Читать книгу: «Кровь Ангелов»

Шрифт:

© Градова И., 2024

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2024

* * *
Пролог

Тишина стояла такая, что казалось, мир прекратил свое существование: ни птичьих криков, ни обычного людского гомона, сопровождающего каждый твой шаг в дневное время, ни даже шороха листвы или дуновения легкого ветерка – все замерло, словно в попытке помочь ночному вору справиться со своей нелегкой задачей. Впрочем, она представлялась ему не такой уж и сложной. Учителя в лаборатории нет, старый сторож наверняка уже храпит в четыре ноздри, отведав специально приготовленного для него вина с сонным порошком (который по иронии судьбы научил вора готовить Учитель!). Что ж, вор оказался прилежным учеником. Много лет он работал на Учителя: скреб полы в его доме, протирал бычьи пузыри, вставленные в оконные проемы, мыл грязные колбы и реторты, драил закопченные котлы на кухне – в общем, выполнял самую грязную работу. И все это – лишь ради того, чтобы Учитель передал ему хотя бы часть своих обширных знаний, которые ценил сам Герцог, и платил за них щедро золотыми монетами. И так могла пройти вся жизнь Ученика, в полной зависимости от человека, который вовсе не горел желанием делиться с ним Сокровенным! Однако теперь настал его звездный час: Ученик узнал, откуда проистекают его гениальность, его Знание, его уверенность в собственной правоте и, как следствие, его благосостояние! «Кровь Ангелов» – вот он, «философский камень», способный превращать свинец в золото, позволяющий общаться с мертвыми и читать мысли, величайшая сила, которой повинуются стихии, магический и таинственный предмет, которого вожделеет каждый, кто слышал о его чудодейственных свойствах! По правде говоря, Ученик не представлял, на что именно способно это таинственное сокровище, но у него создалось впечатление, что оно исполняет любое желание своего владельца: недаром же Учитель, пришедший в город с пустыми карманами и вооруженный лишь непомерными амбициями, сумел достигнуть таких высот! Как сей драгоценный предмет попал в руки Учителя? Собственно, это неважно, но наверняка не праведным путем, ведь никто добровольно не расстанется с подобной ценностью… Настал час лишить Учителя зеницы его ока! Ученик не испытывал ни малейших угрызений совести: в конце концов, он потратил десять лет, пресмыкаясь перед человеком, который вовсе не был светочем знаний, ведь все его «величие» зиждилось на одном-единственном артефакте: отбери его, и он превратится в ничто! Все высокомерие и самодовольство Учителя испарятся, как только он обнаружит пропажу. Сможет ли он после этого продолжать называться Учителем?

Сторож преспокойно дрых в своем закутке, и Ученику не составило труда прошмыгнуть мимо него и пробраться к шкафу, в котором Учитель хранил «Кровь Ангелов». Сам он спал на втором этаже, и Ученик позаботился о том, чтобы сон его был крепок и безмятежен!

Распахнув створки резного дубового шкафа, ночной вор увидел аккуратные ряды всевозможных склянок, заполненных разнообразными снадобьями, от снотворного до микстуры, способной, по убеждению Учителя, вызвать неугасимую страсть в любом человеке, – самое дорогое средство, но вот насколько оно действенное, Ученик понятия не имел! То, за чем он пришел, находилось в самом дальнем углу шкафа, в маленьком сейфе, закрытом на ключ. Слепок с того удалось сделать с большим трудом – потребовались немалая изобретательность и определенная доля удачи, без которой, как известно, любое предприятие обречено на провал.

Ключ повернулся в замке, раздался тихий звук, сигнализирующий, что дверца отперта, и Ученик жадно запустил руку внутрь. В сейфе находилась одна-единственная вещь, завернутая в шелковый вышитый платок. Сграбастав сверток, Ученик аккуратно запер сейф, расставил склянки в том же порядке, в каком они находились до его визита, и закрыл створки шкафа. Не смея взглянуть на добычу, он быстро сунул ее за пазуху и крадучись покинул лабораторию, снова беспрепятственно проскочив мимо спящего сторожа, сидящего в обнимку с бутылкой, прислонившись к дверному косяку.

Оказавшись на улице, освещенной лишь ярким светом луны и звезд, в изобилии усыпавших черное, словно штормовое море, небо, Ученик припустил в сторону набережной. Небесный свод напоминал вышитое серебряной нитью покрывало, окутавшее город, приглушив все звуки и замедлив течение времени, однако Ученик не замечал этой красоты, не прислушивался к тишине – он бежал что есть мочи туда, где ожидала лодка, которая увезет его к свободе, независимости, богатству и почестям, но для этого требовалось, во-первых, добраться до нее и, во-вторых, доплыть на ней до корабля, отправляющегося в Неаполь.

Лишь на полпути к набережной Ученик позволил себе остановиться, отдышаться и впервые рассмотреть то, что удалось украсть. Дрожащими руками развернул он шелковый платок, и в свете луны зловеще сверкнул камень прямо-таки невероятных размеров. Но не его величина притягивала взор, буквально лишая рассудка и воли, а цвет. На первый взгляд он казался алым, словно кровь, но в глубине его как будто полыхало холодное синее пламя, заставляя камень переливаться оттенками от розового до фиолетового. Этот удивительный отсвет внутри алмаза был его сердцем, бьющимся в унисон со Вселенной, впитавшим кровь ангелов и демонов и ставшим постоянным местом борьбы добра и зла, заточенным в исключительно крепкую кристаллическую тюрьму.

Ученик как завороженный смотрел в глубину сияющего сокровища, не слыша и не видя ничего вокруг. Это и решило судьбу вора: лезвие кинжала, зажатого в руке убийцы, коротко полоснуло его по горлу, распоров то от уха до уха и практически отделив голову от шеи. Ученик мешком осел на еще теплую землю, не успев ничего почувствовать. Ни единой мысли не промелькнуло в его голове перед тем, как он испустил последний вздох, – так быстро все произошло. Твердой рукой убийца вырвал камень из ладони жертвы и, не глядя на добычу, сунул ее за пояс. Он не знал, что и его жизненный путь неумолимо приближается к концу…

Постановка Лере не понравилась – слишком уж осовремененная версия Шекспира, на ее взгляд.

– Ты не права, – усмехнулся Алекс. – Каждый режиссер пытается как-то самовыразиться, привнести в спектакль что-то свое, авторское…

– Авторское? – перебила Лера. – А ничего, что у пьесы уже есть автор – Шекспир, слыхал о таком? По мне, так, если хочешь самовыражаться, напиши собственное произведение, одень всех хоть в мусорные пакеты, и пусть они скачут по сцене галопом, если таков замысел!

Алекс тихо рассмеялся: он определенно наслаждался беседой.

– Хорошо, что же ты рассчитывала увидеть? – поинтересовался он. – Богатые декорации, красочные костюмы?

– Все это, – подтвердила она, – и еще ожидала услышать красивые диалоги, произносимые нормальными голосами, а не с таким выражением, будто актеры сидят на горшке, испытывая проблемы с опорожнением желудка!

– Ты неподражаема!

– То есть я глупая?

– Ни в коем случае, просто у тебя… своеобразное восприятие искусства, вот!

– И ничего не своеобразное, а самое что ни на есть обыкновенное, – возразила Лера. – Если я читаю на афише «Шекспир», то ожидаю увидеть герцогов и принцесс, а не сумасшедших в «дурке» или байкеров, понимаешь?

– А как же быть с современностью? – поинтересовался Алекс. – Пьесы устаревают со временем, и, чтобы сделать их более понятными, приходится изощряться. Отсюда и байкеры, и сумасшедшие – то ли еще будет!

– Может, я и не знаток театрального искусства, но мне кажется, актуальность пьесы определяется не попыткой прочесть ее на новый лад, а проблемами, которые в ней подняты. Если они достаточно важны, то не имеет значения, когда было написано произведение!

– Хорошо-хорошо, – воздел руки в защитном жесте Лерин спутник, – ты победила, я сдаюсь!

– Я вовсе не пыталась тебя переспорить, просто…

– Просто ты имеешь собственное мнение и готова его отстаивать. Между прочим, это мне в тебе и нравится: большинство девушек предпочитают до свадьбы во всем соглашаться со своими кавалерами, независимо от того, что они думают на самом деле: им кажется, что так они видятся в наилучшем свете, покорными и легкими в общении. Зато потом начинаются проблемы!

При слове «свадьба» Лера замерла: опять ее насильно заставляют об этом думать! Она прямо чувствовала, как недавно подаренное Алексом на помолвку кольцо с огромным бриллиантом оттягивает ей не только безымянный палец, но и всю руку до самого плеча. Она надела его, чтобы доставить удовольствие жениху, предпочитая хранить украшение в шкатулке. С другой стороны, кто бы ее в этом упрекнул: разумно ли при ее работе таскать на себе целое состояние?!

– Ты из-за этого развелся с бывшей? – спросила Лера, пытаясь отвести разговор подальше от рассуждений о свадьбе.

– Можно и так сказать, – кивнул он, расслабив напрягшиеся было мышцы лица. – Мы слишком старались понравиться друг другу в начале наших отношений, а потом сделали массу неприятных открытий друг о друге… После развода я понял, что, как бы тебе ни нравился человек, не стоит пытаться выглядеть тем, кем ты на самом деле не являешься, иначе все плохо закончится!

– Как долго продлился ваш брак?

– Года три, по-моему. Счастливы мы были, наверное, только первые полгода, а потом боялись признаться друг другу и родственникам, что совершили ошибку. Хорошо, что детей не успели наделать, а то…

– Да, с детьми проблем было бы больше, – согласилась Лера. – Вы общаетесь?

Алекс покачал головой.

– Выяснилось, что у нас нет ничего общего, представляешь?

– Говорят, противоположности притягиваются, – заметила она.

– Это говорят о характерах, но не об интересах и жизненных ценностях. Характеры и темпераменты могут отличаться… Хотя женщина, бросающая в меня посуду и цветочные горшки, не кажется мне такой уж привлекательной!

– Твоя жена швырялась посудой?

– Нет, это я так, для примера. Веру интересовали только шмотки, украшения и подруги – вообще непонятно, зачем ей понадобился муж!

– Ну кто-то же должен был обеспечить возможность заниматься шопингом, верно? – пожала плечами Лера.

– Я тогда мало зарабатывал, а у нее был богатый отец. Наверное, просто «пора было замуж» – так, кажется, говорят? Вера не хотела отставать от подруг, которые все уже успели окольцеваться!

– Никогда не рассматривала замужество как соревнование! – фыркнула Лера.

– Твои подруги замужем?

И как ему все время удается повернуть беседу таким образом, чтобы она вращалась вокруг свадьбы?! Однако если задуматься, то Лера, пожалуй, осталась единственной незамужней в кругу близких знакомых. Даже ее сестра вышла замуж пять лет назад, и недавно они с супругом отпраздновали очередную годовщину – собственно, на ней они с Алексом и встретились.

– Да, почти все, – задумчиво произнесла она.

– И тебя это не беспокоит?

– Нет, но очень волнует мою маму: она считает, что я засиделась в девках и через несколько лет уже никому не буду нуж…

– Погоди, что значит – «она считает»? – перебил Алекс. – Ты… ты что, не сказала ей?

Ну вот, началось!

– Понимаешь, мама… она слишком сильно хочет выдать меня замуж, – забормотала Лера. – Если она узнает о помолвке, то просто со свету меня сживет своими советами и требованиями, понимаешь? Она начнет готовиться к свадьбе и придумает что-нибудь ужасное!

– Но мы же не можем держать это в тайне от твоих родственников! – возмутился Алекс.

– Элька с Ариком в курсе, и пока этого достаточно!

– Что значит – пока? Знаешь, я, конечно, очень люблю твоих сестру и зятя, однако…

– Алекс, ну не начинай, пожалуйста! – взмолилась Лера. – Пойми, что дело не в тебе, а в моей маме…

– Но рано или поздно придется ей рассказать!

– Когда речь о маме, я предпочитаю поздно!

– Но Арамаис…

– Он будет молчать – как и Элька.

– И до каких же пор?

– До момента, когда тетка в загсе попросит поставить свои подписи на свидетельстве о браке!

Алекс еще хотел что-то добавить, но звонок Лериного телефона не дал ему этого сделать.

– Валерка, ты где?

Голос сестры звучал возбужденно, если не сказать – взволнованно.

– Мы с Алексом ходили в те…

– Привет ему передавай! – не дослушав, перебила Эля и тут же продолжила: – Слушай, Валер, а ты не очень устала после спектакля?

– А что? – насторожилась Лера.

– Можешь сейчас ко мне приехать?

– Ну, в принципе…

– Давай! – снова перебила сестрица. – Я тебя накормлю-напою и, если надо, даже спать уложу!

– Что случилось-то?

– Приезжай – узнаешь!

– В чем дело? – поинтересовался Алекс, когда Лера повесила трубку.

– Элька что-то больно загадочная, – пробормотала она в ответ. – Требует, чтобы я приехала.

– Когда?

– Прямо сейчас.

– Я думал, мы к тебе поедем…

– Прости – видимо, что-то случилось и это не терпит отлагательств! Подбросишь меня до Эльвиркиного дома?

Алекс выглядел недовольным, но Лера радовалась: неожиданный звонок сестры избавил ее от обсуждения грядущей свадьбы! Пока жених вез ее до дома Эли, Лера вспоминала, как в детстве и юности мечтала о замужестве. Она видела себя в потрясающем белом платье с фатой и пышным венком из роз на голове, идущей по красной ковровой дорожке под марш Мендельсона и восхищенный шепот гостей. Глядя, как мать пытается свести концы с концами в одиночку, Лера думала, что у нее непременно все будет по-другому: дом – полная чаша, любящий муж и куча детишек. А еще она обязательно даст маме все, чего ей не хватает: самую лучшую еду, красивую одежду и дорогие духи… Но вышло так, что все это Галина Федоровна получила от Эли, а ей, Лере, даже напрягаться не пришлось! Да и взгляды ее со временем изменились: замужество отошло на второй план, а на первый выдвинулись карьера и желание доказать всему миру и себе самой, что она способна сделать нечто более важное и значимое, чем просто стать женой и матерью. И вот детская мечта нагнала ее и грозит сбыться, а Лера почему-то не рада!

Эля встретила ее в дверях и буквально втащила в просторную прихожую. Даже дома сестра умудрялась выглядеть так, словно собралась на показ высокой моды в Париже: тапочки на высоких каблуках, отороченные мехом, подчеркивали длину ее ног и тонкость щиколоток, а свободный шелковый брючный костюм создавал летящий силуэт. Лера невольно отметила про себя, что ее выходной наряд, состоявший из облегающих черных брюк и алой шифоновой блузки, сильно проигрывает домашнему прикиду Эльвиры!

– Отлично смотришься! – бросила сестра, быстрым взглядом окинув Лерину высокую фигуру с головы до ног – сама она была на полголовы ниже даже на каблуках.

– Как обычно, с тобой не сравнюсь, – криво усмехнулась Лера. Не то чтобы она завидовала сестре, но вот ее способности в любых обстоятельствах выглядеть на миллион – определенно: кажется, даже одевшись в секонд-хенде, где вещи продают на вес, Эля все равно дала бы сто очков вперед любой модно вырядившейся фифе!

– Ну, раздевайся скорее! – поторопила сестрица. Ее маленькая собачка по имени Иззи радостно суетилась под ногами гостьи, и та усиленно старалась не наступить на песика, балансируя то на одной, то на другой ноге.

– С чего такая спешка-то? – удивилась Лера, снимая верхнюю одежду. Эльвира вырвала пальто у нее из рук, когда она попыталась повесить его на крючок во встроенном шкафу, и ловким движением насадила на плечики, после чего все же отправила по назначению.

– Сейчас узнаешь!

Войдя в гостиную, шикарно обставленную мягкой мебелью в пастельных тонах, Лера увидела даму средних лет в деловом костюме и больших круглых очках, из-за которых незнакомка сильно смахивала на стрекозу. Правда, она сильно отличалась от этого насекомого по комплекции – крепко сбитая, с объемной грудью и мясистым лицом. Тем не менее весь ее облик производил скорее приятное впечатление.

– Натусик, познакомься с моей сестрой Лерой! – громко объявила Эля, словно герольд, выкрикивающий имена гостей на средневековом приеме. – Валера, это Наталья Шумилина.

Гостьи обменялись приветствиями.

– Валера, – продолжила Эля, когда ее сестра разместилась напротив новой знакомой, а Иззи запрыгнула ей на колени и вальяжно разлеглась, – Наталья, видишь ли, генеральный продюсер шоу «Третий глаз».

– Какой еще глаз? – переспросила Лера.

– Ты что, никогда его не смотрела?!

Сестра выглядела потрясенной, и Лера устыдилась своей «серости».

– «Третий глаз» – это реалити-шоу о людях со сверхъестественными способностями, – пояснила Наталья, похоже ничуть не уязвленная тем, что кто-то не в курсе.

– Об экстрасенсах, что ли? – уточнила Лера.

– Типа того.

– Это самая лучшая программа на ТВ! – с жаром воскликнула Эльвира. – Просто оторваться невозможно – зря ты не смотришь!

– Да у меня времени нет…

– Эля, ну в самом деле! – неожиданно поддержала Леру Наталья. – Никто не ожидает, что такой занятой человек, как твоя сестра, станет тратить время на просмотр телешоу!

Лера не стала говорить, что на самом деле очень даже любит чудо-ящик: она посматривает детективные сериалы, «судебные» шоу и, разумеется, новости, но передачи про экстрасенсов кажутся ей глупыми и далекими от реальности. Более того, она не верит в экстрасенсорные способности… Хотя, пожалуй, с некоторых пор слегка изменила мнение.

– Ладно, не суть, – легкомысленно пожала плечами Эля. – У Натальи возникла проблема, и мы обе надеемся, что ты сможешь ей помочь!

– Что за проблема? – заинтересовалась Лера.

– Ну, давайте я по порядку расскажу? – предложила продюсер.

– Было бы просто здорово!

– В общем, шоу идет уже десять лет, и мы с успехом конкурируем с другими подобными программами. Индикаторами этого успеха служат не только высокие рейтинги, но и то, что за прошедшее время мы перешли с кабельного канала на один из основных питерских, а в этом году подписали контракт с двумя главными телеканалами страны!

– Поздравляю! – искренне сказала Лера.

– Спасибо, – улыбнулась Наталья.

– Это в немалой степени твоя заслуга! – подхватила Эля, радуясь возможности еще раз подчеркнуть значимость позиции, занимаемой ее приятельницей.

– У меня отличная команда, – скромно заметила та.

– Которую подобрала ты! – не сдавалась сестра.

– Так вот, – продолжила Наталья, когда поток восхвалений со стороны хозяйки дома иссяк, – первый выпуск шоу должен состояться через неделю…

– Простите, оно идет в прямом эфире? – перебила Лера.

– В этом году впервые будет прямой эфир!

– Здорово! – захлопала в ладоши Эля. – В записи отлично, но вживую – совсем другое дело!

– Верно, – кивнула продюсер, – совсем иная ответственность!

– Что-то пошло не так? – спросила Лера.

– С самого начала! Мы, конечно, уже привыкли, что иногда случаются всякие необъяснимые казусы – на то она и программа о сверхъестественном, – но сейчас происходит просто какой-то сюр!

Лера при упоминании Натальей сверхъестественной природы событий скептически скосила глаза на сестру, однако Эльвира осталась возмутительно серьезной.

– Можно поподробнее? – попросила Лера, решив отбросить предрассудки и сосредоточиться на проблеме, ради которой ее сюда пригласили.

– Да, конечно. Раз вы не в курсе, как построена наша программа, я вкратце опишу процесс, чтобы вам было проще понимать. Сначала проходит отборочный тур: мы знакомимся с потенциальными участниками и путем нескольких испытаний отбираем тех, кто действительно обладает какими-то особыми способностями.

– Простите, а кто это решает? – поинтересовалась Лера.

– В смысле?

– Ну, кто решает, есть у кого-то способности или нет? Кто может являться экспертом в таком, гм… спорном вопросе?

– Понимаю, о чем вы! На самом деле все очень субъективно, так как, вы абсолютно справедливо заметили, профессиональных экспертов в таких материях просто нет. У нас есть жюри, в состав которого входят профессиональный иллюзионист, профессор физико-математических наук, психолог с многолетним стажем и так далее – всего семь человек. Кроме того, у каждого выпуска новый ведущий. Вместе они, как нам кажется, вполне способны оценить степень сверхъестественности способностей конкурсантов!

– Выходит, в жюри нет ни одного, гм… экстрасенса?

– Ни единого!

– Что ж, разумно! – согласилась Лера. – Продолжайте, пожалуйста!

– В общем, после отборочного тура должно остаться тринадцать самых перспективных участников…

– Тринадцать? – удивилась Лера.

– Именно – тринадцать. Я знаю, что другие подобные программы обычно предпочитают семь или двенадцать, однако мы с самого начала решили, что «несчастливое» число добавит действу интриги!

– И тут, видимо, мы переходим к главному? – предположила Лера.

– Верно, – со вздохом кивнула Наталья. – Мы стартуем через неделю, а двое из отобранных нами кандидатов выбыли уже сейчас! У нас нет времени искать новых и устраивать отбор!

– А нельзя ли позвонить тем, кого вы забраковали, и пригласить? – робко задала вопрос Эльвира.

– Но ты же сама сказала – мы их «забраковали»! – развела руками продюсер. – Как это будет выглядеть, если эксперты возьмут свои слова обратно?!

– Ну да, ты права…

– А по какой причине кандидаты отказались от участия? – спросила Лера, которую само шоу интересовало мало, а вот факт показался ей заслуживающим внимания.

– Понятия не имею! Они просто исчезли, и мы не можем с ними связаться. У одной погоняло… прошу прощения, псевдоним – Блаженная Марианна, а второй пользуется настоящим именем – Камиль Шарипов. Моя ассистентка считает, что этот Камиль сдрейфил в последний момент, так как, если уж начистоту, он случайно проскочил: члены жюри до последнего сомневались насчет его способностей.

– Если не были уверены, зачем же тогда взяли? – удивилась Лера.

– Ну там было как-то пятьдесят на пятьдесят, понимаете? Некоторые испытания Шарипов прошел с легкостью, на других спотыкался и нес откровенную пургу. Тем не менее по сравнению с отсеянными он все же оказался более успешным.

Лера не понимала, как можно быть экстрасенсом «пятьдесят на пятьдесят»: по ее представлению, там другая арифметика – двадцать четыре на семь! Это означает, что настоящий «волшебник» готов к испытанию своих способностей семь дней в неделю, двадцать четыре часа в сутки. Кроме того, если человек и впрямь обладает каким-то особым талантом, он сразу скажет все прямо, как раскрытую книгу прочтет, а заниматься гаданиями на кофейной гуще, задавать наводящие вопросы клиентам и называть себя странными именами – удел мошенников или людей, искренне уверенных в своих сверхъестественных силах, то есть больных на всю голову!

– И что же теперь делать? – обеспокоенно спросила Эля. – Неужели вы отмените выпуск?

– Не вариант, – отмахнулась Наталья. – Слишком многое на кону!

– Что, например? – задала вопрос Лера.

– Например, оплаченное эфирное время, затраты на рекламу, поездки…

– Поездки?

– Ну да, ведь не все те, кто примет участие в программе, проживают в Питере и его окрестностях!

– Экстрасенсы отправляются в те города, откуда пришли заявки, – пояснила сестре Эльвира. – Перед началом сезона люди пишут в программу с просьбой разобраться и как-то помочь. К примеру, в каком-то доме происходят необъяснимые вещи, на дороге есть «несчастливый» поворот и так далее.

Лера полагала, что если в доме случается что-то «необъяснимое», то это, скорее всего, вина коммунальных служб, а «несчастливые» места на проезжей части связаны только с неправильным поведением автомобилистов, но говорить об этом вслух она не стала – не столько боясь обидеть продюсера проекта, сколько не желая расстроить сестру.

– Так что же вы все-таки намерены предпринять? – поинтересовалась она.

– Уже предприняли. Мы взяли одного из резерва.

– О, так у вас имеется резерв?

– Как раз на такой случай.

– А почему он не попал в «золотой» состав?

– Нам же требовалось всего тринадцать человек! Поймите, мы ведь отбираем участников не только по способностям, но и по биографии.

– Это как?

– Ну, нужно, чтобы они представляли интерес для зрителей, чтобы за ними интересно было следить, голосовать и так далее. Таким образом, у них должна быть история – настоящая или выдуманная, но занимательная! Внешность, кстати, тоже имеет значение: симпатичный или необычно выглядящий экстрасенс привлекает гораздо большую аудиторию, нежели страшненький или неприметный.

– Хорошо, я поняла, – кивнула Лера. – Получается, вы взяли тех, кто раньше не подошел по этим признакам?

– Одного. А вот второй пока под вопросом – нет у нас кандидата!

– А что, если выпустить не тринадцать, а двенадцать участников? – предложила Эля.

– Невозможно! Нашей фишкой было как раз то, что их тринадцать. В других программах подобного рода есть и семь, и двенадцать, но мы решили так, и менять правило ни в коем случае нельзя!

– Ну, с этим я, возможно, смогу вам помочь! – воскликнула Лера, осененная внезапной идеей.

– Ты?! – изумилась сестра. – Каким образом, интересно?

– Потом скажу. Наталья, это все, что вы хотели мне рассказать?

– Если бы!

– Тогда о чем…

– Вот, – перебила продюсер, доставая из баула необъятных размеров пачку писем. На сумке огромными золотыми буквами было написано: «Louis Vuitton». – Эти писульки стали приходить нам с начала отборочного тура!

– Угрозы? – уточнила Лера.

– Типа того. На самом деле мы периодически получаем такую, с позволения сказать, обратную связь, но обычно не реагируем.

– Почему?

– Да потому, что такое пишут либо больные люди из зрителей, либо те, кого отсеяли в отборочном туре! Первые только и ищут возможность заявить о себе, а последние чувствуют обиду, считают себя несправедливо обойденными и жаждут мести. Желание это, как правило, трансформируется в угрозы, и дальше них дело не идет.

– А что же в этот раз заставило вас испугаться?

– Не то чтобы мы испугались… хотя, в сущности, ощущение не из приятных! Вы правы, кое-что изменилось: этот человек, или люди, знает имена конкурсантов!

– Вот как… Но пишет не им лично, а на адрес программы?

– Письма доставляются курьерами, и на них нет обратного адреса и почтового штампа.

– Выходит, это тот, кто имел доступ к отборочному туру, а также вхож в здание телецентра?

– Мы тоже так считаем. Одно дело – когда шоу уже вышло: вся страна в курсе того, кто принимает в нем участие. Совсем другое – предварительный этап: кто вообще может знать, какие именно претенденты прошли отбор?! Вот, послушайте, – Наталья открыла один из конвертов, развернула сложенный вдвое листок бумаги и прочла вслух: – «Вы – сборище шарлатанов и вымогателей, дурящих легковерную публику! Существует лишь один Истинный, а если вы продолжите притворяться магами и волшебниками, пойдете на корм червям. Откажитесь от участия прямо сейчас, и останетесь живы…» Ну и все в таком роде.

– Интересный способ отправки, – заметила Лера, повертев в руках конверты. – Сейчас больше принято писать, пользуясь электронными средствами… С другой стороны, если заняться этим вплотную, то специалисты в состоянии вычислить отправителя по IP-адресу или другими способами.

– Точно! – поддакнула Наталья. – А доставка курьером – другое дело, ведь он забирает послания на почте, а потом они складируются в специальном помещении, где наши сотрудники выборочно их читают.

– То есть, во-первых, послания с угрозами могли подложить либо на этапе доставки, либо уже после, а во-вторых, к ним имела доступ куча народу?

Наталья кивнула.

– Ну, есть отпечатки пальцев, – продолжила Лера, – но к этим конвертам, судя по всему, кто только не прикасался! Кроме того, если ваш «писатель» не желал быть вычисленным, то он, скорее всего, воспользовался перчатками.

– Ты проще скажи, можешь что-нибудь сделать или нет? – нетерпеливо спросила Эльвира.

– Если проще, то нет, – пожала плечами Лера, возвращая продюсеру письма.

– Почему? – опешила сестра. – Разве ты, как представитель СК, не обязана пресечь это безобразие?!

– По сути, здесь ничего нет.

– А письма?!

– Они не имеют конкретного адресата, поэтому сейчас можно квалифицировать подобные действия как хулиганство – и только.

– Но этот человек, он же открыто угрожает…

– Кому?

– Ну всем… в смысле, всем участникам.

– В том-то и дело, что всем! Если бы неизвестный обращался к кому-то лично…

– Но Наталья же сказала, что он упоминает имена!

– Упоминает, но не адресуется к ним – это разные вещи! Есть ли в этих письмах угрозы в отношении конкретных «экстрасенсов»?

Наталья покачала головой.

– Продюсерам, режиссеру, членам съемочной группы?

– Нет.

– Вот о чем я и говорю! – подытожила Лера. – С таким же успехом кто угодно может написать на строительном заборе что-то вроде: «Я вас всех порешу!» Кого – всех? Кто – я? Единственное, что я могу попробовать сделать, – выяснить, что случилось с вашими выбывшими из гонки конкурсантами, с этой, гм… Блаженной…

– Блаженной Марианной и Камилем Шариповым, – подсказала продюсер.

– Точно.

– Было бы просто здорово! Сама не понимаю почему, но мне как-то неспокойно…

– Не переживайте, я их разыщу и поспрашиваю, что случилось. Если их кто-то запугивал лично, можно будет открывать дело.

* * *

– Значит, Аллочка, ты считаешь, что это убийство, а не несчастный случай?

Дед, он же генерал-майор юстиции Кириенко, отнюдь не выглядел довольным: выражение его лица было таким, словно он откусил здоровенный кусок лимона и пытался его прожевать.

– Да, я так считаю, Андрон Петрович, – кивнула Алла.

– Что привело тебя к такому выводу, могу я поинтересоваться? Все выглядит так, словно Гагин умер от удушья, ведь он был астматиком, а ингалятор оказался пуст…

– Хронические больные обычно аккуратны, – мягко перебила шефа Алла. – За время болезни они привыкают к своему недугу и тщательно следят за тем, чтобы в доме всегда имелся запас лекарств.

– Ну, всякое бывает! – развел руками генерал-майор. – И на старуху, как говорится…

– Кстати о старухах, – снова прервала его Алла. – Я поболтала с домработницей Гагина, и та уверена, что он не мог так опростоволоситься. Она уверила меня, что Дмитрий Сергеевич всегда держал дома запас ингаляторов и, если бы лекарство закончилось в одном из них, у него непременно нашелся бы как минимум еще один.

– А если он не успел до него добежать? – предположил Кириенко. – Приступ мог застигнуть Гагина врасплох…

– Во-первых, если верить все той же домработнице, у него в каждой комнате было по ингалятору, даже на кухне и в ванной. Но не это главное.

– Что же тогда?

– Я не поленилась и посетила квартиру потерпевшего.

– Вот это молодец, вот это я понимаю!

– В портмоне Гагина я нашла чек из аптеки, и там стоит дата: он купил два ингалятора за пару дней до смерти. Препарат рассчитан на двести доз – ну сколько бы раз он его ни использовал, все равно не сумел бы израсходовать целиком два новеньких ингалятора!

– Интересно…

– Я обнаружила, что все имеющиеся в квартире ингаляторы пусты, можете себе представить?

– То есть ты полагаешь, что какой-то злоумышленник намеренно уничтожил все запасы лекарства с целью, чтобы во время очередного приступа Гагин остался без помощи?

199 ₽
Возрастное ограничение:
16+
Дата выхода на Литрес:
22 января 2024
Дата написания:
2024
Объем:
320 стр. 1 иллюстрация
ISBN:
978-5-04-197734-4
Правообладатель:
Эксмо
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают