рождения?

– Ничего себе подарочек, – Гаррик потёр лоб, – чёрт, голова опять болит.

– Дай посмотрю, что у тебя там со лбом, – сказал Ник и наклонился к Гарри. Теперь настала очередь Ника присвистнуть.

– Что там?

– У тебя шрам во весь лоб!

– Шрам?

– Ага, в виде спирали.

– Да ладно, разыгрываешь?

– Честно тебе говорю: прямо посередине лба! Может, он нарисованный? – Ник всё никак не хотел верить в то, что все эти разговоры о Пустом смерче, Большой пустоте и УниверМаГе правда. Он плюнул на пальцы, потёр лоб Гарри, но спираль никуда не делась. Шрам был настоящим.

– Круто! – к Гарри вернулось хорошее расположение духа. – Шрамы бывают только у настоящих мужчин, так мне отец сказал. Теперь у меня тоже будет шрам, – радовался Гаррик и щупал лоб, пытаясь представить, как выглядит его самый настоящий мужской шрам. Ник же тем временем наоборот, совсем упал духом. Если шрам у Гаррика настоящий, значит, это не сон. Значит, голос был на самом деле, и он не соврал про Пустой Смерч. А это означает, что вполне возможно, что и всё другое, рассказанное им, правда. Словно в подтверждение этих мыслей, буквы на воде мигнули пару раз, а потом начали мелко дрожать. Ник толкнул Гаррика:

– Слушай, что это с ними происходит?

– С кем с ними? – недоумевающе спросил Гаррик, с неохотой отрываясь от проверки лба.

– С буквами, они вроде дрожать стали, тебе не кажется?

– С какими буквами, Ник? Тебе что, лампочка голову напекла?

– Значит, ты их не видишь? – Ник указал Гаррику на водяную стену с огненными буквами, которая была прямо перед ними.

 

– Ничего там нет, чего мне видеть?

– Ладно, проехали, наверное, мне показалось, – сказал Ник, поняв, что их сделку с голосом никто кроме них самих видеть не может. А буквы начали потихоньку уменьшаться в размере. «Началось?» – подумал Ник, посмотрел наверх, и сердце у него сжалось: лампочка медленно снижалась. Она двигалась очень медленно и строго вертикально, но не было никакого сомнения, что она постепенно ползёт вниз.

– Она начала сжиматься, – прошептал Ник.

– Пустота?

– Да.

– Значит, маги всё-таки существуют? – насмешливо сказал Гарри.

– Не знаю, но голос сказал, что если лампочка начнет дивгаться вниз, это верный знак того, что пустоте надоело наше присутствие и она начала сжиматься.

Гаррик задрал голову и понял, что Ник говорит правду – лампочка на самом деле понемногу снижалась.

– И что нам теперь делать? – в голосе Гарри не было никакого беспокойства.

– Наверное, придётся согласиться на его условия.

– Конечно, соглашайся! Поучимся пару недель, выучимся каким-нибудь фокусам-покусам, и вернёмся домой.

– А если не вернёмся?

– Да ладно, тебе, Ник, конечно, вернёмся, ведь не будет же никто нас там силой держать. А если будет, то всегда можно сбежать!

– Не знаю, Гаррик. Ведь для этого нужно слово дать.

– Какое слово?

– Слово мага, что я его вытащу из его ловушки.

– Так дай, ты же не маг, поэтому это слово никакой силы не имеет. Зато мы хоть одним глазком увидим, как настоящие маги живут! Представляешь, как нам все завидовать будут! Ник, соглашайся, когда ещё такой шанс выпадет!

– А если мне для того, чтобы слово сдержать придётся людей убивать?

– Да я же тебе говорю, Ник, ты не маг, поэтому давать слово мага для тебя – абсолютная бессмыслица!

– Что же, он этого не понимал?

– Кто?

– Голос. Зачем-то же он хочет, чтобы я его дал!

– Может, он просто тебя на «слабо» проверяет.

– Зачем?

– Ну, я не знаю, может это вступительный экзамен в школу магов. Может они так учеников себе отбирают. Если человек даёт слово мага, значит, он готов им стать, а если не даёт, то значит, и учить его бесполезно.

– Странная теория, – раскритиковал эту идею Ник.

– А тут всё странное, разве ты не видишь. Но зато это логично.

– Может быть, – тут Ник заметил какой-то дискомфорт, как будто кто-то давил ему на плечи. Он с трудом поднял голову и увидел, что лампочка болтается практически прямо над ними.

– По-моему, коробка движется вверх, – неуверенно сказал Гаррик.

– Да, а лампочка вниз, всё-таки пустота сжимается, – Ник передёрнул плечами, пытаясь стряхнуть ту силу, которая прижимала его к коробке. Но его продолжало придавливать книзу. Водная гладь сократилась втрое, огненные буквы стали совсем маленькими, но их было по-прежнему прекрасно видно, как в самом начале, когда они появились на свист голоса.

– Что будешь делать? Дашь слово?

– Не знаю, а вдруг я потом десять раз пожалею, что его дал?

Лампочка опустилась на уровень глаз. Гарри, смотря сквозь неё на Ника, тихо сказал:

– Лучше остаться жить и десять раз пожалеть, чем ни разу не пожалеть и умереть.

– Как сказать, – упрямо ответил Ник.

Лампочка проследовала ниже. Сидеть на коробке уже было невозможно, невидимая сила придавливала мальчишек к ней с такой силой, что им пришлось лечь. Ник молчал, в его голове всё крутилось «Слово мага, слово мага, слово мага». Ему всё казалось, что это какой-то фантастический розыгрыш и что сейчас все закончится. Но Большая пустота продолжала сжиматься. Мальчишки пытались сдержать невидимый потолок, который неотвратимо опускался. Лампочка коснулась коробки, которая тут же задымилась. Тогда Гарри сжал руку Ника и запел: «С днём рождения тебя, с днём рождения тебя, с днём рождения, наш Никифор, с днём рождения тебя». Слушать это было невозможно. Ник зашипел на Гарри: «Заткнись!», – щёлкнул пальцами и хрипло крикнул в пустоту «Даю слово мага»!

В это же мгновение пустоту тряхнуло, лампочка взмыла вверх, словно кто-то с огромной силой дёрнул за трос, на котором она висела. Одновременно у Ника перехватило дыхание и что-то холодное сжало горло так, что стало трудно дышать. Он схватился рукою за горло и отдёрнул её, обжегшись. С трудом приподнявшись и оглядевшись, Ник заметил, что буквы сделки исчезли вместе с водяной стеной, а он весь покрыт паутиной. «Слово мага», – догадался Никифор. И это холодно-обжигающее кольцо на горле, и противная черная паутина: всё это из-за того, что он дал слово мага.

– Ух, ты! Смотри! – в голосе Гарри слышалось неподдельное восхищение.

Ник откинулся на спину и увидел то, что так восхитило Гарри. Это зрелище заставило и его забыть обо всём. В вышине кружились звёзды. Они были такими яркими, такими неправдоподобно большими, что захватывало дух. Казалось, что они исполняют какой-то танец, приближаясь к мальчишкам. Очень скоро цель этого «танца» стала понятна, звёзды опустились прямо к коробке, образовав самый настоящий светящийся мост с перилами, но куда он вёл, было не понятно. Света, который давали звёзды, хватило, чтобы снова почувствовать, что пустота Ника была действительно большой. Друзья переглянулись, потом сели, взялись за руки и спрыгнули с коробки на мост.

Глава 2 – УниверМаГ

Мост сиял так, что смотреть на него вблизи было совершенно невозможно. Ребятам пришлось зажмуриться и шагать практически наугад. Сначала они боялись, что упадут с моста, если будут идти с закрытыми глазами, но перила не давали никуда свернуть, так что все опасения свернуть с дороги и свернуть себе шею оказались напрасными. Более того, через некоторое время оказалось, что им даже идти никуда не надо. Мост двигался сам! Поначалу он двигался так медленно, что Ник и Гарри даже не заметили, что они не просто идут сквозь Большую пустоту, а едут на мосте, как на транспортере. Постепенно мост разогнался до такой скорости что идти, сохраняя равновесие, было нереально. Поэтому ребята сначала остановились, а потом и вовсе уселись посредине моста, который мчал их в неизвестность. И хотя Большая пустота казалась одним скоплением воздуха, по всей видимости, в ней всё же были какие-то предметы, потому что мост то и дело резко менял направление, словно огибая какое-то препятствие, а то и вовсе взмывал вверх или падал вниз. Это было похоже на аттракцион «Американские горки»: мальчишки крепко держались за перила и не могли накричаться от восторга. Все события последних часов были забыты. Глаза Ника и Гаррика были закрыты от нестерпимого яркого света звёздного моста, но сердца были открыты для новых приключений. И они не заставили себя ждать. Мост вдруг так резко остановился, что мальчишки чуть с него не упали. Гарри заговорил первым:

– Почему мы остановились?

– Понятия не имею, – отозвался Ник и попробовал открыть глаза, но ему пришлось тотчас же зажмурить их обратно: звёзды, из которых был сделан мост, продолжали светить на полную катушку.

– Это же твоя Большая пустота, – логично заметил Гаррик, – поэтому ты должен знать, почему мы остановились. Или хотя бы попытаться догадаться.

– Пустота моя, – согласился Ник, – но мост-то не мой!

– Да, – пришлось признать Гаррику, – мост действительно не твой. Слушай, а может, ты попытаешься сказать какое-нибудь заклинание?

– Какое, например? – съязвил Ник. – Ахалай – махалай, пустота выпускай? – Его раздражало желание Гаррика поиграться в волшебников. Ник до сих пор не мог себе признаться, что маги существуют на самом деле и что ему придётся стать одним из них. Это никак не укладывалось в голове, несмотря на всё, что произошло с ним и Гарри. Как ни странно, после слов Ника где-то впереди раздался скрежет, как будто кто-то раздвигал огромные ворота, которые не смазывали лет сто, а может, и двести.

– Вот видишь, – радостно закричал Гаррик и тоже попытался открыть глаза. Его постигла та же участь, что и Ника: звёзды слепили нещадно, поэтому глаза пришлось быстро закрыть. Но это не уменьшило энтузиазм Гарри, он продолжал радоваться, – сработало! Я же говорил, что это твоя пустота, значит, она должна тебя слушаться!

– Может быть это просто совпадение, – пробурчал Ник. Если он признает, что невидимые им с Гарриком ворота открылись по его желанию, значит, придётся признать, что всё происходит на самом деле, и Ник дал слово, которое хочешь – не хочешь, а надо будет сдержать.

– Никакое это не совпадение, – категорично ответил Гарри, – ты сказал заклинание, и ворота начали открываться!

– Какое заклинание, Гаррик? – возмутился Ник, – ахалай-махалай, пустота выпускай? Это просто набор слов, я их сам придумал только что! Это не может быть заклинанием!

– Почему?

– Потому что, – Ник запнулся, но потом выдал, – потому что не может и всё!

Из-за света, который давал звёздный мост, ребята продолжали сидеть с закрытыми глазами. Спорить в таком состоянии было неудобно, но никто не хотел уступать. В пылу спора ни Ник, ни Гаррик, не заметили, что мост начал потихоньку двигаться, спускаясь куда-то вниз.

– Прекрасный ответ, Ник, – теперь была очередь Гарри язвить. Он повторил слова Ника кривляясь, совершенно забыв о том, что Ник его не видит. – Потому что не может быть и всё! Если это всё, на что ты способен, то тогда я выиграл – это на самом деле было заклинание. Я не знаю, откуда ты его взял, но оно сработало, и отрицать это глупо!

– Глупо думать, что если два события происходят одно за другим, то второе обязательно является следствием первого!

– А что, по-твоему, заставило ворота открыться?

– Наверное, это голос их открыл.

– Ты это серьёзно? – удивился Гарри, – тогда где он? Что-то я его не слышу!

«Ты и раньше его не слышал», – подумал про себя Никифор, но вслух этого говорить не стал, побоялся, что Гаррик поднимет его на смех. Если ты слышишь голос, который кроме тебя никто не слышит, вполне возможно, что ты этот голос просто выдумал. Или тебе показалось. Или что-то послышалось. А на самом деле ничего не было. Никифору совсем не хотелось, чтобы его обзывали «мальчиком, который слышит голоса».

Гаррик продолжал изображать, что он ждёт – не дождётся, когда голос ему ответит:

– Ау, голос, я тебя не слышу! – крикнул Гарри и картинно поднёс руку к уху.

– Зато я тебя прекрасно слышу, – откликнулся чей-то злобный голос, – поэтому нечего так орать. И вообще, встаньте сейчас же со ступенек! На эскалаторе сидеть нельзя!

Голос был совсем не похож на голос, который разговаривал с Ником. Гаррик, конечно, этого не знал, но изумлённо открыл глаза в тот же момент, что и Ник. Звёздный мост исчез. Друзья сидели посреди большого эскалатора, который двигался вниз, а перед ними, уперев руки в бока, стояла здоровая тётка, которая с ненавистью смотрела на мальчишек. Ник и Гарри переглянулись между собой и снова уставились на тётку.

– Ну, чего зыркаете! Не знаете, как себя надо со взрослыми вести? Так я вас сейчас научу. А ну, быстро встали со ступенек!

Ребята вскочили на ноги и начали оглядываться по сторонам. Они попали в какой-то огромный многоуровневый магазин. Повсюду сверкали витрины, зазывающие в многочисленные магазины, салоны, отделы, бутики. Первым, как всегда, задал вопрос Гаррик:

– Куда это нас занесло?

Ник пожал плечами:

– Какой-то торговый центр.

Тётке не понравилось, что ребята не обратили на неё никакого внимания и не извинились за странное поведение, поэтому она продолжила воспитательный процесс:

– Ну, чего вы рты разинули? Никогда магазинов не видели? И где ваши родители? Почему они разрешают вам шляться где попало?

Желания выслушивать глупые вопросы у Ника с Гарриком не было, поэтому они рванули по эскалатору вниз, чуть не сбив свою несостоявшуюся воспитательницу с ног. Она продолжала что-то кричать им вслед, но мальчишки быстро неслись вниз и, меньше чем через минуту, голос тётки потерялся в общем гаме, стоящем в магазине. Торговый центр был заполнен людьми, каждый из которых занимался своим собственным делом. Кто-то говорил по телефону, кто-то радостно обнимался при встрече, кто-то выяснял отношения или просто ругался. Тут и там люди мерили одежду, обмывали покупки, толкались на эскалаторах, сталкивались в дверях. Магазин жил своей собственной жизнью и был похож на небольшое государство со своими законами и правилами. Одним из таких правил были указатели, помогавшие не потеряться в этом бескрайнем мире вещей и услуг. Сначала друзья радовались каждой зелено-белой табличке с надписью «Выход», которая, как им казалось, приближала их к возвращению домой. Но постепенно их энтузиазм начал угасать. В очередной раз оказавшись возле книжного отдела, Ник и Гаррик остановились, чтобы перевести дух. Гаррик прислонился к стене и сполз по ней вниз, присев на корточки.

– Тебе не кажется, что мы здесь уже были? – спросил он Ника.

 

– Не кажется, – Никифор опустился рядом, – я знаю, что мы здесь были уже два раза.

– Это ненормально!

– Пожалуй, – согласился Ник.

– Сколько мы ещё будем искать выход?

– Понятия не имею. В любом случае, если мы не найдём его сами, нам помогут его найти.

– Кто? – простонал Гарри. Они уже спрашивали про выход у покупателей, продавцов и даже охранников. Все показывали им, в какую сторону нужно идти, но это ни к чему не привело: ребята словно ходили по заколдованному кругу, снова и снова возвращаясь к книжному отделу.

– Охранники, – невозмутимо ответил Ник.

– Ага, держи карман шире. Скольких мы уже спросили, как нам отсюда выбраться! И где результат?

– Надо просто дождаться конца работы магазина. Когда его будут закрывать, нас в любом случае отсюда выставят.

– А это мысль, – оживился Гарри, – давай узнаем, когда он закрывается, и спокойно дождемся того момента, когда нас проводят к выходу.

Воодушевленные новой идеей, друзья кинулись к книжному отделу, чтобы узнать часы работы. Но их ждало разочарование: торговый центр работал круглосуточно.

– Да что же это такое?! – возмущался Гарри, – как можно заставлять людей работать круглые сутки?

– Никто никого не заставляет, они наверняка работают посменно, – возразил Ник.

– А нам что теперь делать? – продолжал обличительную речь Гарри, – почему мы должны торчать тут всю жизнь только потому, что кто-то хочет непрерывно зарабатывать?!

– Думать, – сказал Никифор и сел на пол.

– А чего думать-то? – с недоумением спросил опустившийся рядом Гаррик.

– Почему мы не можем найти выход.

– Ты думаешь, он заколдован? – оживился Гаррик.

– А ты всё-таки думаешь, что колдуны существуют? – Нику очень хотелось найти какое-то простое, обыденное объяснение невозможности найти выход. Очутившись на эскалаторе в обычном современном магазине, Ник на какое-то время поверил, что история с Большой пустотой является каким-то хитрым фокусом, секрет которого вот-вот раскроется, и они с Гарриком окажутся дома. Но, несмотря на привычную обстановку, события разворачивались совсем не привычным образом, что существенно уменьшало шансы на попадание домой.

– А ты всё ещё не думаешь, что они существуют? – ехидно ответил Гарри. – После пустоты, лампочки из ниоткуда, звёздного моста, моего шрама, – тут Гаррик спохватился и взволновано спросил, ощупывая лоб, – а он не пропал?

– Не пропал твой шрам, нашёл о чём беспокоиться! – немного раздражённо ответил Ник.

– Ага, это тебе беспокоиться не о чем, у тебя же шрама нет!

– Конечно, мне беспокоиться совершенно не о чем! Подумаешь, застрял в каком-то непонятном магазине с другом, которого ничего кроме его шрама не волнует! – взорвался Ник. На них даже стали оборачиваться посетители, проходившие мимо. Но Гаррик, продолжая водить пальцем по своему лбу, не обратил на эту вспышку эмоций абсолютно никакого внимания и рассудительно заявил:

– Тебе просто нужно опять придумать заклинание.

– Гаррик, не начинай! – всё ещё кипятился Ник.

– Тебе всё равно придётся это сделать, – уверенным тоном продолжил гнуть свою линию Гарри.

– Я не знаю никаких заклинаний, – Ник поражался тому упорству, с которым Гаррик пытался навязать ему роль волшебника.

– А я и не говорю, что ты их знаешь, – Гарри оставил, наконец, свой лоб в покое, и посмотрел на друга, – ты должен придумать заклинание, которое выведет нас отсюда.

– Хорошо, – у Ника не осталось сил спорить. Он решил, что единственный способ переубедить Гаррика, это выдумать «заклинание», чтобы Гаррик убедился, что Ник всё-таки никакой ни маг, и стал предлагать более реальные варианты для их спасения. Сочинение «заклинания» заняло всего полминуты, и Ник выдал:

– «Магазин, ты не дури, а все двери отвори!» Так подойдёт? – последняя фраза прозвучала немного издевательски.

– Думаю, что нет, – авторитетно заявил Гаррик.

– Это ещё почему? – опешил Ник.

– Потому что двери наверняка открыты. Если бы с ними было что-то не так, в магазине обязательно поднялась бы паника. Как видишь, – Гаррик развёл руками, показывая на незаполненные людьми коридоры, – нет никаких признаков, что в магазине происходит что-то, что происходить не должно. Поэтому я думаю, что проблема не в том, что двери закрыты, а в том, мы их не можем найти!

– Я тоже так думаю, – пробурчал Ник, не согласиться с мнением «эксперта» он не мог.

– Тогда так, – и в воздух полетело очередное «заклинание», – «магазин, не откажи, выход быстро покажи!»

Гаррик немного поморщился:

– А волшебные слова?

– Какие волшебные слова? – удивился Ник.

– В заклинании обязательно должны быть волшебные слова, а так у тебя просто стишок получился, по-моему! – Гаррик окончательно вошёл в роль знатока магии.

Не успел Ник ничего возразить, как их спор прервал высокий голос какой-то мамаши:

– И не проси! Сейчас же на выход! Если хочешь получить игрушку, веди себя как человек, а не как неандерталец. А пока ты не переместишься из каменного века в двадцать первый, ноги моей не будет в этом магазине! И в любом другом магазине, так и знай. Так что нечего упираться, мы всё равно отсюда уходим.

Мамаша буквально волокла за собой пацана лет пяти, который плакал горючими слезами и что-то бубнил себе под нос. То, что ребёнок что-то просил, можно было понять только по тому, что рот его открывался и закрывался. Весь звук, который он был в силах издавать, заглушала мамаша, которая абсолютно не стеснялась окружающих её людей и воспитывался сына в полный голос. Ник и Гарри вскочили одновременно и, заговорщицки переглянувшись, отправились за шумной парочкой. Они спустились на первый этаж и, наконец, увидели двери на улицу. Друзья, словно сговорившись, следовали за мамашей с сыном, не раскрывая рта, боясь спугнуть удачу. До дверей осталось всего десять метров. Семь метров. Пять метров. Три метра. Ребята не выдержали и, обогнув своих проводников с обеих сторон, радостно выбежали на улицу. Отбежав от магазина на несколько десятков метров, они наперебой заговорили.

– Всё-таки это было заклинание, а не просто стишок, – смеясь сказал Ник.

– Точно. Как они появились, а? Прямо как из-под земли! И сразу «На выход, на выход». Это был высший класс, Ник!

– Да ладно тебе, я пошутил насчёт заклинания. Надо было раньше до этого додуматься – просто найти тех, кто хочет выйти из магазина и сесть им на хвост.

– А я говорю, что это было заклинание, – настаивал Гаррик, – сколько мы с тобой там бродили, и ни один желающий выйти нам не попался, хотя мы такую кучу народа видели! А как только ты сказал «магазин, не откажи, выход быстро покажи!», эта голосистая тётка сразу же объявилась, как будто за углом дожидалась. Фу, до сих пор в ушах от её голоса звенит.

– Это точно! Неужели она всегда так громко разговаривает?

– Конечно всегда, это же просто муляж!

– Что?!

– Муляж. С виду она как человек, но на самом деле это не человек, Ник. Это, – Гаррик запнулся, подыскивая слова, – это нечто, вызванное твоим заклинанием, которое должно было нас вывести из магазина. А как это сделать, чтобы люди вокруг не обратили на волшебство никакого внимания? Превратиться в то, что не вызовет никаких подозрений. Что не вызовет в толпе народа подозрений? Ещё один человек. Или двое. Зато мы сразу поняли, куда идти, а больше никто ни о чём не догадался!

Ник потрясённо покачал головой:

– По-моему, это ты у нас волшебник, а не я. Такие теории придумываешь!

– А что? – мечтательно отозвался Гаррик. – Я бы в волшебники пошёл, только не зовёт никто.

– Ладно, пойдём домой, волшебник!

– Пойдём, – согласился Гарри, – а то есть так хочется. Как думаешь, торт нам оставили?

– Наверное, – вздохнул Ник. Он представил, как беспокоятся родители и что он им ответит на вопрос «Где ты был?».

– Не бойся, – понял его настроение Гаррик и дружески стукнул по плечу, – прорвёмся.

– Угу, – кивнул Ник, оглядываясь, чтобы понять, куда идти, – а как, интересно, нам домой попасть?

– Сейчас узнаем, – бодро отозвался Гаррик, и обратился к первому попавшемуся прохожему:

– Извините, Вы не подскажете, как нам добраться до Молодёжной?

Прохожий не знал. Через десять минут оказалось, что про улицу Молодёжную не слышал никто. Друзья решили выбраться в центр города и уже оттуда добраться до дома. Удобно устроившись на заднем сидении автобуса, они незаметно для себя уснули. Разбудил их голос водителя, надрывающийся в микрофон:

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»