Читать книгу: «Путешествие Незнайки в Каменный город»

Шрифт:

Носов И. П. – обладатель товарного знака Незнайка®

© Носов. Текст, художественные образы, иллюстрации, 2022

© Оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2022

* * *



Глава первая
Как Незнайка сам себя назначил капитаном

В Цветочном городе увлекались искусством, изучали науки, любили ходить в театр и на выставки, играть в футбол, ухаживать за цветами… Но больше всего малышам и малышкам нравилось путешествовать.

Особенно популярными путешествия стали после полёта на воздушном шаре в Зелёный город, поездки Незнайки, Кнопочки и Пёстренького в Солнечный и космической экспедиции на Луну.

Астроном Стекляшкин и Знайка составили даже список путешествий на много лет вперёд. И первым оказалось плавание на нескольких плотах вниз по Огурцовой реке. Навстречу приключениям и опасностям!

Незнайка сразу предложил избрать его капитаном, как он сказал, «всей плотской флотилии».

– У нас не «плотская» флотилия, а флотилия плотов будет, – поправил его Цветик, который очень ревностно относился к чистоте коротышечьего языка.

– А ты, Цветик, не придирайся к словам. Я ничего такого плохого не говорил.

Цветик понял, что не стоит поучать Незнайку, иначе тот и его самого назовёт каким-нибудь неблагозвучным словом.

Незнайка тем временем устроил опрос других коротышек, оказавшихся рядом:

– Скажи, Сиропчик, вот ты хочешь стать капитаном нашей экспедиции?

– Что ты, что ты! – отмахнулся Сиропчик. – Я плаваю плохо, я боюсь.

– Значит, ты не против, если общество изберёт меня капитаном?

– Конечно, не против… Только кто это – «общество»?

– Ну, ты, я и ещё кто-нибудь!..



Не дав Сиропчику опомниться, Незнайка ухватил за рукав бежавшего мимо Торопыжку.

– Слушай, Торопыжка, тут общество хочет знать, куда ты так торопишься?

– Ха! Общество?! А какое общество?

– Наше общество. Сиропчик и я.

– Вашему обществу честно скажу… Я просто так торопился, на всякий случай…

– Ну, раз просто так и мы тебя не задерживаем, тогда ответь: общество не против, чтоб меня назначили капитаном флотилии?

Торопыжка запутался, кто в каком обществе и нужно ли быть «за» или «против». Поэтому, чтобы не показаться бестолковым, он быстренько согласился:

– Я, Незнайка, всегда за тебя!..

– Вот и славно! Значит, все за меня.

Скоро Незнайка насчитал уже семь голосов в свою пользу. Восьмым и девятым на очереди оказались охотник Пулька и его собака Булька. Булька тоже не возражал, повиляв хвостом. А вот Пулька на вопрос «Не против ли ты?» неожиданно проворчал:

– Очень даже я против. Какой из тебя капитан? Ты и матрос-то никудышный!

– Откуда ты знаешь? – растерялся Незнайка.

– Я помню, как ты с Гунькой открыл в тумане остров Незнайки, который на самом деле оказался ближайшей отмелью за поворотом реки.

Новоиспечённый капитан покраснел, как варёный рак. Но тут же встрепенулся:

– Видишь ли, Пулечка, это совершенно разные вещи. То неудачное плавание мы предприняли с Гунькой на маленькой лодке. А сейчас мы все хотим назначить меня капитаном крупной научной экспедиции.

Пулька собрался было поспорить с Незнайкой, но рядом появился Знайка. Он увидел серьёзные лица малышей и спросил:

– Что это вы тут замышляете?

– Мы? Так… ничего, – отозвался Сиропчик, сразу усомнившись в выборе капитана.

– Просто о плавании по Огурцовой реке беседуем, – виновато добавил Торопыжка и посмотрел искоса на Незнайку.

И Пулька собрался высказаться, но Незнайка поспешил его опередить.

– Лучшие представители нашего города, – указал он на смущённых Сиропчика, Торопыжку, Цветика, Пульку, – решили выбрать меня капитаном!

Знайка ожидал чего угодно, но только не этого. Он не мог скрыть удивления, однако возражать не стал. А про себя решил: «Ладно, сами передумаете, когда Незнайка дров наломает. Тоже мне капитана нашли!»




Глава вторая
Из чего строить плот?

Разумеется, для успешного плавания самое главное – надёжное судно, которое выдержит шторм и не разобьётся о какую-либо скалу.

Все серьёзно задумались: из чего строить плот?

Пулька, который большую часть времени проводил в лесу, предложил строить из веточек молодых осин и берёз.

– Нет! Я знаю материал получше! – возразил ему Винтик.

– Какой же? – спросил Шпунтик.

– Расскажу сейчас… Вовсе не надо в лес ходить. Ведь наши корабли прямо из воды растут!

– Ну, это ты врёшь! – закричал Незнайка. – Там, на реке, никакие корабли не растут. Я только что с берега пришёл.

– Ошибаешься, – спокойно ответил Винтик. – Почти везде вдоль берега из воды растёт камыш. Из него вот и надо строить. Это очень удобно. Камыш-то лёгкий и плавает поэтому хорошо. Да и работать с ним просто. Он пилится гораздо лучше дерева, и таскать его к реке не надо: сам из воды торчит.

– Точно! – восхищённо согласился Шпунтик. – Завтра же начнём заготавливать камыш и будем из него плоты связывать.

Утром действительно закипела работа. Винтик и Шпунтик на своей красной лодочке лавировали среди камыша, выбирали крупные растения и пилили их у самой воды. Потом привязывали верёвкой и буксировали к берегу. Там на отмели в высоких охотничьих сапогах расхаживал Пулька и отпиливал пушистые верхушки. Оставались длинные, ровные стебли.

Потом за дело брались малышки: Кнопочка, Пуговка и Булавочка. Они связывали вьюнком стебли камыша один с другим, и скоро на Огурцовой реке уже покачивался первый плот.

Незнайка, который загорал в сторонке, тут же поднялся, оделся, подошёл к малышкам и сказал:

– Вот мы и построили мой флагманский плот!

– Какой? – переспросила Булавочка.

– Флагманский, то есть капитанский. С него я буду управлять всей плотилией… Но что-то я с вами заболтался, – пробубнил себе под нос Незнайка и отошёл в сторонку.

И малышки снова принялись связывать плоты.

– А ты сам куда? – спросил капитана Пулька, стоявший по колено в воде.

– Я? Пойду карты водные изучать. Навигацией, значит, заниматься. Это тебе, Пулька, не камыш пилить. Но вы тут без меня не расслабляйтесь. К вечеру надо второй плот собрать. Я вам сейчас подмогу пришлю…

Незнайка пришёл домой, отыскал Авоську с Небоськой и сказал:

– Я должен сейчас с картами разобраться, а без меня на берегу работа почти остановилась. Быстренько к реке бегите и помогите вместо меня малышкам второй плот связать!

Потом Незнайка вошёл к себе в комнату и взглянул на большую карту, которая была прибита гвоздиками к стенке.

«Чего там по карте изучать? На месте разберёмся», – решил он, повесил шляпу на гвоздь, закрыв полкарты, и лёг отдохнуть.

Через неделю на Огурцовой реке было уже шесть плотов. Первый – Незнайкин флагман.

Незнайка сказал, что его судно должно быть заметнее других:

– Надо красить все брёвнышки в разные цвета. И парус сделать разноцветным!

– Так у тебя не плот будет, а какой-то кит-полосатик! – хихикнул Авоська.




– Сам ты – полосатик! – отрезал Незнайка. – И вообще – не спорь с капитаном.

Второй плот – «плавучая академия искусств» – был представлен Цветиком, Гуслей, Тюбиком и приглашённым из Солнечного города фотографом Объективчиком.

Поэт, музыкант и художник надеялись почерпнуть много вдохновения, чтобы создать поэму, сочинить симфонию и нарисовать величественные пейзажи. А Объективчик расхаживал с фотоаппаратом посреди стройки, фотографировал всех и приговаривал:

– Пожалуйста, не смотрите в объектив, не обращайте на меня внимания. Я предпочитаю настоящий репортаж! Всё должно быть правдоподобно, как в жизни!

Над мачтой плавучего госпиталя развевался флажок с красным крестом. Такие же крестики были на шапочках всей команды. На белом колпаке самого Пилюлькина, Торопыжки, которого за его непоседливость и спешку стали звать «скорой помощью», и на шляпках гостей из Зелёного города – Медуницы и её ученицы Пчёлки. Обе малышки присоединились к экспедиции лишь накануне, так как задержались на съезде лекарей в Змеевке. Приезд Медуницы и Пчёлки очень порадовал всех малышей и малышек, потому что скучный госпиталь начал преображаться в санаторий. Хотя Пилюлькин сделал значительные запасы касторки, постепенно касторочный запах уступил место запаху более приятному – медовому. Ведь Медуница, если помните, все болезни лечила мёдом. А Пчёлка ещё расставила везде вазончики с живыми цветами и повесила забавные плакатики, где с разными шутками напоминалось, как лучше чистить зубы, почему необходимо мыть руки с цветочным мылом и что ни в коем случае нельзя пить некипяченую воду из Огурцовой реки.



Походная кухня, над которой поднимался дымок и распространялся вкусный запах еды, была в руках Пончика, Сиропчика и малышек по имени Карамелька и Пышечка. Они покрасили надстройку, где помещалась кухня (по-морскому – камбуз) бежевой краской, а на стенах и крыше Пышечка нарисовала разные чашечки, тарелочки, ложечки, бублики, конфеты и фрукты. Вдобавок над мачтой подняли флажок с известным афоризмом Пончика: «Режим питания нарушать нельзя!»

Плот Знайки и Стекляшкина, наоборот, стал воплощением строгости и учёности. Он был выкрашен тёмной краской, а парус был просто белым. На мачте развевался флажок с надписью «Знание – сила».

Когда Кнопочка спросила, почему Знайка не хочет украсить своё судно поярче, то он объяснил:

– Наш корабль – научная лаборатория. Здесь ничего не должно отвлекать от размышлений. К тому же, чтобы наблюдать за насекомыми, рыбами, птицами и разными зверями, надо быть незаметным. Тогда никто из животных не будет пугаться и можно будет подойти к ним совсем близко.

Караван замыкала плавучая мастерская Винтика и Шпунтика. Из сарайчика, который находился за каютами на корме, уже слышался звон и скрежет, стук молотка и жужжание сверла.

– Чего это вы там мастерите? – кричал им Пончик.

– Летательный аппарат, – гордо отвечал Шпунтик. – Сиропоплан. Он нам поможет в исследованиях!

– А ещё его можно использовать, чтобы во время плавания горячий обед доставлять из кухни на другие плоты, – обрадовались Карамелька и Пышечка.

– Вот это верно! – подтвердил Пончик, восторженно глядя на соседний плот Винтика и Шпунтика, который был похож скорее на космический корабль, случайно приводнившийся на Огурцовой реке. Везде на палубе были закреплены какие-то приспособления: подъёмный кран, лебёдка, очаг, кузнечные меха, токарный станок и множество других устройств, назначение которых знали только сами мастера…

Коротышки посмеивались, говоря:

– Это не корабль, а какой-то механический ёжик – без головы и без ножек.

И правда, плот очень смахивал на ощетинившегося ежа, особенно когда Винтик установил ещё в разных местах несколько длинных антенн, спутниковых тарелок и солнечные батареи.

Даже серьёзный Стекляшкин не выдержал и пошутил:

– Слетать в космос собрались?

– Нет, – ответил Шпунтик. – Просто всё это для хорошей радиосвязи с Цветочным городом и на случай встречи с инопланетными коротышкоидами.

Стекляшкин только крякнул от удивления.

Словом, флотилия была готова! Научные приборы собраны, ремонтные инструменты исправны, провизия загружена.

– Теперь мы можем отправляться в путешествие, – объявил Незнайка. – Назначаю отплытие на завтра, с восходом солнца!



Глава третья
Отплытие задерживается

На утро ещё затемно на берегу собралось множество жителей Цветочного города. Все хотели посмотреть, как отчалит от берега флотилия.

Ждали приказа Незнайки с флагмана. Но флагман почему-то молчал.

Уже солнце показалось над зарослями огурцов, а капитан всё не появлялся.

– Видно, с картами ещё не разобрался, – предположил Гунька, обращаясь к экипажу – Кнопочке и её подруге Лапочке.

В этот момент луч солнца заглянул в Незнайкино окно и наконец его разбудил. Незнайка открыл глаза, потянулся, сладко зевнул и произнёс:

– Трудно быть капитаном. Даже поспать некогда!

Незнайка оделся, нацепил шляпу, снял со стены карту и свернул её трубочкой: «На что-нибудь сгодится. Можно, к примеру, как в подзорную трубу смотреть».

Он вприпрыжку побежал к берегу и был сильно удивлён таким скоплением малышей и малышек. Он совсем забыл, что сам назначил отплытие на рассвете.

– Слушай, Авоська, – обратился Незнайка к приятелю, – а чего все на берегу в такую рань толпятся?

– Как – чего?! Тебя ждём! Ты же объявил, что отплываем на рассвете!

– Ну?! А я и забыл… Вернее, заработался, знаешь, ночью. Всё карту изучал, – оправдался Незнайка и, изобразив на лице ужасную усталость от бессонной ночи, закричал: – Братцы, наша экспедиция начинается! По местам стоять! Поднять якоря! Отдать швартовы!

Авоська, Небоська, Молчун и Ворчун стали отвязывать стебельки плюща, которыми были привязаны плоты к большущим огурцам, лежащим наполовину в воде. Но в этот миг из зарослей выскочил Пачкуля Пёстренький и закричал:



– Незнайка, Кнопочка, Лапочка! А как же я? Я тоже хочу с вами путешествовать!

– Где же ты был всю эту неделю? – спросила его Кнопочка.

– Я в Зелёный город уезжал. Помогал малышкам делать цветочные клумбы!

– Незнайка, – сказала Кнопочка, – думаю, мы обязаны взять с собой Пёстренького. Вспомни, как здорово мы путешествовали втроём в Солнечный город.

– Хорошо! Я не против… Давай, Пёстренький, прыгай к нам!

– Стой! – вдруг завопил Пилюлькин. – Нам не нужен такой грязнулька. Сейчас же умойся!

– Ладно, ладно, Пилюлькин! – проговорил Пёстренький, уже вскочив на флагманский плот. – Сейчас умоюсь… И даже руки с мылом вымою.

Пёстренький, которого в тот миг и правда можно было назвать только Пачкулей, встал на четвереньки на краю плота и начал умываться. Но как только он наклонился, у него из всех карманов курточки посыпались семена разных цветов и растений.

– Ты, Пёстренький, как настоящий садовник! – сказала Лапочка.

– Нет. Я только помогал настоящей садовнице – малышке Леечке. Она самый известный специалист по цветам во всём Зелёном городе. Мы вместе сажали эти семена, вот у меня и осталось их много в карманах…

Пёстренький собрал семена и снова распихал по карманам куртки и брюк.

Тем временем Пчёлка нашла Пачкуле цветочное мыло, и он хорошенько отмылся.

– Теперь я спокоен! – сказал Пилюлькин. – В длительных плаваниях надо особенно следить за чистотой!

Малыши и малышки на берегу замахали руками и закричали:

– Счастливого пути! Возвращайтесь поскорее! Мы будем скучать!

– Вот откроем новые земли и вернёмся, – ответил за всех Незнайка, входя в роль начальника экспедиции.




Глава четвёртая
Репортаж о плотокрушении

Флотилия у коротышек получилась изумительная. Шесть плотов растянулись цепочкой по зеркалу воды. С отражениями их становилось двенадцать.

Так как все дали волю своей фантазии, то плоты получились непохожими друг на друга. Над их разноцветными парусами летали бабочки и стрекозы, иногда садясь отдохнуть на краешек плота.

Знайка тут же принялся за работу. Он делал беглые зарисовки стрекоз, приговаривая:

– Никогда так близко не видел стрекозу. А ведь она столь удивительно создана природой, что, если внимательно присмотреться, можно и стрекозолёт сконструировать запросто!

А кругом была красота неописуемая. Но Цветик всё же пытался описать первые впечатления в своём дневнике:

«Вокруг нас раскинулись луга. Стройные травинки ещё подёрнуты росой, которая преломляет солнечный свет и сверкает, как бриллиантики. Над водой стелется лёгкий туман и придаёт всему какую-то сказочность. Кажется, будто алмазная роса висит прямо в тумане… А запах! Запах, который исходит от разных трав и цветов. Я просто не могу описать! Это благоухание, которого я раньше никогда не чувствовал даже на родной улице Колокольчиков».

В обед, чтоб не сбавлять темпа и не останавливаться, среди бабочек и стрекоз стал летать ещё и сиропоплан. На нём Карамелька в специальном термосе развозила по экипажам горячий обед и холодное мороженое.

Тем временем флотилию уносило от Цветочного города всё дальше и дальше вниз по реке. Пейзаж начал меняться. По берегам не было уже такой буйной растительности. Лишь у самой воды трáвы, кустарники и молоденькие ивы были зелёными и сочными, а дальше по обе стороны раскинулась степь. Там трава была достаточно сухой, желтовато-бурого цвета.



– Мне даже кажется, что мы доплывём до пустыни, – сказал Знайка.

Но вскоре Огурцовая река стала петлять меж невысоких холмов. Один берег – низкий, с заливными лугами, а другой – крутой и высокий. В некоторых местах река становилась ýже, глубже и быстрее.

Незнайка расхаживал по палубе и приговаривал:

– Так-то лучше. А то плетёмся, как на телеге.

Но Пёстренький не разделял восторга капитана:

– Чего же хорошего? Смотри, как быстро нас несёт. Вдруг за очередным поворотом из воды скала торчит? Бух! – и вдребезги!

– Не бойся! Я опытный капитан. Как только увидим впереди скалу, сразу начнём грести вёслами и в сторону уйдём!

Надо заметить, что каждый плот был оборудован не только парусом, но ещё и двумя большими вёслами, рулём и даже моторчиком на газировке, который мог крутить винт из скорлупы лесного ореха.

Команда успокоилась, поверив в своего капитана. Никто и не предполагал, что впереди их ждёт совсем другая опасность, куда более коварная, чем просто торчащий из воды камень…

Как только флагман скрылся за поворотом и остальные команды потеряли его из виду, оттуда донеслись тревожные крики Незнайки, Пёстренького, Гуньки, Лапочки и Кнопочки.

– Что с ними? – забеспокоился Цветик.

– Верно, беда! – отозвался Гусля.

– Сейчас мы к ним подплывём и поможем, – добавил Тюбик, бросая палитру и кисточку.

Только Объективчик, наоборот, нырнул в каюту и, выскочив оттуда с двумя фотоаппаратами, закричал:

– Ничего не предпринимайте! Сначала я должен сделать репортаж о плотокрушении!

Но не успел он этого произнести, как всем открылась страшная картина.

Незнайкин плот, задрав корму и беспомощно крутя винтом в воздухе, бешено вертелся вокруг собственного носа, как волчок. А весь экипаж, уцепившись кто за что мог, болтался на мачте, вёслах и поручнях.

– Водоворот! – кричал Незнайка.

– Нас засасывает под воду, – визжала Кнопочка.

– Я плохо плаваю! – расплакалась Лапочка. – А-а-а!..

– Не бойтесь! – закричал Объективчик, забыв о своём деле. Он бросил на палубу свои фотоаппараты и стал разматывать канат, чтобы кинуть его терпящим бедствие.

– Правильно! Привязывай канатом, а мы сейчас обойдём справа и вытянем их плот вниз по течению.

К месту крушения уже подплывали и другие.

Знайка со Стекляшкиным и Винтик со Шпунтиком, замыкавшие экспедицию, оценили правильное решение «академиков». И вся флотилия, соединённая канатами, как на буксире, вырвала флагман из объятий водоворота.

Потрёпанный и потерявший с палубы все незакреплённые вещи, плот Незнайки опять ровно поплыл по реке. Но уже последним на этот раз.

– Теперь я понимаю, почему скалолазы взбираются на гору в связке, на канате. Если один сорвётся вниз, то другие его спасут, – сказал Незнайка Гуньке.

– Верно, верно! – подтвердила перепуганная Лапочка. – Я думаю, нам теперь и плавать лучше в связке, чтоб никто не затонул.

Близилась ночь, и караван пристал к берегу. Скоро утомлённые малыши и малышки уже спали.

Некоторые во сне ворочались и вздрагивали, переживая ещё раз дневные приключения. А Лапочка даже всхлипывала во сне: «Я плохо плаваю!..»

Но вот и она успокоилась и тоже крепко заснула. Стоило хорошенько отдохнуть. Впереди были новые приключения.



Бесплатный фрагмент закончился.

253 ₽
Возрастное ограничение:
0+
Дата выхода на Литрес:
27 ноября 2019
Дата написания:
2005
Объем:
64 стр. 108 иллюстраций
ISBN:
978-5-389-17669-0
Правообладатель:
Азбука-Аттикус
Формат скачивания:
epub, fb2, fb3, ios.epub, mobi, pdf, txt, zip

С этой книгой читают