Читать книгу: «Зов Рода. Как наши предки влияют на судьбу»

Шрифт:

© Мосунова К.

© ООО «Издательство АСТ», 2024

Посвящается моей бабушке, Евгении Васильевне Калабушкиной, которая посвятила меня в тему Рода и помогла приобщиться к Великой тайне.

Моим детям и внукам.


Предисловие
Тобиас Хольц о важности психогенеалогии

Кровное родство – один из важнейших аспектов человеческих отношений, которое связывает нас вместе. Родство дает нам возможность принадлежать друг другу, устанавливает, что мы едины с подобными и не едины с теми, кто на нас не похож.

Подобное тянется к подобному. Непохожее – отталкивает.

Эта атавистическая сила, связывает нас биологическими корнями, объединяющими для всех видов. Но человечество шагнуло далеко вперед. С появлением семьи как формата взаимодействия, кровное родство в генеалогии начало «размываться». Генеалогия объединяет нас, ведь для нее мы все едины и составляем Великую семью, память о которой теряется, не поддаваясь измерению временем.

Нет ни одного человека, который был бы равнодушен к своему Родовому Древу: его «ветви» и динамику развития (живую или потенциальную) можно проследить в семейных фотоальбомах.

Что мы получаем от наших предков?

Прежде всего, то самое «членство» в Клубе кровного родства по факту рождения или усыновления, хотим мы того или нет. Фамилии не принадлежат кому-то конкретному. Они принадлежат всем. Фамилии – капитал, указывающий на укорененность.

Также в «наследство» мы получаем и множественность: этническую, генетическую, социальную, экономическую, культурную, языковую.

Все члены Клуба имеют право на включение их в свое бытие одним фактом принадлежности.

Что же генеалогия просит у нас взамен?

Чтобы мы заботились о ней. Почитали ее. Залечивали ее раны. Передавали память потомкам.

Вальтер Беньямин в «Тезисах об истории» говорил нам:

«В представлении о счастье – есть неотъемлемая идея искупления. То же самое можно сказать и об идее прошлого, которое история делает своим делом. Прошлое несет в себе скрытый указатель, который не перестает посылать нас к искуплению. Не касаемся ли и мы порыва воздуха, окутывающего тех, кто жил в прошлом? Не отзываются ли голоса, к которым мы прислушиваемся, эхом других голосов, которые перестали звучать?

Если это так, то между поколениями прошлого и нашими поколениями действует тайное обязательство встречи. Иными словами, нас ждали на Земле. Значит, и нам, как и любому другому поколению, дана сила, к которой прошлое имеет право предъявлять свои претензии».

С этой точки зрения понятие семейной истории переплетается с понятиями памяти и идентичности, в которых сходятся прошлое, настоящее и будущее.

«То, что было побеждено, забыто, подавлено и стерто со страниц истории, еще ждет своего раскрытия и, следовательно, преображения. Искупление подразумевает трансформацию прошлого».

Именно эта концепция – искупление боли, несправедливости, которые все еще живы и бьются в ткани семейного Древа – и привлекает потомков.

Почему?

Призраки прошлого преследуют родовое бессознательное.

Во все времена и в любой культуре связь с предками занимала особое место. Мы наблюдаем это в даосизме, шаманизме, в религия и верованиях.

Буцудан – Древо, присутствующее в каждой буддийской семье, как и мексиканские семейные алтари, как синкретизм ацтеков и христиан.

На Западе темой предков заинтересовались около пятидесяти лет назад. Это произошло в следствие того, что мы наблюдали патогенные последствия забытых переживаний из мира наших родителей или более отдаленных поколений.

Агностики, атеисты и религиозные люди – все они сталкиваются с двойственным восприятием оснований:

1. Все конечно. Рождение и смерть.

2. Небытия не существует. Мы бесконечны в изменениях. Смерть не приводит нас к Небытию.

Эти два мировоззрения сосуществуют в нас, вне систем убеждений, как эмоциональный фон. Он подсознательно влияет на наше настроение, на восприятие мира, на отношение к жизни и смерти.

Беспокойство за наших родственников, которые «плохо умерли» и не могут спокойно «идти своей дорогой» – это необходимая «душевная гигиена» в интересах тех, кто их переживет. Наши предки, не сумевшие до своей смерти освободиться от травм, боли и иллюзий, передают свои горести своим потомкам.

Не будем забывать, что для генеалогии мы все едины, то есть «твои страдания – мои страдания». Цитируя Николя Абрахама, «скорбящий предок становится своего рода “психическим призраком”, который преследует человека из генеалогического бессознательного. Объектом бессознательного, передаваемым от бессознательного к бессознательному в отношениях родства».

Мы понимаем, что шаманское космовидение представляет собой универсальную антропологическую подоснову. Мать культур и религий. К ней относится и понятие «душа в боли». Души, по разным причинам оказавшиеся в плену своих мук, вращаются вокруг своих потомков, прося помощи в освобождении от боли. Эта общекультурная традиция стала учитываться психологическим миром с накоплением опыта и клинических запросов. Это путь, по которому нужно идти, задача общественного здравоохранения.

Психогенеалогия встраивает мост между генеалогически-семейным, психологическим и историческим контекстами.

Построение психогенеалогического древа само по себе осознание. Оно позволяет нам, если мы осознаем действие семейных лояльностей (невидимых идентификаций, дающих нам принадлежность) и наблюдаем повторения, разрешить противоречие между огромным весом уз «верности своей родной семье и необходимостью уравновесить индивидуальную автономию с многопоколенными счетами семейной верности предшествующим поколениям» (Иван Бузормени-Надь).

В генеалогии каждой семьи, группы или страны есть своя изюминка – пантеон героев. Герои – те, кто оставил положительный след в генеалогии и/или в своем сообществе. Они служат примером для идентификации, опорой в минуты страдания и отчаяния. Пантеон должен культивироваться и возрождаться в процессе передачи и диалога между поколениями.

Изучение психогенеалогии позволило установить новые понятия, очень богатые по своему содержанию, мощные инструменты для понимания и действия. А именно:

• семейные тайны;

• трансгенерационная психосоматика и вовлеченность;

• «синдром годовщины»;

• генеалогические аттракторы и репелленты;

• дуэли предков;

• несправедливость;

• генофамильная этика;

• семейная лояльность;

• экзистенциальная укорененность;

• ретенционная или консервативная инкорпорации;

• склеп и призраки;

• геносоциограмма;

• повторения сценариев (психосценарный подход);

• родовое бессознательное;

• эпигенетика и т. д.

Мы приглашаем Вас ступить на этот фантастический путь и отправиться в захватывающее психогенеалогическое приключение, которое начинается от Древа. В этом путешествии вам нечего терять, но можно многое приобрести.

О Тобиасе Хольце:

Основатель и Президент Ассоциации FUNDAPSI, Практикующий терапевт с 50-летним опытом. Глава и основатель Школы Психогенеалогии. В своей терапии использует психогенеалогический фокус, и через составление карт и психогенобиографические тесты помогает добиваться разрешения конфликтов и травм, перешедших в область бессознательного и передающихся сквозь поколения в рамках семейной структуры генеалогического древа. Близкий друг Анн Анселин Шутценбергер, основательницы направления психогенеалогии.

Введение

Многие годы я находилась в поисках литературы по теме Рода, которая сочетала бы в себе психологические и культурно-исторические аспекты. Источников истинных знаний было очень мало, все они сильно противоречили друг другу и не имели общего знаменателя. Читая книгу за книгой, я запутывалась все сильнее, а вопросов становилось больше, чем ответов. В какой-то момент в родологию пошли все кому не лень, и найти что-то стоящее в интернете стало критически сложно.

Смею предположить, что любой человек, интересующийся темой Рода, попадал в ту же ситуацию, что и я. Родология сильно переплелась с психологией, эзотерикой и даже с шаманизмом. Большинство исследователей ссылались на мистику и эзотерику, и совершенно отрицают психологические аспекты, такие как, например, наследование Родовых программ наравне с материальным наследством.

Тема Рода – это большой пласт знаний, который объединяет в себе большое количество направлений: психологию, историю, культурологию, эпигенетику, генеалогию, мистицизм. Обширные познания родологов помогают людям разобраться в секретах своего Рода, когда повторение внучкой судьбы бабушки уже не вызывает удивления, а закономерности семейной системы видны невооруженным глазом и легко анализируются.

Эта книга призвана расставить разрозненные факты на свои места, помочь читателю разобраться в своих Родовых программах и найти причину неудач. Ведь чтобы понимать, что влияет именно на Вас – нужно найти у себя «симптомы» негативных Родового программ.

Рано или поздно каждый здравый человек задает себе вопросы:

• Почему я живу так, как я живу?

• Что не дает мне двигаться вперед?

• Почему мне достались именно эти таланты?

• Кто такие Хранители Рода?

• Кто такая Регина Рода? Какой у нее функционал?

• Как принять Силу Рода? В чем заключается эта сила?

• Как устроен Род?

• Откуда взялись проклятья Рода, и как найти их у себя?

• Какие в Роду есть тайны?

• Почему в Род не приходят дети?

Я хочу помочь вам в поиске ответов на эти вопросы, почему и решила написать книгу о Роде.

Меня зовут Ксения Мосунова, я клинический психолог и специалист по работе с Родовыми сценариями. Я работаю с известными людьми (имена которых не могу называть, будем честны, все имеют право на приватность), веду обучающие программы для начинающих специалистов по Роду, выступаю на различных площадках, а также провожу авторские интенсивы, на которых прорабатываются родовые установки и блоки.

За время работы мне удалось проконсультировать и поработать более, чем с 13 000 человек. Этот опыт дал мне большой объем знаний и информации, которые были положены в основу данной книги.

Уверена, она поможет Вам разобраться в своих Родовых установках и понять, куда двигаться дальше.

Хочу пожелать Вам доброго пути в увлекательный мир Вашего Рода!

I
Человек и Род

1. Культурный код Рода

За последние пять веков произошли значительные изменения, которые повлияли на нашу жизнь. Однозначно можно сказать, что эти изменения были самыми кардинальными за всю историю человечества, которые навсегда поменяли всю структуру общества. Давайте обратим внимание на то, какие факторы лежат в основе этих изменений и как они отразились на нашем мире. Главным для нас в данном вопросе будет фокус на семье и родственных межпоколенческих связях.

Начнем с разговора о традиционной семье, но, может быть, не вполне в привычном ключе. Родственные связи всегда играли важную роль в жизни человека. Однако, за последние пять веков мы стали свидетелями их ослабления. Различные факторы, включая изменение роли женщин, увеличение мобильности и социальные изменения, привели к изменению семейных структур. Рассмотрим эти факторы и попытаемся понять, какие последствия ослабления семейных связей возникли для общества в целом.

Когда мы говорим о традиционной семье, то, вопреки бытующим сегодня представлениям, это будет вовсе не мама, папа, я. Это что-то, что нам может быть знакомо из фильмов или книг про Средиземноморье, Кавказ и Ближний Восток. Традиционные архаические семьи характеризовались наличием множества членов, таких как родители, дети, бабушки и дедушки, и других родственников, проживающие вместе. Как правило, они включали в себя несколько поколений. Эти семьи были тесно связаны в социальном и экономическом плане, играли важную роль в передаче традиций и имущества от поколения к поколению. Традиционная семья – это большой многоуровневый институт с очень сложной системой взаимоотношений.

Одни семьи были влиятельными, другие обычными, но существовала и играла важное значение социальная структура, в которой все ее члены понимают организм, которому они принадлежат, понимают свое место в нем и свое происхождение, а также сильные и слабые стороны этой структуры. И главное, внутри этого сложного организма все интуитивно понимали сильные и слабые стороны родовой системы, семейные поверья, традиции, некоторые негласные правила и ритуалы были частью повседневной жизни.

С течением времени этот институт стал ослабевать. Причин было немало. Но по большей части такая тенденция связана с самыми поворотными событиями Нового Времени. Великие Географические Открытия, рост и развитие современных городов, экспансия рынков, появление индустриального общества, – все это оказало влияние и на родственные отношения. Эти вещи постепенно стали приводить к возрастанию роли государства и общественных институтов в жизни человека, а те в свою очередь стали замещать многие функции семьи.

Среди наиболее важных факторов мы можем выделить три: индивидуализм, рационализм и материализм. Давайте присмотримся к ним пристальнее.

Индивидуализм – это уникальное явление, которое возникло и развилось в современном обществе. С одной стороны, трудно переоценить его позитивные стороны. Это стремление к выражению себя, поиску своего пути и удовлетворению собственных потребностей. С появлением современных технологий, особенно интернета и социальных сетей, индивидуализм получил новые возможности для самовыражения и социального взаимодействия.

Но индивидуализм, как философская и социокультурная концепция, имеет долгую историю своего становления и развития. Его корни можно проследить вплоть до античности, но для целей нашего исследования фокусируемся на его более современной эволюции за последние несколько веков.

Идея индивидуализма начала набирать силу во время периода Возрождения в Европе в XIV–XVII веках. Возрождение отвергало средневековый феодализм и его коллективистскую структуру, сосредотачивая внимание на индивидуальных способностях и достижениях. Этот период возносил идеи гуманизма, равенства и свободы личности, подчеркивая важность самореализации и развития человека. По сути, в итальянском Возрождении мы видим уже ранний протест против больших семейных кланов, сильно регламентирующих судьбу и образ жизни каждого принадлежащего к нему человека. Звучит немного противоречиво, потому что именно благодаря крупным аристократическим итальянским семьям сама Эпоха Возрождения и стала возможна.

Затем в эпоху Просвещения в XVIII веке индивидуализм получил еще большую поддержку. Философы и мыслители, такие как Джон Локк, Вольтер и Жан-Жак Руссо, выступали за права и свободы индивида, а также принципы рационального мышления и прогресса. Они подчеркивали важность индивидуальной свободы выбора, самоопределения и участия в общественной жизни. Эти мысли сильно определили политический ландшафт Западной Европы и задали тон всему мировому общественному устройству современности.

Следующим важным этапом развития индивидуализма стала индустриальная революция в XVIII–XIX веках. Быстрый прогресс в технологиях и производстве привел к урбанизации и переходу от традиционных общинных структур к анонимным городским средам. Это содействовало росту индивидуализма и более яркому выражению личностных потребностей и интересов.

В XX веке индивидуализм продолжил свое развитие, влияя на различные области общества, включая культуру, экономику и политику. Расширение образования, научных и технологических достижений, а также распространение либеральных и демократических идеалов сыграли свою роль в поддержке индивидуализма.

Индивидуализм наложил свой отпечаток на представления о реализации (я могу делать что я хочу вне зависимости от того, чем занимались мои предки), о выборе места жительства (необязательно жить там, где жили мои предки и родственники), о выборе спутника жизни (я сам могу выбирать, с кем мне вступать в отношения), и даже о здоровье. Этот образ мысли несколько веков считается прогрессивным. В нем человек-индивидуум является последней неделимой единицей общества. (Индивидуум – на латыни значит «неделимое»). И новое справедливое общество и будет построено из таких единиц.

С влиянием индивидуализма становится понятнее создание нового типа семьи – нуклеарной. В таких семьях присутствуют только родители и их дети, проживающие вместе. Этот тип семьи стал более распространенным в более современных обществах и уделяет больше внимания близким связям между родителями и детьми.

Множество факторов повлияло на переход к нуклеарным семьям. Индустриализация стимулировала массовую урбанизацию, то есть миграцию людей из сельской местности в города, что повлияло на структуру семьи. Расширение возможностей работы и рост мобильности, смена ролей женщин и повышение уровня образования способствовали активному участию женщин в общественной и профессиональной жизни, что повлияло на размер и структуру семей.

Переход к нуклеарным семьям также привел к изменению взаимодействия и динамики внутри семьи. Семья стала более индивидуалистичной, она стала уделять большее внимание личным потребностям и развитию каждого члена семьи.

Интересно отметить, что изменения в семейных связях и социальных структурах оказывают значительное влияние на общество в целом.

Семья является основой формирования и социализации индивидуумов, и изменения в ее структуре и динамике имеют далеко идущие последствия.

Переход к нуклеарным семьям отразился на межличностных отношениях, образовании, экономике и культуре. Сказался и на сокращении зоны ответственности и факторов влияния человека. Сын не в ответе за действия отца, отмена сословных наследственных привилегий и многие другие вещи закреплялись законодательно. Помимо всего, это приводило к отсутствию необходимости даже проявлять интерес к членам, так называемой «большой семьи», по сути горожан перестала волновать их родословная.

Другим фактором стало доминирование рационального мышления. Давайте обратим на него наше внимание.

Рационализм – это философская и эпистемологическая позиция, которая придает первостепенное значение разуму и рациональному мышлению в процессе познания и приобретения знаний. Основоположниками рационализма считаются такие мыслители, как Декарт, Спиноза и Лейбниц.

Рационализм возник в XVII–XVIII веках в период, известный как эпоха Просвещения. В это время философия и наука стали основываться на идеях разума, логики и дедуктивного мышления. Рационалисты полагали, что истинное познание можно достичь через разум и априорные знания, которые считались врожденными человеческим разумом.

Для рационалистов важными являлись математика и логика, поскольку они представляли собой модели рационального мышления и формального доказательства. Декарт, например, разработал метод сомнения и апеллировал к философскому принципу «я мыслю, следовательно, существую», чтобы установить основы для достоверного знания. Что характерно (и перекликается с индивидуализмом) Декарт говорит «я мыслю», а не «мы мыслим».

Рационалисты утверждали, что знания, основанные только на опыте, могут быть неполными и ненадежными, и истинное познание требует априорных, независимых от опыта истин. Одним из ключевых вопросов, которые рационализм ставил перед собой, было понимание возможностей и пределов разума в процессе познания мира. Рационалисты стремились определить, какие идеи и принципы могут быть считаны априорными и всеобщими, а также каким образом разум может проникнуть в сущность вещей.

Главенство разума и формальной логики сделало индивидуализм скептически настроенным к «пережиткам» прошлого, в том числе и в отношении того, что могло храниться и передаваться в семьях. Важную роль рациональное мышление сыграло в том, чтобы на долгие годы лишить всякого доверия чувственный опыт, а с ним и необъяснимые для формальной логики ошибки, закономерности и поверья, которые низводятся до статуса бабкиных суеверий.

Другой важной концепцией, идущей из Эпохи Просвещения, является материализм. Его расцвет связан с развитием научного метода и возрастанием влияния науки в обществе. Научные открытия, такие как теория эволюции Чарльза Дарвина и открытие микроскопического мира, позволили людям получить новые знания о природе и расширить свое понимание материального мира. Это привело к укреплению уверенности в значимости наблюдаемого и измеримого, а также в роли объективной науки в познании и понимании окружающего мира.

Материализм оказал значительное влияние на различные аспекты общества. В области философии он сформировал основы научного материализма, который предлагает объяснения физического мира на основе естественных законов и материальных процессов. В экономике материалистическое мышление привело к развитию капитализма и акцентированию важности материального достатка и потребления. В политике материализм способствовал развитию идеи равенства и борьбе за социальные и экономические права.

Во многих аспектах это повлияло на восприятие только материальной части, в том числе человеческой жизни. Здоровье стало больше интерпретироваться как здоровье тела. Успех, благополучие и реализованность тоже стали иметь преимущественно материальный образ. Даже любовь и многие чувства стали рассматриваться материалистами, как химические реакции в организме. Сторонники материализма пытались взвесить душу. По большому счету, исключенная духовная составляющая даже перестала рассматриваться, как важный самостоятельный фактор. Необъяснимые чувства тревоги, беспокойства и волнения стали корректироваться тоже материальными предметами – фармакологическими препаратами.

К XIX веку идеи материализма и рационализма вошли в новую стадию. Торжеством развития этих идей стала философская и научная концепция, называемая позитивизмом. Этот путь мышления исследовал века и вобрал в себя мысли и идеи французского философа Огюста Конта. Что же такое позитивизм, и как он повлиял на наше общество?

Позитивизм проник в самые разные области нашего познания. Он стал фундаментальным в формировании нашего мировоззрения. Мы научились признавать только то, что объективно подтверждено фактами и подкреплено научными методами. Веру в магию и небесные объяснения мы отбросили прочь, отдав предпочтение разуму и научному подходу.

Позитивизм сыграл огромную роль в наших жизнях. Он оказал влияние на экономику, политику, социологию и психологию.

Мы начали видеть общество (и самого человека) как сложную машину, где все процессы соответствуют законам и причинно-следственным связям. Идея механистичного мышления проникла в каждый аспект нашей жизни. Мы стали рациональными в своих решениях и поступках, стремясь к оптимизации и эффективности.

Однако механистичность имеет свои ограничения. Она может затуманить наше восприятие сложности человеческих отношений. В поисках объективности мы иногда упускаем из виду индивидуальность каждого человека. Мы склонны видеть людей и общество как машины с предсказуемыми реакциями, забывая о том, что каждый человек уникален со своими желаниями, мечтами и эмоциями.

В стройной логической концепции позитивизма слишком сложно было существовать всему опыту человека, его богатых отношений, переживаний и чувств. Человек – не механизм. И несомненно в этом оказалась слепая зона позитивистской науки.

Именно наше современное общество является продуктом позитивистской науки. И в нем будущее видят в технологиях, а не в счастье людей. В будущем позитивизма нет места человеку.

В рамках существующей парадигмы на рациональный позитивистский метод возлагается ответственность в выборе партнера, построении отношений, выбору профессии, финансовому успеху, прекрасному здоровью и долголетию. Но только так это не работает.

Позитивизм безусловно имел свои недостатки. Упор на факты и объективность иногда отвлекал от человеческого фактора и индивидуальности. Чувства, ценности и эмоции не всегда уделялись должное внимание. Это могло привести к некоторым негативным последствиям, таким как отчуждение и потеря смысла. Некоторые критики позитивизма замечали, что мир не всегда может быть полностью объяснен и охвачен строгими законами науки. Возникла необходимость учитывать сложность человеческого опыта и признавать его субъективность.

На фоне этого проходила индустриальная революция. Это была эпоха, когда технологический прогресс привел к массовому производству и индустриализации. Механизация процессов и развитие фабричного производства перевернули экономику и социальные структуры.

Строительство заводов, социальные потрясения, появление новых процессов, исчезновение профессий, расслоения общества, мировые войны, вынужденные или добровольные миграции.

Современное общество, которое формировалось в результате этих процессов, стало все более индивидуалистичным. Важность семьи и традиций уступила место индивидуальным потребностям и самоутверждению. Люди все больше стремились к самовыражению, развитию своих талантов и достижению личных целей. Но вот только достижение их невозможно в отрыве от понимания сложных механизмов невидимого переплетения комплексных процессов, связанных прежде всего со структурой рода.

С увеличением виртуальной связи все более остро возникают вопросы о качестве наших отношений и глубине взаимопонимания. Виртуальные связи не всегда способны заменить личные встречи и непосредственное общение. Последние пять веков принесли с собой много изменений в обществе. Мы стали свидетелями роста индивидуализма, распада традиционных общин, влияния технологического прогресса и урбанизации на социальные структуры.

Однако ясно одно: так это не работает. Позитивистская модель – очень ограниченная, в нее не помещается человек со сложностью его жизни.

Кризис сейчас переживает и индивидуализм, потому что человек не может существовать один, он тянется к структурам, сообществам, хочет чему-то принадлежать. И это похоже на его естественную потребность. Но если раньше вопрос принадлежности решался здоровым образом – принадлежностью к семейной структуре, то теперь «суверенному я» стремятся подсказать на базе чего стоит образовывать сообщества. Материалистическое мышление подсказывает, что если существует неудовлетворенность, то можно решить ее механистически. И даже если тебя не устраивает твой пол, то можно физически его изменить. Формируются сообщества по принципу сексуальных предпочтений, на щит поднимается борьба за права этих сообществ. Но видим ли мы в этом тренде больше счастливых и реализованных людей? Думаю, что ответ напрашивается сам собой. Нет. Этот путь ведет к больному обществу, в котором человек предоставлен сам себе, один на один со своими тревогами и беспокойствами, один на один со своими импульсами, о причинах которых позитивистский взгляд ему не может ничего сказать. Он только может предложить материальное механистическое решение. От безудержного потребления до операций, алкоголя и наркотиков.

В настоящий момент особенно важно понимать, что мы не одни, и что то, что происходит с нами, имеет свои корни. У нас – у каждого из нас – есть свои корни. Именно взгляд на семейные структуры, на наших предков, способен дать нашей жизни смысл и понимание. Действует это удивительным образом. Но специально для вас, живущих в эпоху доминирования позитивизма, у меня есть этому рациональное объяснение.

В настоящее время изучение Рода и применение различных терапевтических техник играет важную роль для индивидуального и коллективного оздоровления. В 80-х годах в странах Южного Конуса зародилась и начала обретать популярность ансестология – наука о предках, являющаяся зарубежным аналогом родологии, но с большим упором на изучение психических процессов. Роль Рода в понимании личных проблем и проблем реализации для общества переходит на уровень другой социальной ответственности, за своих потомков и все общество. Ансестология, а вместе с ней и Родология, помогают примирить традиционно противоречивые модели познания мира, и дают расширение восприятия и новые инструменты для работы с тем, чтобы не просто объяснить происходящее, но и изменить его.

В мировой практике методы работы с «родовым бессознательным» привлекают все больше последователей во многом за счет противоположности индивидуализму и интуитивному пониманию, что мы не живем «сами по себе», что очень многое мы получаем в наследство, и речь не только об имуществе или социальном статусе.

499 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
17 декабря 2023
Дата написания:
2023
Объем:
170 стр. 1 иллюстрация
ISBN:
978-5-17-160450-9
Правообладатель:
Издательство АСТ
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают